Свобода во Христе - христианский проект

Четверг, 22 февраля 2024
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ PDF Печать E-mail

 

ПРИНЯТО ИЛИ ОТВЕРГНУТО? В ПОИСКАХ БОЛЕЕ ОПРЕДЕЛЕННОГО ОТВЕТА

Вопрос о том, было ли послание 1888 года принято или отвергнуто, более важен, чем просто предмет для тривиального академического спора. Невозможно отделить Евангелие от истории Голгофского креста, также как невозможно понять послание 1888 года, не зная исторических событий, связанных с ним. Мы не можем правильно понять отношение нашей церкви к Христу, пока не узнаем эту правду. Отсутствие ясности здесь опасно, так, как хорошо известно, что народ, не знающий истории, обречен на ее повторение и, возможно, уже повторяет ее.

Объяснение случившегося, данное Еленой Уайт, понятно и не может быть истолковано неправильно. Несмотря на это один из исследователей считает, что исторические свидетельства двусмысленны.

"Часто обсуждается вопрос: "Что произошло после сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе в 1888 году? Приняла или отвергла церковь новое изложение истины о спасении?". Тот, кто изучит документы тех лет в поисках доказательств в пользу принятия, найдет такие доказательства. С другой стороны, ищущий доказательств в пользу отвержения также найдет то, что будет искать". (N. F. Pease, The Faith That Saves, p.43)

Вопрос, однако, не в том, было ли послание принято или отвергнуто церковью. Елена Уайт говорит, что "сатане удалось в значительной степени утаить его (послание) от Божьего народа" (cf. 1 SM 234,235; 1896). У церкви никогда не было возможности увидеть это послание в неискаженном виде. Вопрос в том, приняло ли послание руководство церкви. Елена Уайт открыто говорит об этом. Ее свидетельство - это истина для настоящего времени, оно имеет отношение к нашему духовному состоянию.

Авторитетные издания учат церковь Адвентистов Седьмого Дня во всем мире, что в 1888 году послание было принято большинством из числа руководства церкви и с тех пор без всяких сомнений оно является доктриной церкви. Это и есть то высокомерное утверждение - "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды". В кратком изложении официальная точка зрения сводится к следующему:

"Рядовые члены и служители церкви Адвентистов Седьмого Дня приняли весть, представленную в Миннеаполисе (в 1888 году), и получили благословение. Некоторые руководители церкви противились тогда этому учению ("A Further Appraisal of the Manuscript "1888 Re examined," General Conference, September 1958, p.II).

Другая книга, которая вышла в свет при поддержке двух президентов Генеральной Конференции, "была критически прочитана шестьюдесятью нашими самыми талантливыми учеными... Без всякого сомнения, еще ни одно собрание документов в нашей истории не получало такую великолепную поддержку для публикации" (р.8). В этой книге говорится, что оппозиция посланию была незначительной, потому что всего менее десяти делегатов по-настоящему отвергли его, либо были его противниками. Эта поразительная точка зрения заслуживает более пристального внимания, ибо если это так, то мы обязаны ей верить:

"Обвинение... в том, что учение о праведности через веру было в 1888 году отвергнуто всей церковью, либо, по крайней мере, ее руководством... опровергается участниками сессии и является предположением, не имеющим никакого основания и поддержки... "Некоторые" братья из руководства противились свету и благословениям. Но... руководство церкви в целом никогда не отвергало библейскую доктрину о праведности через веру" (L. E. Froom, Мovе ment of Destiny, р.266, 1971).

"Из приблизительно девяноста делегатов, зарегистрировавшихся на сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе в 1888 году, только менее десяти, и, следовательно, менее четверти из общего числа, по-настоящему вели борьбу с посланием...

Большинство из тех, кто первоначально приняли участие в споре, сознались в своей неправоте... и в дальнейшем прекратили свое противодействие... Только немногие, консервативно настроенные делегаты, настойчиво продолжали отвергать послание...

