Свобода во Христе - христианский проект

Понедельник, 20 мая 2024
9. Любовь вне познания PDF Печать Email
«Когда тьма была самой густой, когда жизни по ту сторону могилы не было видно, Он выбрал нашу вечную жизнь вместо Своей».
Я желаю привлечь вас к проведению определенного духовного эксперимента. Гипотеза этого эксперимента заключается в том, что Божья любовь является гораздо сильнее греха и что Божья любовь, явленная на кресте, имеет достаточную силу отвернуть сердце от греха тогда, когда мы видим и верим в эту любовь.
Ваша роль в этом эксперименте очень проста. Но если все будет идти по плану, то этот эксперимент не окажется таким уж простым. Результат этого эксперимента обещает произвести удивительные последствия.
Все что от вас требуется, это внимательно наблюдать за тем, что происходит в вашем сердце и разуме в то время, как мы будем рассматривать эту главу. Внимательно наблюдайте за вашими мыслями и чувствами. Особенно будьте внимательны к тому, что происходит с вашей волей.
Готовы? Начнем.
Когда Иисус и Его ученики приблизились к Гефсиманскому саду, стало происходить нечто очень важное. Вся мировая история была сконцентрирована на этом моменте. И вот, за несколько последующих мгновений, наступает полное божественное самооткровение. Вершина безграничной любви становится видимой. И этот мир, даже вся вселенная уже не будут прежними.
Внимательно наблюдайте.
«Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною» (От Матфея 26:36-38).
Странно, не так ли?
Иисус еще не был взят на Голгофу и все же Он умирает. Никто еще не накладывал на Него руки. Он еще не был предан. Терновый венец не впивался в Его голову. Гвозди не были вбиты в Его плоть. Еще не было бичевания римскими солдатами.
И все же, прямо здесь, прямо сейчас в тиши полуночного сада Спаситель говорит своим ученикам, что Он находится на грани смерти.
С другой стороны, это совсем не странно. Заметили ли вы, что слова Спасителя были направлены к Его душе, как к месту, где происходила эта странная смерть? И заметили ли вы, как Он сказал, что причиной Его гибели является смертельно интенсивная скорбь? «Душа (не тело) Моя скорбит смертельно».
Он не умирал по физическим причинам. Иисус умирал на уровне души. Нечто необычное, что превосходит скорбь, разрушает Его душу. Кажется, будто скорбь является наилучшим словом, которым Он мог выразить все то, что Он испытывал, и все же этого не описать. Поэтому Он говорит: То, что Я испытываю, превосходит скорбь. Это внутренняя боль, которая настолько велика, глубока и интенсивна, что она забирает Мою жизнь.  
До этого Христос сказал Своим ученикам: «и не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (От Матфея 10:28). С одной стороны, существует физическая смерть. С другой стороны, существует смерть тела и души. Становится очевидным, что Христос вошел в темную сферу второй смерти, которая затрагивает душу. Но что же это в действительности и что это значит для Спасителя?
Пророк Исайя предсказал жертву Христа и повторно указывал на то, что Спаситель пострадает и умрет на уровне души. Исайя приводит наглядное описание того ужасного испытания, которое ясно открывает нам суть Божьей жертвы. Внимательно рассмотрите вдохновенные слова:
«Кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня? Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, [что] Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего [было] на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь. Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его. Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его. На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет. Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем» (Исайя 53).
Это очень удивительное мессианское пророчество. Оно дает очень ясное описание сути жертвы Христа. Открываются два пункта:
1.    Исайя 53 глава упоминает очень немногое о физических страданиях Христа. Исайя описывает более глубокую агонию, которая произойдет на внутреннем, эмоциональном уровне. Три раза он описывает то, что страдания и смерть Спасителя будут сконцентрированы в Его душе.
