Свобода во Христе - христианский проект

Понедельник, 26 февраля 2024
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ PDF Печать E-mail

 

ЛОЖНАЯ ПРАВЕДНОСТЬ ЧЕРЕЗ ВЕРУ: СЕМЕНА ОТСТУПНИЧЕСТВА ПОСЕЯНЫ

(Сессия Генеральной Конференции 1893 года, часть II)

Отвержение света 1888 года открыло путь ложным идеям, которые пришли под маской праведности через веру. Когда мы отворачиваемся от истины, ничто не может защитить нас от принятия лжи.

Прежде чем представить доказательства существования неправильных представлений, Джоунс напомнил собравшимся на сессии 1893 года о том, как был отвергнут свет в Миннеаполисе и в последующие четыре года. Далее он показал, как разум, находящийся во власти "я" человека, становится разумом сатаны. Он проследил развитие этого принципа от язычества до католицизма. Существует два типа оправдания через веру: истинное и поддельное.

"Мы обнаружили, что когда зародилось христианство, тот же плотский ум изготовил подделку и оградился ею, предстал под видом христианства и назвал это оправданием через веру, хотя это было оправданием делами. Это и есть папство, тайна беззакония" (GCB, 1893, р.342).

Далее он проследил развитие эгоистического ума в современном спиритизме, показав как спиритизм превозносит любовь к себе. Кажется, Джоунс имел едва начавшее развиваться понимание того, что спиритизм - это проявления ложного Святого Духа; идея эта была передовой для его времени, но сегодня, когда существует харизматическое движение, она очевидна.

"Чем ближе мы подходим ко второму пришествию Спасителя, тем более открыто сторонники спиритизма будут признавать Христа... Сатана сам... приходит в облике Христа; его принимают, как Христа. Поэтому народ Божий должен настолько хорошо знать Спасителя, чтобы ни одно ложное заявление о вере во Христа не было принято за правду" (loc.cit).

Только если наш плотский разум будет распят с Христом и мы обретем разум Христа, церковь остатка сможет распознать этот чудовищный и мастерски задуманный обман:

"И хотя эти люди цитируют слова Христа, все это подделка. Вы знаете, что, как написано в "Великой борьбе", сам сатана придет со словами милости, которые произносил Спаситель, он повторит даже интонацию голоса Иисуса и обратится к тем, кто не имеет "ум Христа". Братья, нет спасения, нет покоя, нет исцеления, если у нас нет разума Христа" (ibid., р. 343).

Распятие своего "я" ни в коей мере не умаляет подлинное самоуважение; наоборот, от единения с Христом самоуважение возрастает. Развилась ложная концепция праведности через веру, что стало очевидным к 1893 году, после того как подлинная праведность была отвергнута "в большой степени" (cf.ISM 234, 235). Проявился принцип: "те, кто хоть в какой-то мере были ослеплены врагом... склонны признать неправду" (Special Testimonies, Series A, pp.41, 42). Джоунс разоблачил ложь:

"Некоторые из братьев после встречи в Миннеаполисе, я сам это слышал, соглашаются с совершенно языческими проповедями и заявлениями и не знают, что им была представлена праведность Христа. Некоторые же, кто открыто выступал, голосовал против этого1,... затем соглашались с явно католическими утверждениями, казалось, что автором этих утверждений была сама папская церковь. Об этом я еще буду говорить на одном из занятий, и мы обратим внимание на утверждения католической церкви и ее доктрину об оправдании через веру... Кто-то скажет: "Я полагал, что они верят в оправдание делами". Это правда, именно в это они верят; но представляют это под видом оправдания через веру. И они не единственные люди в мире, которые так поступают "(RCB 1893,р.244).

"Передо мной книга "Католический символ веры"... Я взял ее для того, чтобы вы могли сравнить истину об оправдании через веру с ее подделкой. Я сначала прочту, что здесь написано, а затем...отрывок из книги "Путь ко Христу". Вы увидите, в чем заключается представление римско-католической церкви об оправдании через веру. Мне приходилось слышать от Адвентистов Седьмого Дня такие же мнения... В этой книге для объяснения доктрины об оправдании через веру использованы те же выражения, которые я слышал от убежденных Адвентистов Седьмого Дня...

Вот это - оправдание через веру. А то другое - оправдание делами. Первое от Христа, второе - от дьявола. Одна из них доктрина Христа об оправдании через веру, а другая - доктрина дьявола об оправдании через веру" (ibid., pp.261,262).

