Свобода во Христе - христианский проект

Вторник, 28 мая 2024
Глава 4. Усыновление. PDF Печать E-mail

Совершенно невозможно полностью исчерпать какой-либо текст Писания. Чем больше мы изучаем его, тем больше нового в нем видим. Более того: чем больше мы изучаем, тем больше мы начинаем понимать, что в данном тексте сокрыто гораздо больше того, что сейчас открывается нашему взору. Слово Божье, как и Самого Бога, совершенно невозможно понять до конца. Наше понимание любого текста Писания зависит от того, насколько мы поняли предшествующие ему тесты. Поэтому обратим наше пристальное внимание к той порции третьей главы данного послания, которая говорит о «Семени»

 

Семя.

Прежде всего необходимо помнить, что этим «Семенем» является Христос. Об этом сказано ясно. Но Христос жил не для Себя, поэтому и Наследником Он стал не только для Себя самого. Он заслужил наследие не для Себя, а для Своих «братьев». Божье намерение заключается в том, чтобы «соединить всех во Христе». Он, наконец, положит конец всяким разделениям, и Он делает это уже сейчас в сердцах тех, кто принимает Его. Во Христе не существует разделений на национальности, нет никаких классов и рангов. Ни один христианин не думает о других людях как об англичанах, немцах, французах, русских, турках, китайцах или африканцах. В его глазах люди – это просто люди, и поэтому все они – потенциальные наследники Божьи через Христа. Если другой человек, независимо от его национальности или гражданства, является таким же христианином, то эта связь становится взаимной, а значит, еще более крепкой. «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе». По этой причине христианин не может принимать участие в войне. Он не знает никаких различий в национальностях, и относится ко всем людям как к своим братьям. Но главная причина, по которой он не может участвовать в войне, заключается в том, что жизнь Христа уже стала его жизнью, ибо он един со Христом. Поэтому для него воевать было бы также невозможно, как Христу схватить меч и махать им для защиты от Себя самого. Два христианина могут воевать друг с другом не больше, чем Христос может воевать Сам с Собой.

Тем не менее, мы сейчас не собираемся обсуждать тему войны, но просто желаем показать абсолютное единство верующих во Христа. Они едины. Поэтому существует только одно Семя, то есть Христос; и сколько бы миллионов истинных верующих ни было, все они едины во Христе. Каждый из них имеет свою индивидуальность, но в каждом отдельном случае эта индивидуальность будет всего лишь проявлением какой-то стороны и качества индивидуальности Христа. В человеческом теле много членов, и все члены имеют свою индивидуальную функцию, а поэтому и отличаются друг от друга своей индивидуальностью. И все же каждое здоровое тело живет в абсолютном единстве и гармонии своих органов. Те же, кто облеклись в нового человека, который «обновляется в познании по образу Сотворившего его», - варвары, скифы, рабы или свободные, - облеклись во Христа, Который есть все во всем» (Колоссянам 3:11).

 

Жатва.

Христос, объясняя притчу о пшенице и плевелах, говорит: «доброе семя - это сыны Царствия» (От Матфея 13:38). Плевелы нельзя вырывать из пшеницы, потому что на ранней стадии роста трудно отличить ростки сорняка от ростков злака, и можно по ошибке нанести вред урожаю пшеницы. Поэтому Иисус сказал: «оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою». Семя собирается во время жатвы. Об этом знают все. Но данная притча особым образом показывает, что во время жатвы семя созревает во всей своей полноте. Короче говоря, жатва ожидает созревания семени. Жатва начнется, как только семя полностью созреет и вырастет. Жатва же - это «кончина века». Поэтому время «пришествия семени, к которому относится обетование» - это время «кончины века», или время исполнения обещания о новой земле. Нельзя говорить о пришествии семени до этого времени, поскольку «кончина века» настанет только тогда, когда последний человек, который может принять Христа, сделает этот выбор; ведь «семя» не будет полным до тех пор, пока в нем не будет хватать хотя бы одного зернышка.

Теперь прочтем из 19-го текста третьей главы о том, что закон был провозглашен по причине преступления, «до времени пришествия семени, которому было дано обетование». Что мы узнаем их этих слов? Мы узнаем простой факт: закон, провозглашенный с горы Синай, включая каждую его букву, является неотъемлемой частью Евангелия, и должен открываться людям как часть этого Евангелия до самого второго пришествия Христа, или до самой «кончины века». «Небо и земля прейдут, но ни одна йота и ни одна черта не прейдет из закона». А как же насчет времени, когда небо и земля прейдут, и появятся новое небо и новая земля? – Тогда закон, как нечто записанное в книге, уже будет не нужен. Не нужно будет и проповедовать о нем грешникам, показывая им их грехи; ибо закон будет в сердце каждого человека (Евреям 8:10,11). Неужели закон будет упразднен? Ни в коем случае. Закон будет навеки записан в самом сердце каждого человека, записан не чернилами, а Духом Бога живого.

Помня эту истину о семени, а также притчу о пшенице и плевелах, мы продолжим наше изучение.

 

4-я глава Послания к Галатам:

«Еще скажу: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом [назначенного]. Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира; но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, родился под законом, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы - сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: "Авва, Отче!" Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа. Но тогда, не знав Бога, вы служили [богам], которые в существе не боги. Ныне же, познав Бога, или, лучше, получив познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им? Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы. Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас. Прошу вас, братия, будьте, как я, потому что и я, как вы. Вы ничем не обидели меня: знаете, что, [хотя] я в немощи плоти благовествовал вам в первый раз, но вы не презрели искушения моего во плоти моей и не возгнушались [им], а приняли меня, как Ангела Божия, как Христа Иисуса. Где же теперь ваше блаженство? Свидетельствую о вас, что, если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мне. Итак, неужели я сделался врагом вашим, говоря вам истину? Ревнуют по вас нечисто, а хотят вас отлучить, чтобы вы ревновали по них. Хорошо ревновать в добром всегда, а не в моем только присутствии у вас. Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос! Хотел бы я теперь быть у вас и изменить голос мой, потому что я в недоумении о вас. Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона? Ибо написано: Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной. Но который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию. В этом есть иносказание. Эти женщины обозначают два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь, ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве; а вышний Иерусалим свободен: он - матерь всем нам. Ибо написано: возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа. Мы, братия, дети обетования, каким был Исаак. Но, как тогда рожденный по плоти гнал [рожденного] по духу, так и ныне. Что же говорит Писание? Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной. Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной».

