Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 14 июля 2024
Главная Весть 1888 года Материалы 1888 года Е. Уайт 1 том Глава 5. Письмо Мэри Уайт 9 окт. 1888 г.
Глава 5. Письмо Мэри Уайт 9 окт. 1888 г. PDF Печать E-mail

Миннеаполис, штат Миннесота, 9 окт. 1888 г.

Дорогая дочь Мэри!

Мы прибыли сюда (Миннеаполис) вчера в 10 часов утра. Всю ночь во вторник и весь день в среду шел дождь. В четверг вечером мы устроились в железнодорожном вагоне. Там не было спального места и нас предоставили спальное место в железнодорожном купе, в салон - вагоне. Была прекрасная возможность, но Вилли не смог оставить компанию и придти на ночлег. Это была не очень приятная ночь после дневной поездки в экипаже. Было большое скопление пассажиров. Наконец мы безопасно достигли места и были приятно размещены в двух нанятых комнатах, хорошо меблированных - с диванами и стульями. Комната Вилли располагалась рядом с нашими, но она не выглядела загруженной нашими вещами и узлами в этих прекрасно меблированных комнатах. Помещение, где мы могли покушать, располагалось недалеко. Мы решили найти другое место для временного проживания и наши комнаты в пансионе, нанятые для этой цели и мы с Сарой имели одну комнату, просто меблированную, но она имела благословения, там был камин, что являлось ценным, особенно для меня. Вилли расположился в комнате выше нашей с кухонной плитой. Два брата спали на одной кровати. Кроме этого, они имели еще маленькую комнату для письменных трудов и это было очень удобно для Вилли. Я говорила в четверг утром. Присутствовало большое число наших братьев – служителей, я знала лишь немногих из них.

Сегодня, в пятницу, в 9 часов я читала некоторые важные материалы для конференции, а затем передала ясное свидетельство нашим братьям. Проповедник Батлер прислал мне длинное письмо; в нем весьма серьезные обвинения против меня, но эти обвинения не беспокоят меня. Я верю, что это была моя обязанность - прийти. Меня не беспокоит будущее, главное – совершать мои современные обязанности. Мне предстоит вместе с Вилли посетить Батл–Крик и провести там некоторое время. Те суровые испытания, через которые я прошла в Гелдсбурге, полагаю, [67] что события подобного характера не будут влиять на меня снова. Я рада, что Вилли проведет общение с нами и мы с ним. Конечно, плохо находиться в разных домах, но мы надеемся и молимся, чтобы увидеть дело Божье, продвигающимся таким образом, чтобы отразить славу Божью и для блага Его народа. Здесь уже находятся проповедник Гудрич из штата Мэн, проповедник Ундервуд из Огайо, Сандс Лейн и его брат Отто Годсмарк; Декер из Орегона; Корлисс, Урия Смит, Ван Хорн, Санборн, Фарго, Руберт, доктор Ваггонер с женой, многие, я не в состоянии вспомнить всех теперь. Мы не забыли вас – мы молимся о вас. Мы страстно желали увидеть силу и Дух Божий, действующий на сердца наших служителей. Мы весьма желаем увидеть смирение, чтобы работа Божья совершалась более приемлемо для Бога. Здесь все делается для того, чтобы места отдыха были приготовлены и постоянно была приготовляема хорошая полезная пища. Проповедники Смит и Батлер очень обеспокоены, чтобы сказать все о законе в послании к Галатам, но я не могу видеть, как этого можно избежать. Мы должны взять Библию как наше мерило и тщательно исследовать ее страницы ради света и доказательств истины. Конечно, солнце заходит и я уже не могу хорошо видеть. Пожалуйста, пишите нам часто, как только можете – пусть даже одно или два слова, а я постараюсь писать вам часто.

14 октября, в воскресенье утром, совсем недавно был очень важный момент в нашем собрании. Проповедник Смит проповедовал до обеда о знамениях времени. По моему мнению, это хорошее своевременное рассуждение. После обеда я говорила на текст 1 Иоанна 3 глава. «Смотрите, какую любовь дал нам Отец». Благословение Господа покоилось на лице и вложило Слова в мои уста, и я весьма свободно попыталась запечатлеть в сознании своих братьев важность все большего пребывания в любви Божьей, а мрачные сцены пусть оставят нас.

Влияние на народ было весьма благоприятным. Верующие и неверующие несли свидетельство, что Господь благословил их в сказанном слове; и пусть с этого времени они не смотрят на мрачную сторону и не останавливаются на великой силе сатаны, но говорят о благости, любви, сострадании Иисуса и [68] все больше прославляют Бога.

В начале субботнего для проповедник Фарнсворс представил мрачную картину, говоря о великом нечестии и разложении в нашей среде, повествуя об отступлениях среди нас; короче говоря в его рассуждении не было никакого света, никакого поощрения, никакого духовного ободрения. Среди делегатов конференции распространилась всеобщая мрачная картина. Но Господь дал мне свидетельство, рассчитанное, чтобы ободрить всех. Моя душа была преисполнена благословения и свет, казалось, распространился среди тьмы. Я не посещала собраний сегодня.

В последний вечер собрались вместе несколько братьев-служителей и читали длинное сообщение от проповедника Батлера. Чтение продолжалось до 10 часов вечера. Утром они имели прекрасное общее собрание. Сегодня они имели библейские чтения о предопределении или избрании. Завтра днем будет проходить дискуссия о законе в послании к Галатам. Среди делегатов сохраняется, насколько нам известно, хороший смиренный дух. Письмо, написанное проповедником Батлером, было хорошим, чтобы начать этот вопрос.

Вчера прибыл Чарли Джоунс. Это было субботнее утро. Вилли пошел, чтобы посетить проповедника Маттисона, он поселился на расстоянии двух миль от собрания. Оказывается он болен. Проповедник Корлисс также болен. Мы боимся, что его болезнь может усугубиться, если Господь не воспрепятствует прогрессу болезни.

Джон и Сара трудятся, отмечая рассуждения и заметки, которые я дала им. С самого начала нашего пребывания здесь постоянно холодная погода и туман. Для меня было бы приятно видеть дарованное Богом солнечное сияние. Я желаю знать, многие ли посещают собрания. Возможно я смогу рассказать об этом в моем следующем письме. Я надеюсь услышать об этом от наших домашних. Со времени прибытия в Миннеаполис, я не получила никаких писем.

Уже темнеет и я желаю вам доброй ноги. С любовью ко всем дорогим, находящимся в семье. Сестре МакКомбер, Бейби и дорогим детям.

Я собиралась написать нашей семье, но обстоятельства не позволили. Напишу, если представится возможность завтра.                Мать.