Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 03 марта 2024
Главная Весть 1888 года Радостные_Вести_Ваггонер_точный_полный_перевод Глава 2-я. Жизнь верой во Христа, истина Евангелия.
Глава 2-я. Жизнь верой во Христа, истина Евангелия. PDF Печать E-mail

Без сомнения, многие читают эту небольшую книгу не просто из любопытства, чтобы узнать о мнении еще одного человека в отношении Послания к Галатам, но в поисках помощи в понимании этой весьма обсуждаемой порции Священного Писания. К каждой из таких душ я хотел бы обратиться лично, перед тем, как мы продолжим наше изучение. Каждый отрывок Писания связан со всеми остальными текстами; и как только мы полностью прояснили какой-то вопрос, усвоив его хорошенько, он становится частью нас и помогает нам в дальнейшем получении знаний, точно, как каждый кусочек пищи, принятый нами, помогает нам в наших ежедневных трудах для хлеба насущного. Поэтому, если мы будем правильно изучать Послание к Галатам, перед нами откроется широкая дверь к пониманию всей Библии.

Путь познания истины очень прост, настолько прост, что многие им пренебрегают. Этого, однако не следует делать, ибо, несмотря на многочисленные возражения, существует…

 

Царский путь познания, доступный для всех.

Вот как звучат наставления, данные нам царем, который наилучшим образом доказал правильность этого пути:

«Сын мой! Если ты примешь слова мои и сохранишь при себе заповеди мои, так что ухо твое сделаешь внимательным к мудрости и наклонишь сердце твое к размышлению; если будешь призывать знание и взывать к разуму; если будешь искать его, как серебра, и отыскивать его, как сокровище, то уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге. Ибо Господь дает мудрость; из уст Его исходят знание и разум» (Притчи 2:1-6).

Бог явился Соломону во сне и пообещал дать ему мудрость, однако эта мудрость пришла к нему не в праздных мечтаниях. С Соломоном не случилось так, что он отправился вечером спать, а утром проснулся самым мудрым человеком из всех когда-либо живших на земле. Он стремился к познаниям так сильно, что и в самом деле видел об этом сны по ночам, однако днем он проявлял немало стараний для успеха в этой сфере. Приведенный текст из Писания сообщает нам о его опыте. Мудрость и всевозможные знания содержатся в Слове Божьем; и если вы желаете понять Слово Божье, вы должны изучать его. Ни один человек на земле не сможет передать вам свои познания. Вам могут помочь, передавая свой опыт, так что для приобретения необходимой мудрости вам потребуется не так много времени, как другим; вас могут направить, подсказать вам, как вам действовать и где искать; но всякое истинное знание каждый человек должен приобрести сам для себя. Когда вы сами тысячу раз прошли по одному и тому же пути, вы знаете каждый его поворот, сколько бы этих поворотов там ни было, и вы можете видеть весь путь целиком в вашем уме. Так и при многократном размышлении над каким-то текстом из Писания вы в конце концов сможете увидеть весь данный отрывок целиком, а также каждое отдельное его предложение с одного только взгляда. И тогда, имея такую способность к созерцанию данного текста, вы сможете увидеть в этом отрывке то, что ни один человек на земле вам не сможет показать.

Бесполезно пытаться понять отдельное предложение, которое отличается своей сложностью, не учитывая его связь с остальным текстом. Если бы я показал вам письмо, и, указывая на предложение в конце листа, спросил у вас о том, что имеет ввиду его автор, вы бы сразу сказали: «А о чем говорится в этом письме вообще? Что автор пишет перед этим?» И если бы я не пожелал открывать вам тему этого послания, если бы не позволил вам прочесть его с самого начала, вы бы сказали: «Тогда я ничем не могу помочь». Но если бы я, вместе с просьбой помочь мне понять это сложное предложение, вручил бы все это письмо вам в руки, то вы бы сначала внимательно прочли это письмо с самого начала, стараясь понять все, что вы читаете, а затем, учитывая все, что предшествовало этому сложному предложению, имея всю предыдущую информацию в своем уме, постарались бы понять и само предложение. С таким же разумным подходом нам следует исследовать и Библию.

Поэтому каждому из вас я говорю: Изучайте сам библейский текст слово за словом. Проходите его таким образом снова и снова; и каждый раз, когда вы начинаете изучение новой порции, возвращайтесь в самое начало и пересматривайте все, что вы уже прошли. Это и есть «царский метод», который приносит царские результаты.

 

Первая глава Послания к Галатам дает нам краткое и довольно емкое представление о Евангелии, о состоянии галатийских братьев, и о личном опыте Павла. Вторая глава повествует о той встрече, которая произошла в Иерусалиме спустя семнадцать лет после обращения Павла. Она также сообщает нам о самой сути противостояния, и об отношении Павла к этой борьбе. Единственной задачей апостола было сохранение «истины евангельской» среди братьев. Имея в памяти содержание первой главы, мы продолжим изучать вторую, помня о том, что она является всего лишь продолжением первой.

 

«Потом, через четырнадцать лет, опять ходил я в Иерусалим с Варнавою, взяв с собою и Тита. Ходил же по откровению, и предложил там, и особо знаменитейшим, благовествование, проповедуемое мною язычникам, не напрасно ли я подвизаюсь или подвизался. Но они и Тита, бывшего со мною, хотя и Еллина, не принуждали обрезаться, а вкравшимся лжебратиям, скрытно приходившим подсмотреть за нашею свободою, которую мы имеем во Христе Иисусе, чтобы поработить нас, мы ни на час не уступили и не покорились, дабы истина благовествования сохранилась у вас. И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице человека. И знаменитые не возложили на меня ничего более. Напротив того, увидев, что мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных - ибо Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников, - и, узнав о благодати, данной мне, Иаков и Кифа и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам [идти] к язычникам, а им к обрезанным, только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнять в точности. Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием. Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски? Мы по природе Иудеи, а не из язычников грешники; однако же, узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть. Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, то неужели Христос есть служитель греха? Никак. Ибо если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником. Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. Не отвергаю благодати Божией; а если законом оправдание, то Христос напрасно умер».

 

Второй визит Павла в Иерусалим.

«Через четырнадцать лет», если следовать написанному, означает через четырнадцать лет после своего первого визита, о котором сказано в 1-й главе (18-й стих), и который, следовательно, состоялся спустя три года после его обращения. Этот второй визит Павла в Иерусалим случился приблизительно в 51-м году после рождества Христова, что совпадает с датой Иерусалимского собора, описанного в 15-й главе книги Деяний. К этому собору, к причинам созыва этого собора, и к результатам этого собора имеет прямое отношение вторая глава Послания к Галатам. Поэтому при чтении этой главы необходимо понимать и помнить написанное в 15-й главе книги Деяний.

 

Новое Евангелие

В первой главе Послания к Галатам (стихи 6-й и 7-й) мы узнаем, что кто-то смущал этих братьев, искажая Евангелие Христово, возвещая ложное евангелие, и выдавая его за истинное благовестие. В 15-й главе книги Деяний (1-й стих) мы читаем о том, что «некоторые, пришедшие из Иудеи, учили братьев: если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись». Это и было, как мы видим, «иным евангелием» (которое, впрочем, было не иное, ибо существует только одно евангелие), а только выдавалось за истинное евангелие, и навязывалось братьям в качестве истинного благовестия. Люди, принесшие это учение, называли себя проповедниками евангелия. Это ясно показывает тот факт, что они говорили людям о том, что тем нужно делать, чтобы спастись. Павел и Варнава нисколько не принимали этого нового учения, а наоборот, противостояли ему, чтобы, как Павел сообщает галатам, «истина благовествования сохранилась у вас» (Гал.2:5). Апостол имел «разногласие и немалое состязание» с ними (Деяния 15:2). Это противостояние было немалым, но оно представляло собой борьбу между истинным евангелием и его подделкой. Этот вопрос имел жизненно важное значение для новообращенных, и имеет не меньшее значение для нас сегодня, поскольку напрямую относится к нашему спасению.