 

Констатация факта.

Необходимо понимать, что все деления этого послания на главы никак не влияют на его содержание. Третья глава оканчивается утверждением о том, кто же является наследником, а четвертая глава продолжает исследовать вопрос наследия. Первые два текста объясняют сами себя. Они просто констатируют факт. Хотя ребенок и может быть наследником большого имения, он имеет над этим имением не больше власти, чем раб, пока он не достиг определенного возраста. И если бы он никогда не достиг этого возраста, то он так никогда бы и не получил свое наследство. Что касается прав на наследство, он в таком случае жил бы всю свою жизнь как раб. А теперь…

 

Практическое применение.

«Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира». Если мы взглянем на пятый текст, мы увидим в нем, что состояние, которое здесь описывается словом «детство», относится к тому времени, когда мы еще не приняли «усыновление». Это слово указывает на наше состояние перед тем, как мы принимаем искупление от проклятия закона, то есть указывает на наше состояние перед нашим обращением. Поэтому данное слово не может означать детей Божьих, которые отличны от мирских людей. Оно означает тех «детей», о которых апостол говорит в Послании к Ефесянам (4:14), упоминая «младенцев», «колеблющихся и увлекающихся всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения». Короче говоря, это слово относится к нам в нашем необращенном состоянии, ко времени, когда мы «были по природе детьми гнева, как и прочие».

 

Вещественные начала мира.

«Когда мы были детьми», мы были в рабстве у «вещественных начал мира». Никто из тех, кто хоть немного знаком с Господом, не нуждается в доказательствах того, что «вещественные начала мира» не имеют ничего общего с Ним, и не исходят от Него. «Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его» (1-е Иоанна 2:16,17). Дружба с миром есть вражда против Бога. «Кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иакова 4:4). Именно от этого «настоящего лукавого мира» Христос пришел нас спасти. Мы призваны «Смотреть, чтобы кто не увлек нас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу» (К Колоссянам 2:8). Рабство «вещественным началам мира» - это состояние жизни «по обычаю мира сего», «по нашим плотским похотям», «исполняя желания плоти и помыслов», состояние «детей гнева по природе» (Ефесянам 2:1-3). Это то же самое рабство, которое описано в 3-й главе Послания к Галатам (стихи 22-24), состояние «до пришествия веры», когда мы еще были «под законом», или «под грехом». Это состояние людей, которые «были без Христа, отчуждены от общества Израильского, чужды заветов обетования, не имели надежды и были безбожники в мире» (К Ефесянам 2:12)

 

Все люди – потенциальные наследники.

Может возникнуть вопрос: «Если таково состояние тех, кто назван «детьми», то разве можно говорить о них как о «наследниках»? Ответ на этот вопрос прост. Он содержится в принципе семени, которого не видно до самой жатвы. Бог не отверг человечество. Поэтому, если первый из сотворенных людей был назван «сыном Божьим», то из этого следует, что и все остальные люди являются наследниками, хотя принимает это наследство только меньшая часть из них.

Как уже было сказано, «перед пришествием веры», хотя все мы блуждали вдалеке от Бога, мы все же находились «под законом», под властью этого сурового господина, были «заключены», чтобы нас можно было подвести к принятию обетования. Какое это благословение - знать, что Бог считает даже безбожников, находящихся в рабстве греха, Своими детьми, - заблуждающимися, блудными сыновьями, но все же детьми. Бог «принял» всех людей «в Возлюбленном» Иисусе Христе. Эта жизнь дана нам только в качестве испытания, дана с целью дать нам шанс признать Бога своим Отцом, и стать Его детьми во всех отношениях. Но если мы не вернемся к Нему, мы так и умрем рабами греха.

 

«Полнота времени».

Христос пришел, когда настала полнота времени. Об этом же говорится и в Послании к Римлянам (5:6): «Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых» (К Римлянам 5:6). Однако смерть Христа также действенна для тех, кто живет сегодня, как была она действенной для тех, кто жил до Его пришествия «во плоти», во времена древних иудеев, и как действовала она для тех, кто жил во время Его земной жизни. Его смерть произвела не больше изменений восемнадцать веков назад, чем четыре тысячи лет назад. Она повлияла на современников Иисуса не больше, чем на любое другое поколение. Она случилась однажды, но повлияла на все времена, и поэтому имеет одинаковое значение и влияние в каждом веке. «Полнота времени» была временем, предсказанным в пророчестве, временем, когда Мессия должен был явиться. Но искупление - одно и то же для всех людей во все века. Христос был «предназначен» прежде основания мира, но «явился в эти последние дни» (1-е Петра 1:20). Если бы Божий план состоял в том, чтобы Иисус был явлен в нашем столетии, или даже в последнем году истории мира, на Евангелие это бы никак не подействовало. «Он всегда жив», и всегда жил, и Он «вчера и сегодня и вовеки тот же». Именно посредством «вечного Духа» Он являет Себя нам (Евреям 9:14). Поэтому Его жертва одинаково жива и действенна в каждом столетии.

 

«Рожден от жены».

Бог послал Своего Сына, Который был рожден от женщины, а значит родился самым что ни на есть настоящим человеком. Он прожил в этой плоти среднюю по продолжительности жизнь на этой земле, знает обо всех болезнях и испытаниях, которые выпадают на долю «человека, рожденного от женщины». «Слово стало плотью». Христос всегда говорил о Себе как о «Сыне Человеческом», показывая таким образом Свое вечное отождествление со всей человеческой расой. Связи этого единства никогда не могут быть разорваны.

 

«Родился под законом».

