Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 14 июля 2024
Главная Весть 1888 года Материалы 1888 года Е. Уайт 1 том Глава 2. Д.И. Батлеру и Урии Смиту.
Глава 2. Д.И. Батлеру и Урии Смиту. PDF Печать E-mail

Разоблачать различные доктринальные точки    зрения; Неодобрение действий Д.М. Кенрайта

(написано 5 апр. 1887 г. из Базеля, Швейцария – «Дорогим братьям Д.И. Батлеру и Урии Смиту») [32]

85 – страничный трактат проповедника Батлера «Закон в послании к Галатам» это моральный закон или обрядовый?» Этот трактат был распространен среди делегатов сессии ГК 1886 года.

Я послала копии писем, написанных братьям Э.Д. Ваггонеру и А.Т. Джоунсу – проповеднику Д.И. Батлеру со ссылкой на вступление и выдающиеся места, в которых выделяется различие мнений. Я послала копии, не для того, чтобы вы употребили их как оружие против упомянутых братьев, но чтобы такие же предостережения и осторожности были проявлены вами для сохранения согласия, чего вы, вероятно, ожидаете от ваших братьев.

Я нахожусь в печали; ибо на протяжении своей жизни, я не помню, чтобы когда нибудь упоминалась ссылка на два закона. Не могу также вспомнить, чтобы предостережение по этому поводу было дано проповеднику Д.Х. Ваггонеру. Возможно, предостережение касалось вопроса, чтобы его идеи не были выдающимися в то время, когда была великая опасность разобщенности.

Посылая вам это письмо, я не желаю, чтобы вы употребили его как гарантию, что ваши идеи правильны, а доктора Ваггонера и проповедника Джоунса – неверны.

Я опечалилась, увидев вашу статью в Ревью, ибо в течение последнего получаса читала ссылки, предшествующие вашему трактату. [33]

Мой брат, многое, о чем вы говорите – правильно. Принципы, на которые вы ссылаетесь, - верны; но как это все можно согласовать с вашими замечаниями к доктору Ваггонеру, я не могу понять. Конечно, вы очень остры: и  после того, как вы напечатали свой трактат, изложив в нем ваши личные взгляды, могу ли я  считать, что вы правы в этом вопросе, если вы не предоставите такую же свободу доктору Ваггонеру?

Чтобы устранить вопрос, изложенный вами, надо было быть в согласии со светом, который Господь даровал мне. Этот свет открылся мне во впечатляющих снах, которые побудили меня осознать, что вы не всецело находитесь во свете (См. СЦ 5, 571-573). Мне был показан Д.М. Кенрайт, представляющий свои взгляды о законе и такого запутанного понятия я никогда не слышала. Кажется, также и вы не смогли увидеть или понять куда ведут его аргументы.

Кажется, вы сидели на корабле (лодке) в тени, а проповедник Кенрайт скрывался от света все ниже и ниже.

И затем Некто сказал: «Мы имели достаточно данных. Все это как ночная тень; это работа сатаны».

Затем он тревожно поднялся, тяжело вздохнул и по виду был подобен парализованному человеку. Кенрайт заяви, что он оставляет корабль. Ему казалось, что корабль терпит кораблекрушение, но все на корабле чувствовали себя счастливыми. Звучала музыка и пение. Он сказал: «Я перехожу на тот корабль. Я полагаю, что этот корабль потонет».

Капитан твердо стоял на своем и сказал: «Я знаю каждую часть корпуса корабля. Он выдержит всякий шторм. Но тот корабль погибнет, ибо весь его корпус изъеден червями. Он не выдержит бури». [34]

Но он сказал: «Я пересяду на тот корабля и если погибнуть, погибну вместе с ними».

Так, вот, мои братья, я не чувствую себя очень счастливой и убеждаю вас, помыслите, когда вы поощряете проповедника Кенрайта - преподавать уроки студентам колледжа и издавать в «Ревью» такую массу вопросов, печатать как если бы он был епископом методистской церкви.

И заметим, когда такая спорная статья выходит, даже если в это время нет проповедника Урия Смита, кто из вас открыто изложит этот вопрос перед ним?

Кажется, я могла бы написать ему, и открыто поговорить на эту тему, а он станет чинить всякое препятствие, возлагая его на себя, как причину, чтобы осуждать себя.

Полагаю, что, исполняя свою обязанность, я не призвана писать ему. Мне было показано и сказано, чтобы он был освобожденным писателем; что он всегда пытался быть оригинальным; что он давал заверения для доказательства; что он не жил и не ходил с Богом, - посему он не может быть надежным писателем.

