Свобода во Христе - христианский проект

Вторник, 27 февраля 2024
Окна на Его защиту PDF Печать Email

 

Христос - наша праведная Твердыня

"Возвращайтесь на твердыню, вы, пленники надеющиеся! Что теперь возвещаю, воздам тебе вдвойне" (Зах. 9:12).

Твердыня - это крепость, предоставляющая убежище и защиту от врага. Это строение, дающее человеку не только защиту, но также пищу и уверенность. Иисус - наша праведная Твердыня.

Когда Бог послал Своему народу эти ободряющие слова через пророка Захарию, иудеи только начали возвращаться на родину после семидесятилетнего вавилонского, а затем мидо-персидского плена. Храм, опустошенный и разграбленный Навуходоносором, стал постепенно отстраиваться заново, и иудеи питали надежду на светлое и обеспеченное будущее. Однако вновь обретенная радость омрачилась неожиданными трудностями. Во-первых, иудеи-прозелиты, решившие остаться в Персии, протестовали против восстановления храма и пытались убедить своих бывших завоевателей в том, что храм и служение в нем никому не нужны. Что еще хуже, их молодому государству угрожала военная мощь Тира на севере, а также Аскалона, Газы и Екрона на юге. Иудеи уже не были пленниками, но их окружали превосходящие по силе вражеские войска. На границы Израиля уже совершались отдельные набеги. Надежды евреев на свободу и благоденствие все более и более напоминали жестокий розыгрыш. Борющемуся народу нужно было еще одно чудо избавления, еще одно Божественное вмешательство.

Когда иудеи пребывали в страхе и крайней нужде, Бог обратился к ним, пообещав, что хотя Тир окружил себя высокими стенами и "накопил серебра, как пыли, и золота, как уличной грязи" (Зах. 9:3), Он ниспровергнет этот город, равно как и воинственных правителей Аскалона, Газы, Филистимии и Азота. Бог запечатал Свое обетование, сказав Своему народу: "Возвращайтесь на твердыню, вы, пленники надеющиеся! Что теперь возвещаю, воздам тебе вдвойне" (ст. 12). И Бог действительно вмешался, защищая иудеев. Одним из наиболее памятных примеров такого вмешательства было необъяснимое решение Александра Македонского пощадить Иерусалим, хотя весь регион был опустошен, включая саму Персию.

Незавидное положение Израиля и его избавление уже после выхода из плена - это яркий образ духовного спасения, предлагаемого нам во Христе. Суть нашего положения состоит в том, что мы со всех сторон стеснены превосходящими силами времени и обстоятельств. Все мы - жертвы природы, топчущей наши надежды и разбивающей наши самые возвышенные мечты. Затравленных, измотанных, измученных, нас побеждает все мирское: "Похоть плоти, похоть очей и гордость житейская" (1 Ин. 2:16). Не в силах вырваться из этого смертельного окружения, мы остаемся узниками, хоть и надеющимися, но тем не менее узниками. Как иудеи были избавлены от плена в Персии, "изо рва, в котором нет воды" (Зах. 9:11), так и мы, христиане, избавлены от рабства нашим желаниям и нашему не обращенному состоянию. Мы были грешниками, не имевшими надежды, не спасенными, несчастными, увязшими в трясине беззакония, застрявшими во рве мерзкого непослушания. Мы страдали от бессилия, вызванного непослушанием, оно ничем не сдерживалось и мы не могли ему сопротивляться. Жизнь была пустой, разочаровывающей, не приносящей удовлетворения. Нам оставалось только одно - ожидать безрадостного конца, ибо свет истины не озарял наших сердец.

Но мы услышали голос Иисуса, зовущий нас. Сверху, над нами, скованными цепями греха, раздался приятный голос, мы услышали Его и поверили Ему. И когда это произошло, Он избавил нас. "Кровью завета", запечатленной на небе, символически представленной в жертвоприношениях и в конце концов пролитой на Голгофе, Он освободил нас, но не от реальности нашей грешной природы, с которой мы обречены жить до тех пор, пока мы смертные не "облечемся в бессмертие" (1 Кор. 15:53), а от ее тиранической власти.

Вследствие обращения изменилось наше состояние из наемников в наследников, от безнадежности мы перешли к надежде. Однако это не изолирует нас от зла. Мы остаемся в пределах досягаемости для постоянных нападок нашей подавленной, но упорствующей греховной природы. Мы освобождены из рва непослушания, но не от опасностей искушения, не от дефектов наших органов чувств и не от набегов сатаны, чья еле сдерживаемая ярость против недосягаемого Бога так жестоко докучает Его народу. Но неужели мы получаем избавление, чтобы погибнуть; освобождаемся, чтобы потом быть разоренными; неужели с нас снимают оковы, чтобы погубить? Нет, наша безопасность сосредоточена в Иисусе. Он - наше пристанище, наше убежище, наш покров во время бури, наша крепость и укрытие, наша праведная Твердыня.

В библейские времена твердынями были укрепленные и защищенные места, в которых воины и горожане спасали свою жизнь. Давид имел в виду такое прибежище, когда просил: "Возведи меня на скалу, для меня недосягаемую, ибо Ты - прибежище мое, Ты - крепкая защита от врага... я... покоюсь под кровом крыл Твоих" (Пс. 60:3-5). Исайя имел в виду то же самое, когда пророчествовал о мире Израиля: "В тот день будет воспета песнь сия в земле Иудиной: город крепкий у нас; спасение дал Он вместо стены и вала" (Ис. 26:1).

