Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 14 июля 2024
2. ОСНОВЫ БЫТИЯ PDF Печать Email

 

Универсальность физического закона

Развитие естественных наук по-прежнему свидетельствует о том, что в нашей вселенной действуют удивительные физические законы. Подлинное научное исследование было бы невозможно, если бы мир не был организован и упорядочен.

Растения дают семена и плоды в соответствии со строгими законами, установленными Творцом \Быт.1:11-12\. Солнце. луна и звезды двигаются по строго очерченным орбитам в соответствии с замыслом божественной воли \Быт.1:14-18\. Посадка человека на Луну не перестает удивлять нас, однако это было бы невозможно, если бы он не знал законов, управляющих вселенной, и не сообразовывался с ними.

И сегодня Творец может сказать человеку то, что Он однажды сказал Иову, указав ему на звезды: "Можешь ли ты связать узел Хима и разрешить узы Кесиль? Можешь ли выводить созвездия в свое время и ввести Ас с ее детьми? Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить господство его на земле?" \Иов 38:31-33\.

Как живая , так и неживая природа в равной мере подчинены физическим законам. Их отсутствие привело бы к хаосу во вселенной, а несоблюдение - к разрушениям и бедам.

Сев в автомобиль и развив на кривой высокую скорость, человек, быть может, решит, что он бросил вызов закону центробежной силы, однако вскоре обнаружит, что законы все равно действуют, несмотря на его протест.

Универсальность и вечность нравственного закона

В Божьей вселенной действует и другой закон - нравственный. Он столь же извечен, сколь извечен Сам Бог. "Господи! Ты нам прибежище в род и род" \Пс.89:2\.

Нравственный закон выражает волю Творца по отношению к тем сотворкнным существам, которые могут выбирать между добром и злом.

Божественная любовь предполагает только справедливые и благие повеления. "Любовь не делает ближнему зла", _ говорит апостол Павел, и, следовательно, "любовь есть исполнение закона" \Рим.13:10\

Таким образом, как ангелы, так и люди, будучи по своей природе существами сотворенными и влекомыми к своему Творцу высшей любовью, должны были бы с радостью повиноваться любому Его повелению.

"Все в природе управляется естественным законом, и только человек, как существо разумное и способное понимать ее требования, подлежит и нравственному закону. Одному только человеку, как венцу Своего творения: Бог дал способность осознавать священные повеления Свего закона, а также сердце, которое может любить этот закон как нечто святое, справедливое и доброе. И посему только от человека Бог ожидает скорого и совершенного послушания. Однако Он не заставляет его подчиниться Себе; человек остается нравственно свободным". \6\

Воля Божия и способ ее выражения

Поскольку нравственный закон как бы в сжатом виде содержит в себе содержание Божией воли и является обязательным для разумных существ, естественно возникает вопрос о том, как он выражается. С полным основанием можно ответить, что он выражается Десятью Заповедями \Десятисловием\. Однако подчиняются ли этим заповедям ангелы и другие разумные существа во вселенной?

Десятисловие кратко, исчерпывающе и авторитетно определяет долг человека по отношению к его Богу и ближним и, таким образом, предполагает двунаправленное осуществление принципа любви.

Первые четыре заповеди Иисус свел воедино в следующих словах; "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим". Остальные шесть Он определил так: "Возлюби ближнего твоего, как самого себя" \Мф.22:37-39\. Этот двунаправленный принцип любви вечен и универсален, поскольку он коренится в самом характере Бога \1 Ин.4:8\.

Следовательно, все разумные существа во вселенной должны всецело любить Бога и непредвзято любить тех, кто рядом с ним. Нарушение любого аспекта этого принципа означало бы прегрешение против воли Бога.

"Воля Бога выражена в заповедях Его святого закона, и основы этого закона - основы небесные. Ангелы знают только волю Божию и не больше; исполнение этой воли - самое высшее, на что могут потребоваться их силы.

"Однако в небе служение не совершается в духе законничества. Когда сатана восстал против закона Иеговы, мысль о том, что этот закон вообще существует, была для ангелов почти неожиданной, ибо они совершают свое служение не как рабы, но как сыны Божии. Между ними и их Творцом существует полное единение. Послушание им не в тягость, и любовь к Богу превращает их служение в радость".\7\

Поскольку ангелы и люди по своей природе отличаются друг от друга, было необходимо сообразовать двунаправленный принцип любви с теми и другими. Десятисловие прежде всего относится к человеку. По-видимому, пятая и седьмая заповеди в буквальном смысле к ангелам не применимы, поскольку Христос дает понять, что у них нет брачной жизни \Мф.22:30; Мк.12:25\. Хотя мы и знаем, что есть ангелы "согрешившие" \2Пет.2:4\, то есть нарушившие волю Бога, и что сатана - лжец и человекоубийца \Ин.8:44\, Писание не содержит конкретных указаний на то, каким образом двунаправленный принцип любви сообразуется с чином ангелов.