2.    Смертоносными ингредиентами Его смерти будут являться печаль, скорбь и грех. Это объясняет то, почему Его страдания являлись внутренними в своей основе. Грех производит мучительный феномен, который Библия называет осуждением или виной. Иисус не только испытал чувство осуждения, которое присуще жизни грешного человека, но «грехи всех нас». В Его сердце и разуме Он был ввергнут во все человеческое зло, как будто Он являлся виновником. Он взял на Себя ответственность и понес умственный и эмоциональный ужас, который накладывается осуждением на внутреннее сознание души.
Рассмотрев подобную информацию, давайте вернемся в Гефсиманский сад.
После того, как Он сказал Своим ученикам о том, что умирает на уровне души, «отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (От Матфея 26:39). Молитва агонии, которая лилась из сердца Спасителя, раскрывает наше понимание сути Его боли и причины Его смерти. Его страдания настолько велики, что Он просит облегчения, но только если это возможно. Различаете ли вы тот конфликт, который происходит в Его сердце и видите ли вы себя в центре этого конфликта? Он молит: Если существует возможность спасти падшее человечество при помощи других средств, тогда не дай Мне испить этой чаши. Но если они могут быть спасены только таким образом, то Я готов испытать даже это ради них. Я люблю их более Своей жизни.
Иисус находится лицом к лицу со смертью, которая не включает в себя никаких гвоздей или тернового венца, но чашу. Символическая чаша, которую Он держит у Своих дрожащих губ, объясняет тайну агонии Его души. Апостол Иоанн описывает эту чашу пожалуй одними из самых ужасных слов во всем Писании. «Вино ярости Божией, вино цельное, приготовленное в чаше гнева Его» (Откровение 14:10). В Гефсиманском саду Иисус начал испытывать Божий гнев во всей своей силе. Это была неразбавленная справедливость без единой капли милости. Он вошел в темную сферу той смерти, которая являлась возмездием за грех (К Римлянам 6:23). С дрожью Христос вошел в умственные и эмоциональные страдания, которые присущи греху и которые не испытывал ни один человек из-за защищающей милости Божьей. У Него отчетливо обострилось осознание той пропасти, которая существует между Божьей любвеобильной праведностью и человеческой само сконцентрированной грешностью. С ужасом, в глубине Своей души Он осознал то, что Он оказывается на другой стороне пропасти и берет наш грех на Себя. «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас [жертвою за] грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2 Коринфянам 5:21).
Он один стал виновен, ради нас. Он согнулся под осуждением каждого злого побуждения и действия, каждого ненавистного чувства, каждой безобразной мысли, каждого насилия и убийства, каждого случая жестокого обращения с детьми, каждой войны и массового уничтожения, каждого греха всех людей, которые когда-либо жили и будут жить. В Его сознании Он чувствует сокрушающие удары стыда и само отвращения, которые грех накладывает на душу. Павши на Свое лицо, Сын Божий оказывается окружен непроницаемой тьмой нашего восстания. Мысли полные надежды на воскресение, о котором Он говорил с такой уверенностью, начинают исчезать из виду, удаляясь по ту сторону тьмы. И все же Он не сдался, хотя Он мог вызвать 12 легионов ангелов к Себе в помощь (От Матфея 26:53). Он не был прижат к стене. Его душа не подводится к пламени какой-то всемогущей рукой, над которой Он не имеет власти. Он был свободен любить или возненавидеть, обнять или покинуть. И эта свобода выбора поставила Его любовь под окончательное испытание.
И когда Мессия борется и молится, простираясь ввысь к Отцу и вниз к падшему человечеству, в этот момент появляется затруднительный вопрос: «любит ли Бог других более Себя? Когда перед Ним предстает окончательное решение сохранить Себя и дать другим погибнуть или спасти других но погибнуть Самому, что Он выберет?».