 

Отвержение Христа.

Одного взгляда на опыт церкви в Антиохии после того, как в нее привнесли это новое «евангелие», достаточно, чтобы увидеть: они самым натуральным образом отвергли спасающую силу Христа. Евангелие было открыто им братьями, которые были рассеяны в результате преследования, наступившего со смертью Стефана. Эти братья пришли в Антиохию, «благовествуя Господа Иисуса. И была рука Господня с ними, и великое число, уверовав, обратилось к Господу» (Деяния 11:19-21). Затем апостолы послали Варнаву им в помощь, и он, «прибыв и увидев благодать Божию, возрадовался и убеждал всех держаться Господа искренним сердцем; ибо он был муж добрый и исполненный Духа Святого и веры. И приложилось довольно народа к Господу» (стихи 22-24). Затем Варнава нашел Павла, и вместе они трудились в церкви в Антиохи более года (стихи 25-26). В этой церкви были и пророки, и учителя, и когда они служили Господу и постились, Дух Святой обратился к ним, повелев им отделить Варнаву и Савла на дело, к которому Он их призвал (Деяния 13:1-3). Мы видим, что эта церковь имела глубокий опыт с Богом. Они знали Господа и были знакомы с влиянием Святого Духа, который засвидетельствовал им о том, что они являются детьми Божьими. И теперь, после всего этого уникального опыта, другие люди пришли и начали говорить им: «если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись». Это было равнозначно высказыванию: «Вся ваша вера во Христа, все свидетельства Духа – все это ничто без знака обрезания». Знак обрезания, не дающий веры, был превознесен над верой во Христа, которая не нуждается ни в каких внешних знаках. Такое новое «евангелие» было самой прямой атакой на Евангелие, и самым явным отвержением Христа.

 

«Лжебратья».

Неудивительно, что Павел назвал проповедовавших это учение «лжебратьями», которые, согласно выражению в датском переводе, «прокрались» (Галатам 2:4). О них он писал галатам в первой главе: «люди, смущающие вас и желающие исказить благовествование Христово» (К Галатам 1:7). Апостолы и старейшины в своем письме к церквям выразились об этих людях так: «некоторые, вышедшие от нас, смутили вас [своими] речами и поколебали ваши души…» (Деяния 15:24). Далее они добавили: «чего мы им не поручали» (24-й стих). Это значит, что данные учителя были «лжебратьями», которые не признавались апостолами в качестве учителей, и которые «говорят превратно, дабы увлечь учеников за собою». С того времени таких людей было много. Их влияние было настолько пагубным, что апостол сказал: «Да будут они прокляты». Они настойчиво подрывали основы Евангелия Христова, и таким образом губили души братьев.

 

«Знак обрезания».

Эти лжебратья говорили: «Если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись», что буквально означало: «Вы не имеете силы ко спасению». Они сделали спасение исключительно человеческим делом, успех которого зависит только от прикладывания человеческих усилий. Они не имели представления о том, что такое настоящее обрезание. «Ибо не тот Иудей, кто [таков] по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но [тот] Иудей, кто внутренно [таков], и [то] обрезание, [которое] в сердце, по духу, [а] не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога» (К Римлянам 2:28,29). Было время, когда Авраам, который уже верил в Бога, послушался голоса Сары вместо голоса Божьего и пытался исполнить обещания Бога силой своей собственной плоти (смотри 16-ю главу книги Бытие). Результат был плачевным – родился раб вместо наследника. И тогда Бог снова явился ему, наставляя его ходить перед Богом в чистоте сердца, и повторяя Свой завет. И в напоминание о его неудаче, а также о том факте, что «плоть не приносит никакой пользы», Авраам принял «знак обрезания» - обрезание плоти. Это показывало, что, поскольку во плоти «не живет ничто доброе», то обещания Божьи могут исполниться только «совлечением греховного тела плоти» посредством Духа. «Потому что обрезание - мы, служащие Богу духом и хвалящиеся Христом Иисусом, и не надеющиеся на плоть вовсе» (К Филиппийцам 3:3). Поэтому, как только Авраам принял Духа через веру в Бога, он уже был обрезан подлинным обрезанием. «И знак обрезания он получил, [как] печать праведности через веру, которую [имел] в необрезании» (К Римлянам 4:11). То «обрезание, которое наружно, на плоти» никогда не было ничем большим, чем просто знаком истинного обрезания сердца. И когда внутреннее обрезание отсутствовало, то внешнее было всего лишь фикцией; но когда реальное обрезание сердца присутствовало, то без знака можно было и обойтись. Авраам «стал отцом всех верующих, включая и необрезанных». «Лжебратья», посетившие церковь в Антиохии, уводя галатийских братьев от апостолов, а также те, кто совращал их позже, искажая Евангелие Христово, подменяли реальность пустым знаком. Для них скорлупа ореха, не имеющего ядра, означала больше, чем ядро без скорлупы.

 

«Плоть не приносит никакой пользы»

Иисус сказал: «Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть Дух и жизнь» (От Иоанна 6:63). Жители Антиохии и Галатии доверились Христу в вопросе своего спасения; а затем появились те, кто склонял их довериться плоти. Им стали говорить отнюдь не о том, что им можно грешить. О, нет! Им сказали о том, что они должны соблюдать закон! И делать это они должны были сами. Они должны были сделать себя праведными в отрыве от Иисуса Христа. Ведь обрезание было знаком соблюдения закона. Истинное обрезание заключалось в том, что закон записывался в сердце Духом; но эти «лжебратья» советовали верующим довериться внешней форме обрезания как замене работы Духа. Таким образом, то, что было дано как знак праведности по вере, стало знаком «самоправедности». Лжебратья склоняли их обрезываться для того, чтобы иметь праведность и спасение. Но Петр сказал: «Но мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся», прямо как Павел написал: «сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (К Римлянам 10:10). «А все, что не по вере - грех» (К Римлянам 14:23). Поэтому все попытки людей соблюдать закон Божий своей собственной силой, независимо от того, насколько они искренни и ревностны, всегда будут иметь своим результатом несовершенство и грех. «Вся праведность наша - как запачканная одежда» (Исаия 64:6).

 

«Иго рабства».

Когда этот вопрос был поднят в Иерусалиме, Петр сказал тем, кто склонял людей искать оправдания в своих делах, а не в вере во Христа: «Что же вы ныне искушаете Бога, [желая] возложить на шеи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы?» (Деяния 15:10) Это иго было игом рабства, как показано в словах Павла о проникновении «вкравшихся лжебратьев», «приходивших подсмотреть за нашею свободою, которую мы имеем во Христе Иисусе, чтобы поработить нас» (К Галатам 2:4). Христос дает свободу от греха. Его жизнь – это «совершенный закон свободы». «Закон приносит познание греха» (Римлянам 3:20), а не свободу от греха. «Закон свят, и заповедь свята и праведна и добра» (К Римлянам 7:12) просто потому, что закон дает познание греха, осуждая этот грех. Это указатель, который указывает путь, но не ведет нас по нему. Он может сказать нам о том, что мы сбились с пути; но только Иисус Христос может вернуть нас на этот путь и вести по нему, ибо Он есть Путь. Грех – это рабство (Притчи 5:22). Только те, кто соблюдает заповеди Божьи, свободны (Псалтирь 118: 45), а заповеди можно соблюдать только верой во Христа (Римлянам 8:3,4). Поэтому любой, склоняющий людей полагаться в своем стремлении к праведности на закон, а не на Христа, просто одевает иго им на шею, обрекая их таким образом на рабство. Когда закон обвиняет человека, совершившего преступление, и отправляет его в тюрьму, то осужденный преступник уже не может освободиться от своих оков с помощью закона, который держит его там взаперти. Но закон в этом не виноват. Закон не может объявить виновного оправданным именно потому, что «закон свят». Так и эти галатийские братья были увлечены в рабство людьми, которые напрасно и глупо пытались возвышать закон Божий, отвергая Того, Кто дал этот закон, и пренебрегает Тем, в Ком Одном можно найти праведность.