Как оказалось, общее число тех "некоторых" не достигало и двадцати из общего количества, превышавшего девяносто, т.е. составляло менее четверти. По словам Олсона, большинство из этих двадцати раскаялись и, таким образом, из "отвергавших" стали "принявшими" (ibid., pp. 367-369).

Далее в этой книге сообщается, что послание было с самого начала принято руководством церкви:

"Все члены церкви, и ее руководство в частности, не отвергали послания о праведности через веру ни в 1888 году, ни позже... Новый президент ...искренне и всем сердцем принял и поддержал учение о праведности через веру... Ответственные руководители адвентистского движения в период с 1888 по 1897 год определенно не отвергали его" (ibid., pp.370, 371).

И президент, и вице-президент Генеральной Конференции в сделанных ими заявлениях придерживаются одного мнения.

"Будучи пятьдесят пять лет служителем церкви Адвентистов Седьмого Дня,... я ни разу не слышал ни от служителя церкви, ни от рядового члена ... выражения оппозиции к посланию о праведности через веру. Так же мне ничего не известно о проявлениях такой оппозиции в изданиях Адвентистов Седьмого Дня" (A. V. OIson, Through Crisis to Victory, p.232; 1966).

"Мы будем правы, если скажем, что послание 1888 года было провозглашено с кафедры, через прессу и через жизнь тысяч и тысяч людей, преданных Богу... Адвентистские пасторы и евангелисты провозглашают эту жизненно важную истину с церковных кафедр и на публичных собраниях, и сердца их объяты пламенем любви к Христу" (ibid., РР.233,237).

"Немногие... предположили, и совершенно неправильно, что церковь Адвентистов Седьмого Дня сбилась с пути, не поняв это великое основополагающее христианское учение (послание 1888 года)" (R. R. Figuhr, General Conference President, in Foreword to By Faith Alone, p. vii, by N. F. Pease; 1962).

Секретарь Ellen G. White Estate, длительное время занимавший эту должность, уверяет нас, что послание было в целом принято.

"Идея о том, что Генеральная Конференция и, таким образом, вся церковь отвергла послание о праведности через веру в 1888 году не имеет оснований... Современные документы не содержат и намека на то, что послание было отвергнуто церковью. Нигде не существует ни одного высказывания Е. Уайт о том, что это было так... Историческая запись о принятии послания в общинах, состоявшемся после Конференции, поддерживает концепцию о том, что благоприятное отношение к посланию было повсеместным... Возможно, случившемуся на сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе была дана искаженная количественная оценка" (A. L. White, The Lonely Years, p.396; 1984).

Следуя взглядам исследователей этого вопроса, другой автор замечает:

"Означает ли это, что вся церковь или даже ее руководство отвергли послание 1888 года? Вовсе нет. Некоторые отвергли его - меньшинство... Новое руководство всем сердцем одобрило это новое изложение истины" (Marjorie Lewis Lloyd, Ton Slow Gettihg Off, pp. 19, 20).

Если эти официальные мнения подкрепляются историческими данными и свидетельствами Елены Уайт, то наша моральная обязанность верить им. Е. Уайт, однако, неоднократно уподобляла реакцию руководства церкви на послание 1888 года поведению евреев, которые отвергли Христа.' В таком случае мы не можем утверждать, что послание было принято!

Если все вышеприведенные утверждения правильны, то трудно понять озабоченность Елены Уайт в течении десяти лет тем, что она называла продолжительным неприятием послания со стороны "наших братьев", особенно если допустить, что их было немного. Разве стал бы Господь лишать церковь во всем мире благословений позднего дождя и громкого клича из-за упорства менее чем десятка служителей церкви, которые даже не были руководителями церкви?

И если это так, то можно ли надеяться на лучшее процентное отношение принявших в случае какого-либо нового послания, которое Господь, возможно, направит нам? И если Господь лишит всех нас благословения Святого Духа из-за незначительной оппозиции, как можно надеяться на завершение евангельской миссии?

Евреи отрицают, что они не приняли Мессию

Отрицание евреями отвержения Мессии принимает две формы: (а) Ошибочное опознание: они утверждают, что Иисус из Назарета не был Мессией. Поэтому отвержение его не является серьезной ошибкой.

