Свобода во Христе - христианский проект

Вторник, 27 февраля 2024
Окна на Его страдания PDF Печать Email

 

Христос - Праведник, понесший на Себе наш грех

"Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем" (Ис. 53:12).

Несущий грех - это тот, на кого возлагается вина другого. Данная личность принимает на себя не только чужую вину, но и последствия беззаконий других людей, освобождая тем самым подлинного виновника от заслуженного наказания. Христос - Праведник, понесший на Себе наш грех.

Бог ненавидит любые грехи: большие и маленькие, общественные и личные, старые и новые, грехи против себя и против ближних, грехи молодых и пожилых, грехи среди рабочей недели и в субботы, грехи делания и неделания. Бог ненавидит грех! Почему? Потому что грех противоречит возвышенному и святому характеру Бога. Грех - это восстание против Бога. Грех - это неуважение к Богу. Грех - это неблагодарность в отношении Бога. Грех - это надмение перед Богом. Грех - это низость по отношению к Богу. Грех - это напряженные отношения с Богом. Грех заразен, а потому опасен для других и смертелен для отдельного носителя. Каждый совершенный грех имеет двойные последствия для своей жертвы. В первую очередь сказываются непосредственные или естественные последствия, отрицательное воздействие поступков, несовместимых с нашим биологическим и духовным естеством. Примером такого греха является употребление табака. Это действие, направленное против нашего естества, за него мы платим предсказуемыми результатами: раком, сердечно-сосудистыми заболеваниями, эмфиземой и другими. Последствия таких грехов - закон причинно-следственной связи, который в сжатом виде можно выразить следующим образом: "Что посеет человек, то и пожнет" (Гал. 6:1). Посев семян беззакония неминуемо приводит к болезненной жатве.

Однако помимо естественных последствий грех имеет еще вторичное следствие: праведный гнев или наказание от Бога. Павел предупреждал об этом последствии, когда писал: "Тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, - жизнь вечную; а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, - ярость и гнев. Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, потом и Еллина!" (Рим. 2:1-9). Далее Павел добавлял, что "возмездие за грех - смерть" (Рим. 6:23).

Святой Дух обещан для того, чтобы поразить грех, а не просто ранить его. Он избавит Вселенную от его присутствия. Он уничтожит не только грех с его низостью и нечистотой, но также и людей, дерзко бросающих вызов Богу.

Иисус знал, что мы не сможем преодолеть юридических последствий беззакония. Он знал, что наш приговор трагичен и мы не можем избежать "жала смерти". Поэтому Он обязался взять на Себя наши грехи, пострадать вместо нас.

В этом волнующий смысл возгласа Иоанна Крестителя: "Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира" (Ин. 1:29)! Именно это имел в виду возлюбленный ученик Иоанн, когда писал: "Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира" (1 Ин. 2:2). Это же подчеркивала Елена Уайт: "Это за тебя Сын Божий согласился понести бремя вины, ради тебя Он разрушает власть смерти и открывает врата Рая. Он... принес Себя в жертву на кресте, и все из любви к тебе! Он, взявший на Себя чужие грехи, испытал гнев Божественной справедливости и ради тебя стал грехом" ("Желание веков", с. 755, 756).

В Вифлееме Он понес на Себе наш грех в биологическом смысле. Будучи Сыном Марии, Христос добровольно взвалил на Себя тяжелое бремя беззакония, приняв физическое тело, несущее на себе естественные последствия четырех тысяч лет пребывания человечества во грехе. Но в юридическом смысле Он не брал на Себя наш грех до самой Гефсимании, где Он испытал душевное борение. Именно там Иисус сделался грехом за нас.

До Гефсимании Христос был исключительно нашим "носителем света". Иоанн называл Его Светом, Который "во тьме светит", Светом истинным, "Который просвещает всякого человека, приходящего в мир" (Ин. 1:5,9).

На протяжении всего Своего земного служения Он действовал в единстве со Своим Отцом. Христос всегда был уверен, что угоден Отцу, и чувствовал Себя в безопасности в присутствии Бога, пользуясь Его благоволением. Раннее осознание Своего Мессианского предназначения, которое Он испытал, наблюдая за обрядами, совершаемыми в храме, подтверждение, полученное Им во время крещения в Иордане, утешение, данное Ему на горе Преображения, постоянные доказательства в виде совершенных Им многочисленных чудес - все это позволило Ему сказать: "Я и Отец - одно" (Ин. 10:30).