Более надежные твердыни защищались не только вооруженными людьми, но и природными условиями. Вот почему укрепления, построенные на неприступных холмах и защищенные с тыла водными просторами, назывались "высокими башнями". Но они были так же известны, как "крепкие башни", потому что их широкие рвы, наполненные водой, и массивные стены еще более усложняли задачу врагов.

Христос - наша неприступная Твердыня

Уподобить нашего Господа твердыне - значит описать ряд Его качеств, чрезвычайно важных для нашего спасения. Самое главное из них - Его неприступность. Христос доказал, что Он нравственно непобедим.

Если бы Христос не пришел на землю, Он навеки остался бы для нас неприступным физически, но не нравственно. Обвинение, выдвинутое Люцифером против Него до грехопадения Адама и Евы, постоянно бросало бы тень на Его характер. Но теперь дело обстоит совсем иначе. Сделавшись уязвимым в этом мире, Он стал неуязвимым во Вселенной. Он стал временно открытым для нападения, чтобы остаться неприступным на протяжении всей вечности. Умирая, Христос лишился защиты, чтобы мы обрели ее живя. Вот как Он стал нашей Твердыней. Иеремия воспел эту истину следующими словами: "Но Искупитель их силен, Господь Саваоф имя Его; Он разберет дело их, чтобы успокоить землю" (Иер. 50:34).

Сам Христос указал на это Свое свойство в притче о человеке, который оказался сильнее сильного, победил его и разделил похищенное у него (Лк. 11:21,22). Ангелы, вознесшиеся вместе с Господом, обратили внимание на Его доблесть, когда в ответ на вопрос своих небесных собратьев провозгласили: "Господь крепкий и сильный, Господь, сильный в брани" (Пс. 23:8). Именно это имел в виду сэр Вальтер Ралей. Хотя его слова не столь возвышенны, они имеют тот же смысл: "Моя сила удесятеряется, потому что чисто сердце мое". Он силен, потому что праведен, но не наоборот.

Христос - наша доступная Твердыня

В Израиле было шесть городов-убежищ. Географически они были расположены так, чтобы любой гражданин смог добраться до одного из них за полдня и спастись там от преследователей. Дороги, ведущие в эти города, всегда поддерживались в хорошем состоянии, и в самых важных местах стояли указатели с надписью "Убежище", дабы убегавший осужденный как можно быстрее оказался в безопасности. Человек, случайно убивший другого человека, мог укрыться в одном из таких убежищ, чтобы обрести там защиту. Мстящий за кровь родственник погибшего не мог причинить зла беглецу, как только тот оказывался за массивными городскими воротами. Стоило беглецу войти в такую безопасную твердыню, как все угрозы возмездия теряли силу. Каждый отчаявшийся беглец надеялся попасть в это безопасное убежище.

Точно так же Иисус является доступным нам убежищем. Он не из тех, кто, предоставив нам свое имение, оставляет нас одних. Христос близок к нам, по выражению Павла, Он "недалеко от каждого из нас" (Деян. 17:27). Благодаря Его крови, пролитой за нас, мы оказываемся в присутствии Самого Бога (Еф. 2:13). Он есть Твердыня, куда мы убегаем и где получаем оправдание, праведность и мир. Он в самом деле наше "прибежище и сила, скорый помощник в бедах" (Пс. 45:2).

В эту Твердыню нас приводит не страх, а вера. Боязнь сатаны, боязнь погибели, страх перед страданиями и даже перед самим адом не дают нам права находиться в убежище. Приходящие к Нему должны идти с верой в то, что Его абсолютное совершенство и святость приняты Отцом и засчитаны грешнику, что Его праведность доступна всем, и ее вполне достаточно, что характер Христа гарантирует нам полную безопасность, а крепкая Башня остается неприступной вчера, сегодня и вовек. В замке Его любви мы не только укрываемся от стрел сатаны, но и обретаем уверенность в том, что победим свои грехи в этой жизни и наследуем вечность.

Христос - Твердыня, в которой мы нуждаемся

Мы отчаянно нуждаемся в нравственной твердыне. Сатана - это притесняющий нас заимодавец, требующий, чтобы мы расплатились с ним своей жизнью. Мы его должники, мы должники закона и правосудия. Штрафные санкции предусматривают полное уничтожение и вечное забвение. Нашей единственной надеждой остается Иисус Христос, наша Твердыня.

Конечно, люди строят много ложных твердынь и высоких вавилонских башен, возвышающихся над ландшафтом нравственного опыта. Однако в действительности это обманчивые миражи, шаткие постройки, в которых нас ждет жестокое разочарование, это роковой уход от истинного счастья. Одним из таких призраков является слава; другими - богатство и власть. Но самый жестокий из всех призраков - это дела, наши дела. Вот в чем заключается величайшая из духовных реальностей: наши дела ничего нам не дают, с точки зрения нашего спасения, зато дела Христа дают нам все. Человеческие достижения и жертвы угодны Богу, но они не могут искупить нас. Плодом наших взаимоотношений с Христом будут добрые дела, но они недостаточно хороши, чтобы с их помощью мы заслужили право на вечность. Вот почему Соломон наставлял: "Имя Господа - крепкая башня: убегает в нее праведник - и безопасен" (Притч. 18:10). Мы праведны не потому, что убегаем, а потому, что находимся в Башне, и мы останемся праведными До тех пор, пока Башня будет ограждать нас. За пределами Башни мы становимся жертвой врага, несчастной мишенью для противника, который намного сильнее нас. Если мы хотим спастись от мстителя, то должны избавиться от груза собственных дел, вызывающих у нас гордость, и отчаянно устремиться к той безопасности, которую дает нам праведность Христа.