Советую его книги запретить, особенно касающиеся закона – особая тема, о которой он беседовал с вами. Если эта работа действительно извращена, а я верю, что это так, мое желание – сжечь каждую копию, прежде чем она может попасть в руки нашего народа.

И после своего отступления (Кенрайт оставил окончательно Церковь АСД в феврале 1887 года) какая вам необходимость говорить о нем? Бог не имеет отношения с отступниками в этом смысле и если вы имеете что-либо сказать, говорите, не публикуя об этом в печати. Я обращаюсь к вам, братья, - мне прискорбно, когда я вижу вашу занимаемую позицию, что вы запрещаете другим [35] делать и что вы должны осуждать в других. Полагаю, что это неверный путь взаимоотношения друг с другом.

Я не желаю видеть среди нас фарисеизма. Вы и в такой же мере доктор Ваггонер должны представить перед народом этот вопрос более полно, справедливо и честно в открытой дискуссии. Я не вижу другого пути, и если это нельзя совершить без духа фарисеизма, тогда следует прекратить печатание этих материалов и исследовать более полно уроки в школе Христа.

В настоящее время я верю, что нет другого пути, остается лишь открытая дискуссия. Вы распространили ваш трактат; теперь такую же возможность по справедливости надо предоставить и доктору Ваггонеру. Конечно, все происходящее не вписывается в рамки Божьего порядка. Но, братья, мы не должны поступить нечестно. Нам необходимо действовать как христианам. Если поднятый вопрос не вполне ясно определен и не несет в себе духа критицизма, не надо страшиться или быть слишком гордыми, чтобы оставить его.

Надеюсь, что я не послала вам ничего в своих советах, чтобы вы действовали в духе противодействия и оппозиции. Да поможет нам Бог в предстоящие опасные времена.

Я не могу выразить вам каким презренным в моих глазах является курс проповедника Кенрайта. В этом вопросе, по сравнению с вами, я могу видеть дальше и больше, ибо мне открыл это Господь. Но его курс, его внезапное изменение говорят сами за себя. Я верю, что, имея больше Духа Божьего, мы избежим опасностей этих последних дней.

Мои братья, нам необходимо умертвить свое «я» и гордость в нашей среде. «Я» будет сильно бороться за свое существование, за свое господство, но, тем не менее оно должно умереть и тогда мы станем как малые дети, или, в противном случае, мы никогда не увидим Царства небесного. Нам необходимо исполниться Духом Христа. [36]

Мы видим большую и еще большую нужду в тесном общении с Богом и еще большую нужду в единстве. Посвятим больше времени в поисках Небесной мудрости. Будем больше времени пребывать с Богом в молитве. Для каждого продвижения вперед мы нуждаемся в Библейской поддержке и обосновании. Нам нет нужды колебаться во всех вопросах, как это делала проповедник Кенрайт со всеми утверждениями.

В каждом конфликте мы нуждаемся не в словах осуждения; нам нужен меч Духа. Мы нуждаемся в истине, как она есть в Иисусе. Нам необходимо исполниться всей полнотой Божьей и иметь кротость и смирение Христа.

Мы имеем коварного врага, который выхватывает ваш меч и поворачивает его против вас, если вы не знаете, как искусно владеть им. Но пусть никто не возомнит, что мы знаем всю истину, которую провозглашает Библия.

Курс проповедника Кенрайта презренный и не надо пытаться извинять его мягкими словами или сладкими речами.

Моим братьям, я не теряю моей веры в Бога и в вас и не считаю, что вы свыше сил переносите искушения, но вы подвержены слабостям совершать ошибки. Я знаю только одно: Бог поможет нам, если мы взыщем Его искренно, всем сердцем.

Евангелие – это не только весть мира. Я встречаюсь со многими конфликтами; я провожу многие часы в бодрствовании; но я стараюсь возложить все свои заботы и бремена на Иисуса. Мучительные сомнения и страхи преследуют меня, если я не буду верной в исполнении всех моих обязанностей.

Нам необходимо твердо продвигаться вперед, взирая на Иисуса, учась от Иисуса, получая любовь от Иисуса. Тогда наши сердца смягчатся в нежности друг ко другу. [37]

Я свидетельствую, что религия Христа – это не сплошной мрак, но радостный, веселый дух. Но когда приходит тьма, нам надо бороться. С верой отвоевывайте каждый сантиметр до тех пор, пока мы не восторжествуем в вере. Хотя греховность других причиняет нам печаль, нам необходимо больше молиться и более твердо полагаться на обетования.

(Письмо 13, 1887 г.)