(б) Ошибочная ответственность: Христа распяли не евреи, а римляне (cf. Мах I. Dimont, Jews, God, and History, pp.138-142).

Очевидно, что во многих из рассмотренных нами высказываний адвентистских писателей содержится схожая проблема: (а) Ошибочное опознание. Почти все авторы избегают упоминать тот факт, что послание 1888 года было началом позднего дождя и громкого клича. Практически без исключения они считают послание 1888 года "новым акцентом" на реформаторской доктрине 16 века об оправдании верой, которая совпадает с учением современных протестантских церквей.2

(б) Ошибочная ответственность. Утверждается, что послание отвергли, не принимали и негативно высказывались о нем всего лишь несколько незначительных личностей, большинство же покаялось, и в конце концов послание было принято ответственными руководителями церкви.

Доктор Фрум говорит, что интерпретации, данные событиям 1888 года А. В. Спалдингом и Л. Х. Кристианом, находятся "в полной гармонии" с фактами (op. cit., р.268). Также и по мнению А. В. Олсена, Спалдинг представляет "полную правду" по этому вопросу (op.cit., р.233). Такие оценки заметно расходятся с мнением Елены Уайт, но поскольку они пользуются сегодня единодушным одобрением, мы уделим им более пристальное внимание.

"Величайшим событием восьмидесятых годов для Адвентистов Седьмого Дня было восстановление и новое осознание основной доктрины христианства... В последнее десятилетие 19 века было заметно, что церковь через Евангелие возрастала и готовилась к выполнению миссии Бога... Церковь была разбужена этим животворящим посланием об оправдании верой". (A. W. Spalding, Captains of the Host, pp.583, 602; 1949).

"1888 год является заметной вехой в истории церкви Адвентистов Седьмого Дня. Его можно сравнить с переходом через горный перевал, после которого открываются страны нового континента. Противники братьев, называющие себя реформаторами, пытаются сделать вывод, что на сессии мы потерпели поражение, в то время как правда состоит в том, что это была славная победа... Ею начинается новый период нашей деятельности - время пробуждения и спасения душ... Господь даровал Своему народу чудесную победу. Это было началом великого духовного пробуждения среди адвентистов... утренняя заря дня славы Адвентистской церкви... Плодом великого возрождения, начавшегося в Миннеаполисе в 1888 году, стала праведность и миссионерская деятельность" (L. H. Christian, The Fruitage of Spiritual Gifts, pp. 219, 223, 224, 237, 244, 245).

Отметим, что один из наших авторов невольно исполнил пророчество Христа, касающееся руководства Лаодикийской церкви. Он воспользовался тем самым словом, которое Христос вложил в уста "ангела церкви" (Откр. 3:14, 17), который заявляет, что он "богат и разбогател" через притворное принятие послания.

Было ли послание принято или отвергнуто?

Разумеется, Кристиан не желает навесить ярлык "противника братьев" на известного президента Генеральной Конференции. Но логически А. Г. Даниэльс должен быть отнесен именно к этой категории, ибо он совершенно ясно заявляет, что события 1888 года означали "поражение" на пути продвижения дела Божьего. Его заявления полностью противоречат утверждениям упомянутых авторов.

"Послание о праведности во Христе... встретило противодействие со стороны честных и имеющих хорошие намерения мужей, служащих делу Божию! Послание (1888 года) никогда не было ни принято, ни провозглашено; оно не получило свободного распространения, как это следовало бы сделать, чтобы донести до церкви бывшие в нем безграничные благословения... Раскол и конфликт между руководителями церкви, вызванные оппозицией посланию о праведности во Христе, привели к весьма неблагоприятным последствиям. Простые люди были смущены и не знали, что делать... За оппозицией скрывались хитрые замыслы родоначальника зла... Какие ужасные последствия могла иметь любая его победа в борьбе с этой вестью!" (A. G. Daniells, Christ Our Righteousness, pp. 47, 50, 53, 54; 1926).