В нем не сказано и о том, сообщил ли Творец Десять Заповедей Адаму и Еве, однако очевидно, что в своей жизни они руководствовались этим основным принципом. Выполняя любое повеление, которое Господь давал им в раю, они тем самым осуществляли бы изначальную норму, лежащую в основе первых четырех заповедей, то есть всецело любили бы Бога.

"Закон Божий существовал до сотворения человека и до грехопадения Адама. После того как Адам согрешил, нормы закона не изменились, но были сообразованы с падшим состоянием человека".\8\

Из Книги Бытия явствует, что Бог в устной форме сообщил нашим прародителям конкретные нравственные нормы, соответствующие духу Десятисловия \а через них - их потомкам\.

Например, Каин и его современники, а также все, кто существовал до потопа, знали, что убийство и насилие греховны по своей природе \Быт.4:6-15; 6:5, 11,13\. Авраам и цари, с которыми ему приходилось встречаться, знали, что греховна и ложь \Быт.12:11-20; 20:1-18\. Когда Иаков, обманув своего отца Исаака, украл у старшего брата право первородства, он и Исав в равной мере сознавали, что такой поступок предосудителен \Быт.27\. Отказываясь совершить прелюбодеяние, Иосиф восклицает: "Как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом?" \Быт.39:9\

Когда домочадцы Иакова в ответ на его призыв устроить жертвенник Богу отказались от поклонения идолам, их действия молчаливо свидетельствовали о том, что они знакомы с духом двух первых заповедей Десятисловия \Быт.35:1-4\. Адам и Ева с самого начала знали о почитании субботы. В их присутствии Творец благословил этот день и освятил его, то есть для их блага обособил святым установлением \Быт. 2:1-3\. "Суббота для человека", - скажет позднее Иисус \Мк.2:27\.

В одном из своих высказываний апостол Павел признавал, что люди знали Десятисловие до его подтверждения на Синае: "Ибо и до закона грех был в мире, но грех не вменяется, когда нет закона" \Рим.5:13\. От Адама до Моисея грех присутствовал в мире, и это молчаливо свидетельствует о том, что нравственный закон Десятисловия тоже действовал на протяжении всего этого периода \ср.1Ин.3:4\.

Средоточие борьбы

Средоточием проблемы греха и ее разрешения является божественный закон. Он свидетельствует о характере и авторитете верховного Создателя, а также служит выражением Его личной воли в том, что касается нашего отношения к Нему Самому и нашим ближним.

"Людям, преступившим закон, надо представить его не как нечто отличное от Бога, а как выражение Его духа и характера. Как солнечный свет нельзя отделить от солнца, так изакон Божий нельзя правильно донести до человека, отьединив его от своего божественного Автора. Посланнику надо суметь сказать: "Воля Бога - в законе, придите и убедитесь сами, что закон - это то, что сказал о нем Павел, то есть что он "свят, праведен и добр".

"Те, кто, заявляя о своей верности Христу и возлагая на Него свои надежды, в то же время окружает нравственный закон холодом презрения, находятся в столь же шатком положении, как и неверующие иудеи. Они могут убедить грешников покаяться, ибо не могут правильно обьяснить, в чем же им надо каяться. Грешник, которого призывают оставить грехи, вправе спросить: "А что такое грех/" Те, кто чтит закон, ответят: "Грех - это нарушение закона". Подтверждение этому в словах апостола Павла, сказавшего: "Я не иначе узнал грез, как посредством закона".\9\

Итак, нравственный закон Бога является выражением Его характера, преисполненного любви, ибо, как мы отметили ранее, его заповеди сводятся к двунаправленному принципу любви \Мф.22:35-40; Рим.13:8-10\. Мы инстинктивно осознаем, что любой закон налагает ограничения, однако не всегда помним о том, ято любовь тоже их налагает. Ради кого Бог \будучи бесконечной любовью\ выражает Свою волю в повелениях изаповедях?

Ответ прост: ради нас, ради нашего блага.

Запрещая ребенку прикасаться к горячему утюгу, мать, выражая свою волю, своею любовью огранияивает его свободу. Но разве это своеволие с ее стороны? Нет, ее запрет продиктован любовью и заботой о своем малыше. Ограничена ли его свобода? Был ли бы он счастливее, если бы находился во власти своей собственной капризной воли, влекущей его к горячему утюгу?