Христос - наша благодатная Твердыня

Обетование Спасителя, данное нам через пророка Захарию, звучит так: "Воздам тебе вдвойне" (Зах. 9:12). Начиная с того времени, когда Навуходоносор приступом взял Иерусалим, и до возвращения на родину при Неемии и Зоровавеле Израиль провел в плену семьдесят безрадостных лет. Целые поколения рождались и умирали, зная только гнет и щемящую сердце тоску по отчизне. Но затем, наконец, судьба иудеев круто изменилась. Забрезжил рассвет нового дня, и они переселились из высохших рвов Вавилона и Персии в свою заново отстроенную столицу, залитую солнцем свободы. Вся горечь осталась в прошлом. Евреи усвоили этот страшный урок, говорящий о необходимости послушания и зависимости от Бога. Именно тогда Господь выполнил то, что Он обещал их отцу Аврааму: даровал иудеям больше благословений, нежели всем другим народам, и способности, сделавшие их знаменитыми среди народов земли. Он дал им веселье вместо скорби и елей радости вместо плача.

Освободившись из плена, евреи начали обретать физическое, интеллектуальное и экономическое могущество. Но что гораздо важнее, их страна стала колыбелью долгожданного Мессии. Количественно и качественно преимущества новых взаимоотношений намного превосходили тяготы их плена. Несмотря на неприятные переживания и уроки прошлых лет, израильтяне по-прежнему оставались "первенцами" Бога. Как по их законам первенец даже изгнанной жены имел право на двойную часть отцовского наследства (Втор. 21:17), так и они стали пользоваться неожиданной и незаслуженной любовью.

Наше спасение было не менее великодушным действием Бога. Имея за плечами только постыдное прошлое, полное разочарований и несбывшихся надежд, мы стоим перед Первосвященником душ наших в таких же грязных одеждах, как Иисус, сын Иоседеков. С раскаянием в сердце и горькими воспоминаниями о нарушенных обещаниях, с наследственной греховностью и приобретенными беззакониями, мы кротко признаем: "Мы идем с пустыми руками, уповая лишь на крест". И наказавший нас воздает нам вдвойне. "Вместо пепла" Он дает нам "украшение, вместо плача - елей радости, вместо унылого духа - славную одежду" (Ис. 61:3). Мы получаем вдвойне за свой стыд: двойное возмещение, удовлетворение и радость. Но постыднее всего не наши прежние неудачи, а сегодняшнее неверие. Нам должно быть стыдно за то, что мы недооцениваем заслуги Христовой праведности, сомневаемся в них и не доверяем им должным образом. Весть Захарии имеет особое значение для нашего поколения. Нас тоже окружают превосходящие силы врага, мы тоже не заслуживаем Его благословений и Его благости. Но, прилетая к Нему, как птицы на гору, в Его убежище мы находим безусловное принятие, мир и вечную радость.

Христос - наша праведная Твердыня.

Христос - наше праведное Знамя

"И убоятся имени Господа... на восходе солнца. Если враг придет как река, дуновение Господа прогонит его [в другом переводе: "Дух Господа поднимет против него знамя"]. И придет Искупитель Сиона и сынов Иакова, обратившихся от нечестия" (Ис. 59:19, 20).

Знамя иллюстрирует особенности какой-либо организации или страны. Цвет знамени и изображение на нем раскрывают ее суть и вдохновляют ее приверженцев или граждан. Христос - наше праведное Знамя.

Как христиане мы являемся Его знаменосцами, Его верными воинами. Когда первые ученики вышли на проповедь, их настрой можно было бы охарактеризовать так: "Имя Христа должно быть их знаменем, их символом, объединяющей силой, источником успехов; Его могуществом должны были скрепляться все их действия. В Его Царстве признается лишь то, что носит Его имя" ("Деяния апостолов", с. 28).

Главным опознавательным знаком Христа является Его святость.

Бог свят: "Свят Я, Господь, Бог ваш" (Лев. 19:2). Место Его обитания свято (Иез. 20:40). Его город свят (Откр. 21:2). Его храм свят (Авв. 2:20). Его имя свято (Лев. 22:2). Насколько свят Бог? Настолько, что излучает свет, от Него исходит энергия. Он так безукоризненно чист, что сияет. Он абсолютно праведен, поэтому освещает галактики ярким блистанием Своего характера. Он столь свят, что все греховное мгновенно сгорает в Его присутствии и исчезает. "Господь, Бог твой, есть огнь поядающий", - писал Моисей (Втор. 4:24). Бог настолько свят, что земля дрожала, когда Он сошел на гору и громоподобным голосом разговаривал со Своим народом. Он так свят, что самый кроткий человек, когда-либо живший на земле, смог увидеть только Его отблеск, но не лицо. Он настолько свят, что первосвященник, совершавший служение перед Шекиной (славой Господней), имел колокольчики на одежде и веревку на поясе на тот случай, чтобы, если он вдруг будет поражен перед лицом Божьим из-за греха в его жизни и колокольчики перестанут звенеть, его товарищи смогли бы вытащить его тело, не рискуя сами умереть перед чистотой Божьего лица. Так насколько свят Господь? Настолько, что когда филистимляне поставили взятый в плен ковчег в своем храме, то нашли своего бога Дагона низвергнутым; голова и руки его были отсечены и лежали на пороге. Самих же азотян поразили мучительные нарывы на теле (1 Цар. 5:3-6). Насколько же свят Бог? Он настолько свят, что шестикрылые серафимы закрывают свои ноги и лица, когда склоняются перед Его престолом. Он настолько свят, что двадцать четыре старца и четыре животных денно и нощно взывают: "Свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель... Достоин