Сам Христос является ответом на этот вопрос. Он свободен покинуть человечество на вечное уничтожение, сохранив Себе жизнь, или Он может дать нам спасение, которое будет стоить Ему жизни. Здесь открывается благая весть евангелия во всей своей целительной красе. Сила Его любви побуждает принять единственное решение. Независимо от того, куда ведет путь страданий, Он не может позволить нам погибнуть. Его решение было принято. Он спасет человечество любой ценой для Себя. Он не может поступать по-другому, потому что сутью Его характера является самоотверженная любовь.
Евангелие от Луки показывает нам, что Бог послал Своего ангела Христу во время Его агонии, не для того чтобы спасти, но для того чтобы поддержать Его испить чашу страданий до конца (От Луки 22:43). Намек вполне ясен: Иисус умер бы в саду и никогда не достиг бы Голгофы, если бы ангел не вмешался со словами ободрения. Самые интенсивные страдания были еще впереди. Когда толпа, ведомая Иудой приблизилась, Иисус поднялся с вновь приобретенным самообладанием, зная, что самые темные часы Его жертвы и ярчайшее откровение Его любви, были еще впереди.
«И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону» (От Луки 23:33).
Все евангелия не говорят ни об одном слове недовольства от Христа и ни одного крика агонии, когда люди вбивали гвозди в Его руки и ноги. В моем раннем понимании креста я думал, что это являлось величайшим самообладанием с Его стороны. Вообще-то это не был самоконтроль, который позволил Ему молчать, в то время, как они пытали Его. Вообще-то это была меньшая боль, которая была окутана гораздо большей. То, что они делали с Его телом, было гораздо меньшим по сравнению с тем, что происходило в Его разуме и сердце. Физическая боль была ужасна, это бесспорно. Но она была смещена агонией души, которую Он чувствовал, когда Он стал виновным пред Богом за грех всего человечества.
Когда Христос понес грех всего мира на кресте, Он возопил Своей душой: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (От Матфея 27:46). Вот где находится настоящая жертва. Вот где находится истинная жертва Божьего Сына. Вот где находится та смерть, которой Он хотел избежать в Гефсиманском саду, и все же которую Он принял по Своей воле ради нашего спасения. Вот где находится пик откровения Божьей любви. «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?»
Вися между небом и землей, Христос ощущал то итоговое разделение, которое грех произведет между Богом и нераскаявшимися грешниками. Только Он перенес это. Ни один человек в мировой истории не переносил полное возмездие за грех. Вся божественная справедливость всегда была разбавлена милостью. Но сейчас Вечный Сын испытывает ужаснейшую травму полнейшего разделения с Тем, Кто был Его возлюбленным вечным другом. Чувство вины является настолько поглощающим, что Он чувствует Себя полностью покинутым, навсегда покинутым и отвергнутым Отцом. Никакие надежды на воскресение не видны сквозь обволакивающую Его сознание вину. Он не может видеть сквозь тьму по ту сторону гробницы. Все, что Он чувствует, это разбивающее сердце осуждение греха.
Псалом 87 является выдающимся пророчеством о страданиях умирающего Спасителя. С беспокойной ясностью он открывает внутренние мысли и эмоции Христа, в то время как Он висел на кресте. Глубоко вздохните и прочитайте:
«Господи, Боже спасения моего! днем вопию и ночью пред Тобою: да внидет пред лице Твое молитва моя; приклони ухо Твое к молению моему, ибо душа моя насытилась бедствиями, и жизнь моя приблизилась к преисподней. Я сравнялся с нисходящими в могилу; я стал, как человек без силы, между мертвыми брошенный, - как убитые, лежащие во гробе, о которых Ты уже не вспоминаешь и которые от руки Твоей отринуты. Ты положил меня в ров преисподний, во мрак, в бездну. Отяготела на мне ярость Твоя, и всеми волнами Твоими Ты поразил [меня]. Ты удалил от меня знакомых моих, сделал меня отвратительным для них; я заключен, и не могу выйти. Око мое истомилось от горести: весь день я взывал к Тебе, Господи, простирал к Тебе руки мои. Разве над мертвыми Ты сотворишь чудо? Разве мертвые встанут и будут славить Тебя? или во гробе будет возвещаема милость Твоя, и истина Твоя - в месте тления? разве во мраке познают чудеса Твои, и в земле забвения - правду Твою? Но я к Тебе, Господи, взываю, и рано утром молитва моя предваряет Тебя. Для чего, Господи, отреваешь душу мою, скрываешь лице Твое от меня? Я несчастен и истаеваю с юности; несу ужасы Твои и изнемогаю. Надо мною прошла ярость Твоя, устрашения Твои сокрушили меня, всякий день окружают меня, как вода: облегают меня все вместе. Ты удалил от меня друга и искреннего; знакомых моих не видно» (Псалом 87).