 

Почему Павел пошел в Иерусалим.

Запись в книге Деяний свидетельствует о том, что в Антиохии было принято решение отправить Павла и Варнаву с некоторыми другими братьями в Иерусалим с этим вопросом. Но Павел объявляет о том, что он пошел туда «по откровению» (Галатам 2:2). Павел пошел не только по рекомендации братьев. Он был движим тем же Духом, что и они. Он отправился туда не для того, чтобы узнать об истине Евангелия, а для того, чтобы сохранить эту истину. Он пошел не проверить истинность Евангелия, а возвещать это Евангелие, которое он проповедовал среди язычников. И «знаменитые не возложили на него ничего более». Он нисколько не сомневался том, что проповедовал уже целых семнадцать лет. Он знал, в Кого уверовал. Евангелие он принял вовсе не от людей, и поэтому не нуждался в свидетельстве какого-либо человека в пользу истинности этого Евангелия. Подтверждение человеком того, что сказал Сам Бог – не более чем дерзость. Господь знал, что братья в Иерусалиме нуждались в его свидетельстве. Новообращенные тоже должны были увидеть: Тот, кого послал Бог, говорит слова Божьи, и поэтому все братья говорили одно и то же. Они также должны были убедиться в том, что они обратились от своих богов к Единому Богу, и что истина одна, а Евангелие едино для всех людей.

 

Евангелие, а не волшебство.

Данный опыт, о котором Павел поведал галатам, преподает великий урок: В этом мире нет ничего такого, что может наделить людей благодатью и праведностью. В этом мире не существует такого дела, которое принесло бы спасение какому-то человеку, сделавшему это дело. Евангелие – это сила Божья ко спасению, а не сила человеческая. Любое учение, которое ведет людей к доверию чему бы то ни было (будь то объект, или образ, или картина, или что-либо еще), или которое ведет людей к доверию своим собственным усилиям (даже если эти усилия направлены на самые возвышенные цели), - такое учение является искажением евангельской истины, или ложным евангелием.

В церкви Христовой не существует таких «таинств», которые посредством некоего магического действия передают какую-то особую благодать принимающим эти таинства. Существуют только такие обряды, которые человек, верующий в Господа Иисуса Христа, и таким образом получающий оправдание и спасение, может совершать как выражение своей веры. Единственное, что имеет какую-то силу для спасения в этом мире – это жизнь от Бога во Христе. «Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы - Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам, чтобы мы ходили в них» (К Ефесянам 2:8-10). Это и есть «истина евангельская», которую Павел отстаивал. Это и есть Евангелие для всех времен.

 

Галаты и Евангелие.

В этой главе апостол сообщает, что он противостал ложному учению, которое стало уводить в заблуждение галатийских братьев. Он поступил так для того, чтобы «истина благовествования» сохранилась у них. Сравните это с его предисловием в первой главе, и с его страстными увещеваниями относительно Евангелия, которые он преподавал им, и с его изумлением по поводу того, что они теперь оставляли это Евангелие, и вам станет ясно, что данное послание должно содержать ничто иное как само Евангелие в его самой сильной форме выражения. Многие неверно поняли это евангелие, и поэтому не получили от него никакой пользы, потому что они стали считать это Евангелие всего лишь дополнением к «делам закона», против которых Павел предупреждал братьев.

 

Никакой монополии на истину.

«И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице человека». Не существует такого человека, или собрания людей на земле, которые имели бы монополию на истину. Нет такого «краеугольного камня», так сказать, к которому должен обратиться любой желающий познать истину. Истина не зависит от людей. Истина исходит от Бога, ибо Христос, «будучи сиянием славы Его, и образом ипостаси Его» (Евреям 1:3), и есть Истина (Иоанна 14:6). Всякий познающий истину должен принять ее так же, как Павел принял евангелие - от Бога, а не от какого-либо человека. Бог может использовать и использует людей в качестве инструментов, или каналов, но только Он один является Подателем. Никакие имена и никакое количество людей не имеют никакого отношения к определению истины. Истина не становится более могущественной, и не принимается с большей готовностью, возвещаемая десятью тысячами князей, чем когда она отстаивается одним смиренным тружеником. И десять тысяч хранителей истины не обладают большей убедительной силой, чем один человек. Каждый человек на земле может обладать ровно таким количеством истины, которое он желает использовать, и не больше. (Смотри Иоанна 7:17; 12:35,36). Любой, кто вознамерится создать монополию на истину, чтобы заставить людей приходить за этой истиной, раздавая ее в одном месте, и ограничивая доступ к ней в другом месте, теряет даже ту истину, которую он когда-либо имел, если он, конечно имел ее. Как только человек принимает истину, он тут же прекращает быть «папой». Если папа Римский обратится, и станет учеником Христа, то в тот же час он освободит папский трон.

 

Количество не всегда означает качество.

Точно также, как не существует человека, имеющего монополию на истину, так не существует и мест на земле, куда людям необходимо было бы идти для того, чтобы найти ее. Братья в Антиохии не должны были идти в Иерусалим для того, чтобы познать истину, или убедиться в истинности того, что они уже знают. Тот факт, что истина начала возвещаться в определенном месте, не доказывает того, что истину теперь можно найти только там, или что истину вообще можно там найти. Следует отметить, что как раз в тех городах, где Евангелие проповедовалось в первых столетиях по вознесении Христа (Иерусалим, Антиохия, Рим, Александрия и другие) меньше всего следовало бы ожидать возможностей познать истину. Павел не ходил в Иерусалим к предшествующим ему апостолам, а сразу же начал проповедовать.

Папство появилось отчасти таким образом: Было решено, что в тех местах, где проповедовали апостолы, или некоторые из них, можно найти истину в ее чистоте, и что все люди должны находить истину там. Было также принято считать, что городские жители знают больше об истине, чем жители окрестностей и деревень. Таким образом все епископы уже перестали считаться равными, как это было в начале. Вскоре так называемые «сельские епископы» («хорепискополой») стали считаться вторичными по отношению к тем, кто служил в городах. И когда дух этого разделения проник в церковь, конечно же, следующим шагом была неизбежная борьба между городскими епископами в борьбе за право называться старшим епископом. Нечестивые препирательства продолжались до тех пор, пока Рим не заполучил свою желанную позицию верховной власти.

Но Иисус родился в Вифлееме, в месте, которое называлось «малым между тысячами иудиными» (Михея 5:2). Он почти всю жизнь прожил в Назарете, небольшом городке с такой скверной репутацией, что человек, в котором не было лукавства, сказал: «Может ли из Назарета быть что доброе?» (Иоанна 1:45-47). Позже Иисус поселился в зажиточном городе Капернаум, но всегда назывался «Иисусом из Назарета». Небеса находятся не дальше от самой маленькой деревни или даже самой маленькой хижины в поле, чем от величайшего города, или от епископского дворца. И Бог, «Высокий и Превознесенный, вечно Живущий, - Святый имя Его… живет с сокрушенными и смиренными духом» (Исаии 57:15).

 

Внешность ничего не значит.