Так же и Бог, выражая Свою волю в законах и заповедях, делает это из любви к нам и ради нашего счастья. Если заповедь как бы ограничивает нашу свободу, то это происходит только потому, что Бог, преисполненный любви, хочет уберечь нас от последствий нашего непослушания.

Все разумное творение имеет над собой нравственный закон. Именно против этого и восстал Люцифер, один из сотворенных небесных ангелов. "Грех есть беззаконие", - говорит Писание. "Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил" \1 Ин.3:4,8\.

Из этих слов ясно, что Люцифер восстал против воли Бога. Считая, что не нуждается в законе, он рассматривал его как посягновение Бога на ангельскую свободу \так же как ребенок мог считать, что предостережение матери относительно горячего утюга всего лишь ненужный запрет\. Библейские тексты свидетельствуют о том, что Люцифер в конце концов отверг божественное попечительство над собой, презрел божественный авторитет и бросил открытый вызов божественной воле.

Поставить под сомнение справедливость божественного закона значит усомниться в благой природе божественного характера, ибо за законом стоит личность самого Законодателя. Если закон, представленный ангелам, не был необходим и только ограничивал личную свободу, то в таком случае у Бога, вероятно,были скрытые причины для того, чтобы ограничить им свое творение. Так, наверное, рассуждал Люцифер.

Здесь уместно привести слова Иисуса, касающиеся суетных умствований Люцифера: "Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины; когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи" \Ин.8:44\. Кого же убил Люцифер на небе? Он не убил никого, но Писание указывает на то, что убийство коренится в ненависти \1 Ин. 3:15\.

Она внушает странные чувства, которые начали волновать этого светоносного ангела и еоторые он сам начал лелеять, Преисполнившись ненависти к Божеству, он исказил характер Бога, природу Его авторитета и управления ангелами. Только благодаря коварной лжи ему удалось отвлечь многих других ангелов от их опыта богопознания \который был лучше и чище\ и затем убедить их, что Бог по сути своей несправедлив и что Его закон и правление суть Его своеволие.

Итак, вызов божественному закону и божественному характеру был брошен, однако реальная причина этого вызова крылась в желании сотворенного существа обрести независимость от законов, установлений и отеческой заботы своего Создателя. Дух эгоцентризма, овладевший Люцифером, слышится в пророчестве о вавилонском царе:

"А говорил в сердце своем: "Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой, исяду на горе в сонме богов... взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему" \Ис.14:13-14\.

Первейший грех сотворенного существа состоит в желании и утверждение своей полной независимости, то есть в самообожении. Именно позтому Люцифер восстал пртив закона и авторитета Творца, именно поэтому он усомнился в благой природе божественного характера. Все это дало ему основание презреть послушание. "Я не нуждаюсь в Тебе, Боже, - Сказал Люцифер своим бунтом. -Я вполне смогу жить без Тебя".

Отсюда становится ясно, что в своей основе грех - нечто гораздо большее, нежели простое непослушание каким-либо нормам или нравственным установлениям. Изначально это бунт против Творца, стремление утвердить независимость от божественного авторитета. И, напротив, истинное раскаяние - нечто большее, нежели простое признание нарушения какого-либо установления или заповеди. Истинное раскаяние - это добровольное признание зависимости от Бога; оно предполагает готовность творения подчиниться авторитету милосердного Творца.

Вопросы, которые Люцифер поднял своим бунтом, особенно обострились тогда, когда была сотворена земля. Верховный ангел бросил прямой вызов Божеству, отвергая божественный закон и ставя под сомнение характер Законодателя и причины, побудившие Его к установлению закона. Он утверждал право творения на свободу от божественного провидения. Под сомнения были поставлены справедливость и милосердие Бога, а это в конечном счете упраздняло план спасения.

Христос, исполнивший замысел Отца в творении мира и ставший Его представителем в сотворенной вселенной, вызывал особую зависть сатаны и был ему особенно ненавистен. Началась великая борьба с ним и Богом. Вопросы, которые поначалу прозвучали на небе, впоследствии обрели свое развитие и остроту в истории человечества.

На земле спор об авторитете Бога и Его заповедях, выраженных в нравственном законе Десятисловия, по-прежнему оставался средоточием духовной борьбы. Один из основных замыслов плана спасения состоит в том, чтобы привести грешников к покаянию и согласовать их жизнь с волей Бога, выраженной в этом законе. "А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего" \2 Кор.5:15\.