Но Гефсимания все это изменила. До Гефсимании Христос был не только народным героем, но и прототипом безгрешного человечества. Однако, войдя в Гефси-манский сад, Тот, Кто в Вифлееме снял Свои царские одежды и облекся в человеческое естество, взвалил на совершенную человеческую природу все наши грехи и несовершенства. Он стал грехом за нас и таким образом разлучился с Отцом, Который ненавидит грех и обещал наказывать его всюду, где он существует. В Едемском саду грех разделил Отца с Его грешным творением. В саду Гефсиманском грех разделил Отца с Его Сыном, понесшим грехи мира. Впервые Божественная Троица разделилась в Себе. Они оказались на разных полюсах. Иисус перешел из света в тень, из союзника превратился во врага. Он был родным, но стал неприятелем, пользовался Божьим благоволением, а теперь чувствовал на Себе Божественное неудовольствие по причине греха. "Теперь Христу выпало испытание, не похожее на все предыдущие... Грехи людей тяжким бременем лежали на Христе, и сознание Божьего гнева сокрушало Его" ("Желание веков", с. 686, 687). На Него были возложены все когда-либо совершенные грехи и сопровождающее их сознание вины. Давление было столь велико, что Его буквально изнуряла немыслимая, неизреченная, невообразимая душевная скорбь. Его безгрешное, хотя и человеческое тело, было настолько потрясено, Его естество было так сокрушено, что "был обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его - паче сынов человеческих!" (Ис. 52:14).

Сатана предвкушал этот момент, сознавал его важность. Враг понимал: если он заставит Христа отступить от Его миссии, то "земля станет [его] царством... и человечество будет навсегда в его власти" ("Желание веков", с. 687). Поэтому он усилил и ускорил драму, надеясь, что сокрушающий груз человеческого беззакония спровоцирует Христа отомстить Своим гонителям или отказаться от Своей миссии, а может быть, даже спасти Себя с помощью Божественных сил и тем самым сделать Себя непригодным для роли Искупителя человечества. Давление на Христа стало настолько сильным, что "был пот Его, как капли крови, падающие на землю" (Лк. 22:44). Никто не поддержал Его, никто не подставил плечо, никто не протянул руку помощи и не утешил Его. Христос прильнул к холодной, жесткой земле, забытый Своими спящими учениками, беззащитный перед разгневанным Богом. "Я топтал точило один, - сказал Он, - и из народов никого не было со Мною" (Ис. 63:3).

Бог обнажил меч Своего правосудия против Своего дорогого Сына, и с бледных, дрожащих уст Иисуса сорвался мучительный вопль: "Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия" (Мф. 26:39). Три раза Он умолял о милости и облегчении душевной боли. Трижды Он взывал о помощи. И наконец Отец отозвался. Бог послал ангела-вестника, небесного посланника, стоящего ближе других к Богу, того, который занял место падшего Люцифера. Он утешил и успокоил Страдальца, понесшего наш грех, напомнив Ему о любви Отца и подтвердив истину о том, что Ему необходимо пострадать ради нашего спасения. Иисус ободрился, но боль не утихла. Мрак уныния немного развеялся, но буря не улеглась. После того как ангел укрепил Его, Христос разбудил спящих учеников и вышел навстречу воинственной толпе. Это было начало второй стадии несения нашего греха.

В Гефсимании боль разделения с Отцом сковала Его душу, но теперь, стоя перед обвинителями, Он испытывал боль унижения. Христос был осмеян и опорочен, оболган, оклеветан и оплеван, допрошен и обвинен. Его волокли, как последнего преступника, к Анне и Каиафе, к Пилату и Ироду, а затем снова к Пилату. Он стал жертвой самой большой судебной несправедливости, которую наш мир когда-либо знал. Среди многочисленных правил еврейской юриспруденции, нарушенных теми, кто арестовал Его, можно упомянуть следующие: 1) закон, требующий уведомления обо всех подобных судебных процессах за семьдесят два часа до их начала, 2) закон, запрещающий судить людей ночью, 3) закон, запрещающий производить суд в день приготовления, 4) закон, запрещающий лжесвидетельствовать, 5) закон, запрещающий ложные обвинения, 6) закон, запрещающий провоцировать подсудимого на то, чтобы он давал показания против самого себя, 7) закон, запрещающий первосвященнику раздирать свои одежды, 8) закон, требующий откладывать приговор до тех пор, пока не будут представлены достаточно веские улики, и 9) закон, разрешающий подсудимому приглашать своих свидетелей.

Тогда у Христа вообще не было свидетелей для защиты!

Только подумайте о том, скольких людей Христос исцелил, которые с радостью согласились бы свидетельствовать в Его пользу. Члены синедриона могли бы допросить слепорожденного, которому Он отверз очи. Они могли бы разыскать женщину, исцелившуюся от кровотечения. Они могли бы побеседовать со вдовой из Наина, с сотником и его сыном, с тещей Петра, с бывшими прокаженными и одержимыми, с Вартимеем и Лазарем и с тысячами других людей, исцеленных Христом. Но никто не выступил в Его защиту, не нашлось ни одного мужественного свидетеля. После всего того, что Он сделал для людей, никто не пришел свидетельствовать в Его поддержку. Самой же вопиющей несправедливостью был приговор "виновен", хотя всем была очевидна Его невиновность. Когда Пилат допросил Иисуса, он сказал первосвященникам: "Возьмите Его вы и распните, ибо я не нахожу в Нем вины" (Ин. 19:6). Христос был признан невиновным, но тем не менее Его осудили на смерть!