Бог смотрит на то, каким человек является, а не на то, каким он кажется. То, каким он кажется – это мнение людей, которое главным образом зависит от глаз, смотрящих на него. То же, каким он является – это мера власти и мудрости от Бога, которые присутствуют в нем. Для Бога официальные должности ничего не значат. Не должность облекает человека авторитетом, а именно авторитет наделяет его настоящим положением. Многие смиренные, бедные люди на земле, чьи имена никогда не значились в списках официальных должностей, занимали положение более высокое и имели авторитет более величественный, чем все цари земли. Настоящая власть состоит в ничем не стесненном присутствии Бога в душе.

 

Действует именно Бог.

«Содействовавший Петру в апостольстве у обрезанных содействовал и мне у язычников». Слово Божье живо и действенно (Евреям 4:12). Что бы ни делалось в евангельской работе, какая бы деятельность ни велась, вся она от Бога. Иисус «ходил повсюду, делая добро», «ибо Бог был с Ним» (Деяния 10:38). Он Сам сказал: «Я ничего не могу творить Сам от Себя» (От Иоанна 5:30). «Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела» (От Иоанна 14:10). Поэтому Петр и говорил о Нем как о «Муже, засвидетельствованном от Бога силами и чудесами и знамениями, которые Бог сотворил через Него» (Деяния 2:22). Ученик не больше своего Учителя.

Поэтому Павел и Варнава во время встречи в Иерусалиме рассказали о том, «какие знамения и чудеса сотворил Бог через них среди язычников» (Деяния 15:12). Павел объявил о том, что он трудился для того, чтобы «представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе… подвизаясь силою Его, действующею в нем могущественно» (К Колоссянам 1:28,29). Этой же самой силой может обладать самый простой христианин, «потому что Бог производит в вас и хотение и действие по [Своему] благоволению» (К Филиппийцам 2:13). Иисуса назвали «Еммануилом», что значит «Бог с нами». Бог, который был с Иисусом, руководил Им так, что Иисус «ходил повсюду, делая добро». Бог неизменен; поэтому мы, имея Иисуса, «Бога с нами», точно также будем «ходить повсюду, делая добро».

 

Узнавая этот дар.

Братья в Иерусалиме показали свою связь с Богом, признавая благодать, данную Павлу и Варнаве. Когда Варнава впервые пошел в Антиохию, и увидел благодать Божью, действующую там, он «возрадовался и убеждал всех держаться Господа искренним сердцем; ибо он был муж добрый и исполненный Духа Святого» (Деяния 11:21-24). Те, кто движим Духом Божьим, всегда будут быстро распознавать действия Духа в других людях. Самое надежное доказательство того, что какой-то человек не знает Духа лично, заключается в том, что он не может распознать Его действий. Другие апостолы имели Духа Святого, и они признали тот факт, что Бог избрал Павла для особой работы среди язычников; и хотя его методы работы отличались от их методов (ибо Бог дал ему особые дары для особой работы), они смело подали ему руку общения и единства, прося только о том, чтобы он помнил нищих из его собственного народа, что он уже с готовностью делал (Деяния 11:27-30). Итак, Павел и Варнава вернулись к своей деятельности в Антиохии.

 

Совершенное единство.

Нам нельзя терять из виду ту цель, которую Павел имел в своем уме, направляясь на встречу в Иерусалиме. Цель заключалась в том, чтобы показать отсутствие различия во мнениях между апостолами и в самой церкви в отношении Евангелия. Лжебратья действительно существовали, это правда, но поскольку эти «братья» были ложными, они не были частью церкви, частью самого тела Христова, Который и является Истиной. Многие, называвшие себя христианами, будучи искренними людьми, предполагали, что разногласий в церкви избежать невозможно, и поэтому считали разногласия почти необходимыми. «Все не могут думать одинаково» - слышится отовсюду. Поэтому слова из Послания к Ефесянам (4:13), где сказано о Богом данных дарах «доколе все придем в единство веры», понимаются не так, как должно. Слово Божье здесь имеет ввиду, что «в единстве веры и познания Сына Божьего» мы все приходим «в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова». Существует только «одна вера» (Ефесянам 4:5), «вера Иисуса», как существует только один Господь; все не имеющие этой веры непременно остаются вне Христа. Не существует никакой необходимости в малейшем разногласии по какому-либо пункту истины. Истина – это Слово Божье, а Слово Божье – это свет; только слепой человек может не заметить ярко сияющего света. Если человек никогда в своей жизни не видел никакого другого ночного источника света, кроме тусклой свечи, это нисколько не помешает ему узнать этот же свет, но сияющий уже от электрической лампы, как только он ее увидит. Существуют, без сомнения, различные степени знания, но не существует никакого разночтения между этими различными степенями. Вся истина едина.

 

Упрек, высказанный Петру.

«Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию». Нет необходимости в преувеличении и концентрации на ошибках Петра, или любого другого хорошего человека, потому что это не полезно для нас. Однако нужно знать об этом незыблемом доказательстве того, что Петра никогда не считали «главным среди апостолов», что он таковым никогда не был, и уж тем более, никогда не считал себя папой. Вы только представьте себе какого-то священника, епископа или кардинала, противоставшего папе Лео 13-му в публичном собрании. Такой человек считал бы себя чрезвычайно счастливым, если бы ему удалось чудом спасти свою жизнь от преследований папской охраны за то, что он задумал перечить самопровозглашенному «наместнику Сына Божия». Но Петр допустил ошибку, потому что он не был непогрешимым, и ошибка эта относилась к главному вопросу учения, и он кротко принял упрек от Павла, как и должно было поступить искреннему смиренному христианину, каким он и был. Если бы в церкви была такая должность, как видимый глава церкви, то эту должность должен был бы занять не Петр, а именно Павел, судя по всем сведениям, которые мы имеем. Павел был послан к язычникам, а Петр – к иудеям; но иудеи составляли только небольшую часть церкви; обращенные из язычников скоро превзошли их числом, так что даже присутствие первых было едва различимым. И все эти христиане были по большей части результатом трудов Павла; они скорее обращались к нему, чем к кому-либо другому, так что Павел мог сказать: «у меня ежедневно стечение [людей], забота о всех церквах» (2-е Коринфянам 11:28). Но непогрешимость не может принадлежать ни одному человеку, и сам Павел тоже о ней не заявлял. Величайший из людей в церкви Христовой не проявлял господство даже над самым слабым из ее членов. «Один у вас Господь, Иисус Христос, вы же все – братья». «Подчиняйтесь друг другу».

 

Создавая различия

Когда Петр был на соборе в Иерусалиме, он рассказал о фактах принятия Евангелия язычниками после его проповеди, говоря: «и Сердцеведец Бог дал им свидетельство, даровав им Духа Святого, как и нам; и не положил никакого различия между нами и ими, верою очистив сердца их» (Деяния 15:8,9). Бог не создавал никаких различий между иудеями и язычниками в вопросе очищения сердца, потому что, зная сердца, Он знал, что «нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией», так что нет никакого другого выхода, кроме как всем «получать оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе» (К Римлянам 3:22-24). И все же, после того, как Господь показал это, после проповеди язычникам, и после того, как он сам был свидетелем сошествия дара Духа Святого на них, как и на уверовавших иудеев, после того, как он принимал пищу с обращенными из язычников, после успешной защиты своих позиций, после того, как он получил ясное свидетельство на соборе о том, что Бог не положил никакого различия между иудеями и язычниками; и сразу же после того, как он сам отказался от всяких различий, Петр внезапно, после пришествия «некоторых», которые, по его мнению, не одобрили бы такую свободу, начал «создавать различие». Он «стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных». Это было, как Павел выразился, притворством, и было не только скверно само по себе, но было рассчитано на то, чтобы смутить и ввести в заблуждение учеников. Тот факт, что это было лицемерием (что не вызывает сомнений), только доказывает, что не существовало никакой разницы между этими братьями. В тот момент Петром владел страх, а не вера.