Джоунс увидел, что сутью католицизма является поклонение самому себе, какую бы скорму это не принимало. Любое правдоподобное учение об оправдании через веру, даже проповедуемое членом церкви Адвентистов Седьмого Дня, которое превозносит греховный разум человека, является в действительности ветвью, растущей от корня католицизма и спиритизма.

"Это праведность через веру; это вера, которая действует, хвала Господу, не вера, которая верит во что-то далекое, при которой держат правду Божью во внешнем дворе, а затем стараются своими силами компенсировать отсутствие веры. Нет, это вера..., которая сама действует, потому что в ней божественная сила... 2.

Этого достаточно, чтобы показать, что папская доктрина оправдания через веру является доктриной сатаны: и суть ее состоит в том, что разум полагается на себя, человек творит добро своими силами, превозносит самого себя под маской верующего... и не имеет силы Божьей" {ibid., pp.265, 266).

Разоблачена была и еще одна, более утонченная ложь. Работа "The Christian's Secret of a Happy Life" Анны Уайталл Смит была в то время очень популярной книгой. Она была издана в 1888 году.

В книге представлена концепция о праведности через веру, фактически не упоминающая о кресте и потому не имеющая силы, не упоминающая о покаянии и раскаянии, не содержащая четкого понимания искупления и истины о личном Спасителе, который "всегда рядом", каким Его представляет послание 1888 года. Праведность через веру, которой придерживается автор, это философия, "содержащая идеи, лежащие в основе всех богословских систем,... (и) пригодных для любого вероучения... Именно о такой абсолютной религии и говорится в моей книге" (предисловие к изданию 1888 года).

Автор книги (квакер) утверждает, что зажгла свой светильник от пламени учения Фенелона, католического мистика при дворе Людовика XIV во Франции, потратившего свою жизнь на то, чтобы обратить протестантов в католичество3. То, что по сути было верой, лишенной жизненной силы, Смит называла "доверием к Христу". Как только достигнуто полное "подчинение", душа тут же должна считать себя "спасенной", любое предостережение Святого Духа, свидетельствующее об обратном, должно отвергаться путем многократного повторения психологической формулы - "все хорошо".

Некоторые из членов нашей церкви прочли книгу Анны Смит и сделали ошибочный вывод о том, что в ней содержится суть послания 1888 года. Они утверждали, что Джоунс и Ваггонер были вдохновлены этой книгой. Джоунс почувствовал роковую опасность и заявил открыто об этом.

"Вот книга, которой столько людей придает такое огромное значение, "Секрет счастливой жизни христианина". ... Я бы хотел, чтобы каждый из вас понял, что христианин может найти гораздо больше секретов счастливой жизни в Библии, чем в десяти тысячах таких книг...

Я слышал, как говорят, что... я нашел свою весть в этой книге. Вот Книга, в которой я обнаружил секрет счастливой жизни для христианина (держит в руке Библию), и других нет. И она со мной еще с тех пор, когда я ничего не знал о книге "The Christian's Secret of a Нарру Life" (GCB 1893, pp.358, 359).

Проповеди В. В. Прескотта

Прескотт прочитал серию проповедей по теме "Обетования о Святом Духе". Он признал, что в Миннеаполисе была совершена серьезная ошибка. Тогда он был в числе тех, кто поддержал Урия Смита, Батлера и был против А. Т. Джоунса и его послания. После закрытия сессии он даже пытался запретить выступления Джоунса в Батл Крике. Впоследствии он признал, что занимал неправильную позицию, как и большинство братьев.4 Однако в своих длинных проповедях на сессии 1893 года он ни разу не упомянул, что в свое время находился в оппозиции, не высказался и о необходимости покаяния.

В то время, как Джоунс говорил о том, что "мы отвергли", выражая тем самым идею коллективной вины, хотя и был одним из посланников Прескотт вел себя так, будто был всегда прав. Честное и смиренное признание с его стороны совершило бы чудо, открыв дорогу Божьему Духу для воздействия на делегатов сессии 1893 года, но он этого не сделал.

Вместо этого он представил себя как человека, разделившего с Джоунсом его специальную божественную миссию. Возможно, Джоунс сам, по простоте своей, пригласил его для оказания помощи, поскольку без сомнений, он чувствовал свое одиночество, ведь он отстаивал послание 1888 года только в союзе с Еленой Уайт и Ваггонером, а он к тому времени находились в ссылке за океаном.