Ты, Господи, приять славу, и честь, и силу" (Откр. 4:8-11).

И когда Он пришел на землю, то принес в ясли Вифлеема самую сущность Своей вечной праведности. Ангелы радостно говорили Марии о "рождаемом Святом" (Лк. 1:35). Христос, озаривший Своей нетронутой чистотой обитателей неба, отказался от Своего Божественного положения, но не от Своей святости. Ради нас Он скрыл сияние Своего естества. Он сделал блеск Своей чистоты не столь ярким, потому что иначе мы не выдержали бы сияния Его присутствия среди нас.

Пожалуй, поэт В. Соловьев, как никто другой, описал это событие в своем известном стихотворении:

Во тьму веков та ночь уж отступила,

Когда, устав от злобы и тревог,

Земля в объятьях неба опочила,

И в тишине родился С-Нами-Бог

И многое уж невозможно ныне:

Цари на небо больше не глядят,

И пастыри не слушают в пустыне,

Как ангелы про Бога говорят.

Но вечное, что в эту ночь открылось,

Несокрушимо временем оно.

И Слово вновь в душе твоей родилось,

Рожденное под яслями давно.

Да! С нами Бог, - не там, в шатре лазурном,

Не за пределами бесчисленных миров,

Не в злом огне и не в дыханье бурном,

И не в уснувшей памяти веков.

Он здесь, теперь, - средь суеты случайной,

В потоке мутном жизненных тревог.

Владеешь ты всерадостною тайной:

Бессильно зло; мы вечны; с нами Бог!

(B.C. Соловьев, "Имману-Эль", 1892. - В сб. "Бог и человек в русской классической поэзии XVIII-XX веков". - С.-Пб., 1997)

Вот где была одержана великая победа. Одно дело быть святым Сыном Божьим, любимым ангелами, прославляемым Отцом, и жить в чистой атмосфере неба, и совсем другое дело - стать Сыном Человеческим на земле, "презренным и умаленным" множеством людей. Сатана понимал это, и поэтому вел беспощадную войну со Христом: он посылал законников, чтобы они уловили Его в словах, раввинов, которые досаждали Ему, демонов, мучивших Его. Сам дьявол безжалостно удручал Его от колыбели до могилы, силясь подавить Его. Но Христос не сдавался и не падал духом. В устах Его не было лукавства. Он никого не обманывал и не поступал жестоко. "В Своей человеческой природе Он сохранил чистоту Своего Божественного характера" ("Моя жизнь сегодня", с. 323). Иисус победил разрушительные эмоции, нездоровый аппетит, тягу к излишествам, все желания пренебречь долгом, все искушения превознести Себя и отомстить врагам, что так свойственно людям. Он сохранил абсолютное совершенство характера, с которым родился. Христос не совершал ошибок и не упускал случая сделать добро. Он прошел все испытания и смог сказать о Своей победе: "Идет князь мира сего и во Мне не имеет ничего" (Ин. 14:30). Такое качество святости является нашей целью, мерилом наших достижений. Господь велит нам: "Будьте святы, потому что Я свят" (1 Петр. 1:16). Мы призваны представить себя "в рабы праведности на дела святые" (Рим. 6:19). "Облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины" (Еф. 4:24). Эта святость является не подлежащим обсуждению условием спасения.

Люди были созданы для того, чтобы занять место павших ангелов, и хотя Божий план был отложен по причине греха, Он решительно намерен осуществить его. Однако Он не может и не хочет заменять грешных ангелов грешными людьми. Он абсолютно свят и "не примет ничего, кроме чистоты и святости; одно пятно или недостаток, один изъян - и человек навсегда лишится Неба со всей его славой и сокровищами" ("Свидетельства для Церкви", т. 2, с. 453). Вот почему мы должны быть спасены от наших грехов, а не в наших грехах. Елена Уайт нам напоминает: "Склад характера и склонность к послушанию, которая приобретается в момент рождения свыше - это единственное, что мы сможем взять с собой в новый мир" ("Святилище и совершенство", с. 129). Неудивительно, что Павел говорит о нашем странствии, как о "небесном звании" (Евр. 3:1), "звании святом" (2 Тим. 1:9), "высшем звании Божьем во Христе Иисусе" (Флп. 3:14). Понятно, что к вечной жизни ведет узкий путь, как учил Иисус (Мф. 7:14).