То отвержение, которое Христос почувствовал на кресте, открывается очень четко для того, чтобы мы могли знать цену нашего спасения. Смотря на это мессианское пророчество, мы видим, что Христос вошел в период чрезвычайного испытания, во время которого испытывался истинный характер Его любви. Устоит ли Его характер или будет побежден? Будучи объят беспросветной мглой нашей вины, Он не мог видеть по ту сторону могилы. Будучи раздавленным тяжестью нашего греха, вся надежда на воскресение ускользнула от Него. Столкнувшись лицом к лицу с вечным разделением со Своим Отцом, Он не отступил назад. Он сделал сознательный выбор ценить нашу вечную жизнь более Своей даже если это означало то, что Он уже никогда не насладится присутствием Своего Отца.
Вопль Христа «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?», является всего лишь одним предложением из более подробного пророчества о Его борьбе. Псалом 21 прослеживает внутренний конфликт страдающего Мессии вплоть до Его победоносного заключения. В тот момент, когда Он попал в челюсти безнадежного отчаяния, которое было окутано тьмой полного разделения с Богом, Его неумирающая любовь вышла победоносной по вере в благой характер Его Отца.
Проследите, как Его разум судорожно мечется вперед и назад между отчаянием и верой:
Отчаяние: «Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего. Боже мой! я вопию днем, - и Ты не внемлешь мне, ночью, - и нет мне успокоения».
Вера: «Но Ты, Святый, живешь среди славословий Израиля. На Тебя уповали отцы наши; уповали, и Ты избавлял их; к Тебе взывали они, и были спасаемы; на Тебя уповали, и не оставались в стыде».
Отчаяние: «Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе. Все, видящие меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивая головою: "он уповал на Господа; пусть избавит его, пусть спасет, если он угоден Ему"».
Вера: «Но Ты извел меня из чрева, вложил в меня упование у грудей матери моей. На Тебя оставлен я от утробы; от чрева матери моей Ты - Бог мой. Не удаляйся от меня, ибо скорбь близка, а помощника нет».
Отчаяние: «Я пролился, как вода; все кости мои рассыпались; сердце мое сделалось, как воск, растаяло посреди внутренности моей. Сила моя иссохла, как черепок; язык мой прильпнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной. Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои. Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище; делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий».
Вера: «Но Ты, Господи, не удаляйся от меня; сила моя! поспеши на помощь мне; избавь от меча душу мою и от псов одинокую мою; спаси меня от пасти льва и от рогов единорогов, услышав, [избавь] меня».
В этот момент борьбы вера добивается преобладания над отчаянием. Чувство того, что Бог оставил Его, является чрезвычайно сильным, но Он принял окончательное решение спасти падшее человечество, несмотря на ту жертву, которую Он должен понести. Он решился доверить Свое будущее Отцу.