 

Не по истине евангельской.

Волна страха, по-видимому, прошла над верующими из иудеев, ибо вместе с Петром «лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием». Это было само по себе уже далеко от того, чтобы «поступать прямо по истине Евангельской». Однако данное лицемерие было не только оскорблением Евангельской истины. Учитывая обстоятельства, мы можем сказать, что это было публичным отречением от Христа в результате внезапно охватившего его душу страха и вины, таким же отречением, которое однажды уже случилось в жизни Петра. Мы тоже нередко совершаем подобный же грех, и поэтому не имеем права его судить; мы можем только признать этот факт и его естественные последствия в качестве предостережения для себя. Взглянем же на причины того, почему этот поступок Петра был фактическим, хотя и неосознанным отречением от Христа. Только недавно закончилось великое противостояние по вопросу обрезания. Этот вопрос затрагивал само оправдание и спасение – спасается ли человек одной только верою во Христа, или внешними формами религии. Звучали ясные свидетельства о том, что спасение совершается исключительно верой. И сейчас, когда эта тема продолжала вызывать жаркие споры, когда «лжебратья» еще продолжали распространять свои заблуждения, эти верные братья вдруг отмежевались от верующих из язычников, потому что те были необрезанными, фактически заявляя: «Если вы не обрежетесь, вы не можете спастись». Их поступок говорил: «Мы тоже сомневаемся в способности одной только веры во Христа спасать людей; мы вообще-то еще верим в то, что спасение зависит от обрезания и от дел закона; вера во Христа – это хорошо, но это не все, что необходимо делать; самой по себе веры недостаточно. Такого отвержения Евангельской истины Павел выдержать не смог, и он тут же возвысил свой голос, обратившись к самой сути вопроса.

 

«Грешники из язычников», и грешники из иудеев.

Павел сказал Петру: «Мы по природе Иудеи, а не из язычников грешники». Имел ли он в виду то, что, будучи иудеями, они не были грешниками? – Ни в коем случае, ибо он тут же сообщает о том, что они уверовали в Иисуса Христа, чтобы оправдаться. Они были грешниками, но грешниками из иудеев, а не грешниками из язычников. Все, чем они могли хвалиться как иудеи, все это должно было быть отвергнуто как сор ради Христа. Ничто кроме веры во Христа им не принесло пользы; понимая это, несложно было понять и то, что грешники из язычников могли спастись непосредственно верой во Христа, не проходя через те мертвые формы, которые не принесли иудеям никакой пользы, и которые по большей части были даны им в результате их неверия.

«Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый» (1-е Тимофею 1:15). «Все согрешили», и одинаково виновны перед Богом; но каждый человек независимо от расы и сословия, может усвоить и следующее утверждение: «Этот Человек принимает грешников и ест с ними». Обрезанный грешник не лучше необрезанного. Грешник, который числится членом церкви, не лучше того, кто не записан в ее списках. Грешник, прошедший через внешнюю форму крещения, не лучше грешника, который никогда не заявлял о своей религиозной принадлежности. Грех есть грех, и грешники есть грешники, в церкви они находятся или нет; но, слава Богу, Христос есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира. Надежда есть как для того грешника, кто исповедует свою религию притворно, так и для того грешника, который никогда не назывался именем Христа. То же самое Евангелие, которое проповедуется миру, должно проповедоваться и в церкви; ибо существует только одно Евангелие, которое обращает как грешников в мире, так и грешников, именующихся членами церкви, и в то же самое время постоянно обновляет тех, кто пребывает во Христе нелицемерно.

 

«Оправданы»

«Узнав, что человек оправдывается не делами закона», «мы уверовали во Христа Иисуса», сказал апостол. Слово «оправдаться» означает «стать праведным» (по-английски слово «оправдан» звучит как «джастифайд» - прим. пер.). Такой же термин присутствует и в других языках, которые состоят из заимствованных терминов. На латыни праведность звучит как «джастисия». Быть оправданным (слово «джаст» по английски – прим. пер.) означает быть праведным. К этому слову мы добавляем окончание «фай» («fy»), которое на латыни означает «делать», и получаем точный эквивалент простого понятия «сделать праведным». В общепринятом употреблении мы используем слово «оправдан» по отношению к человеку, который не сделал того, в чем его обвиняют. Но, по сути нашего вопроса, такой человек не нуждается в оправдании, поскольку он уже праведен. Само его праведное поведение оправдало его. Он оправдался своей праведностью. Но поскольку все люди согрешили, то не существует ни одного человека, который был бы праведным перед Богом. Поэтому все люди нуждаются в том, чтобы быть оправданными, то есть стать праведными, что Бог как раз и делает. Закон Божий – это сама праведность (смотри Римлянам 7:12; 9:30,31; Псалтирь 119:172). Поэтому Павел не упразднял закон, хотя он и провозглашал, что закон не может сделать ни одного человека праведным, имея в виду, конечно же, закон, записанный на камне, или в книге. Наоборот, он настолько высоко ценил закон, что верил во Христа с целью получить праведность, которую закон требует, но не может дать. «Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной, и за грех, и осудил грех во плоти, чтобы праведность закона исполнилась в нас, живущих не по плоти, но по Духу» (К Римлянам 8:3,4). Закон, объявляющий всех людей грешниками, не мог оправдать их, кроме как перестав называть грех грехом; но это вовсе не было бы оправданием; это было бы противоречием и конфликтом в самом законе.

 

Закон не может оправдать.

“Делами закона не оправдается никакая плоть». Почему бы не избавиться от закона? – может возникнуть мысль. Так мыслит каждый преступник. Постоянные нарушители закона с радостью избавились бы от закона, который обвиняет их, и который никогда не назовет зло добром. Но закон Божий не может быть упразднен, ибо он является выражением воли Божьей (Римлянам 2:18). Фактически закон является самой жизнью и характером Бога. «Закон свят, и заповедь свята, праведна и добра» (Римлянам 7:12). Мы читаем записанный закон, и видим в нем свой ясный долг. Но мы этот долг не исполняем; поэтому мы и виновны. «Все согрешили и лишены славы Божьей». «Нет праведного, нет ни одного» (Римлянам 3:23,12). Более того: требования закона настолько высоки, что никто не имеет силы его исполнить. Поэтому совершенно очевидно, что никто не может оправдаться делами закона. Равно очевидно также и то, что причину следует искать не в законе, а в человеке. Как только человек принимает верой Христа в свое сердце, в этом же сердце появится и праведность закона, ибо Христос сказал: «Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой, и закон Твой у меня в сердце» (Псалтирь 39:9).

Тот, кто отвергает закон по той причине, что закон никогда не назовет зло добром, отвергнет и Бога, потому что Бог «ни в коем случае не оправдает виновного» (Исход 34:7, дословный перевод). Но Бог желает снять саму вину, желает сделать грешника праведным, то есть, привести его в гармонию с законом, и тогда закон, который прежде осуждал его, будет свидетельствовать о его праведности.

 

«Вера Иисуса Христа».

Многое теряется из виду во время чтения Писаний, когда мы не воспринимаем текст таким, какой он есть. Здесь, также, как и в книге Откровение (14:12) мы читаем о «вере Иисуса». Он является Автором и Совершителем веры (Евреям12:2). Бог «наделил каждого человека мерой веры» (Римлянам 12:3), отдавая Христа каждому человеку. «Вера приходит от слышания, а слышание от слова Божия» (Римлянам 10:17). Христос и есть это Слово. «Все же от Бога». Именно Он дает покаяние и прощение грехов.