Прескотт выступал перед вечерними проповедями Джоунса. Во время выступления Джоунса он вел себя довольно бестактно, прерывая Джоунса, выдвигая свои идеи или вставляя цитаты. В гораздо менее мягкой и убедительной манере, чем Джоунс, он строго требовал от братьев, чтобы они встали на правильный путь.

С болью приходится отметить определенную властность в манере обращения и раздражительность в его словах. С таким темпераментом вряд ли можно было помочь там, где нужно было перевязывать и залечивать раны. Дух его выступлений резко контрастировал с духом Джоунса, чье сознание коллективного покаяния5 позволило ему разделить и взять на себя вину отвержения послания. В проповедях Прескотта нет и намека на подобное смирение. Обратите внимание, как проявляется дух иерархии, чуждый духу послания 1888 года.

"Сейчас у меня появилась мрачная мысль о том, что (Бог) не будет терпеть слишком долго ни вас, ни меня. Я хочу, чтобы вы это четко поняли... Повторяю, я крайне обеспокоен этой ситуацией... Я ничего никому не навязываю, но что-то нужно делать, что-то другое должно здесь произойти, отличное от того, что до сих пор происходило, это бесспорно...

Вот почему мы (!) настоятельно советуем вам принять праведность через веру, потому что Дух придет вместе с праведностью, разве вы не видите это?" (GCB 1893, pp.386, 387).

Сам факт, что Прескотт представил себя в качестве особого коллеги Джоунса, естественно, должен был смутить умы делегатов и собравшихся. Это могло натолкнуть их на мысль, что дух движения 1888 года был подобен духу, в котором проповедовал Прескотт. По это было не так.

"Более всего моя душа стремится сейчас к тому, чтобы все дела, которые мы совершаем, были отмечены Святым Духом... Мы должны иметь такой духовный опыт, о котором сказано: "Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя"... (Матф. 5:29,30). Всякий, кто хочет пережить это, должен быть готов отдать Богу все, даже свою жизнь (Тихие голоса: "Аминь"). И не следует забывать, что легче произнести "аминь", чем сделать то, что говорит Бог.

...В чем же в таком случае наш долг сегодня? В том, чтобы идти в мир, неся громкий клич и послание людям...

Господь долго ждал, чтобы даровать нам Свой Дух. Он и сейчас с нетерпением ждет...

Началась более великая работа, чем во дни Пятидесятницы, и здесь присутствуют те, кому дано ее увидеть. Именно здесь и именно сейчас мы должны подготовить себя к этой работе" (ibid., pp.38,39).

Прескотт не осознал мотивы послания 1888 года. Истинная вера Нового Завета "действует любовью". Идея, заложенная в его проповедях 1893 года, - это возврат к эгоцентрической мотивации дел; "мы должны сделать это и то". Он неистово призывал собравшихся делать что-то, действовать, работать (мы слышали это уже много раз на протяжении более ста лет). В противоположность ему Джоунс обращался к аудитории с призывом верить в Евангелие; уверяя, что истинная вера сама будет действовать и завершит работу Божью.

В проповедях Джоунса не найдешь резких или строгих слов. Проповеди Прескотта производят другое впечатление:

"Я утверждаю, что если когда-либо и была группа людей нуждающихся, то это те, которые здесь собрались... Сейчас я абсолютно уверен, что выражаюсь крайне простым и понятным языком... Если мы не сделаем это предметом честной и искренней молитвы, то я бы сказал, что это будет означать смерть и для вас, и для меня...

Я очень серьезно советую сейчас всякому, кто не может отправиться в путь, кто не наделен силой свыше, чтобы нести небесный свет и делать работу, вверенную Богом: "Оставайтесь дома"…

Теперь я знаю, что все это очень трудно. Но говорю вам, братья, что-то должно прийти к нам, что-то должно завладеть нами...

Вопрос в том, что же мы должны для этого сейчас сделать? Что вам и мне следует для этого сделать прямо здесь, на этой сессии?.. Я повторю снова: Что мы собираемся для этого сделать? (ibid., р.67).