Отметим слово "поражение". Это антоним слова "победа". С начала и до конца книги Даниэльс настаивает на том, что пробуждения и принятия послания церковью не было. В 1926 году он полагал, что возрождение все еще дело будущего.

"Все эти годы (начиная с 1888-го) возрастали, наделила и вера, что настанет день, в который послание о праведности через веру засияет во всей своей славе, достоинстве и силе и получит всеобщее признание" (ibid., р.43).

"Могущественное возрождение", которое, по словам других авторов, уже произошло, Даниэльс переносит в категорию того, "что могло случиться":

"Какое могущественное возрождение подлинного благочестия,... какое проявление божественной силы для завершения работы... могли бы произойти в народе Божьем, если бы все служители ушли с той Конференции с тем же духом, что и верный и покорный раб Господа (Елена Уайт)" (ibid., р. 47).

Рассуждая логически, Елена Уайт также должна быть подвергнута строгой христианской критике как "противник братьев", поскольку, согласно ее выводам, события, следующие за 1888 годом, были победой нашего врага. Она заявила, что "сатана сумел... в значительной мере" утаить послание от церкви и от всего мира (1 SM 234, 235; 1896).

А. Т. Джоунс, который смиренно шел вместе с Господом, тоже должен быть подвергнут такой же критике, и не только он, но и все делегаты сессии Генеральной Конференции 1893 года. И все же они были правы. Ни один из присутствовавших не осмелился перечить докладчику, потому что все знали, что он говорит правду:

"Когда нам как народу было открыто послание о праведности Христа? (Один-два голоса из аудитории: "Три или четыре года тому назад"). Так сколько же, три? Или четыре? (Делегаты: "Четыре"). Да, четыре. Где это было? (Делегаты: "В Миннеаполисе"). Что же отвергли руководящие братья в Миннеаполисе? (Голос из зала: "Громкий клич")... Что же отвергли братья в Миннеаполисе? Они отвергли поздний дождь и громкий клич из трехангельской вести". (GCB, 1893, р. 183).

В 1908 году Джоунс говорил о продолжавшейся уже "двадцать один год официальной оппозиции посланию Бога о праведности через веру":

"Сегодня должности президентов унионов, а также другие официальные должности в Генеральной Конференции занимают люди, которые с самого начала... и до сих пор противодействовали по каждому поводу, который только можно придумать, истине о праведности через веру, той правде, которая ясно изложена в Священном Писании. Я знаю об этом, потому что не раз эти люди останавливали и часами задерживали меня на пути правды" (A. T. Jones letter to R. S. Owen, February 20, 1908).3

Если бы "рядовые члены и служители церкви Адвентистов Седьмого Дня приняли то, что было представлено в Миннеаполисе", то разве не разумно было бы ожидать, что через несколько лет после этого Джоунс смог бы вспомнить хотя бы одного из них, кроме Елены Уайт? Через тринадцать лет после 1908 года он напишет:

"Сейчас я не могу вспомнить никого, кто (кроме Елены Уайт, разумеется) открыто принял эту истину на собрании в 1888 году. Но позже многие говорили, что она им очень помогла. Один человек из Батл Крик заявил, после того как побывал на одной из встреч с доктором Ваггонером: "Сейчас мы бы могли сказать "аминь" после всего услышанного, но мы находимся в затруднении. Мы не знаем, что произойдет завтра. Если мы скажем "аминь" сегодня, то будем вынуждены признать и то, что будет в будущем"... Они лишили себя того, что их сердца подсказывали им, что есть истина. Борясь со своими вымыслами, они воспротивились тому, что надо было признать" (Letter to C. E. Holmes, May 12, 1921).

В том же письме Джоунс пишет, что "оппозиционерами были... все, кто поддался влиянию Генеральной Конференции".