Праведность, описанная нами выше, - это цель, планка, к которой мы должны стремиться. Но весь парадокс заключается в том, что спасает нас отнюдь не достижение этой цели, этой праведности. Нас спасает дар Христовой праведности. Его дар вменяемой праведности делает нас пригодными для вечной жизни. Нам нужен дар праведности, потому что мы никогда не достигнем этой цели, Его праведности. Поскольку "мы не сможем сравняться с Образцом" ("Свидетельства для Церкви", т. 2, с. 549), мы должны "иметь участие в святости Его" (Евр. 12:10).

Но, прежде чем мы пожелаем воспользоваться заслугами Его жизни, нам необходимо понять истинное качество Его благости. Чтобы по достоинству оценить Его бесценный дар, мы должны постичь величие Его святости. Наша неспособность сделать это является, пожалуй, подлинной причиной того, что мы порой возлагаем слишком большие надежды на собственную благость и почти не стремимся получить Его дар. Но когда мы отвращаем свои взоры от соблазнов, не стоящих нашего внимания, и видим Христа, высокого и превознесенного, Каким увидел Его Исайя, тогда на нас производит должное впечатление и высокое звание, и высокая цена нашего спасения. Такое становится возможным благодаря тому, что, "обличив человека в грехе и указав ему на пример праведности, Святой Дух ослабляет привязанность к земным благам и наполняет душу желанием святости" ("Деяния апостолов", с. 52, 53).

Насколько хорошо мы понимаем святость Христова характера? Факты свидетельствуют против нас. Откуда это известно? Прежде всего, мы видим вызывающее тревогу отсутствие у некоторых людей уважения к Божьим святыням: к Его имени, к Его Церкви, к Его святилищу. Мы видим вопиющее неуважение к отрезвляющему требованию пророка Аввакума: "Господь - во святом храме Своем: да молчит вся земля пред лицом Его!" (Авв. 2:20). Без этой святости ни одна доктрина Церкви не может быть признана правильной.

Крещение, когда в нем присутствует святость Христа, является празднованием Его смерти, погребения и воскресения. Без святости Христа оно становится обрядовым введением человека в вялую жизнь религиозной организации. Суд, если в нем присутствует святость Христа, является успешным оправданием нашего характера, совершаемым нашим праведным Защитником. Без святости Христа он представляет собой заслуженное осуждение нашим безжалостным обвинителем. Управление вверенными ресурсами, в котором присутствует святость Христа, - это наш разумный отклик на истину о том, что мы искуплены Его Кровью. Без святости Христа мы имеем тщетные усилия, пустые дела, бесполезные епитимьи.

Второе пришествие, если его рассматривать в свете святости Христа, является "блаженным упованием" людей, полагающихся на Его праведность. Благодаря этому они питают оправданную надежду, что смогут чувствовать себя в безопасности перед ослепительной славой Бога Отца. Без правильного представления о святости Христа - это беспокойная и нелогичная уверенность людей, уповающих на свои достижения и принижающих земные победы Сына Божьего. Когда мы так возвышаем святость Христа, то повинуемся волнующему призыву Иеремии: "Против стен Вавилона поднимите знамя, усильте надзор, расставьте сторожей, приготовьте засады... Поднимите знамя на земле, трубите трубою среди народов" (Иер. 51:12,27). Когда мы превозносим Его, то тем самым внимаем настойчивому повелению Исайи: "Проходите, проходите в ворота, приготовляйте путь народу! Ровняйте, ровняйте дорогу, убирайте камни, поднимите знамя для народов!" (Ис. 62:10). Подобным образом мы напоминаем себе и обществу, что время не умалило славы Божьей, Он по-прежнему требует от всех жителей земли упорядочить взаимоотношения, признав, что они - творение и должны относиться к Нему как к Творцу, а враг всякой правды, когда-то предлагавший царства, ему не принадлежащие, в обмен на поклонение, которого он не заслуживал, является автором вавилонского столпотворения. Божья святость - это Его слава, Его прерогатива, Его отличительное знамя, под которым Он ополчается и защищает Свой народ.

Клич первого ангела убояться Бога, прославить Его и поклониться Ему является призывом Господа к последним жителям земли уважать Его святость (Откр. 14:7). Предупреждение второго ангела о том, что прикрывающиеся Божьим именем и не повинующиеся Его Слову, являются отступниками - тоже призыв к святости (ст. 8). А обещание третьего ангела уничтожить всех упорствующих в непослушании - это также призыв к святой жизни перед святым Богом (ст. 8-12). Иоанн следующим образом обобщает то, что ангелы говорят о святости: "Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои" (Откр. 15:4).

Не может ли проповедь святости, как важной составляющей Христовой праведности, быть слабым или недостающим звеном в нашем вероучении? Мы не должны отдавать решение этой задачи на откуп другим вероисповеданиям или диссидентским группам в нашей среде. Мы также не можем допустить, чтобы наша личная борьба с искушением заглушала эту жизненно важную тему. Знание собственных человеческих слабостей не должно запугивать нас или удерживать от того, чтобы высоко поднять знамя святости.

Каждое из двенадцати колен Израиля раскидывало стан и маршировало под своим отличительным знаменем. Во время сражения все воины собирались под этими знаменами. Для раненых они были надеждой и защитой. Они были также маяками надежды для путников и наводили ужас на врагов. Согласно преданию каждое колено начертало на своем знамени эмблему отчего дома. У колена Иуды это был лев, у колена Неффалима - олень, у Дана - змей, у Ефрема - орел, у Манассии - лицо человека и т. д. И, что очень важно, под каждой эмблемой были перечислены все основные сражения, в которых это колено принимало участие и победило. У нас тоже есть знамя, на котором перечислены отличительные особенности нашего странствования. На нем написано, как на митре Аарона и на челах искупленных: "Святыня Господня" (Исх. 39:30).