Слуги Божьи, слушающие эту проповедь, выйдут отсюда с лицами, просветленными святой радостью и небесным посвящением. Я хочу видеть такими лица, выходящих отсюда братьев. Я хочу видеть их озаренные лица такими же, как лицо Стефана, когда он стоял перед Синедрионом (ibid., р.389).

А теперь я со всей откровенностью должен сказать, что нам также следовало бы принять решение здесь и сейчас, прежде чем мы сделаем следующий шаг, чтобы встретить смерть и победить ее... Мы не можем идти дальше, если не встанем и не заявим прямо здесь и сейчас, что готовы пожертвовать всем, для того чтобы ничто не отделяло нас от любви к Богу, которая во Христе Иисусе, Господе нашем" (ibid., р.241).

Эти высказывания показывают, как в нашу церковь начал проникать властный дух фанатизма, совершенно чуждый духу послания 1888 года. Слово "мы", использованное Прескоттом, произвело ложное впечатление,

Позже Прескотт смиренно покаялся в фанатизме, проявленном после закрытия сессии, после чего в 1895 году он представил добрые вести в Австралии. Но публичные высказывания 1893 года внесли смятение и воспрепятствовали принятию послания. Оппоненты, такие как Смит и Батлер, естественно, не упустили возможность высказаться по поводу этого фанатизма, как о подтвердившей их опасения: "я же вам говорил". (Даже сегодня фанатики и самозванные реформисты служат причиной предвзятого отношения многих искренно верующих членов церкви к посланию 1888 года. Где бы ни совершалась работа Божья, враг стремится протолкнуть туда фанатиков и самозванных пророков, чтобы вызвать путаницу и смятение). За три дня до начала работы сессии Елена Уайт предупреждала на страницах "Ревью энд Геральд":

"Сатана уже начал свою работу, используя все свое умение вводить в заблуждение... Когда враг видит, что Господь благословляет Свой народ и готовит его, чтобы он смог распознать обман, то сатана употребляет всю свою силу, чтобы привести к фанатизму одних и к холодному формализму других... Будьте постоянно внимательны.., чтобы не пропустить первый же шаг, который сделает сатана среди нас...

Существуют опасности и справа, и слева, которым нужно перекрыть дорогу... Некоторые не смогут правильно воспользоваться доктриной оправдания... и пойдут неверным путем" (RH, January 24, 1893).

Проповеди о Святом Духе не содержат ни принципа креста, ни принципа покаяния. Внешне его горячность была похожа на честность и искренность. В то же время он оказывал поддержку программам, которые встретили сопротивление со стороны Духа Пророчества, хотя не подлежит сомнению, что он лично не сознавал явного несоответствия.6

Аналогичным образом он был в неведении относительно несоответствия между его доктриной о принятии Святого Духа и истиной. Для иллюстрации случившегося мы приведем несколько примеров. К счастью, "Бюллетень" 1893 года был повторно издан, так что заинтересованные читатели могут прочитать содержащиеся в нем свидетельства.

"Что же мы должны сделать? ...Мы должны со смирением исповедаться перед Богом, "быть ревностными и покаяться". В сегодняшней вечерней проповеди я могу говорить только об этом. ...

Это звучит прекрасно, как говорится, "попадает прямо в цель". Но если мы продолжим, то сможем выявить проблему:

"Кто-то скажет, что не видит никакой причины для покаяния. Но это нисколько не меняет дело. Когда Бог посылает нам Свое слово, когда Он говорит, что мы грешны, мы должны согласиться с ним, независимо от того, видим ли мы свои грехи или нет. Таким должен быть наш опыт" (GCB 1893, р.65).

В Писании нигде не говорится, что Бог желает услышать от нас исповедь разума, при которой сердце остается безучастным. Это ближе исламу, чем истинному христианству. "Уста наши могут признавать нищету души, о которой сердце не знает" (COL 159). Джоунс сознавал опасность подобных идей. Чуть позже он писал, пытаясь ответить Прескотту:

"Если Господь избавит нас от грехов так, чтобы мы об этом не знали, то принесет ли нам это пользу? Мы уподобились бы тогда машинам. Он не намерен этого делать; Он желает, чтобы и вы, и я знали, когда наступит избавление от грехов, чтобы знать, когда приходит Его праведность ...

Мы всегда являемся разумными орудиями... Господь использует нас, когда мы желаем этого" (GCB 1893, pp.404, 405).