Однажды Джоунс сказал, что "некоторые" приняли послание на Конференции в Миннеаполисе, "некоторые" отвергли его, а "некоторые" заняли промежуточную позицию (GCB 1893, р.185). Приверженцы точки зрения, что весть была принята, поняли это высказывание так, будто все участники конференции разделились примерно на три равные части; но поскольку предполагается, что "многие" из первоначально отвергнувших или нейтральных затем покаялись, то выдвигается версия о том, что в конечном счете послание было принято подавляющим большинством. Продолжение свидетельства Джоунса содержит иное мнение:

"Другие и приняли бы его, но поскольку дух преследований был силен, они, вместо того чтобы благородно и в страхе Божьем заявить, невзирая на критику: "Это правда Божья и я верю ей всей душой", - поддались давлению и, извиняясь, искали различные оправдания для тех, кто проповедовал истину".

Такая "бледная" или "слабая" позиция может считаться чем угодно, но только не принятием послания о праведности Христа! Те, кто следует за Христом, готовы умереть за Его правду.

Джоунс оставил после себя записи, отражающие его мнение по поводу так называемых "пробуждений всемирной церкви", последовавших за Конференцией 1888 года. Приведенный ниже отрывок из письма 1921 года цитируется в официально одобренной книге, поддерживающей точку зрения, согласно которой весть была принята:

"Когда настало время лагерных сборов (после 1888 года), мы втроем (Елена Уайт, Ваггонер и он сам) посетили собрания верующих и проповедовали послание о праведности через веру... иногда на одном собрании были все трое. Это переменило отношение людей и, видимо, отношение руководителей". (Pease, By Faith Alane, p. 149).

Цитата в книге на этом обрывается. Но следующая же фраза Джоунса отвергает тезис о принятии:

"Но последнее только казалось нам, это никогда не соответствовало действительности, поскольку среди членов Комитета Генеральной Конференции и среди других никогда не прекращался тайный антагонизм..., который в конце концов распространился на всю церковь".

Это письмо написано Джоунсом незадолго до его смерти. Оно проникнуто духом чистой преданности доктринам церкви Адвентистов Седьмого Дня и признания пророческого дара, которым была наделена Е. Уайт.

Не прошло и пяти лет, как А. Г. Даниэльс опубликовал свою точку зрения, которая по существу совпадает с мнением Джоунса: "Это послание никогда не было ни принято, ни провозглашено, никогда не получило свободного распространения, как это следовало бы сделать, чтобы донести до церкви бывшие в нем безграничные благословения". (Christ Our Righteousnes, р. 47; 1926).

Но мы не полагаемся только на оценку событий, данную Джоунсом и Даниэльсом. Существует еще одно свидетельство.

Существенное и вдохновенное свидетельство

Беспристрастное исследование показывает, что в трудах Елены Уайт нет двусмысленных или неясных высказываний по поводу вопроса о принятии вести 1888 года. Слова Джоунса о том, что "изменение отношения" руководящих братьев было только "кажущимся", подкрепляются высказыванием Елены Уайт:

"Почти два года мы настоятельно просили людей принять свет и правду о праведности Христа, но они не решались принять эту драгоценную истину". (RH, March II, 1890).

Почему так произошло? Еще через неделю она объясняет причину, по которой члены церкви и молодые священнослужители были так нерешительны:

"Наша молодежь оглядывается на старших братьев и видит, что те не принимают послание, а относятся к нему как к чему-то бесполезному. И этот факт побуждает не знающих Писания отвергнуть свет веры. Те, кто отказываются принять правду, встают на пути света веры, идущего к людям". (March 18, 1890).

Она также согласилась с утверждением Джоунса о том, что среди руководителей церкви, занимающих самые ответственные должности, не было ни одного, кто встал бы в защиту послания о праведности Христа:

"Снова и снова я ясно и убедительно свидетельствовала собравшимся (в Миннеаполисе в 1888 г.). Но они не приняли это свидетельство. Прибыв в Батл Крик, я повторила то же в присутствии пастора Батлера. Не нашлось ни одного, кто имел бы мужество встать на мою сторону и разъяснить пастору Батлеру, как впрочем и всем другим, что они заняли неправильную позицию... Предубеждение пастора Батлера возросло еще более, когда он услышал несколько сообщений от наших братьев - служителей на собрании в Миннеаполисе" (January 25, 1889; Letter U3 1889).