Именно так Он понес на Себе наш грех. Евангелист Марк пишет: "С Ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону Его. И сбылось слово Писания: "и к злодеям причтен" (Мк. 15:27, 28). Сам сатана вел толпу на поиски Иисуса. Сатана руководил судьями, когда те творили вопиющую несправедливость. И сам сатана руководил третьей, заключительной стадией несения греха - Его мучительной казнью.

Во дни Христа людей казнили разными способами. Приговоренных топили, побивали камнями, обезглавливали. Но самой жестокой и позорной казнью, конечно же, считалось распятие. При распятии несколько факторов вызывали смерть жертвы. Среди них природные факторы, такие как палящий зной и переохлаждение ночью, физическая боль и медленное, мучительное удушье. Последнее происходило по мере того, как тело постепенно оседало под собственной тяжестью, в результате чего сдавливались легкие, и дышать становилось все труднее и труднее. Обычно на третий день распятый, судорожно, из последних сил глотая воздух, умирал мучительной, позорной смертью.

Когда хотели, чтобы человек умер поскорее, ему перебивали голени. Однако в случае со Христом, распятым накануне субботы, когда никто не должен был висеть на кресте, копьем пронзили Ему бок, но к этому моменту Он был уже мертв. Последнее обстоятельство доказывает, что "Иисус умер не... от крестных мук... Он умер от разрыва сердца. Его сердце разорвалось от душевного страдания. Он был сражен грехами мира, возложенными на Него" ("Желание веков", с. 772).

Его страданиями наши грехи были полностью удалены и искуплены, наше умилостивление сделалось вечным и всеобъемлющим, и нам был гарантирован путь к вечной жизни. Иисус умер за нас второй смертью. Но она дала нам еще одно преимущество. Своей смертью Он сделал возможной нашу праведность: "Наши грехи были возложены на Христа, наказаны во Христе, удалены Христом, чтобы Его праведность была вменена нам, живущим не по плоти, но по Духу" ("Знамения времени", 1895, 30 мая).

Христос не был беззаконником, но стал "считаться" таковым, когда понес на Себе наш грех. В нас нет праведности, но ценой Его благости мы "считаемся" таковыми, и потому признаемся пригодными для вечности. Наше спасение требует чего-то большего, чем прощение. Оно требует также святости, полного и абсолютного совершенства. Однако достичь его нам так же невозможно, как и искупить свои грехи. Тот, Кто знал, что мы не можем уйти от неизбежной смерти, также знал, что мы не в силах достичь того уровня святости, который позволил бы нам избежать наказания. Вот почему Он умер - желая простить нам наши беззакония и сделать Свое совершенство доступным для каждого из нас.

Христос упал, придавленный горой грехов, которые Он взвалил на Себя, дабы открыть нам доступ к заработанному Им океану святости. Мы черпаем из этого неиссякаемого источника и получаем спасение. "Он удовлетворил требования закона, и моя единственная надежда в том, чтобы взирать на Него, как на моего Заместителя и Поручителя, Который в совершенстве исполнил закон за меня" ("Избранные вести", т. 1, с. 396). Праведность Христа спасает нас, но этот дар стал возможен только благодаря Его смерти. Петр хорошо сказал об этом: "Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды" (1 Петр. 2:24).

В главах 14-17 Евангелия от Иоанна мы находим последнюю волю и завещание Иисуса. Как сказано в этом документе, мы должны иметь единство (Ин. 17:21), мир (Ин. 14:27), радость (Ин. 17:13), плодовитость (Ин. 15:8), и, что очень важно, освящение (Ин. 17:19). Но если бы Христос не умер, все перечисленное было бы невозможно. Только смерть завещателя приводит к исполнению его воли. Апостол объяснил это следующим образом: "Ибо где завещание, там необходимо, чтобы последовала смерть завещателя, потому что завещание действительно после умерших: оно не имеет силы, когда завещатель жив" (Евр. 9:16, 17).

Как праведная жизнь Христа сделала Его смерть приемлемой для Бога, так и праведная смерть Спасителя делает Его жизнь доступной для нас. Как уже ранее подчеркивалось, Бог ненавидит грех, и на кресте Иисус принял Его гнев на Себя, поскольку стал грехом за нас. Там, на Голгофском кресте, обнаженной мужественной грудью Христос принял громы и молнии Божьего гнева против беззакония, которые должны были поразить нас. "С Ним обошлись так, как того заслуживаем мы, дабы с нами можно было обойтись так, как заслуживает Он" ("Свидетельства для Церкви", т. 8, с. 208). Христос взял на Себя удары, предназначавшиеся нам, понес наши скорби и горести. Он нес это тяжкое бремя с героическим благородством, победоносно и триумфально, ради Своего творения. Христос, наш Поручитель, договорился с Отцом: "Моя жизнь за их свободу". Как Праведник, понесший наш грех, Он договорился с нами: "Ваши грехи за Мою праведность", "Ваши грязные одеяния за Мою чистую плащаницу", "Ваше уродство за Мою красоту", "Ваше несовершенство за Мою абсолютную праведность", "Ваши дела за Мои дары".