Следовательно, ни один человек не имеет повода жаловаться на слабость своей веры. Он может не принимать и не использовать этот дар, но не существует такого понятия как «слабая вера». Человек, однако, может быть «слабым в вере», то есть, может бояться зависеть от веры, но сама вера также сильна, как и слово Божье. Не существует никакой веры кроме веры Иисуса. Все остальное, даже называясь верой, является жалкой подделкой. Праведен только Христос; только Он победил мир; и только Он имеет силу для этой победы; в Нем обитает вся полнота Божества, потому что закон, или сущность Самого Бога, была в Его сердце; только Он может соблюсти и соблюдает закон в совершенстве; поэтому только Его верой, - живой верой, то есть, Его жизнью в нас, - мы можем сделаться праведными. Но этого достаточно. Он – «Камень испытанный». Вера, которую Он дает нам – это Его собственная, испытанная и проверенная вера, и она не подведет нас ни в каком испытании. Мы призваны не к тому, чтобы пытаться поступать во всем так, как Он поступал, или пытаться проявлять столько же веры, сколько проявлял Он, а просто принять Его веру, и позволить ей действовать любовью и очищать сердце. И она сделает это! Только примите ее!

 

Вера – это принятие.

«А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (От Иоанна 1:12). То есть, все верующие во имя Его приняли Его. Верить во имя Его означает верить в то, что Он есть Сын Божий; верить в то, что Он есть Сын Божий означает верить в то, что Он пришел во плоти, в человеческой плоти, в нашей плоти, ибо Ему нарекли имя – «Бог с нами»; итак, верить во имя Его означает просто-напросто верить в то, что Он пребывает лично в каждом человеке – во всякой плоти. Мы не делаем это фактом, веруя в это; этот факт останется фактом независимо от того, верим мы в это или нет; нам нужно просто принять этот факт, о котором нам свидетельствует вся природа.

Из этого следует, что, веруя во Христа, мы оправданы верой самого Христа, поскольку мы имеем Его Самого, лично пребывающего в нас, проявляя Свою собственную веру. Вся власть на небе и на земле в Его руках, и, признавая это, мы просто позволяем Ему проявлять Свою собственную силу Своим собственным способом. Бог совершает «несравненно больше» «действующею в нас силою» Христа.

 

Христос не является служителем греха.

Иисус Христос – «Святой и Праведный» (Деяния 3:14). «Он явился для того, чтобы взять грехи наши… в Нем нет греха» (1-е Иоанна 3:5). Он не только «не согрешил» (1-е Петра 2:22), но и «не знал греха» (2-е Коринфянам 5:21). Поэтому от Него невозможно получить никакого греха. Он не наделяет грехом. В потоке жизни, который течет к нам из сердца Христа через Его пронзенный бок, нет ни тени нечистоты. Это «чистая река воды жизни, светлая как кристалл». Он не является служителем греха, то есть Он не передает грех никому. Если в ком-то, кто искал (и не только искал, но и нашел) праведность через Христа, позже был обнаружен грех, то данный грех появился только потому, что сам этот человек замутил этот чистый поток, сделав эти воды непригодными. Слову Божьему не было предоставлено свободное место и власть действовать, чтобы оно могло прославиться; а где нет активности и движения, там воцаряется смерть. И никого в этом нельзя винить, кроме этого человека. Пусть ни один человек, называющий себя христианином, не приковывает свое внимание к своим собственным несовершенствам, чтобы затем говорить о невозможности для христианина жить безгрешной жизнью. Для истинного христианина, наоборот, невозможно, имея полную веру, жить какой-то другой жизнью, кроме как святой жизнью. «Мы умерли для греха: как же нам жить в нем?» (К Римлянам 6:2). «Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога» (1-е Иоанна 3:9). Поэтому «пребывайте в Нем».

 

Что было разрушено?

«Ибо если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником». Мы снова спросим: Что было разрушено? Что необходимо разрушить, чтобы самого себя сделать преступником? Вспоминая о том, что говорил апостол, упоминая верующих в Иисуса Христа для того, чтобы оправдаться верою Христовой, мы находим ответ на этот вопрос в Послании к Римлянам (6:6): «зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху». Также в Послании к Колоссянам (2:10,11): «Вы имеете полноту в Нем, Который есть глава всякого начальства и власти. В Нем вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым». Разрушено было «тело греховное». И разрушено оно только в результате этого личного присутствия жизни Христовой. Оно разрушено для того, чтобы мы имели свободу от его власти, и больше не служили ему. Оно разрушено для каждого, ибо Христос в Своей плоти упразднил «вражду», или плотский ум; Он упразднил не Свой, а наш плотский ум, ибо Он такового не имел. Наши грехи, наши слабости были на Нем. За каждую душу была одержана победа, и враг был лишен силы. Нам нужно только получить победу, которую Христос уже одержал. Победа над всяким грехом – уже реальность. Наша же вера делает ее реальной лично для нас. Потеря веры выбрасывает нас за пределы этой реальности, и ветхое «тело греховное» снова поднимает свою уродливую голову. То, что разрушается верой, снова созидается неверием. Помните, что эта цель – цель разрушения «тела греховного», хотя и достигнута Христом за всех, тем не менее, является личным и насущным решением каждого человека.

 

«Мертвы для закона».

Многие путают понятия «мертвый для закона» и «мертвый закон». Но это просто недопустимо. Закон должен действовать в полную силу, иначе никто не станет «мертвым для греха» в результате действия этого закона. Как же человек может стать «мертвым для закона»? – Принимая его полное возмездие, то есть смерть. И даже в случае его смерти закон, приговоривший его к смерти, готов, как и прежде, приговорить к смерти следующего преступника. Представьте себе, что преступник, который был казнен за скверные преступления, в результате какого-то чуда снова вернулся к жизни. Разве он не останется мертвым для закона? – Конечно, останется. Он уже принял возмездие. Закон уже не вспомнит ни о каких преступлениях, совершенных им прежде. Но если он снова совершит преступление, закон снова будет преследовать его, но уже как другого человека. Мы говорим: «Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога». Телом Христовым я воскрес из мертвых, освободившись от смерти, которую я принял от закона по причине моих грехов, и сейчас я хожу «в обновленной жизни», жизни для Бога. Подобно Саулу в древнее время, я посредством Духа Божьего «сделался иным человеком» (1 Царств 10:6). Таков христианский опыт. В этом мы убедимся по мере наших дальнейших исследований.

 

Распят со Христом.

«Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос». Христос был распят. Он был «предан за грехи наши, и воскрес для оправдания нашего» (Римлянам 4:25). Но до тех пор, пока мы не распяты с Ним, Его смерть и воскресение не приносит нам никакой пользы. Если крест Христов далек от нас, если он не затрагивает нас, если он хоть на мгновение времени и на расстояние толщины волоса отдален нас, то для нас это также бесполезно, как если бы Христос не был распят вовсе. Никто и никогда не был спасен лишь только ожиданием того, что когда-то в будущем в определенное время будет возведен некий крест, на котором будет распят Христос. Также никто никогда не будет спасен всего лишь верой в то, что в какое-то время в прошлом был распят Христос. Нет, нет. Если кто-то желает увидеть Христа распятого, то ему необходимо устремить свой взор не в будущее, не в прошлое, а вверх. Ибо перекладина креста, который был поставлен на Голгофе, простирается от потерянного рая до рая восстановленного, и обнимает собой весь греховный мир. Распятие Христа – это дело не одного дня. Он ведь «Агнец, закланный от создания мира» (Откровение 13:8), и поэтому Голгофская жертва будет продолжать действовать до тех пор, пока не исчезнет последний грех и последний грешник во вселенной. Прямо сейчас Христос несет на Себе грех всего мира, ибо «Им все стоит». И когда, наконец, Он будет вынужден отправить нераскаявшихся грешников в озеро огненное, их постигнут только те страдания, которые Христос, отвергнутый ими, понес за них на кресте.