Родившись от женщины, Христос обязательно должен был родиться «под законом», ибо таково состояние всего человечества. «Посему Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа» (К Евреям 2:17). Он взял все на Себя. Он понес наши скорби и печали. «Он взял на Себя наши немощи и понес болезни» (От Матфея 8:17). «Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас». Он искупил нас, заняв наше место в буквальном смысле, переложив на Себя весь груз с наших плеч. «Ибо не знавшего греха Он сделал грехом для нас, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2-е Коринфянам 5:21). В самом полном смысле слова, в такой степени, которую обычно редко себе представляют, произнося эти слова, Он стал Заместителем человека. Это значит, что Он настолько пропитался нашим существом, настолько полно отождествил Себя с нами, что все, происходящее с нами и влияющее на нас, происходит с Ним и влияет на Него. Он не является нашим Заместителем в том смысле, в котором один человек может быть заместителем другого, к примеру, в армии, когда заместитель находится в одном месте, а человек, которого он замещает, в другом месте, занимаясь какими-то другими делами. Нет. Христос – Заместитель совсем другого рода. Он наш Заместитель в том смысле, что Он заменяет нас Собой, и мы уже не появляемся в поле зрения. Мы полностью уступаем место, так что уже существую «не я, но Христос». Так мы и возлагаем на Него свои заботы, - не беря их в руки, чтобы затем возложить их на Него, применяя свою силу, а смиряя себя, понимая, что мы – ничто (а это правда), - и таким образом оставляем наше бремя на Нем одном. Итак, мы уже видим, каким образом Он пришел к нам…

 

...чтобы искупить тех, кто под законом.

И Он делает это самым практичным и реальным способом. Кого же Он делает искупленными? – «Тех, которые были под законом». Мы не можем здесь не вспомнить о том мнении, согласно которого выражение «искупить тех, кто был под законом» имеет некое ограниченное применение. Согласно этому мнению данное выражение означает, что Христос освободил иудеев от необходимости приносить жертвы, или от каких-то других обязанностей соблюдать заповеди. Предположим на минуту, что это выражение и в самом деле относится только к иудеям, особенно к тем, кто жил во время первого пришествия Господа. Что же за этим следует? – За этим следует, что, принимая данный взгляд, мы сами себя лишаем какого-либо места в плане искупления. Ведь если только лишь иудеи были «под законом», то Христос пришел искупить только иудеев. Неужели мы желаем лишить себя спасения, принимая эту точку зрения в вопросе искупления? Если нет, то нам нужно признать тот факт, что перед тем, как мы уверовали, мы были (или остаемся до сих пор, если не уверовали) «под законом», ибо Христос пришел для искупления никого другого, кроме тех, кто «под законом». Быть «под законом», как мы уже выяснили, означает быть осужденным этим законом как преступник. Христос пришел призвать «не праведников, а грешников к покаянию». Но закон осуждает только тех, кто должен его соблюдать, на кого он распространяется. Следовательно, искупление от закона, которое Иисус совершает, искупление от осуждения этого закона, дает нам все возможности жить жизнью послушания этому закону.

 

«Дабы мы могли принять усыновление»

«Возлюбленные, мы теперь дети Божьи» (1-е Иоанна 3:2). «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (От Иоанна 1:12). Это состояние совершенно отличается от того состояния, которое названо в третьем тексте изучаемой нами главы словом «дети». В том, прежнем состоянии мы описаны как «народ мятежный, дети лживые, дети, которые не хотят слушать закона Господня» (Исаия 30:9). Веруя в Иисуса и принимая усыновление, мы уже становимся «как послушные дети, не сообразуясь с прежними похотями, бывшими в неведении нашем» (1-е Петра 1:14). Христос сказал: «Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой, и закон Твой у меня в сердце» (Псалтирь 39:9). Из этого следует, что, когда Он становится нашим Заместителем, как об этом сказано в предпоследнем параграфе, буквально занимая наше место, не вместо нас, а вселяясь в нас самих, живя нашей жизнью в нас и за нас, то в результате этого тот же самый закон будет и в наших сердцах, когда мы примем это усыновление.

 

Свидетельство Духа.

«Дух свидетельствует, потому что Дух есть истина» (1-е Иоанна 5:6). «А как вы - сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: "Авва, Отче!"». Какая радость и мир приходят в сердце, когда там поселяется Дух в качестве постоянного жителя; не просто в качестве Гостя, а в качестве единственного Хозяина! Оправдываясь верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа, и поэтому мы «радуемся в Боге», радуясь даже в испытаниях, имея надежду, которая не знает разочарований, потому что «любовь Божья излилась в сердца наши Духом Святым данным нам» (Римлянам 5:1-5). И тогда мы можем любить так, как любит Бог; ведь мы имеем ту же самую любовь, потому что мы стали причастниками божественной природы. «Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы - дети Божии». «Верующий в Сына Божия имеет свидетельство в себе самом».

 

«Уже не раб, но сын»

«Ты уже не раб, но сын». Мы увидим, что существует два типа рабов, как и два типа детей. В первой части этой главы мы видели, как слово «дети» обозначает тех, кто еще не имеет «полного возраста», и их чувства «не приучены навыком к различению добра и зла» (Евреям 5:14). К ним тоже относится обетование, как и «ко всем дальним», ожидая их решения принять его, став причастниками божественной природы, и реальными детьми Божьими. Но, оставаясь «детьми гнева», люди остаются рабами греха, а не слугами Божьими. Сын Божий является Рабом, но Рабом в совершенно другом смысле, чем те «рабы», о которых мы сейчас говорим. Характер раба зависит от господина, которому он служит. В данной же главе слово «раб» вне всяких сомнений относится не к рабам Божьим, которые еще являются и Его детьми, а к рабам греха. Между таким рабом и сыном существует огромная разница. Раб не может иметь никакого имущества; он не имеет власти над самим собой, и в этом его главная отличительная характеристика. Сын же, родившийся свободным, наоборот, имеет власть над всем творением Божьим, как в самом начале мироздания, потому что он одержал победу над самим собой; ибо «Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою [лучше] завоевателя города».

 

«А если сын, то и наследник».

Когда блудный сын бродил далеко от отчего дома, он ничем не отличался от раба, потому что он и был рабом, выполняя самую грязную работу. В этом же состоянии он вернулся в свой прежний дом, считая, что не заслуживает лучшего места, чем место раба в этом доме. Но отец увидел его еще задолго до его прихода, и побежал к нему сам, и принял его как сына, а значит, как наследника, хотя он потерял все свои права на наследство. Мы тоже потеряли наше право называться сыновьями, и растратили все свое наследие; все же Бог принимает нас во Христе как настоящих сыновей, и дарует нам те же права и привилегии, которые имеет Христос. И хотя Христос сейчас на небесах, одесную Бога, «превыше всякого Начальства, и Власти, и Силы, и Господства, и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем» (К Ефесянам 1:20,21), Он не имеет ничего такого, что Он не разделял бы с нами, ибо «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, - благодатью вы спасены, - и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе» (К Ефесянам 2:4-6). Христос прямо сегодня разделяет с нами и все наши страдания, чтобы мы были едины с Ним, отражая прямо сегодня Его славу. Он «возвысил смиренных». Даже сейчас «из праха подъемлет Он бедного, из брения возвышает нищего, посаждая с вельможами, и престол славы дает им в наследие» (1-я Царств 2:8). Ни один царь на земле не имеет таких владений, и такой действенной и реальной власти, как самый нищий крестьянин, который знает Господа как своего Отца.