Победоносная вера: «Буду возвещать имя Твое братьям моим, посреди собрания восхвалять Тебя. Боящиеся Господа! восхвалите Его. Все семя Иакова! прославь Его. Да благоговеет пред Ним все семя Израиля, ибо Он не презрел и не пренебрег скорби страждущего, не скрыл от него лица Своего, но услышал его, когда сей воззвал к Нему. О Тебе хвала моя в собрании великом; воздам обеты мои пред боящимися Его. Да едят бедные и насыщаются; да восхвалят Господа ищущие Его; да живут сердца ваши во веки! Вспомнят, и обратятся к Господу все концы земли, и поклонятся пред Тобою все племена язычников, ибо Господне есть царство, и Он - Владыка над народами. Будут есть и поклоняться все тучные земли; преклонятся пред Ним все нисходящие в персть и не могущие сохранить жизни своей. Потомство [мое] будет служить Ему, и будет называться Господним вовек: придут и будут возвещать правду Его людям, которые родятся, что сотворил Господь» (Псалом 21).
Даже когда Он столкнулся с ужасающей возможностью вечной смерти, зная то, что Он мог покинуть падшее человечество и спасти Себя в любой момент, Божий Сын продолжал продвигаться в глубину тьмы с полной самоотверженностью. Подавляющая перспектива вечной разлуки с Его Отцом не повлияла на Его решение спасти восставших детей, которых Он любил больше Своей собственной души. Когда это испытание дошло до своей кульминационной точки там, где наивысшая любовь и глубочайший эгоизм стояли лицом к лицу - любовь приобрела победу, а затем последовало заверение, что Отец принял Его как Своего возлюбленного Сына. Во вздохе веры «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» мы ловим лучи победоносной веры в Божью благость.
«В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1 Иоанна 4:10).
Мы смотрим на крест Христа подобно ошеломленным очевидцам и видим самозабвенное величие той любви, которую нам не под силу осмыслить. Она настолько глубока, сильна, самоотверженна, настолько непохожа на нас, что мы склонны отвергать ее существование. Но ели мы поверим и не будем отвергать ее существование, то она докажет свое существование посредством того влияния, которое она будет оказывать на наши затвердевшие эгоистические сердца. Грех потеряет свою силу над нами, когда мы поверим, что на Голгофе Христос являлся истинным откровением характера Отца. Наши виновные сердца омываются целительным светом, который изливается от креста, пробуждая в нас подобную взаимную любовь. Во истину, эта жертва соединяет наши сердца в одно с Его сердцем.
Слезы наполняют мои глаза и благоговение волнует мое сердце, когда я осознаю истинное значение жертвы Спасителя. Мог ли Он любить меня настолько глубоко, настолько страстно, настолько жертвенно? Действительно ли Бог является таким? Может ли быть то, что Всемогущий настолько прекрасен? Голгофа гласит громогласное «ДА»!
Наш опыт закончен. Оцените ваши мысли и чувства в истинном свете Божьей любви. Как вы чувствуете себя по отношению к греху? Каковы ваши мысли о Боге? Чувствуете ли вы то, как в вашем сердце пробуждается неудержимая сила любить и служить подобному Богу? Чувствуете ли вы пробуждение обожания и почтения? Находите ли вы то, что вы оглушены, возможно даже ранены такой радикальной красотой Божьего характера?
Если да, то скажите Да откровению. Скажите Аминь, любви вашего Творца. Скажите: Да, я верю в то, что Бог в действительности благ как это показывает Голгофа.

ОТЧЕ, КАК ЭТО УДИВИТЕЛЬНО! Каким изумительным чудом является то, что Иисус по собственному желанию столкнулся с тьмой вечной смерти, зная, что Он может спасти Себя в любой момент и все же Он оценил мою вечную жизнь превыше Своей. Мне трудно в это поверить. Мне трудно это выдержать. Реальность этого всего настолько велика, что я не могу ее полностью понять или оценить. Это та любовь, которая превосходит все знания. Я опускаюсь на колени и изливаюсь как вода у Твоих ног. В свете подобной любви я являюсь настолько слабым и в тоже время чрезвычайно сильным. Чарующей силой креста сломай ту силу, которую грех имеет над моим сердцем и научи меня  любить подобно Тебе. С Твоей любовью предо мной, во Христе молю. Аминь.