И теперь мы должны поднять это обагренное кровью знамя с начертанным на нем крестом. Мы обязаны поднять его высоко. Нам надо решиться на то, чтобы развернуть это знамя в наш век духовного безразличия. Мы обязаны поднять его и провозглашать звездные победы Христа в Вифлееме, в храме, в пустыне, в месте погребения Лазаря, в зале суда у Пилата, в Гефсимании, перед синедрионом, на Голгофе и у входа в новый гроб Иосифа. Но поскольку Он является нашим Вождем, нашим Героем, нашим Полководцем, это не только Его победы. "Его победа является нашей победой" ("Желание веков", с. 123). И когда мы падаем ниц перед крестом, "для святости не требуется ничего более" ("Наглядные уроки Христа", с. 163). Понимание этой истины побуждает нас поклониться, дает силы повиноваться и дерзновение всегда безбоязненно проповедовать Его имя.

Христос - наше праведное Знамя.

Христос - наш праведный Пастырь

"Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец" (Ин. 10:11).

Пастырь - это друг и хранитель самого прекрасного природного символа наивности - овец. Постоянный уход, в котором нуждаются овцы, свидетельствует об их немощи и укрепляет любящие и продолжительные отношения между ними и пастухом. Иисус - наш праведный Пастырь.

Библейские авторы часто сравнивали верующих с овцами. Иезекииль называл Божий народ овцами, блуждающими "по всем горам" (Иез. 34:6), рассеянным стадом (ст. 12), овцами, которые стали "добычею для народов" (ст. 28). Исайя уподобил израильтян овцам, которые "совратились каждый на свою дорогу" (Ис. 53:6). Иеремия, говоря об уязвимости иудеев, изобразил их в виде овец, которых "пастыри их совратили... с пути" (Иер. 50:6). А псалмопевец, видя овец грешных и умирающих, вопрошал Бога: "Для чего, Боже, отринул нас навсегда? возгорелся гнев Твой на овец пажити Твоей?" (Пс. 73:1).

Сам Христос использовал эту аналогию, в нежных образах говоря о взаимоотношениях пастуха и овец (Ин. 10:1-8).

Христос - наш праведный Кормилец

Иисус сказал, что заботится о Своих овцах. Будучи их кормильцем, Он является для них дверью (ст. 7), зовущим голосом (ст. 8), пажитью (ст. 9) и жизнью с избытком (ст. 10). Это поучительные образы.

Христос является нашей дверью. Сравнение с дверью напоминает нам, что Христос - единственный законный вход в вечную жизнь, единственно возможный для нас путь к возрождению и общению с Отцом. Иоанн процитировал Его слова: "Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется" (ст. 9). Лука писал об этом же, но иначе: "Ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись" (Деян. 4:12).

Наш Бог есть "Бог ревнитель" (Исх. 20:5), и Его ненависть ко греху обрекает наш своенравный мир на гибель. Но Его великая любовь спасает каждого из нас в отдельности. Дверь повторного входа - это Христос. Люди могут снова вернуть себе благоволение Неба. Мы не навсегда потеряны. Мы можем быть приняты обратно в семью Бога, но только через Сына.

Высокий уровень абсолютной праведности - это то, что не позволяет нам надеяться на благосклонное отношение со стороны Бога. Мы не можем войти па небо вследствие нашего несовершенства. Несовершенная святость, не меньше, чем крайняя греховность, препятствует вечному общению с Богом. Но Иисус является нашей дверью принятия. Заработанная Им святость дает нам право на жизнь в Отчем доме.

Дверь в вечность не должна быть завалена и запачкана земной грязью. Если бы Христос хоть в чем-то потерпел неудачу, если бы Он уступил хотя бы одному искушению, то потерял бы право быть нашим переходным путем, нашим входом в небесное благоволение. Но Он выдержал все испытания, прошел все проверки, поэтому может быть нашим праведным Пастырем.

Христос зовет нас. Символ "зова" напоминает нам об особенностях отношения Христа к Своему народу. Воры и наемники тоже могут звать, но овцы не идут за ними, поскольку преданы только своему пастырю. Но когда призывает истинный Пастырь, они слышат. Он зовет всех Своих овец и каждую в отдельности.

Никто не способен подделать голос Христа. Его зов ярко выражен, и овцы безошибочно узнают его. Христос, праведный Пастырь, зовет постоянно. Он зовет нас мудростью Слова. Он призывает нас, воздействуя на наши сердца Духом Святым и создавая определенные обстоятельства в нашей жизни.

В этом мире звучит множество голосов. Есть голоса гибели и отчаяния, голоса сомнения и замешательства, циничные и критикующие голоса, гневливые и надменные голоса, материалистические и калечащие душу. Но зов Иисуса перекрывает шум и гам житейской суматохи. Он призывает к покаянию и чистоте, к более высокому уровню послушания, к служению, к посвящению и жертве. В призывной песне Фанни Кросби, которую любили представители разных поколений, есть такие слова:

Ласково, нежно Спаситель взывает,

Ждет и тебя, и меня,

В горе, в заботах всегда утешает,

Любит тебя и меня.

Приди домой, домой!