 

Языческое рабство.

Апостол Павел, обращаясь к коринфянам, пишет: «Вы знаете, что когда вы были язычниками, то ходили к безгласным идолам, так, как бы вели вас» (1-е Коринфянам 12:2). Галаты были такими же. Им он писал: «Тогда, не зная Бога, вы служили [богам], которые в существе не боги». Помня об этом, читатель спасет себя от очень распространенных заблуждений в отношении этого послания. Галаты были язычниками, поклонялись идолам, и были в рабстве у самых низменных суеверий. Будем помнить о том, что это рабство было тем же рабством, о котором говорится в предыдущей главе – когда они были «заключены» «под законом». В этом же рабстве находятся все необращенные люди, ибо во второй и третьей главах Послания к Римлянам мы узнаем о том, что «нет различия, ибо все согрешили». Сами иудеи, не знавшие Господа лично, в своем персональном опыте были в том же рабстве – в рабстве греха. «Всякий делающий грех есть раб греха» (Иоанна 8:34). А «кто делает грех, тот от диавола» (1-е Иоанна 3:8). «Язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу» (1-е Коринфянам 10:20). Если человек не является христианином, он является язычником. Нейтральной позиции здесь не существует. Если христианин предается отступничеству, он немедленно становится язычником. Мы сами когда-то жили «по обычаю мира сего, по [воле] князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления» (К Ефесянам 2:2), и «были некогда несмысленны, непокорны, заблуждшие, были рабы похотей и различных удовольствий, жили в злобе и зависти, были гнусны, ненавидели друг друга» (К Титу 3:3). Поэтому мы тоже были в рабстве и «служили [богам], которые в существе не боги» (К Галатам 4:8). И чем злобнее господин, тем хуже рабство. Каким же языком можно описать ужас рабства «самому тлению»?

 

Любовь к рабству.

«Ныне же, познав Бога, или, лучше, получив познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им?» Разве не странно наблюдать, как человек любит цепи своего же рабства? Христос провозгласил «пленным освобождение и узникам открытие темницы» (Исаия 61:1), говоря заключенным: «выходите», и тем, кто во тьме: «покажитесь» (Исаия 49:9); и тем не менее люди, которые слышали эти слова, которые вышли, которые увидели свет «Солнца праведности», которые знают сладкий вкус свободы, повернулись назад и вернулись в свою темницу, подчинившись своим старым цепям, любя их и преклоняясь под тяжелое ярмо греха. Кто из нас не имел такого опыта хоть в малейшей степени? Это не пустые разговоры. Это факт: люди могут любить самые отвратительные вещи, даже саму смерть; ибо Мудрость гласит: «Все ненавидящие Меня любят смерть» (Притчи 8:36). В Послании к Галатам мы имеем живой пример реального человеческого опыта.

 

Соблюдение языческих обычаев.

«Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы». Это было доказательством их рабства. Кто-то скажет: «Да, они вернулись к старой иудейской субботе; это и было рабством, против которого Павел предупреждает и нас!» Странно наблюдать такую неистовую ненависть многих к субботе, которую Сам Господь дал как иудеям, так и всем остальным людям нашей планеты, что из-за этой ненависти они хватаются за каждое слово, которое, по их мнению, может помочь им в их аргументах, хотя при этом закрывают глаза на все остальные слова, которые находятся тут же, рядом с этим словом. Любой читающий Послание к Галатам и вдумывающийся в текст при своем чтении этого письма, узнает, что галаты не были иудеями. У них не было ничего общего с иудеями. Следовательно, когда они снова обратились к «бедным и немощным вещественным началам», которым они снова захотели подчиняться и быть в рабстве, они, конечно, не возвращались ни к каким иудейским постановлениям. Они возвращались к своим старым языческим обычаям. «Но разве не иудеями были те, кто соблазнил их и увел в заблуждение?» - Да, они были иудеями. Но будем помнить одно: когда человека пытаются отвратить от Христа к какому-то Его «заменителю», невозможно сказать точно, где тот человек остановится, идя по этому пути отступничества. Если обращенный пьяница потеряет веру во Христа, он снова вернется к своим же скверным привычкам, - можете быть уверены в этом, - хотя Господь возможно и забрал у него эти греховные желания. Поэтому, когда те «лжебратья», иудеи, противящиеся «истине евангельской» как она есть во Христе, - преуспели в том, чтобы увести галат от Христа, то они не могли уже остановить их на одних только церемониях иудаизма. Нет. Соблазненные ими братья неизбежно вернулись к своим старым языческим суевериям.

 

Запретные практики.

Прочтите снова десятый текст, а затем текст из книги Второзаконие (18:10): «не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей». А сейчас прочтем, что Господь говорит язычникам, которые желают избежать праведного суда, грядущего на них: «Ты утомлена множеством советов твоих; пусть же выступят наблюдатели небес и звездочеты и предвещатели по новолуниям, и спасут тебя от того, что должно приключиться тебе» (Исаия 47:13). Здесь мы видим, что как раз те обычаи, к которым возвращались галаты, были запрещены Господом, еще когда Он выводил Израиль из Египта. С таким же успехом мы можем сказать, что Бог, запрещая все эти беззакония, предупреждал израильтян против соблюдения субботы, если мы утверждаем, что Павел отговаривал галат от ее соблюдения, или если мы вообще связываем увещания апостола с субботой Господней. Ведь Бог запрещал все эти мерзости в то же самое время, когда Он дал заповедь о соблюдении субботы. Галаты настолько далеко ушли в свою прошлую жизнь, что Павел стал опасаться, как бы все его труды не оказались напрасными. Они оставляли Бога и возвращались к «бедным и немощным вещественным началам», которые ни один разумный человек не станет считать признаком какой-то связи с Богом. Они променяли свою славу на «то, что не помогает» (Иеремии 2:11); ибо «обряды языческие – одна суета».