"Мои грехи за Его праведность? Невероятно!" - кричит наше недоверчивое человеческое естество.

"Но это именно так!" - отвечает наша действенная вера, когда хватается за обезображенные гвоздями руки нашего Героя, нашего Защитника, нашего Избавителя, нашего старшего Брата, Вождя наших душ.

Христос - это Праведник, понесший на Себе наш грех.

Христос - наш праведный Поручитель

"Закон ничего не довел до совершенства; но вводится лучшая надежда, посредством которой мы приближаемся к Богу. И как сие было не без клятвы, - ибо те были священниками без клятвы, а Сей с клятвою... то лучшего завета поручителем соделался Иисус" (Евр. 7:19-22).

Поручитель - это гарант, поставивший свою подпись под каким-либо обязательством, человек, обязующийся выплатить чей-то долг в случае, если заемщик по какой-то причине не сможет или не захочет рассчитаться по кредиту. Иисус - наш праведный Поручитель.

Роль поручителя драматически проиллюстрировал Иуда, который уговорил Иакова позволить Вениамину сопровождать своих братьев во время их возвращения в Египет. Он сказал такие слова: "Отпусти отрока со мною... и мы встанем и пойдем, и живы будем и не умрем и мы, и ты, и дети наши; Я отвечаю за него, из моих рук потребуешь его" (Быт. 43:8, 9).

Иисус стал нашим поручителем в саду Едемском, когда было совершено первое преступление. Именно тогда мы стали должниками, и именно тогда Он дал нам гарантию: "Как только появился грех, сразу же появился и Спаситель... Как только Адам согрешил, сразу Сын Божий предложил стать Поручителем за род человеческий" ("Библейский комментарий АСД", т. 1, с. 1084). Адам и Ева не могли обсуждать условия погашения своего долга. Даже совершенная человеческая природа не в состоянии искупить беззакония, не говоря уже о больной плоти людей, потерявших условное бессмертие по причине греха. Вот почему Иисус просил Своего Отца позволить Ему стать нашим Поручителем и взять на Себя обязательство лично погасить наш страшный долг.

В книге "История спасения" Елена Уайт наглядно описала, как Отец принял Христа в качестве нашего поручителя. Она видела, как Сын Божий три раза входил в яркое сияние, окружающее Отца, беседуя о Своем участии в плане искупления. Во время первых двух совещаний Он входил и выходил с озабоченным выражением лица. Когда Христос в третий раз подошел к Отцу, Его лицо также было печально, но выходил Он от Отца, исполненный облегчения и удовлетворения. Его окружили ангелы, и они первыми услышали о плане спасения, выработанном Отцом и Сыном. Христос объяснил, что во время посещения Отца Он просил Его не губить людей, хотя они этого заслуживали, и отложить возмездие за грех до того момента, пока характер зла не проявится в полной мере (с. 42, 43). Но такое решение повлечет за собой несколько неприятных моментов: во-первых, Вселенная лишится мира и покоя на четыре тысячи лет; во-вторых, Люцифер обвинит Бога в том, что наказание отменено произвольно; в-третьих, сатана станет горделиво утверждать, что отсрочка смертного приговора виновному роду человеческому свидетельствует о поражении Неба и о его, сатаны, победе.

Христос объяснил, что единственный способ, которым Троица может узаконить долготерпеливое отношение Отца ко греху и грешникам, это предложенный Им способ поручительства. Бог позволил греху проявить себя в полной мере, а Христос на это время должен был стать нашим гарантом. В конце концов Ему предстояло заплатить за нас выкуп, а до тех пор - выполнять роль нашего Поручителя. Ошеломленные смелой инициативой своего Господа, ангелы света стали наперебой предлагать себя для выполнения этой задачи, умоляя позволить им занять место своего Повелителя. Однако им было сказано, что условия нашего спасения таковы, что не позволяют сотворенному существу, пусть даже самого высокого порядка, умереть вместо другого сотворенного существа. Только Тот, Кто был равен Закону, может стать поручителем за нарушивших Закон. Объяснив Свой план ангелам, Христос затем объявил о нем в Едемском саду, осуждая змея (сатану): "И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту" (Быт. 3:15). Благая весть человечеству сопровождалась печальным, но поучительным установлением жертвоприношений животных, которые предвосхищали миссию Христа. Каждый умиравший агнец был прообразом нашего Поручителя.

Однако из поколения в поколение, из века в век, из тысячелетия в тысячелетие грех медленно, но верно ослаблял род человеческий и увеличивал его долг, что приводило в изумление безгрешные миры и ужасало верных ангелов. Долг же оставался непогашенным. Божьи пророки наставляли людей, и ангелы посещали их. Реки крови вытекали из закланных агнцев и козлов. Вместе с тем грех по-прежнему оставался определяющим фактором в жизни человеческого общества.