Попытка выйти из безвыходного положения

Прескотт открыто не выражал свою оппозицию Джоунсу и несомненно никогда сознательно не намеревался этого делать. Но преодолел ли он на самом деле свое первоначальное неприятие послания Джоунса? Сохранившиеся записи его длинных проповедей не дают оснований для такого вывода.

Без сомнений, крест Христов стал для многих камнем преткновения Во многих сердцах Дух Божий пробуждал сознание греховности. Прескотт старался найти такой способ восприятия Святого Духа, который устраивал бы людей, потерявших покой, позволяя им избежать болезненного ощущения греха.

Люди очень хорошо сознавали, что ответственность за отвергнувших начало позднего дождя нависла над сессией подобно туче. Результатом исследования Прескотта стала неразбериха, расстроившая даже Джоунса.

Прескотт, безусловно, был против греха, но, по-видимому, не мог ясно представить себе в чем его суть. Истина о принятии позднего дождя и провозглашении громкого клича была его бременем; но что делать с виной, которая вот уже четыре года висит над ними? На этот вопрос у него не было ответа.

Его растерянность, возможно, частично можно было объяснить тем, что он понимал истинное положение дел, но боялся заявить об этом открыто в присутствии предубежденно настроенных руководителей церкви. Даже пророк Иеремия "смалодушничал" бы, если бы позволил руководителям Иудеи запугать его (Иер. 1:17). Когда выступающий чувствует, что вынужден подходить к делу осторожно, то он неизбежно передаст свое настроение слушающим и смутит их.

Примерно за десять дней до закрытия сессии Прескотт начал разработку новых принципов принятия Святого Духа, которые походили на идеи, изложенные в книге "Секрет счастливой жизни христианина". Согласно его мнению, все, что необходимо - это "акт веры", состоящий в признании того, что вы уже обладаете даром окончательного излития Святого Духа, при этом вопрос о покаянии в грехе 1888 года обходился стороной. Во всем этом чувствовалось отчаяние.

"Я хочу заявить, что начинаю чувствовать серьезное беспокойство по поводу нашей работы... Почти четыре недели мы рассматриваем вопрос о том, что мешает принятию Духа Божьего... Я чувствую, что это не прошло даром, что работа эта продвигается теперь лучше. Я хочу сказать, что не буду удовлетворен, если эта сессия пройдет без большего излития Духа Божьего, чем это было до сих пор...

Я крайне обеспокоен сложившейся ситуацией, поскольку время уходит, и дни летят один за другим...

Нечто другое, отличное от того, что уже было на этой сессии, должно произойти, это бесспорно...

До закрытия Конференции осталось всего десять дней" (GCB 1893, РР.384, 386, 389).

Далее начинается путанная, неясная аргументация, приводящая аудиторию к выводу о том, что члены церкви могут получить Святого Духа дар позднего дождя, просто предполагая и утверждая, что у них есть этот дар. Мы не должны чувствовать, что обладаем силой Святого Духа, мы должны знать, что она у нас есть. Такой подход не включает подлинного самопознания, как и осознания глубины нашего греха, считая это опасным и вызывающим апатию.

"Я замечаю, что многие из собравшихся время от времени обращаются к Господу с просьбой показать им, как Он их видит; и я полагаю, что это одна из тех молитв, на которые Господь не отвечает, для нашей же пользы. Я не думаю, что мы должны просить Его об этом. Теперь вы видите, каков вероятный эффект от того, что Он откроет, каковы мы на самом деле; мы тут же начнем спрашивать, любит ли нас Господь и будем ли мы спасены... Я и представления не имел о своем характере.

Возможно, Господь еще не открыл нам, как Он видит нас; я не думаю, чтобы у нас была какая-то идея или концепция, позволяющая судить, как мы выглядим в глазах Господа" (ibid., р.445).

Так было проигнорировано истинное предназначение закона, и собравшиеся были введены в заблуждение. Частые призывы Елены Уайт увидеть себя такими, какие мы есть на самом деле, были оставлены без внимания.

Выступающий перефразировал либо повторил некоторые из высказанных Джоунсом идей, но слегка изменил их, чтобы подстроить под свой тезис о том, что наш Утешитель не дает нам исцеляющее осознание греховности, а избавляет от него. Нужно было любыми путями развеять тучи, нависшие над Конференцией. Согласно его взгляду мы должны допустить, что без какой-либо нужды в покаянии Бог прощает грех, вызвавший беспокойство. Мы должны просто заявить, что все наши грехи удалены. Эти идеи позаимствованы у Анны Уайталл Смит:

"Повторяйте то, что Он говорит. В этом случае вы не ошибетесь. И если вы этого не понимаете и не видите в этих словах света, все равно повторяйте то, что Он говорит" (ibid., р.447).

