Свобода во Христе - христианский проект

Понедельник, 17 июня 2024
ПРИЛОЖЕНИЕ 3 PDF Печать E-mail

 

ОДИН ИЗ ИСТОЧНИКОВ МИФА О ПРИНЯТИИ ПОСЛАНИЯ

Широко распространенная точка зрения о том, что послание 1888 года было принято, исходит от серьезных, искренних и благонамеренных людей. Их преданность церкви и ее прошлому руководству достойна похвалы.

Тем не менее, такая точка зрения находится в явном противоречии с исторической действительностью, с многочисленными заявлениями Елены Уайт и, что наиболее серьезно, со свидетельством Верного Свидетеля, отдавшего кровь Свою за церковь. Миф о принятии послания, даже после столетней задержки, настаивает на том, что мы "богаты, разбогатели и ни в чем не имеем нужды" в вопросе о принятии и понимании праведности через веру. Господь говорит, что мы "нищие". Это противоречие во взглядах имеет значение, так как затрагивается духовное состояние мировой церкви, а также честь Бога.

Если учесть, что свидетельства Елены Уайт ясно говорят о том, что начало позднего дождя и громкого клича "в большой степени" было отвергнуто, почему подавляющее большинство наших служителей и членов церкви верят в то, что послание было принято руководством того поколения?

Мы принимаем популярную протестантскую доктрину об оправдании через веру в том виде, в каком ее проповедуют протестанты. Поэтому наши апологеты настаивают на том, что эта доктрина не была отвергнута ни в 1888 году, ни позже. Но проблема не в этом. Наши братья "в большой степени" отвергли весть, которая была началом позднего дождя и громкого клича. Этот очевидный факт и объясняет долгую задержку, необъяснимую ничем другим.

Откуда исходит это широко распространившееся и устойчивое неправильное представление? Несомненно, это выводы и суждения добрых людей, обладающих Лаодикийским мышлением. По природе мы все причастны к такому мышлению. Любой из нас болезненно воспринимает слова Верного Свидетеля о том, что мы выглядим "несчастными и жалкими". События периода 1888 года являются повторением Иудейской истории, когда Иисус был распят. Эти события указывают нам на то, что церковь нуждается в покаянии. Подобному пониманию противопоставляется уверение о том, что мы "богаты, разбогатели и ни в чем не имеем нужды". Отсюда миф о принятии послания. Один из основных источников этого мифа пользуется таким доверием, что кажется невероятным подвергать его сомнению.

В книге "The Lonely Years 1876-1891" Артур Л. Уайт говорит, что "концепция о том, что Генеральная Конференция и, следовательно, вся наша церковь отвергла послание о праведности через веру, не имеет никакого основания и появилась не ранее, чем через сорок лет после сессии в Миннеаполисе и через тринадцать лет после смерти Елены Уайт" (р.369). Автор книги - внук Елены Уайт.

Как отмечалось, факт отвержения послания 1888 года совершенно ясно признавался Еленой Уайт и ее современниками в период с 1893 года по 1901 год (см. четвертую главу книги).

"Сорок лет после встречи в Миннеаполисе" - это примерно 1928 год. Именно в это время Тейлор Дж. Банч из Пасифик Юнион Колледж уподобил события 1888 года событиям истории Израиля в Кадеш-Варни, когда были отвергнуты слова Халева и Иисуса Навина. В. К. Уайт, сын Елены Уайт, возразил Банчу, убеждая его, что послание 1888 года не было отвергнуто. Он говорил, что знает это потому, что лично присутствовал па конференции в Миннеаполисе. Он, естественно, передал эту точку зрения своему сыну Артуру Л. Уайту, который много лет проработал секретарем организации "Ellen G. White Estate". Под его руководством и при его поддержке после 1950 года были опубликованы примерно 1500 страниц о событиях 1888 года.

И сын и внук Елены Уайт пользовались по справедливости уважением в церкви Адвентистов Седьмого Дня. Они были совершенно искренними, когда пытались убедить несколько поколений верующих, что послание 1888 года не было отвергнуто. Мы относимся к ним с большим уважением. И все же мы должны признать, что миссия Елены Уайт еще более уникальна, она была вдохновенным посланником Господа; ее служение является выражением свидетельства Иисуса, Духа Пророчества. Она обладала проницательностью, умением видеть то, что скрыто. Если показания тысячи невдохновленных очевидцев расходятся со словом пророка, мы должны верить инспирированному слову, ибо оно подразумевает, что "так говорит Господь". Свидетельства Елены Уайт настолько ясны и изложены так просто, что обыкновенный человек без труда понимает их. Будущее нашей церкви зависит от того, насколько правильно будет использовано это пророческое видение.