Долгие столетия мир проходил через, казалось бы, бесконечные циклы. Всемирный потоп изменил лик земли, нарушил гармонию дел Творца, превратил плодородные земли в мрачные равнины, а вырванные из недр глыбы пород - в скалистые вершины. Вечный океан все дальше и дальше отодвигал береговую линию, создавая ее новые очертания из песка и скал. Царства возникали и исчезали, новые мифы приходили на смену фольклору давно забытых цивилизаций, а ветры пустыни заносили песком селения некогда процветавших стран.

А затем пришел Христос. Вот что написано о Его рождении: "Жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал Мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны Тебе. Тогда Я сказал: вот, иду, как в начале книги написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже" (Евр. 10:5-7). Отец надолго отложил правосудие, благодаря тому что Иисус согласился принять на Себя нашу вину и стать нашим Поручителем. Но грех достиг своего пика, и теперь за него надо было заплатить сполна! Другого выхода не было. Бог не мог упразднить Свой Закон, но от последствий его нарушения должен был пострадать Сын Божий, наш Поручитель.

Однако для этого надо было предпринять колоссальные усилия, которые казались абсолютно невозможными. Возмездием за грех была смерть, смерть

Того, Кто равнялся Закону. Но Закону равны только Божественные Личности, а Божество умереть не может! Как же Божество могло найти выход из этого тупика? Только совершив нечто невиданное и дивное! Богу Христу будет дано смертное тело, в котором Его Божественность сможет сосуществовать с Его человеческой природой. Бог, по природе Своей бессмертный, но пожелавший умереть, соединится со смертными людьми, не желающими умирать. Отец примет Божественную готовность в сочетании с человеческой жертвой в качестве платы за наши грехи. Такое решение привело к необходимости воплощения. В результате этого процесса Христос стал Человеком, вследствие рождения от Святого Духа Он стал Богочеловеком.

Христос не был наполовину Богом и наполовину человеком; Он не был смесью человеческого и Божественного, как если бы двое стали единой однородной сущностью. Он стал в полной мере Богом и в полной мере Человеком. Он был Бесконечным Богом, облекшимся в смертную плоть, объединившим две природы в одном теле. Мы не можем понять эту реальность, но должны принять ее как откровение и как исторический факт.

Обе природы Христа подверглись ужасным страданиям. Христос как Бог пострадал, лишившись Божественных преимуществ. Он претерпел все земные невзгоды, живя в отвратительной среде мира, на котором тяготеет проклятие греха. "Святая и непорочная человеческая природа Христа крайне болезненно реагировала на позор, который Он претерпел, когда к "злодеям причтен" был" ("Ревью энд Геральд", 1883, 20 ноября). "Его страдания были соразмерны с Его совершенной святостью и ненавистью ко греху... Ему было тягостно пребывать в окружении людей, находящихся во власти сатаны" ("Желание веков", с. 700). Иисус пострадал также как Человек. Он страдал не только от духовных искушений и телесных побоев, Ему досаждали душевные муки, и, наконец, Он пострадал от самой смерти. Именно так Он уплатил наш долг.

Некоторым поручителям не приходится платить долги, за которые они поручились, они освобождаются от принятых обязательств, поскольку их подопечные находят возможность погасить свой долг. Но этого не могло быть в случае с Отцом и Его должником - человечеством. Мы сами не могли улучшить Свое положение. Напротив, оно ухудшалось. Со временем наш капитал таял на глазах. Мы отчаянно нуждались в плате, которую имел в виду Христос, когда возгласил: "Совершилось!" На Голгофе Иисус умер не как Бог, а как Человек. "Когда Христос был распят, умерла Его человеческая природа. Божество не могло угаснуть и умереть" ("Библейский комментарий АСД", т. 5, с. 1113). "Божество не угасло во время мучительной пытки на Голгофе" (там же, с. 1129).

Но хотя Иисус умер так же, как Человек, Его плоть не подверглась тлению. Разрушительные законы природы не совершили своего действия в клетках организма нашего распятого Поручителя. Все это стало возможным благодаря Его праведности. Он был невинным Агнцем, нашим непорочным Гарантом. Возглас "Отче, прости им" сорвался с уст, в которых не было лукавства, с языка, который не произнес ни одного злого слова. Он вышел из сердца, в котором не гнездился обман; из разума, не вынашивавшего беззаконных замыслов, из беззлобной души. Христос обладал таким характером, который вернул нам праведность, утраченную Адамом. Своей праведной Кровью Он поставил штамп "полностью уплачено" на договоре, подробно описывавшем наш страшный долг, и запись, тысячелетиями свидетельствовавшая против нас, была отменена.

Когда умерла истинная Жертва, отпала необходимость в символах святилища. Свет Шекины погас. Агнец на жертвеннике вырвался из рук перепуганного священника. Завеса, разделявшая два отделения в храме, разодралась сверху донизу. Произошло сильное землетрясение - настолько сильное, что гробницы открылись и мертвецы были извергнуты из гробов.

Христос же покоился во гробе. Но утром третьего дня, когда Он воскрес, произошел повторный толчок, и из могил, отверзшихся в момент Его смерти, вышло много праведников, воскресших вместе с Ним и ставших первым снопом совершенного Им избавления.