 

Где находится крест?

Христос в Своем теле «вознес грехи наши на древо» (1-е Петра 2:24). Он «стал за нас проклятием», когда висел на этом «древе» (Галатам 3:13). На кресте Он понес не только слабости и грехи человечества, но также и проблемы всей земли. Терние и волчцы символизируют проклятия, ослабленное и несовершенное состояние земли (Бытие 3:17,18; 4:11,12), а на кресте Христос понес на Себе и терновый венец. Поэтому все проклятия, все их последствия и следы были возложены на Христа, - на Христа распятого. Следовательно, где бы мы ни видели какое-то проклятие, или где бы ни существовало какое-то проклятие независимо от того, видим мы его или нет, там присутствует и крест Христов. В этом можно еще раз убедиться из следующих фактов: Проклятие – это смерть, а смерть отнимает жизнь; проклятие мы наблюдаем повсюду, но вместе с этим мы и жизнь наблюдаем повсюду. Это и есть ничто иное, как чудо креста. Христос пострадал, приняв на Себя проклятие смерти, и все же Он воскрес. Он – Единственный, кто был к этому пригоден. Поэтому тот факт, что мы видим жизнь повсюду вокруг нас, равно как и в себе самих, несмотря на проклятие, которое мы также видим повсюду, сам факт присутствия жизни наряду с проклятием доказывает, что крест с распятым Христом присутствует там же, неся это проклятие. Поэтому не только каждая травинка в поле, каждый листок в лесу и каждый кусочек хлеба, который мы едим, несут на себе отпечаток креста Христова. Прежде всего, мы несем в себе этот отпечаток. Где бы вы ни нашли падшего, уязвленного грехом, несчастного человека, там же вы найдете и Христа Божия, распятого за него и в нем. Христос на кресте несет на Себе все, включая и грехи этого человека. Из-за неверия и невежества этот человек может ощущать на себе весь груз и тяжесть этого греховного бремени, но тем не менее, все это бремя лежит на Христе. Христу это бремя нести легко, а этому человеку – тяжело. Но если этот человек уверует, он сможет ощутить свободу от этого груза. Итак, Христос несет грехи всего мира на кресте. Поэтому везде, где только есть грех, там, вне всяких сомнений, присутствует и крест Христов.

 

Где находится грех?

Грех – это личный вопрос. Человек виновен только в своих грехах, а не в тех грехах, которые совершил другой человек. Согрешить можно не там, где вас нет, а только там, где вы есть. Грех исходит из сердца человека, «ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, - все это зло изнутри исходит» (От Марка 7:21-23). «Лукаво сердце [человеческое] более всего и крайне испорчено» (Иеремия 17:9). Грехом пропитана каждая фибра нашей природы и существа. Мы рождаемся в грехе, и наша жизнь есть ничто иное, как грех, поэтому грех невозможно забрать у нас, не отнимая вместе с ним и всей нашей жизни. Что мне нужно, так это свобода от моего личного персонального греха - от того греха, который не только был соделан мною лично, но который живет в моем сердце - от греха, который представляет собой всю мою жизнь.

«Беззаконного уловляют собственные беззакония его, и в узах греха своего он содержится» (Притчи 5:22). «Посему, хотя бы ты умылся мылом и много употребил на себя щелоку, нечестие твое отмечено предо Мною, говорит Господь Бог» (Иеремия 2:22). Мой грех совершается мной, проистекает из меня, и я не могу отделить его от себя. Возложить его на Господа? Ах, да, это верно, но как это сделать? Могу ли я взять его в свои руки и отбросить его от себя, чтобы он оказался на Нем? – Я не могу этого сделать. Если бы я мог отделить свой грех от себя хотя бы на толщину волоса, то я был бы в безопасности, независимо от того, что после этого случилось бы с этим грехом, поскольку во мне его бы уже не было. В таком случае я прекрасно обошелся бы и без Христа; ибо если греха во мне уже нет, то уже неважно, где он есть. Если бы я мог собрать свои грехи для того, чтобы, отделив их от себя, возложить их на Христа, распятого где-то вдали от меня, то уже не было бы и нужды возлагать их на Него. Эти грехи уже были бы не во мне, и это сделало бы меня чистым, свободным от них. Но никакие мои дела, вне зависимости от их вида и внешности, не могут спасти меня; поэтому все мои усилия и попытки отделиться от моих грехов бесполезны.

 

Христос несет наш грех в нас самих.

Это очевидно из вышесказанного, ведь тот, кто несет мои грехи, должен попасть туда, где нахожусь я сам. Да, да, он должен быть во мне. Именно так Христос и поступает. Христос - это Слово, и для всех грешников, которые ищут оправдания себе, говоря, что они не знают, чего Бог от них требует, Он говорит: "Близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем, чтобы исполнять его" (Второзаконие 30:11-14). Поэтому Он и наставляет нас через апостола: "Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься" (К Римлянам 10:9). Что нам необходимо исповедовать о Господе Иисусе? – Конечно же, правду, а именно: Он близок ко мне, в устах моих и в сердце моем, и Он пребывает там как воскресший из мертвых. "А "восшел" что означает, как не то, что Он и нисходил прежде в преисподние места земли?" (К Ефесянам 4:9) Воскресший Спаситель - это распятый Спаситель. Поскольку воскресший Христос присутствует в сердце грешника, то Христос распятый там присутствует тоже. Если бы не так, никто не имел бы и малейшей надежды. Кто-то может верить в то, что Христос воскрес 18 столетий назад, и может умереть в своих грехах; но верующий в то, что Христос распят и воскрес именно в нем, имеет спасение.

Все, что человеку в этом мире нужно делать для того, чтобы спастись - это уверовать в истину, то есть признать и принять факты, увидеть вещи такими, какие они на самом деле есть, и исповедовать их. Всякий верующий в то, что Христос распят в нем (а этот факт распространяется на каждого человека), и всякий исповедующий, что распятый Христос, являясь также и воскресшим Христом, пребывает в нем, владея силой воскресения; так вот, каждый такой человек спасен от греха, и будет спасен до тех пор, пока он придерживается этого исповедания. Это и есть единственное истинное исповедание веры.

Какая славная мысль: везде, где есть грех, там есть и Христос, Спаситель от греха! Он несет грех, весь грех, грех всего мира. Грех присутствует во всякой "плоти", и поэтому Христос также пришел "во плоти". Христос распят в каждом человеке, живущем на земле. Таково слово истины, Евангелие спасения, которое надлежит услышать всем, и которое спасет всех принимающих его.

 

Жизнь верой.

В 10-й главе Послания к Римлянам, как уже говорилось, мы узнаем о том, что Христос присутствует в каждом человеке как "скорый Помощник в бедах". Он присутствует в грешнике для того, чтобы грешник мог иметь хоть какой-либо стимул и способность отвернуться от греха и повернуться к праведности. Он есть "путь, истина и жизнь" (Иоанна 14:6). Нет никакой другой жизни, кроме как Его жизнь. Он и есть Жизнь. Но, несмотря на то, что Он присутствует в каждом человеке, не каждый человек проявляет Его праведность в своей жизни; ибо некоторые "подавляют истину неправедностью" (Римлянам 1:18). Вдохновенная молитва Павла взывает о том, чтобы мы могли "укрепиться могуществом Духа Божьего во внутреннем человеке, "дабы Христу вселиться в сердца ваши верою", "дабы вы исполнились всею полнотой Божьей" (Ефесянам 3:16-19). Следовательно, разница между грешником и христианином такова: хоть распятый и воскресший Христос и присутствует в каждом человеке, в грешнике Он присутствует там неузнанным и чуждым, тогда как в сердце христианина Он пребывает верою.