Мы подвержены такой же опасности в этом отношении, как и любой другой человек в любое время. Любой, доверяющий себе самому, имеющий хоть какую-то надежду на плоть, поклоняется делам своих собственных рук вместо Бога, и является таким же язычником, как и все делающие и поклоняющиеся литым кумирам и идолам. Человек с большой готовностью доверяется своей собственной мудрости, своей способности «позаботиться о себе», и быстро забывает о том, что даже мысли самого мудрого человека – суета, и что нет силы, кроме той, которая от Бога. «Да не хвалится мудрый мудростью своею, да не хвалится сильный силою своею, да не хвалится богатый богатством своим. Но хвалящийся хвались тем, что разумеет и знает Меня, что Я - Господь, творящий милость, суд и правду на земле; ибо только это благоугодно Мне, говорит Господь» (Иеремия 9:23,24).

 

Вестника невозможно оскорбить.

«Тот, кого послал Бог, говорит слова Божьи» (Иоанна 3:34). Апостол Павел был послан Господом Иисусом Христом, и говорил не свои собственные слова. Он был вестником, несущим весть от Бога, а не от какого-либо человека. Это дело делал не он, и никакой другой человек, а Бог. Он же был всего лишь смиренным инструментом, глиняным сосудом, избранным Богом в качестве средства провозглашения Своего славного Евангелия благодати. Поэтому Павел не чувствовал обиду, когда его весть не встречала понимание, или даже когда ее отвергали. «Вы совсем не обидели меня», пишет он галатам. Он не жалел о том труде, который Он совершал среди галат. Он не считал эти труды потерянным временем, переживая о том, что так много времени было потрачено впустую. Он боялся за них, чтобы его труды не оказались напрасными для них. Человек, который может от всего сердца сказать: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей» (Псалтирь 113:9), не будет переживать личную обиду, если его весть не будет принята. Всякий, кто раздражается и гневается, встречая пренебрежение или насмешки в ответ на свои слова, показывает тем самым, что он либо забыл о том, что говорил слова Божьи, а не свои собственные, либо смешал с этими словами свои собственные слова, если вообще не заменил ими все слова Божьи. Вот что привело ко всем преследованиям, которые запятнали церковь, называющую себя христианской. Возникли люди, говорившие превратно, чтобы увлечь учеников за собою, и когда их слова и обычаи не принимались, они обижались, и применяли свои так называемые «меры возмездия» на так называемых «еретиков». Ни один человек во все века не переносил гонения за свою неспособность соблюдать заповеди Божьи. Всегда все преследования обрушивались на людей за их пренебрежение человеческими обычаями и традициями. Похвально быть ревностным сторонником добрых дел, но эта ревность должна гармонировать с освященными познаниями. Ревностный человек должен постоянно спрашивать себя: «Кому я служу?» Если он слуга Божий, тогда он будет доволен проповедью вести, доверенной ему Богом, доверяя суд и возмездие Богу, которому принадлежит и он сам.

 

Сила в немощи.

«Вы знаете, что я в немощи плоти благовествовал вам в первый раз». С самого начала данного послания мы можем воссоздать историю опыта, через который прошли галатийские братья, и выяснить отношение Павла к этому опыту. Оставшись в Галатии из-за физической немощи, он проповедовал Евангелие «в явлении Духа и силы», так что люди видели Христа распятого прямо посреди них, и, принимая Его, исполнялись силой и радостью Святого Духа. Их радость и блаженство в Господе было испытано при всех, и они в результате этого пережили немалое преследование; но они сочли его за ничто. Павел, несмотря на свою непривлекательную внешность (читайте 1-е Коринфянам 2:1-5; 2-е Коринфянам 10:10), был принят как вестник Божий, из-за радостной вести, которую он им передал. Они настолько высоко оценили богатства благодати, которые он им открыл, что они с радостью отдали бы ему свои собственные глаза, чтобы восполнить его ограниченные физические возможности. Об этом было сказано для того, чтобы галаты могли увидеть, откуда они ниспали, и чтобы они, взглянув на свою теперешнюю наготу, могли понять, что апостол был совершенно бескорыстен в своей заботе о них. Он однажды возвестил им истину, и они обрадовались ей. Поэтому он не мог стать им врагом, продолжая возвещать им ту же самую истину.

Но в этих личных воззваниях есть нечто большее. Мы не должны думать, что Павел добивался их личной симпатии и жалости, говоря о своих скорбях, и о великих испытаниях, в которых он трудился. Нет, нет. Он ни на мгновение не терял из виду цель своего послания, а именно: показать, что «плоть не приносит никакой пользы», и что все по-настоящему доброе исходит от Святого Духа Божьего. Галаты «начали в Духе». Павел был человеком невеликого роста, довольно слабого телосложения, и переживал особую проблему, когда впервые встретился с ними. И все же, несмотря на его почти абсолютную беспомощность, он проповедовал Евангелие с такой силой и могуществом, что никто не мог не увидеть реального, хотя и невидимого присутствия Божьего с ним. Евангелие исходит не от людей, а от Бога. И Евангелие было открыто галатам не «плотью». Поэтому они не были обязаны «плоти» никаким из благословений, которые они получили. Какая же слепота, какая несмысленность была проявлена с их стороны, когда они возмечтали своими собственными силами довести до совершенства то, что начиналось исключительно силой Божьей! Но усвоили ли этот урок мы с вами?

 

Где же ваше блаженство?

Любой, имеющий хоть какое-то представление о характере Бога, знает, что принятие Господа приносит радость. Мы всегда предвкушаем и представляем себе радость и сияющее выражение лица новообращенного христианина. Так же случилось и с галатами. Но теперь их поток благодарности сменился препирательствами и распрями (смотри Галатам 5:15). Разве не странно, что люди уже не ожидают увидеть опытных христиан такими же воодушевленными, как новообращенные? Почему представление о том, что радость и теплота первой любви постепенно угасают, принимается как нечто само собой разумеющееся? Такое бывает, но такого не должно быть. Бог свидетельствует Своему народу о том, что они оставили свою первую любовь (Откровение 2:4). "Стезя праведных - как светило лучезарное, которое более и более светлеет до полного дня" (Притчи 4:18). Заметьте то, как описана стезя праведных. Праведные - это те, кто живет верой. Когда же человек отворачивается от веры, или пытается заменить ее делами, свет покидает его. Иисус сказал: "Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна" (От Иоанна 15:11). Он дарует елей радости - Святого Духа - вместо плача, и причем навсегда. Жизнь явилась, дабы мы могли иметь полноту радости (1-е Иоанна 1:1-4). Источник жизни никогда не истощится. Этот поток никогда не иссякнет. Поэтому, если наш свет тускнеет, а наша радость уступает место унынию, монотонной рутине, мы можем быть уверены в том, что мы сами отвернулись от дороги жизни.