Христос открылся братьям по дороге в Еммаус, открылся Марии и ученикам. Затем, завершив работу на земле, Он вознесся на небо в сопровождении тех, кто восстал как залог успеха Его трудов. Ангелы, рыдавшие, когда Он оставил славу, и стремившиеся облегчить Его страдания во время распятия, теперь радовались победоносному возвращению Своего Повелителя - нашего Поручителя. Что это означает для вас и для меня? Прежде всего то, что характер сатаны полностью разоблачен. Распяв Христа, он показал себя убийцей, то есть тем, кем он на самом деле и является. До Голгофы сатана часто стоял за воротами славы и смущал ангелов, обвиняя их в раболепном, бездумном поклонении. Но после распятия он лишился своей "звездной аудитории". Ангелы и существа, населяющие непавшие миры, теперь до конца осознали, насколько злы его пути, и все сомнения в Божьем правосудии были навеки удалены.

Во-вторых, характер Христа теперь полностью раскрылся с самой лучшей стороны. Он нашел законный способ остановить закон вечной смерти! Сатана сказал, что Закон Божий невозможно соблюсти и его нарушение никак нельзя искупить. Но Своей праведной жизнью Христос доказал разумность Закона, а праведной смертью Он заплатил за наше непослушание.

В-третьих, мы узнаем, что хотя мы больше не в долгу перед Богом или Его законом, мы тем не менее в долгу перед Иисусом! Старый долг уплачен. "Совершилось!" Мы ничего больше не должны делать, чтобы уплатить этот долг, ибо Иисус расплатился за все. Но это накладывает на нас обязательства, о чем писал Павел: "Я должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам. Итак, что до меня, я готов благовествовать и вам, находящимся в Риме" (Рим. 1:14, 15). Вот как мы выплачиваем наш долг. Смерть Иисуса была единственной приемлемой для нас гарантией, а жизнь полного посвящения Богу является нашим единственным разумным откликом.

Это означает, что мы, плененные истиной о Его добровольной жертве, будем проводить отпущенные нам на земле дни в активном служении Христу, уплатившему чужой долг, поскольку мы не могли заплатить его сами.

Христос - наш праведный Поручитель.

Христос - наша праведная Жертва

"Он же, принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога, ожидая затем, доколе враги Его будут положены в подножие ног Его. Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых" (Евр. 10:12, 13).

Жертва - это приношение божеству с целью умиротворить его, снискать его благоволение и избежать надвигающейся беды. Христос - наша праведная Жертва. Сердце, суть и ядро вечного Евангелия заключено в том, что Творец умер за творение, Горшечник - за глину, Судья - за преступника, Невинный - за виновного. Поражает даже не сам факт, что трансцендентный Бог нашел способ проложить Себе путь через все ступени творения и обитать с нами. В конце концов, Бог обладает бесконечными познаниями и силой и способен производить естество, Ему необходимое. Гораздо больше удивляет то, что Он согласился претерпеть насилие за род несвятых и неблагодарных людей, оставить свои Божественные полномочия и, посредством "мучительного процесса, не понятного ни ангелам, ни людям" ("Библейский комментарий АСД", т. 7, с. 915), опуститься в нечистую атмосферу нашей погрязшей в грехах планеты. Могущественный Бог стал оклеветанным Человеком! Тот факт, что Властелин необъятной Вселенной, в составе которой планета Земля - всего лишь малый атом, согласился умереть за выродившееся человечество, открывает любовь, ошеломляющую наш ум и воображение, бросающую вызов нашей вере и пленяющую наши сердца. Невольно соглашаешься с пророком Исайей, вопрошавшим: "Кто поверил слышанному от нас?.." (Ис. 53:1). Мы верим, но не можем всего полностью постичь. Мы смотрим, но не можем толком объяснить этого.

Создавший нас, определивший законы нашего бытия и последствия нашего беззакония, выполнил также условия нашего возрождения. Среди этих условий была смерть особого значения, которой мы не могли умереть: смерть праведника. Христос занял наше место. Он уплатил наш долг на Голгофе. Искупительная жертва дала Исайе повод сказать: "Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его" (ст. 10). В Слове Божьем нет таких доктрин, которые не проистекали бы из перспективы жертвы Христа. Все его основные положения следует рассматривать в свете Его пролитой крови. "Висевший на кресте Христос был Евангелием... Он есть наша весть, наш довод, наша доктрина, наше предупреждение нераскаявшимся, наше ободрение для скорбящих, надежда для каждого верующего" ("Библейский комментарий АСД", т. 6, с. 1113).

Это истинно по отношению к учению о Церкви

Богу угодно, чтобы мы поклонялись Ему, как сообщество верующих людей. В Писании такое объединение верующих уподобляется добродетельной деве, невесте, за которую Христос, небесный Жених, заплатил огромный выкуп - Свою Кровь. Кровь Христа влияет на богословие Церкви, определяет миссию Церкви, узаконивает экклезиологию Церкви и является призывом Церкви к человечеству.