Пожалуй, лучший способ представить такого рода взгляд, - это процитировать следующие его высказывания:

"Теперь (Дух) убеждает нас в праведности Бога во Христе, т.е. в праведности Христа. И Он говорит нам, как удивительно хорошо жить в праведности, и что мы можем жить в праведности, и далее, что праведность уже с нами, если мы следуем за Ним...

Цель здесь состоит не в том, чтобы сказать вам, что вы грешник, а затем сообщить о вашем осуждении. Нет, задача Духа сообщить вам, что вы избавлены от осуждения" (ibid., pp. 448, 449).

Он не понимал необходимости личного освобождения от вины, а думал о том, как удалить тучи, собравшиеся над Конференцией. То, что он предлагал, был своего рода бинт на рану, болеутоляющий аспирин.

Его теория может только смутить. Грех, совершенный в Миннеаполисе, так никогда и не был признан честно и открыто. Пришли к выводу, что чувство вины - от сатаны, и этому необходимо решительно противиться.

Так исполнилось предсказание 1890 года о том, что верхушки будут срезаны, но корни останутся нетронутыми (ТМ 467). Если Святой Дух убеждает человека, в сердце которого сохранились эти корни, то Его голос будет назван голосом дьявола.

Таковы, разумеется, логические результаты доктрины, которая учит, что: (1) достаточно общего признания неосознанного греха, без того, чтобы этот грех был узнан; (2) не следует молиться о самопознании; (3) истинная работа Святого Духа не в том, чтобы убедить человека в его греховности, а в том, чтобы избавить его от этого. Последнее утверждение противоречит учению Христа (Иоанна 16:8, 9).

Четвертый пункт вытекает отсюда логически : любое сомнение в том, что на вас снизошел Святой Дух в силе позднего дождя, означает отсутствие веры в Бога. Поэтому вы должны признать, что приняли Его. В настоящее время эта идея получила развитие:

"Я хочу чувствовать, что Спаситель всегда со мной, точно так же, как Он был со Своими учениками... Я не хочу думать, что Он находится где-то далеко, я хочу верить, что Он все время рядом... Это не просто желание, чтобы Он был, Он уже со мной" (ibid., р.385).

Джоунс критиковал такого рода заявления:

"Итак, достаточно ли заявить, что мы верим в Иисуса и утверждать, что у нас есть праведность Божья, которая даруется верующим в Него. Достаточно ли для этого одного заявления?.. (Голоса собравшихся: "Нет!")... Если человек говорит: "Я это сердцем чувствую, я чувствую это, вот уже несколько лет", то это еще ничего не значит, потому что "сердце лукаво и крайне испорчено" (ibid., р.414).

Но Прескотт настаивал на том, что обнаружил:

"Я хочу понять только одно: что же мешает приходу позднего дождя сегодня? Что должны мы получить после принятия праведности Христа... Я думаю, что если бы мы оставили все эти вопросы относительно отношений между нами... и собрались вместе, как дети..., то тогда бы мы смогли принять его...

Братья, что мешает нам принять поздний дождь? Ничего. Так вознесем хвалу Господу и скажем: "У меня уже есть дар позднего дождя" (ibid., pp. 388, 389).

Так была разработана широко известная доктрина, используемая в проповедях уже несколькими поколениями адвентистов, начиная с 1893 года, суть ее в следующем: мы принимаем поздний дождь, когда признаем и утверждаем, что он уже изливается, без знания того, что есть поздний дождь и не покаявшись в том, что отвергли его... Правда же состоит в том, что до настоящего времени поздний дождь не принят.

Джоунс в замешательстве

Джоунс чувствовал состояние апатии, парализовавшее людей, но не знал, что делать. Он остался практически один, не считая своего самозванного коллегу, деятельность которого только создавала путаницу. Он выразил свои опасения следующим образом:

"Братья, наше положение здесь, на Конференции, ужасно. Просто ужасно. Я уже говорил как-то об этом, но сегодня вечером я понял это лучше, чем когда-либо. Я ничего не могу с этим поделать, братья... Ни одна душа здесь и представить себе не может событий, которые последуют" (ibid., р.346).