По высказываниям В. К. Уайт, сделанным им во время проповеди, произнесенной в Линкольне, Небраска, 25 ноября 1905 года, можно судить, каким образом идея принятия послания получила официальное признание. Он описывает случай, который произошел в Авондале, Австралия, когда туда приехал В. В. Прескотт. В. К. Уайт вместе с Прескоттом читал Елене Уайт письма от руководителей из далекого Батл Крик. В письмах говорилось о якобы большом прогрессе нашего дела в Америке и об удивительных духовных победах, касающихся послания 1888 года. Вот что пишет В. К. Уайт:

"Я чувствовал, что именно мне следовало делать все возможное, чтобы обращать внимание моей мамы на наиболее светлые аспекты нашей работы... Я полагал, что поскольку Господь избрал се в качестве Своего посланника для исправления ошибок в нашей церкви и поскольку это бремя оказалось почти невыносимым для ее сердца, то не будет ничего плохого, если я подберу для нее слова ободрения и хорошие новости, которые утешат ее, расскажу ей о том как сила Христа проявляет себя в делах нашей церкви, покажу ей с лучшей стороны труды тех, кто несет тяжелое бремя служения Господу; чтобы обратить ее внимание на светлую сторону происходящего...

Однажды, когда мы жили в Куранбонге, Новый Южный Уэльс, мы получили несколько писем от президента Генеральной Конференции, полных радостных сообщений о лагерных собраниях, а также о том, что те бизнесмены, действия которых ранее осуждались в "Testimoonies"1, теперь выступают на лагерных собраниях в разных штатах; о том, что они существенно помогли нам и приобрели новый духовный опыт...

Мы (В. К. Уайт и Прескотт) были счастлины, читая эти письма. Они доставили нам много радости, и мы в один голос возносили хвалу Господу за хорошие вести. На следующий день мама сказала мне, что она пишет письмо тем, от кого мы получили эти хорошие вести. Она прочитала его мне. Меня поразило то, что я услышал. В письме критиковалась, как никогда прежде, неправильно спланированная работа и то, что эта группа людей руководствовались неверными принципами.2 Для меня это было большим уроком" (Spalding-Magan Collection р.470)

Это не будет непочтительным по отношению к В. К. Уайт и В. В. Прескотту, если мы скажем, что они не обладали духовным зрением в большей степени, чем дает божественный дар пророчества. Этот дар не передается по наследству. Для них, как, впрочем, и для нас, было совершенно естественным поверить тому, что было написано в письмах, содержащих добрые вести от президента Генеральной Конференции. Наша церковь всегда отличалась духом оптимизма, всегда радовалась достижениям и победам.

Но мнение человека находится в противоречии со "свидетельством Иисуса" до тех нор, пока Святой Дух не осветит его разум. В письме к президенту Генеральной Конференции Елена Уайт описывает свои чувства, когда ее сын и Прескотт пытались убедить ее в том, что представленные в радужном свете доклады из Батл Крик были правдивы:

"Дорогой брат Олсен, в октябре прошлого года я написала Вам длинное письмо... Я очень переживаю о вас и о вашей работе в Батл-Крик. Я чувствовала, что Вы связаны по рукам и ногам и покорились этому. Это настолько обеспокоило меня, что в разговоре с братом Прескоттом я сказала ему о своих чувствах. И Прескотт и В. К. Уайт попытались рассеять мои страхи, представив все по возможности в наиболее благоприятном свете. По слова их вместо того, чтобы поддержать, встревожили меня. Если и они не могут увидеть последствия происходивших событий, то бесполезно пытаться помочь увидеть это тем, кто был в Ватл-Крик. Эта мысль была подобно удару ножом в сердце. Я сказала себе, что ничего не стану писать пастору Олсену.

...Еще около двух недель я чувствовала слабость. Я чувствовала себя сломанной тростинкой. Я не могла заставить себя выйти из комнаты, не могла говорить с братом и сестрой Прескотт. Я уже не надеялась на выздоровление... Но... постепенно силы вернулись ко мне". (Letter, May 25 1896)

Так как вопрос о позднем дожде и громком кличе очень важен, необходимо, чтобы наша церковь и ее руководство полностью доверяли свидетельствам Духа Пророчества. Когда человеческие мнения противоречат свидетельствам духа, то, невзирая на авторитет, нужно отдать предпочтение Духу Пророчества.

Больше половины столетия мы проявляем склонность наслаждаться ложным оптимизмом. Трагическим последствием этого является широко распространенное недоверие к совету Верного Свидетеля. Вследствие полного признания правды мы получим большие духовные благословения. Наша история в ее верном истолковании есть комментарий к словам Христа, записанным в Откровении 3:14-21, и призыв к покаянию, в котором мы нуждаемся. Тот, кто руководил прошлым, руководит и будущим. Состояние "теплоты" и духовная слабость - это последствие неверного толкования истории.

____________

(1) Гармон Линдсэй и А. Р. Генри "противостояли работо Божьей еще со времени сессии в Миннеаполисе", EGW Letter August 27, 1896.

(2) Примеры таких сообщений можно найти в "Testimonies to Ministers", стр. 63-77.89-98.