Это истинно по отношению к учению о Законе

Кровь Христа внушает уважение к заповедям. Закон не спасает, он является нашим "детоводителем" (Гал. 3:24). В самом законе нет условий искупления, однако, подобно некоторым другим доктринам, закон указывает на жертву Христа за нас. Каким образом? Указывая на особую праведность жизни, принесенной в жертву ради него. И эта жертва является самым убедительным доказательством того, что Закон остается столь же нерушимым и неизменным, как и святой Божий характер.

Это истинно по отношению к учению о духовных дарах и управлению ресурсами

Только в свете пролитой Крови Христа можно надлежащим образом объяснить учения о духовных дарах и управлении ресурсами. Мы куплены дорогой ценой, ценой бесконечной жертвы - драгоценной крови Христа. Высокая цена нашего спасения придает ценность нашему дару, и когда мы посвящаем Богу наше время и таланты, это воспринимается как жертва разумного служения, позволяющая нам вместе с апостолом Павлом сказать: "Для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение" (Флп. 1:21). Павел знал, что он спасен от рабства тьмы жертвой Христа (Кол. 1:12, 13) и совершал служение Богу из благодарности. Все его мысли были направлены на исполнение воли своего Господа. Служение Павла не ограничивалось несколькими "часами" христианской помощи, а его домостроительство не было тратой лишнего времени и поиском денег. Для него служение было долгом. Павел всецело отдал себя своему Спасителю. Он отдал Ему всю свою энергию, всю свою страсть, все свои таланты и всю свою любовь. "Любовь Христова, - говорит Павел, - объемлет нас" (2 Кор. 5:14). Это был движущий принцип его поведения; это было его неизменной движущей силой. Если во время служения его пыл слабел на короткое время, одного лишь взгляда на крест было ему достаточно, чтобы вновь препоясать чресла своего ума и настойчиво идти вперед по пути самоотречения" ("Служители Евангелия", с. 293).

Это истинно по отношению к учению о субботе

В каком-то смысле суббота предоставляет нам возможность лучше всего раскрыть смысл Голгофской жертвы, поскольку каждая суббота напоминает нам, что страшная борьба нашего Господа с людьми и демонами завершилась своевременным и вполне заслуженным покоем и отдыхом. А какую мучительную борьбу Христос вел в Своей жизни! "Христос не жалел Себя в служении. Он не измерял Свою работу часами... Его дни были наполнены утомительным, тяжелым трудом, а по ночам Он склонялся в молитве... Он не знал отдыха на пути от престола на небесах до креста" ("Служение исцеления", с. 500, 501). Но когда, наконец, все закончилось, Его израненное тело положили в могилу, и Иисус обрел успокоение. В святой субботний день Его руки, уставшие преломлять хлеб и исцелять больных, Его уста, потрескавшиеся от многочасовых проповедей о мире и свободе, Его глаза, опухшие от скорбных слез по плачевному состоянию Своего народа, Его ноги, болевшие от долгой ходьбы по пыльным полям и каменистым горным склонам, Его сердце, готовое выскочить из груди от радости и гордости, когда Он слышал, как грешники исповедуются, и сжимавшееся от боли и печали, когда Он сталкивался с их неблагодарностью, - все наконец-то обрело успокоение. Благодаря этому отдыху памятник творения стал знамением искупления, которое не исчезнет даже на новой земле, когда "из месяца в месяц и из субботы в субботу будет приходить всякая плоть" на поклонение Богу (Ис. 66:23).

Это истинно по отношению к учению о Втором пришествии Христа

Мы не поймем правильно Второе пришествие, если не акцентируем внимание на Первом пришествии Христа и на распятии, ставшем кульминацией Его земной работы. Мы должны обрести радость в кресте, и лишь тогда мы сможем надеяться на пришествие. Только познав Иисуса, как закланного Агнца, мы сможем встречать Христа, как победившего Царя. Второе пришествие следует преподавать как нечто большее, чем завершение пугающих знамений и конец земным скорбям.

Оно должно рассматриваться как брак Агнца, возможность наконец-то увидеть Иисуса и начать вечно славить Его и изучать Его праведные дела. При этом вспоминается тысячелетнее царство. Оно тоже станет возможным благодаря Голгофе. Если бы Христос не умер, не могло бы быть и воскресения праведных, а также последнего суда над нечестивыми, в результате которого они будут полностью уничтожены, так что не останется "ни корня, ни ветвей" (Мал. 4:1). Истекающий кровью Агнец сделал возможным истребление дракона в конце его тысячелетнего вынужденного отпуска.

То, что мы говорим о тысячелетнем царстве, можно сказать и о любом другом библейском пророчестве. Они не являются в первую очередь математическими доказательствами, позволяющими выявить истинную Церковь, но предвосхищают события, что усиливает доверие ко Христу. Эту мысль хорошо сформулировал Дуглас Эзель, так сказав об апокалиптических видениях Иоанна: "Иоанн не истолковывает будущее. Он истолковывает значение креста... для будущего. Иоанн не смотрит украдкой на грядущие исторические события через коридоры времени до его конца, он объявляет Божье откровение о значении креста и воскресения для времени и истории до самого конца" ("Откровения об Откровении: новое звучание старых символов", с. 22). Благодаря столь пристальному вниманию ко кресту происходит возрождение и реформация.