Во время двух-трех последних проповедей Джоунс выглядел явно расстроенным. Усталый и сбитый с толку, он цитировал Прескотта и повторял его мысли.

Они оба не поняли основной принцип: дар позднего дождя должен быть отнят, современный Израиль должен повернуть назад, чтобы странствовать по пустыне "многие годы" (Ev 696). Они полагали, что ничто не мешало закончить работу Божью уже в том поколении. Поэтому они и считали, что работа эта должна продвигаться вперед, несмотря на оппозицию и неприятие. Идея Прескотта в основном отражала в себе идеи современного кальвинизма: если часы Божьи уже пробили, то невозможно, чтобы народ Божий расстроил своим неверием планы Господа. Джоунс обратился к аудитории с теми же экстремистскими призывами, что и Прескотт:

"Я повторяю, что дарованное нам послание - это послание, которое вы и я должны унести с собой с этого собрания. И любой, кто не может стать носителем послания, пусть не спешит уходить отсюда... Такой служитель пусть лучше оставит свою должность" (ihid., р.495).

Вскоре после этого он сделал неблагоразумные заявления и задавал вопросы, которых ему лучше было бы не касаться:

"Дал ли Он вам свет познания славы Его? (Собрание: "Да"). Дал ли? (Собрание: "Да")... В таком случае Святой Дух действительно снизошел на тех, кто может смотреть в лицо Иисусу Христу".

Еще через несколько минут с разрешения выступающего профессора Прескотт прочитал следующее: "Поднимите свои взоры с верой, и свет славы Божьей воссияет над вами". Джоунс продолжил:

"Через четыре года подготовки Бог обращается к Своему народу с теми же словами: "Восстань, светись, ибо пришел свет твой, и слава Господня взошла над тобой". Кто последует этому? (Голоса: "Я"). Насколько постоянно ваше желание? (Голоса: "Навсегда")... Тогда "Восстань, светись, ибо пришел свет твой, и слава Господня взошла над тобой" (ibid ., pp. 496, 497).

Если громкий клич действительно должен был тогда проповедоваться с силой, то это означало бы, что в самой церкви должны были произойти большие изменения. Джоунс при поддержке Прескотта выступил с неудачными пророчествами, которые так и не исполнились. Когда-нибудь слова его наверняка сбудутся, но в том поколении они не исполнились.

"Вот самое благословенное обетование, из всех данных Адвентистской церкви: "Ибо не войдет в Него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи". Хвала Господу, Он избавил нас с этого времени от необращенных людей; от тех, кто пришел в церковь, чтобы совершать неправедные поступки и вызвать ее раскол. Испытания церкви окончены, хвала Господу; все сплетники, приносящие вред, ушли из церкви...

"Не будут более входить в тебя необрезанный и нечистый". В церкви Адвентистов Седьмого Дня нет места лицемерам. Для тех, кто неискренен - это самое опасное место из всех...

Братья, вот оно, послание, ... и тот, кто не может нести его, пусть остановится. Пусть никто не пойдет дальше, не осознав присутствия силы Духа Божьего" (ibid., pp.498, 499).

Прескотт с энтузиазмом предсказывал, что церкви будут даже дары Духа, из чего следовало, что даром пророчества будет обладать не только Елена Уайт.

"Теперь, когда завершается работа Божья... дары вновь появятся в церкви. Я верю, что по Божьему замыслу дары не будут редкостью и не будут даны только одному человеку. ... Дар исцеления, пророчества, толкования языков, чудеса - все это опять проявиться в нашей церкви" (ibid., р.461).

Были ли даны эти чудесные дары? Были определенного рода пророческие высказывания после окончания сессии; Прескотт и Джоунс были введены в заблуждение заявлениями некой Анны Раис Филлипс. Проявление фанатизма было неизбежно, потому что громкий клич послания третьего ангела не продвинулся вперед после сессии 1893 года.

Прескотт настолько увлекся, что предсказал, что некоторые из присутствующих будут воскрешать мертвых: "Среди нас находятся люди, которым предстоит все это узнать на собственном опыте; они будут вызволены из тюрьмы ангелом Божьим и посланы проповедовать послание, они станут исцелять больных и воскрешать мертвых. И это случится в наши дни..."