Грешник заблудший, приди, приди!

Слышишь, как ныне

Спаситель взывает:

"О утомленный, приди!"

("Гимны надежды", No 228)

Его зов становится таким отчетливым благодаря Его праведности.

Достоверность зова Христа подтверждается уникальностью Его жизни, тем, что Он победил грех во плоти, которая несла на себе бремя четырех тысяч лет человеческих бед и несчастий. Христос зовет нас не как Царь, восседающий в безопасности на Своем престоле и требующий от нас победы. Он зовет нас как Тот, Кто был жестоко испытан и проверен. Иисус прошел этим путем прежде нас, Он расчистил все преграды и успешно проложил для нас стезю. Он знает путь, и когда Он призывает нас, мы верим Ему, набираемся мужества и идем следом. Мы знаем, что Христос проверил весь маршрут, и это вселяет в нас спокойствие и уверенность. Он разрешает наши сомнения, успокаивает наши страхи, и мы доверяем Ему, даже когда не видим Его. Он - наш праведный Пастырь.

Христос ведет нас на пажити. Символ добрых "пажитей" напоминает нам, что Он заботится о нашем духовном окормлении. Это настолько важная часть нашего спасения, что народ Божий назван "овцами паствы Его" (Пс. 99:3) и "народом паствы Его" (Пс. 94:7). В этом мире есть другие пажити, такие места, где можно найти себе еду, но ни одно из них не может сравниться с пажитями праведного Пастыря, Который покоит нас "на злачных пажитях" (Пс. 22:2), пасет нас на "хорошей" и "тучной" пажити (Иез. 34:14). Слово Божье - это пажить, на которой Его народ подкрепляется, чтобы каждый день жить благочестивой жизнью. Оно есть источник наших жизненных сил и энергии, родник нашей радости. Питаясь им, мы получаем витамины духовной доблести, приносящей нам богатый плод праведности. Слово, которое "стало плотию и обитало с нами" (Ин. 1:14), Плоть, вновь ставшая Божеством, - все это представлено на страницах Писаний. Это праведное Слово, которое праведный Спаситель сделал реальным и возможным. Его чистота видна на каждой странице. Его святость превозносится в каждом повествовании. Его совершенством светится каждая глава и стих, освещая темные уголки наших сердец и призывая нас к покаянию.

Сердцевиной Ветхого Завета является безукоризненная праведность Христова характера, поэтому священники, служа у жертвенника, страшно боялись чем-то оскверниться. И Новый Завет освещает чистоту Христова характера. На его страницах снова и снова говорится о победе Богочеловека Иисуса Христа. У Христа мы черпаем силу для победы. На Его приятных пажитях мы находим волю и силу для победы. Он - наш праведный Пастырь.

Христос дает нам жизнь с избытком. Обещание жизни с избытком напоминает нам о высших радостях послушной жизни.

Обещание сатаны наделить Еву дополнительными знаниями (Быт. 3:5) символизирует все его лживые измышления. В его повестке дня - уничтожение и совращение рода человеческого и клевета на людей. Он есть тот, кто "не дверью входит во двор овчий, но перелазит инде", то есть "вор и разбойник" (Ин. 10:1). Сатана пришел умалить нас. Все его усилия направлены на то, чтобы убедить нас довольствоваться "чем-то меньшим".

Только Христос, добрый Пастырь, пришел, чтобы мы испытали "нечто большее, несравненно большее". Когда мы ищем и достигаем незапятнанной чистоты праведного Пастыря, то обретаем Святой Дух, а с Ним и внутренний мир. Наша жизнь удлиняется, наши дни становятся более радостными, и мы восходим "на высоты земли" (Ис. 58:14). Христос всегда дает больше: больше здоровья, больше счастья, больше мудрости, больше понимания, больше терпения, больше радостной веры, больше плодотворных дел, больше благочестивых поступков, больше чистоты и святости. Христос - наш праведный Кормилец.

Христос - наш Защитник

Вторая важная роль, на которую претендует Христос, - это роль Защитника (Ин. 10:11-15).

Овцы весьма уязвимы для капризов погоды, подвержены заболеваниям и почти беззащитны перед хищниками. Овцы нуждаются в защите. Их здоровье и выживание требуют не только той заботы, о которой мы выше говорили, но зачастую и физической защиты и личной жертвы пастуха.

"А наемник, - писал Иоанн, - не пастырь... видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец и разгоняет их" (Ин. 10:12). Наемники бегут, завидев опасность. Ложные пастухи заботятся о собственном спасении во время суровых испытаний. Но "пастырь добрый полагает жизнь свою за овец" (ст. 11). Христос защитил и избавил нас на кресте. С Его великодушием может сравниться только Его безгрешность, и именно она сделала Его жертву приемлемой для Отца.

Пастырь наблюдает за стихиями и избавляет стадо от бурь, уводя его в безопасные места. Христос, наш праведный Пастырь, не гонит Своих овец, но ведет их. В условиях палящего зноя пустыни, когда жизнь преподносит самые неприятные сюрпризы, Он ведет Свое стадо в освежающие оазисы. Христос Сам является тенью "от высокой скалы в земле жаждущей" (Ис. 32:2). Он ведет нас в тайное место Всевышнего, где мы защищены от духовной катастрофы. Он ведет нас к водам тихим, и мы утоляем жажду из живых потоков. Он ведет нас, Свое стадо, в Церковь, Главой которой Он является. Там, собранные вместе, мы находим утешение и взаимопомощь. Об этом хорошо сказано в гимне Дж. X. Гилмора:

Господь ведет меня всегда

По слову правды и добра,

Во всех местах, средь всех забот

Его рука меня ведет.