Когда события Голгофы переполняют и волнуют нас, когда Евангелие становится не просто новостью о спасении, которую мы читаем, но опытом спасения, который мы переживаем, тогда свет будет сиять в наших проповедях, в нашем учении и в нашей жизни. Крест станет заметен в наших жестах, зазвучит в нашем голосе, почувствуется в той радости и заинтересованности, которые мы проявляем в беседах с людьми. Когда нас охватит радость спасения и мы поймем, что Голгофа изменила наши судьбы, наш жизненный путь и избавила наши души, тогда мы не сможем не воодушевиться и будем воодушевлять других. В этом секрет любви и мягкосердечия учеников Христа. Апатия и светскость в нашей среде - это в основном следствие такого учения и проповедей, которые не обращают должного внимания на праведную Кровь Христа. Они причина законничества, из-за которого не могут проявиться подлинные плоды праведности. Это они развивают у людей склад ума, ориентированный на "спасение делами", который часто побуждает нас уделять слишком много внимания второстепенному и слишком мало - главному, и делает нас неспособными отличать правила от принципов, обряды от их сущности. Вот почему "нет такой мысли, над которой надо было бы размышлять серьезнее, которую надо было бы повторять чаще и усваивать тверже всем нам, чем мысль о том, что падший человек не может заслужить чего-либо самыми прекрасными своими делами. Спасение совершается только по вере в Иисуса Христа" ("Вера и дела", с. 19).

Крест не назовешь симпатичной конструкцией. Кресты изготовляли, чтобы внушить страх и причинить боль. Грубые и шероховатые перекладины скреплялись гвоздями с одной главной целью: положить конец жизни осужденной жертвы.

Именно на кресте умер Христос

Но Его смерть преобразила этот самый позорный из всех предметов в самый славный символ жизни - не только символ прощения, но и символ праведности. Праведная жизнь Христа позволила Ему умереть вместо нас, она также позволила Ему снова ожить и делиться этой жизнью с нами. Суть Его жертвы состоит в том, что Он "был пригвожден ко кресту, чтобы наделить Своей праведностью падших, грешных людей, а затем представить их Своему Отцу, облеченных в Его праведный характер" ("Избранные вести", т. 1, с. 341).

Сколь верны слова замечательного гимна, написанные Джорджем Беннардом:

На том старом кресте

Вижу Кровь я Христа,

Вспоминаю всегда горький час,

Как страдал Иисус,

Пролил Кровь за меня,

Чтоб мне вечную жизнь даровать.

Не забуду вовек я тот крест -

В нем прощенье дарует Отец,

Я к нему привлечен на всю жизнь,

Он дарует мне жизни венец.

Это было время, когда образовывалось государство Израиль. Прошло несколько веков с тех пор, как Авраам впервые получил обетование о потомстве, великом и многочисленном, в котором благословятся все племена земные. Отсрочка исполнения обетования объяснялась упрямством и неверием народа. Века безотрадной жизни поглотили поколения разочарованных людей, подававших надежды. Но теперь пришел срок. На Египет уже пали девять язв, и вскоре должна была пасть последняя - смерть первенцев. Приближалось освобождение из рабства. Израиль должен получить свободу на условии точного исполнения предписаний об агнце и его крови. Все они подробно и точно описаны в 12-й главе Книги Исход: 1) надо выбрать агнца (ст. 3), 2) агнец должен быть без пятна и порока (ст. 5), 3) мужского пола (ст. 5), 4) он должен быть заклан вечером (ст. 6), 5) надо съесть мясо агнца (ст. 8), 6) не съеденную плоть надо сжечь огнем (ст. 10), 7) небольшие семьи должны пригласить соседей, чтобы вместе съесть агнца (ст. 4), 8) Пасху необходимо отпраздновать в полном одеянии, надев походную обувь и взяв в руку посох (ст. 11), 9) они должны есть ее поспешно (ст. 11), 10) они должны окунуть иссоп в кровь и покропить ею на косяки и перекладины дверей в своих жилищах (ст. 7,22). Кровью кропили не как попало; помимо упования на благодатную силу этой жертвы, требовалось строгое послушание. Только те, кто добросовестно выполнил пасхальные обряды, были избавлены кровью Пасхи.

Сейчас для Божьего народа вновь наступило время образования новой страны, нового государства. Агнец уже заклан. Избавление приближается. "Пасха наша, Христос, заклан за нас" (1 Кор. 5:7). Все, что осталось нам, Его послушному народу, сделать для собственного избавления, так это нанести Его спасительную кровь на косяки и перекладины наших учреждений, наших церквей, наших домов и наших жизней. Этим действием мы сможем умиротворить гнев Божий и обрести уверенность в вечной жизни.

Христос - наша праведная Жертва.