Братья, которые, по ее словам, "встали на пути света", были руководителями церкви. Хвала Господу, не все "отказались принять правду", но термин "наши братья" имеет общий смысл. И он должен означать, что это было большинство ответственных руководителей, за исключением нескольких человек. Она использует этот термин несколько раз.

"В Миннеаполисе... сатане удалось в значительной мере лишить наш народ особой силы, которую дает Святой Дух... Враг не позволил нам получить силу, чтобы нести истину всему миру... Свету, который должен осветить всю землю своей славой, противостояли, и он был в большой степени утаен от мира действиями наших собственных братьев" (1 SM, 234, 235).

Незначительное число "консервативно настроенных" оппозиционеров никогда бы не смогли оказать такого решающего влияния, если бы многие из руководящих братьев приняли послание. Только легковерных можно убедить в том, что хвост может управлять собакой. Е. Уайт писала своему родственнику уже после того, как состоялось "покаяние" влиятельных лиц:

"Кто из тех, которые сыграли свою роль на собрании в Миннеаполисе, пришел к свету и получил богатые сокровища правды, которые Господь послал с небес? Кто шел в ногу с Вождем, с Иисусом Христом? Кто по-настоящему исповедался в своих ошибках, в слепоте, ревности и злобных подозрениях, в своем неприятии правды? Никто...". (Letter, November 5, 1892; B2a 1892).

В течение семи или восьми долгих лет после 1888 года она была вынуждена признаться в том, что были "некоторые" в Батл Крик, которые "не давали умереть духу Миннеаполиса". Она писала об этих людях, как о "многих".

"Они начали эту сатанинскую работу в Миннеаполисе... Они все еще занимают ответственные посты и совершают работу согласно своим представлениям и в меру своих способностей" (ТМ 80; May 1, 1895; May 30, 1896).

Призыв к честности

А. Г. Даниэльс призывает нас честно смотреть в лицо фактам: "Приятнее всего было бы не считаться с заявлениями Духа Пророчества, касающихся отношения определенных руководителей к посланию и к посланникам. Но этого нельзя сделать, не ограничившись только частичным изложением ситуации,.. и не оставив этот вопрос под покровом тайны" (op. cit. р.43).

В это последнее и опасное время, чем меньше "тайн", тем лучше. Ниже мы приведем несколько кратких цитат, взятых из "Testimonies to Ministers", где мы находим замечательные высказывания Елены Уайт, написанные перед завершением периода 1888 года, которые дают оценку случившемуся:

"Многие... относятся к нему (посланию) пренебрежительно.

Вы повернулись к Господу не лицом, а спиной. Люди презрели тот свет, который должен осветить всю землю своей славой. Вы с неуважением отнеслись к проявлениям Святого Духа.

Я не могу судить, но некоторые уже слишком далеко зашли, чтобы обратиться и покаяться.

Эта великая и торжественная истина не оценена должным образом и встретила сопротивление. Люди... стоят на пути у грешников и сидят на месте тех, кто полон презрения. Многие вступили на темные, тайные тропы, и некоторые уже не вернуться.

Они искушают Бога, они отвергают свет.

Они предпочли тьму свету и осквернили свои души. Они не только отказались принять послание, но и возненавидели свет. Эти люди губят души. Они встали между нашим народом и светом, посланным с небес. Они попрали слово Божье и презирают Святой Дух.

Годами они упорно противятся свету и лелеют в себе дух оппозиции.

Как долго вы еще будете ненавидеть и презирать посланников праведности Божьей?

Они подвергли их (посланников) насмешкам, называя их фанатиками, экстремистами и восторженными личностями.

Вы поймете, когда уже будет слишком поздно, что боролись против Бога.

Господу известно, как вы все ставите с ног на голову.

Еще несколько шагов по пути отрицания небесного света, и вы погибнете.

Вы следуете знакам, указывающим неправильный путь.

Если вы отвергаете посланников Христовых, вы отвергаете самого Христа.

Вы презираете этот восхитительный дар оправдания через кровь Христа.