("Гимны надежды", No 256)

Добрый Пастырь зовет Своих овец по имени, знает их темперамент и делает различие между тучной и худой овцой, между слабой и сильной. И если сильный одолевает слабого, Он остановит агрессора и воодушевит слабого. Тот, Кто защищает от разрушений извне, защищает также от несправедливости внутри. Он видит наши мотивы и наблюдает за нашими стремлениями. Он судит нас, показывая нам пример смирения, будучи нашей совестью и ограждая нас от диктаторских замашек и незаконного использования власти. Добрый Пастырь всегда нежно обращается со слабыми и немощными, прижимая к груди агнцев и осторожно ведя "дойных" (Ис. 40:11). Пастырь защищает стадо от болезней, изолируя зараженных овец, укрощая норовистых, могущих причинить зло другим. Добрый Пастырь делает это посредством дисциплины и порядка и, если нужно, удаляет из общества верующих тех, кто может ослабить и погубить все стадо. И, подобно тому как пастух чистит своих овец, отмывая всю грязь и сажу, налипшую на них по дороге, Христос, праведный Пастырь, очищает Свое стадо, окропляя наши грехи Своей Кровью. Вот почему Иоанн обратился к церквам со словами: "Благодать вам и мир от Того, Который есть и был и грядет... от Иисуса Христа, Который есть свидетель верный, первенец из мертвых... Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею" (Откр. 1:4, 5).

Христос представляет нас

Третья роль Христа как Пастыря - это роль дающего нам рекомендацию. Обязанности пастуха не ограничиваются защитой овец и заботой о них. По окончании дня, пути, сезона и даже в конце своей жизни пастух должен отчитаться перед владельцем. Это также справедливо в случае со Христом, и прежде всего во вселенском смысле. Наш мир является той единственной потерянной овцой, которая ушла из загона, и спасением ее занялся наш любящий Господь. Никакой другой мнимый спаситель не справился бы с этой задачей. Только Христос с Его высшей праведностью смог пройти через все созвездия и галактики к нашему падшему миру и спасти его.

Это верно также и в личностном смысле. Наш Пастырь отвечает за подготовку каждого из нас лично, чтобы достойно представить нас перед Богом. Мы, не достойные Божьего присутствия, не способные, сколько бы мы ни старались, сделать себя пригодными для общения с Богом, тем не менее можем надеяться на то, что нас порекомендует Христос. Он представляет нас Отцу как не имеющих "пятна, или порока, или чего-либо подобного" (Еф. 5:27), облекая нас в одежды Своей праведности. Павел хорошо объяснил это в Рим. 5:10: "Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его".

Своей праведной жизнью Он вовсе не обещает принимать всех без разбора или покрывать зло. Он не сможет представить Отцу виновных в неисповеданном, непобежденном грехе. Одежда Христа не покрывает беззаконий, но покрывает несвятую плоть молящихся овец, которые, возрастая в благодати, просят и получают заслуги Его жизни.

Тот, Кто знает нас в лицо, будет представлять всех нас поименно. Искупленные на небе не будут являть собой безликую массу или толпу. Мы и там будем отдельными личностями, как и здесь, на земле. От Адама до самого малого из стада Пастыря мы будем прославлены, то есть праведный Христос, представляющий нас, дарует нам бессмертие и безгрешное совершенство.

Христос - наш Победитель

И, наконец, Христос является нашим Победителем. "Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее. Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее. Сию заповедь получил Я от Отца Моего" (Ин. 10:17, 18).

Пастухи не всегда одерживают победу. Одних обманывают и превозмогают дикие звери, другие становятся жертвой природных стихий, третьих побеждают разбойники и грабители. Овцы нередко подвергаются преследованиям после гибели пастуха, защищавшего их. Но если земные пастухи не всегда превозмогают, наш праведный Пастырь всегда берет верх. На Нем исполнились торжественные слова пророка: "О, меч! поднимись на пастыря Моего и на ближнего Моего... порази пастыря, и рассеются овцы!" (Зах. 13:7). Без Голгофы победа была бы невозможна. Когда Он умирал, Его кровоточащие ноги были пронзены гвоздями, однако совершенство Его жертвы сокрушило голову поражавшего.

Суд присяжных достаточно долго утверждал приговор, чтобы Подсудимый смог отдохнуть от треволнений Своей многострадальной жертвенной жизни. В день приготовления Он стал исполнением образа после четырех тысяч лет томительного ожидания, в котором пребывало все человечество. В святой субботний день Он заснул сном, который является уделом всех смертных. Но в третий день Христос воскрес.

Плоть, не подверженная греху, не должна была познать тление. Воскресение было вселенским и вечным доказательством Его безгрешной жизни. Он одержал верх над искушением, над болью, над смертью, адом, сатаной и могилой. Вслушайтесь в Его восклицание, которое Он произнес, выходя из тьмы: "Я семь воскресение и жизнь!" Более сильного свидетельства нет и не требуется. Тот, Кто заботится о нас, защищает и представляет нас, является также Победителем.

Христос - наш праведный Пастырь.