Христос распятый присутствует в каждом человеке, ибо, где только есть грех и проклятие, там есть и Христос, несущий их на Себе. Все, что сейчас грешнику нужно - это быть распятым со Христом, позволить смерти Христа быть его собственной смертью, чтобы жизнь Иисуса открылась в его смертной плоти. Вера в вечную силу и божество Господа, которые явлены во всем Его творении, поможет каждому постичь эту истину. Семя не оживет, "если не умрет" (1 Коринфянам 15:36). "Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода" (От Иоанна 12:24). Так и распятый со Христом сразу же начинает оживать, но уже как другой человек. "И уже не я живу, но живет во мне Христос".

 

Жизнь мира.

Кто-то скажет: "Но Христос вообще-то был распят восемнадцать веков назад разве не так?" - Да, это так. - "Но как же тогда мои личные грехи были на Нем? И как я могу сегодня быть распятым с Ним?" - Возможно, мы не поймем этот факт полностью, но от этого факт не перестал оставаться фактом. Когда же мы вспоминаем о том, что Христос - это жизнь, "жизнь вечная, которая была у Отца, и явилась нам" (1-е Иоанна 1:2), мы можем в какой-то степени осознать этот факт. "В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков... Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир" (От Иоанна 1:4,9).

Христос представляет собой нечто большее, нежели Человек Иисус из Назарета, которого могли увидеть своими глазами все люди. Плоть и кровь, - все, что могут видеть глаза, - не может открыть "Христа, Сына Бога живого" (Матфея 16:16,17). "Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл [это] Духом Своим" (1-е Коринфянам 2:9,10). Итак, ни один человек, как бы он ни был знаком с Плотником из Назарета, не может назвать Его Господом, кроме как Духом Святым (1-е Коринфянам 12:3). Посредством Своего Духа, Своего личного присутствия, Он может пребывать в каждом человеке на земле, а также наполнять все небеса, чего Иисус "во плоти" делать не мог. Поэтому Ему надлежало вознестись, чтобы послать Утешителя. "Он есть прежде всего, и все Им стоит" (К Колоссянам 1:17). Иисус из Назарета был откровением Христа во плоти; однако плоть эта еще не была самим Христом, ибо "плоть не приносит никакой пользы". Именно то Слово, которое "было в начале", и которое своей силой "поддерживает жизнь всего творения" - вот кто такой "Христос Божий". Жертва Христа, если говорить об этом мире, принесена "от создания мира". И когда Христос "ходил повсюду, делая добро" в Иудее и Галилее, Он был "в недре Отчем", совершая примирение за грехи мира.

Сцена Голгофы была проявлением того, что происходило во все времена существования греха на земле, и будет происходить до тех пор, пока каждый человек, желающий спастись, не будет спасен: Христос несет грехи мира. Он несет их и сейчас. Одного факта смерти и воскресения достаточно на все времена, ибо мы имеем дело с вечной жизнью; поэтому нет нужды в повторении этой жертвы. Эта жизнь пронизывает и поддерживает все, так что любой, принимающий ее верой, имеет все преимущества целостной жертвы Христа. Он "совершил очищение греха" самим Собою. Всякий отвергающий эту жизнь, а также всякий не желающий признавать, что его жизнь - это жизнь, данная самим Христом, конечно же, теряет преимущества этой жертвы.

 

Вера Сына Божьего.

Христос жил Отцом (Иоанна 6:57). Его вера в слово, посланное Богом, была такой, что Он постоянно был уверен в том, что, когда Он умрет, Он снова воскреснет на третий день. В этой вере Он и умер, сказав: "Отче, в руки Твои предаю дух Мой" (Луки 23:46). Эту же веру, которая дала Ему победу над смертью (Евреям 5:7), (потому что она принесла Ему полную победу над грехом), эту же веру Он и проявляет в нас, когда пребывает в нас верой; ибо Он "вчера и сегодня и вовеки тот же". И уже не мы живем, а Христос живет в нас, применяя Свою собственную веру для освобождения нас от власти сатаны.

"Что же делать нам?" - Позволить Ему жить в нас так, как Он этого желает. "Ибо в вас должен быть тот же ум, что и во Христе Иисусе". Как же нам позволить Ему жить в нас?  - Просто признавая Его, исповедуя Его. Мы не можем полностью понять и объяснить эту тайну "Христа в нас, упования славы", но в природе все, что поддерживает нашу жизнь, преподает нам тот же урок. Солнечный свет, сияющий для нас, воздух, которым мы дышим, еда, которую мы едим, и вода, которую мы пьем, - все это дает жизнь нашим телам. Жизнь, которая этими путями поступает к нам, является ничем иным, как жизнью самого Христа, ибо Он и есть Жизнь, и таким образом мы имеем перед собой постоянные напоминания о том, что сам Христос может жить в нас. Если мы позволим этому Слову свободно действовать в нас, то это Слово прославится в нас, а также прославит и нас самих.

 

Дар лично мне.

«Возлюбив меня, отдал Себя за меня». Какой особенный, персональный смысл несут эти слова! Он возлюбил именно меня. Каждый человек в мире может сказать: «Он возлюбил меня, и предал Себя за меня». Забудьте о Павле, читая эти слова. Павел мертв, но слова, написанные им, по-прежнему актуальны. Они были верны по отношению к Павлу, но еще более они верны по отношению к любому другому человеку. Именно эти слова Дух желает вложить в наши уста, если мы только примем их. Весь дар Христа относится к каждой индивидуальной личности. Христос не разделяется. Каждая душа получает Его целиком и полностью, точно также, как если бы в мире больше никого не было. Каждый человек получает весь свет, который сияет на него. Факт существования миллионов людей, на которых светит солнце, не делает этот свет менее щедрым для меня лично; я получаю все сияние целиком, и не смог бы получить больше, если бы был единственным человеком в мире. Этот свет сияет для меня. Так и Христос отдал Себя за меня, отдал Себя так, как если бы я был единственным грешником в мире. И эти слова точно также относятся к любому другому грешнику. Когда в землю попадает семечко пшеницы, то из него вырастает гораздо большее семян того же вида, и при этом каждое из них будет иметь в себе столько же жизни, что и первое, брошенное в землю при посеве. Так происходит и со Христом, истинным «Семенем жизни». Умирая за нас, чтобы мы также стали истинным семенем, Он отдает каждому из нас всю Свою жизнь. «Благодарение Богу за неизреченный дар Его!»

 

Христос не напрасно умер.

«Не отвергаю благодати Божьей. А если праведность приходит посредством закона, то Христос напрасно умер». Эти слова будут хорошим выводом и самой сутью всего вышесказанного. Если бы праведность приходила посредством закона, то в смерти Христа не было бы никакой пользы. Закон сам по себе не может ничего, кроме как указывать на долг человека; поэтому выражение «праведность от закона» указывает на праведность от наших дел, или праведность от наших индивидуальных усилий. Поэтому данный текст равнозначен утверждению о том, что если бы мы могли спасти себя, то Христос напрасно умер, ибо спасение – это единственная цель, которую нужно достичь. Итак, мы не можем спасти себя, Христос умер не напрасно, поэтому спасение в Нем одном. Он может спасать всех, приходящих к Богу через Него. Кто-то должен быть спасен, иначе Он напрасно умер. Христос же умер не напрасно, и поэтому непреложно обетование: «Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его. На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством» (Исаия 53:10,11).