 

Желание быть под законом.

"Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона?" После всего, что мы уже узнали, никто не осмелится возразить против того, что находящийся под законом не оплакивает свое состояние. Иначе галаты даже не пожелали бы такими становиться. "Есть пути, которые кажутся человеку прямыми, но конец их путь к смерти" (Притчи 16:25). Как много на свете тех, кто любит свою жизнь такой, какая она есть, даже когда все кроме них самих видят, что они идут к смерти! Да, многие, видя и понимая последствия своего выбора, настоятельно идут по нему, своевольно выбирая "временные греховные удовольствия" вместо праведности и долготы дней. Быть "под законом" Божьим означает быть осужденным этим законом как грешник, скованный и обреченный на смерть. И, тем не менее, миллионы людей, помимо самих галат, возлюбили это состояние и до сих пор любят его. О, если бы они только прислушались к этому голосу! Нет никаких причин, по которым они бы не услышали этот голос, ибо он звучит с силой грома и молнии. "Имеющий уши слышать, да слышит".

 

"Что говорит закон?"

Он говорит: «Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». Он изрекает смерть на всех, кто ищет утешение в «вещественных началах мира». «Проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона». Куда же будет изгнан такой «лукавый раб»? – «Во тьму внешнюю, где будет плач и скрежет зубов». «Ибо вот, придет день, пылающий как печь; тогда все надменные и поступающие нечестиво будут как солома, и попалит их грядущий день, говорит Господь Саваоф, так что не оставит у них ни корня, ни ветвей». Поэтому «помните закон Моисея, раба Моего (говорит Господь), который Я заповедал ему на Хориве для всего Израиля, равно как и правила и уставы» (Малахия 4:1,4). Все, кто «под законом», как бы они себя ни называли – иудеи или язычники, христиане или мусульмане, все находятся в рабстве у сатаны, в рабстве преступлений и грехов, - и они подлежат этому изгнанию. «Всякий делающий грех есть раб греха. Раб не пребывает в доме вечно; Сын пребывает вечно». Прославим же Бога за Его «усыновление».

 

«Два сына».

Ложные учителя желали убедить галатийских братьев в том, что, оставляя свою полную сердечную веру во Христа и переключаясь на дела, которые они могли делать сами, они становились детьми Авраама, и наследниками обетований, данных ему. Они забыли, что Авраам имел двух сыновей. Я лично разговаривал с иудеем «по плоти», который не знал о том, что Авраам имел больше одного сына. По всей видимости, многие христиане также считают, что быть потомком Авраама «по плоти» вполне достаточно для того, чтобы иметь часть в обещанном наследии. «Не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаются за семя» (К Римлянам 9:8). Из двух сыновей Авраама один был «рожден по плоти», а другой – «по обетованию», или рожден от Духа. «Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени, и не по времени возраста родила, ибо познала, что верен Обещавший» (К Евреям 11:11). Агарь была рабыней-египтянкой. Деты рабыни всегда являются рабами, даже если их отец – свободный человек. Так и Агарь могла рождать детей только в рабство. Но задолго до того, как родился Измаил, Господь ясно показал Аврааму, который желал сделать своего раба Елиезера своим наследником, что обещанным ему наследником будет не раб, пусть даже родившийся в его доме, а свободный сын, или сын свободной женщины. Бог в Своем царстве рабов не держит.

 

«Это два завета».

Каковы же два завета? Это две женщины: Агарь и Сара. Ибо мы читаем, что Агарь – это гора Синай, «которая рождает в рабство». Это значит, что, как Агарь не могла рождать никаких других детей кроме рабов, так и закон, даже тот закон, который был провозглашен Богом с Синая, не может рождать свободных людей. Он может только держать их в рабстве, и больше ничего. «Закон производит гнев, ибо законом познается грех». То же самое можно сказать и о завете, заключенном на Синае, ибо он состоял всего-навсего из обещания народа соблюдать этот закон, и поэтому имел не больше силы сделать их свободными, чем сам закон, - не больше силы, чем они уже имели в своем рабстве. Более того, этот завет «рождал в рабство», поскольку заключение ими этого завета было ничем иным, как их обещанием сделать себя праведными своими делами. Человек же сам по себе абсолютно «немощен».