Я умоляю вас... прекратить свое упорное сопротивление свету и свидетельствам" (ТМ 89-98).

Обо всем этом наши авторы говорят, как о "заметной вехе истории церкви Адвентистов Седьмого Дня", как о "переходе через горный перевал, после которого открываются страны нового континента", как о "славной победе, о начале больших и лучших свершений в Адвентистской церкви", о "времени возрождения и спасения душ", "времени счастливого духовного опыта", "начале великого духовного пробуждения среди адвентистов", "пробуждении всей церкви"! Елена Уайт в 1895 году как нельзя лучше выразилась по этому вопросу: "Господу известно, как вы все ставите с ног на голову".

За семь или восемь лет, прошедших после Конференции, имелась масса возможностей, чтобы покаяться, исповедаться и принять сердечное участие в "возрождении всей церкви". Но послание отвергалось год за годом:

"Вместо того, чтобы препятствовать движению колесницы правды, дам следовало бы употребить всю свою энергию на то, чтобы подтолкнуть ее.

Наши старшие братья... не принимают послание, но относятся к нему как к чему-то несущественному (RH, March 18, 1890).

Невыразимо тяжелые моральные страдания и боль охватили меня, когда мне было открыто истинное положение дел...

Мне было показано, что во всех наших конференциях в среде священнослужителей существует пренебрежительное отношение к изучению Писания, к поискам правды... Вера и любовь, насколько сильно нуждаются в них церкви!..

Религия Библии редко встречается даже среди наших служителей... Духовные стандарты служения в значительной мере снизились...

Холодность, бессердечие, отсутствие сострадания развратили стан Израилев. Если этому злу позволить еще больше укрепиться, как это произошло несколько лет тому назад, то наши церкви окажутся в жалком состоянии" (ТМ 142-156; August 20, 1890).

Возрождение не последовало и к 1892 году:

"Атмосфера церкви настолько холодна и там царит такой дух, что простое, рожденное небом благочестие невыносимо для верующих мужчин и женщин. Теплое чувство их первой любви охладело, и пока они не получат крещения Святым Духом, подсвечник будет стоять не на своем месте"(ТМ 167, 168, 161; July 15, 1892).

В 1893 году положение не изменилось:

"Лишь немногие знают о дне своего испытания!.. Мы убеждены, что среди народа Божьего распространилась слепота разума и черствость сердец, несмотря на невыразимую милость, дарованную нам Богом... Сегодня очень мало тех, кто служит Господу от всего сердца. Большинство из членов нашей церкви духовно мертвы, погрязли в грехах... Сладчайшая музыка об оправдании верой и о праведности Христа, которую Бог вложил в человеческие уста, не способна вызвать у них ответную любовь и благодарность... Они ожесточили свои сердца против Бога" (RH April 4, 1893).

К началу 1895 года состояние не улучшилось:

"Есть многие, которые потеряли веру во второе пришествие, ... и говорят: "Не скоро придет господин мой"...

Мужи, на которых возложена высокая ответственность, но не имеющие живой связи с Богом, совершали и совершают зло против Святого Духа... Вновь и вновь приходят от Бога предупреждения этим людям, но они отбрасывают их и осмеливаются продолжать идти по тому же пути...

Если Бог пощадит их и они и впредь будут придерживаться того духа, которым отмечены их действия как до, так и после встречи в Миннеаполисе, то они дополнят меру злых дел, которые осудил Христос будучи на земле" (ТМ 77-79; May 1, 1895).

К началу 1896 года, казалось, произошло небольшое изменение:

"Намерение сохранить тот дух, который питал бунт в Миннеаполисе, является преступлением перед Богом. Небеса возмущены духом, который годами присутствует в издательстве в Батл Крик... Голос с небес указал на наши ошибки и просил во имя Господа совершить решительные перемены. Но кто последовал его наставлениям? Кто смирил свое сердце, чтобы окончательно удалить из него следы злобного, жестокого духа?" (ТМ 76, 77; May 30, 1896).

Похоже, что к 1897 году сердца руководителей по-прежнему не были охвачены духом "возрождения":