Представьте себе эту ситуацию: народ находился в рабстве греха; они не имели силы разорвать свои цепи; но провозглашение закона ничего не изменило в их положении; оно не привнесло ничего нового. Если кто-то сидит в тюрьме за свое преступление, вы не сможете дать ему свободу, читая ему уголовный кодекс. Ведь именно этот закон его туда отправил. Чтение ему этого закона будет его еще больше угнетать. Кто-то спросит: «В таком случае разве не Сам Бог завел их в это рабство?» - Ни в коем случае. Ведь он не принуждал их заключать с Ним тот завет на Синае. За четыреста тридцать лет до этого Он заключил такой завет с Авраамом, которого было вполне достаточно для исполнения всех Его намерений. Этот завет был «утвержден во Христе», и поэтому был заветом, посланным свыше (смотри Иоанна 8:23). Он содержал обещание о праведности как о свободном даре от Бога через веру, и относился ко всем народам. Все чудеса, которые Бог совершил, освобождая детей Израиля от Египетского рабства, были сделаны для того, чтобы показать Его силу освобождать как их, так и нас от рабства греха. Да, да, выход из Египта сам по себе был демонстрацией не только Божьей силы, но и Его желания вывести их из рабства греха, того рабства, в котором держит людей завет Синайский, потому что Агарь, которая представляет завет Синайский, была египтянкой. Поэтому, когда народ пришел к горе Синай, Бог просто напомнил им о том, что Он для них уже сделал, а затем сказал: «итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля» (Исход 19:5). Какой завет Он здесь имел ввиду? – Конечно тот, который уже был в силе, то есть Его завет с Авраамом. Если бы они просто хранили Божий завет, или хранили Божье обещание, или хранили веру, - они были бы особенным и драгоценным народом для Бога, ибо Бог, Владыка всей земли был способен сделать для них все то, что Сам обещал.  Тот факт, что они в своем самодовольстве поспешили опрометчиво взять на себя всю ответственность, не говорит о том, что Бог склонял их к заключению такого завета. Как раз наоборот. Он выводил их из рабства, а не заводил в рабство, и апостол ясно говорит нам о том, что завет, заключенный на Синае был ничем иным как рабством. Более того, если бы только дети Израиля, вышедшие из Египта, ходили «путями веры отца нашего Авраама, которую он имел еще в необрезании» (Римлянам 4:12), закон никогда бы не был провозглашен с Синая; «ибо не законом [даровано] Аврааму, или семени его, обетование - быть наследником мира, но праведностью веры» (К Римлянам 4:13). Вера оправдывает, делает праведным; если бы этот народ имел веру Авраама, они имели бы и праведность, которую имел Авраам; и тогда бы не было никакой причины для провозглашения закона, который был «дан по причине преступлений». Закон был бы записан в их сердцах, и Богу не нужно было бы громогласно отрезвлять их и показывать им их состояние. Бог никогда не намеревался, и даже сейчас не намерен дать какому-то человеку праведность посредством закона, провозглашенного с Синая; об этом свидетельствует все, что связано с горой Синай. И все же закон есть истина, и должен соблюдаться. Бог вывел народ из Египта, «чтобы они соблюдали уставы Его и хранили законы Его» (Псалтирь 104:45). Мы не получаем жизнь, соблюдая заповеди. Наоборот, Бог дает нам жизнь, способную эти заповеди соблюдать.

 

Два завета одновременно.

Заметьте утверждение апостола, когда он пишет об этих двух женщинах, Агарь и Саре: «Это два завета». В таком случае эти два завета существовали и во дни Авраама, имея все свои характеристики. Так обстоят дела и сегодня, ибо Писание говорит нам, также, как и им: «Изгони рабыню и сына ее». Мы видим, что эти два завета относятся не ко времени, а к внутреннему состоянию. Пусть никто не обольщает себя мыслью о том, что он уже не может пребывать в ветхом завете просто потому, что время ветхого завета уже прошло. Время ветхого завета уже прошло только в том смысле, что «вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой, предаваясь нечистотам, похотям, пьянству, излишеству в пище и питии и нелепому идолослужению» (1-е Петра 4:3).

 

Разница между двумя заветами.

Разница между ними точно такая же, как и между свободной женщиной и рабыней. Дети Агари, независимо от их численности, все равно остались бы рабами, а дети Сары были бы бесспорно свободными. Так и завет, заключенный на горе Синай, удерживает всех, кто с ним соглашается, в рабстве, или «под законом», в то время как завет, данный свыше, дает свободу, и притом свободу не «от соблюдения закона», а свободу соблюдать закон. Христос совершает искупление от проклятия закона, а это проклятие есть ничто иное, как нарушение закона. Он дарует нам искупление от этого проклятия, чтобы нам получить благословение, а это благословение есть ничто иное, как послушание закону. «Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем» (Псалтирь 118:1). Это «блаженство» и есть свобода. «Буду ходить свободно, ибо я взыскал повелений Твоих» - говорит псалмопевец (Псалтирь 118:45).

Разницу между этими двумя заветами можно кратко пояснить следующим образом: В завете «от горы Синай» мы остаемся с законом один на один, а в завете, который «свыше», мы имеем дело с законом, который во Христе. В первом случае нас ожидает смерть, поскольку закон «острее всякого меча обоюдоострого», и мы не сможем с ним примириться без фатального исхода для нас; но во втором случае мы имеем дело с законом, который «в руке Посредника». В первом случае речь идет о том, что можем сделать мы, а во втором случае речь идет о том, что может сделать Дух Бога живого. Будем помнить о том, что во всем Послании к Галатам даже и в малейшей степени не оспаривается вопрос о том, что закон должен соблюдаться. Единственный вопрос звучит так: «Как он должен соблюдаться? Должен ли он соблюдаться нашими делами, так что наградой нашей будет не проявление милости и благодати, а возврат долга, или он должен соблюдаться самим Богом, производящим в нас «и хотение и действие по Своему благоволению»?

 

Гора Синай и гора Сион.

«Таким образом Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве; а вышний Иерусалим свободен: он - матерь всем нам». Как существует два завета, так существует и два города, которым они соответствуют. «Нынешний Иерусалим» соответствует ветхому завету, или горе Синай. Он никогда не станет свободным. Ему на смену придет город Божий, небесный Иерусалим, «сходящий от Бога с неба» (Откровение 3:12; 21:1-5). Именно этого города ожидал и желал Авраам, «города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог» (К Евреям 11:10, Откровение 21:14). Многие связывали свои величайшие надежды, и даже все свои надежды с «нынешним Иерусалимом». Таковые покрыты завесой, которая «остается неснятой при чтении Ветхого Завета» (2-е Коринфянам 3:14). Они на самом деле взирают на гору Синай и на ветхий завет в вопросе своего спасения, которое там невозможно обрести. «Вы приступили не к горе, осязаемой и пылающей огнем, не ко тьме и мраку и буре, не к трубному звуку и гласу глаголов, который слышавшие просили, чтобы к ним более не было продолжаемо слово, ибо они не могли стерпеть того, что заповедуемо было: если и зверь прикоснется к горе, будет побит камнями (или поражен стрелою); и столь ужасно было это видение, [что и] Моисей сказал: "я в страхе и трепете". Но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу, и к Крови кропления, говорящей лучше, нежели Авелева» (К Евреям 12:18-24)

Все, кто взирает на нынешний Иерусалим в ожидании благословений, взирает на ветхий завет, на гору Синай, на рабство; те же, кто поклоняется Богу, взирая на Новый Иерусалим, и кто ожидает благословений только от него, тот взирает на Новый Завет, на гору Сион, на свободу; ибо «вышний Иерусалим свободен». От чего же он свободен? – Свободен от греха. И поскольку он «матерь нам всем», он рождает нас заново, так что мы также становимся свободными от греха. Свободными от закона? – Да, конечно, ибо закон никак не может осудить тех, кто во Христе Иисусе.

Но пусть никто не введет вас в заблуждение лукавыми словами, говоря вам о том, что теперь вы можете попирать закон ногами, - тот закон, который Бог Сам провозгласил таким величественным образом с горы Синай. Приходя на гору Сион, - то есть к Иисусу, Посреднику Нового Завета, и к крови кропления, - мы становимся свободными от греха, или от преступления закона. Основание же Божьего трона на горе Сион – это и есть Его закон. От этого же трона исходят «молнии, громы и голоса» (Откровение 4:5; 11:19), как и от горы Синай, потому что один и тот же закон присутствует и там, и там. Но этот престол назван «престолом благодати», и поэтому, несмотря на громы, мы приходим к нему с дерзновением, и уверены в том, что у Бога, «Судьи всех», Который сидит на этом «престоле благодати», мы обретем милость. Более того, мы обретем также и «благодать для своевременной помощи», - благодать, которая поддержит нас в час искушения грехом, ибо из среды этого престола, прямо от «закланного Агнца» (Откровение 5:6), проистекает река воды жизни, и несет нам из сердца Христа «закон Духа жизни». Мы пьем из этого потока, мы омываемся в нем, и находим в нем очищение «от всякого греха».

Кто-то спросит: «Почему же Господь не повел народ прямо на гору Сион, где они могли найти «закон Духа жизни», а повел на гору Синай, где можно было найти одну только смерть?» Это очень естественный вопрос, и ответить на него не сложно. Вся причина заключалась в их неверии. Когда Бог вывел Израиль из Египта, Он желал привести их на гору Сион настолько прямо и бесповоротно, насколько они могли бы идти. Когда они перешли Красное море, они пели вдохновенную песнь, которая, в частности, гласила: «Ты ведешь милостью Твоею народ сей, который Ты избавил, - сопровождаешь силою Твоею в жилище святыни Твоей... Введи его и насади его на горе достояния Твоего, на месте, которое Ты соделал жилищем Себе, Господи, во святилище, [которое] создали руки Твои, Владыка!» (Исход 15:13-17) Если бы они продолжали петь эту песнь, то очень скоро они бы были на Сионе, ибо искупленные Господом «приходят на Сион с песнями» и с вечной радостью над головами их (Исаии 35:10; 51:11). Разделение Красного моря было этому доказательством. Смотри 10-й стих. Но очень скоро они забыли Господа, и предались ропоту и неверию. Поэтому «дан был закон по причине преступлений». Они пришли к горе Синай вместо горы Сион по своей же вине, в результате своего греха неверия.

Тем не менее, Бог не оставил их без свидетельства о Своей верности и милости. На горе Синай закон был в руке того же самого Посредника, Иисуса, к Которому мы приходим, когда мы приходим на Сион, и из той же «Скалы на Хориве», то есть на Синае, вытекал тот же самый живительный поток, поток воды жизни, текущий из сердца Христова (Исход 17:6; 1Cor.10:4). Там же они имели не только образ, но и саму реальность, или гору Сион. Каждая душа, чье сердце обратилось бы к Господу, созерцая Его неприкрытую славу, как это делал Моисей, и, переживая трансформацию от этой славы, нашла бы там служение праведности вместо служения осуждения. «Милость Его - вовек». И даже за облаками гнева, из которых исходят громы и молнии закона, сияет славное лицо Солнца Праведности, Которое творит для нас в этих облаках радугу обетования.

 

«Сын пребывает вечно».

«Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». «Раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно» (От Иоанна 8:35). Здесь содержится утешение для каждой души. Если вы - грешник, или, в лучшем случае, человек, который «пытается быть христианином», и если вы трепещете от этих слов, видя свое рабство, видя грех, который крепко держит вас в своей власти, если вы крепко связаны узами своих греховных привычек, то вам нужно понять абсолютную безосновательность страха перед слушанием слова Господнего. Дело в том, что Он всегда обращается к нам с миром, даже если это обращение и сопровождается голосом грома. И чем величественнее этот голос, тем больше мира он вселяет. Ободритесь! Сын рабыни – это плоть и ее дела. «Плоть и кровь не может наследовать царства Божьего, и тление не наследует нетления». Но Бог говорит: «Изгони рабыню и сына ее». И если вы смиритесь с тем, что Его воля будет исполняться в вас, как она исполняется на небесах, Он позаботится о том, чтобы плоть с ее делами перестала владеть вами, и вы были «освобождены от рабства тлению в свободу славы детей Божиих». Это повеление, которое вас так испугало – всего лишь голос, повелевающий злым духам убираться от вас, и больше не входить в вас. Этот голос вселяет в вашу жизнь победу над каждым грехом. Примите Христа верою, и вы получите власть быть сыном Божьим, наследником царства непоколебимого, царства, которое вместе со всеми его обитателями пребывает вовек.

 

«Итак, стойте твердо».

Где же нам нужно стоять? – «В свободе, которую даровал вам Христос». Что же это за свобода? – Это свобода Самого Христа, чьим удовольствием и радостью был закон Господа, потому что закон был в Его сердце (Псалтирь 40:8). «Закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти» (К Римлянам 8:2). Мы можем устоять только верою. И в этой свободе нет ни следа рабства. Эта свобода – совершенная свобода. Это свобода души, свобода мыслей, и свобода действий. Речь не только о том, что нам дается способность соблюдать закон, а о том, что нам дается ум, который находит высшее удовольствие в этом. Дело совсем не в том, что мы теперь удовлетворяем закон, потому что не видим никакого другого выхода и освобождения от его наказания. Это было бы все тем же горьким рабством. Именно от этого рабства Божий завет нас освобождает. Напротив, обетование Бога, принятое нами, вселяет в нас мысли самого Духа, так что мы находим высочайшее удовольствие в послушании всем принципам слова Божьего. Душа становится свободной как птица, парящая над вершинами гор. Это и есть «свобода славы детей Божьих», которые восприняли в полной мере «широту, долготу, глубину и высоту» Божьей вселенной. Такова свобода тех, за кем нет надобности следить, кому можно доверять везде, поскольку каждый их шаг – это проявление Божьего святого закона. Зачем же довольствоваться рабством, когда нам доступна такая безграничная свобода? Тюремные ворота открыты. Выйдем же на свободу Божью!