Свобода во Христе - христианский проект

Субота, 18 мая 2024
От Иисуса к сухим Гелвуйским горам PDF Печать E-mail

 

Первая любовь

В 1830-ые и 1840-ые года внимание последователей Уильяма Миллера было сосредоточено на Иисусе. Они представляли себе Христа при Его скором и славном Втором Пришествии как Господа господствующих и Царя царей, Идущего, чтобы взять их в приготовленные Им небесные обители.

Небольшая группа верующих, которая после Великого Разочарования осенью 1844 года стала растущей церковью Адвентистов седьмого дня, также сосредотачивала свое внимание на Иисусе. Они знали Его; они имели уверенность в спасении по благодати через веру в Него. Это духовное наследие они вынесли из различных протестантских церквей, откуда они ранее вышли. Имея такую уверенность, они наслаждались миром и радостной надеждой, страстно ожидая возвращения Иисуса. Они тосковали по Нему, как невеста, ожидающая прибытия жениха на свадьбу. Мысли об Иисусе были для них самыми сладкими.

Именно эти близкие дружеские отношения с Иисусом придали им сил для того, чтобы перенести горькое разочарование. У этих людей было мужество и стремление снова выйти согласно пророчеству из Откр. 10:9-11 с вестью о скором пришествии Христа.

Они видели Его не только как Грядущего в славе, чтобы забрать Своих, но и как Пребывающего в небесном святилище и ходатайствующего за них. Даже после Разочарования их стремление к Нему оставалось таким же сильным благодаря их любви к Иисусу и признательности Ему за совершенное Им при первом пришествии, а так же за совершаемое Им служение в небесном святилище. Так крепко были связаны с Иисусом первые адвентисты.

Акценты смещаются

Хотя наши предшественники и верили в спасение по благодати через веру, тем не менее редко об этом проповедовали. Основной акцент в провозглашаемой вести они делали на приближении Второго пришествия Христа и на своем желании жить в послушании Божьим заповедям, включая заповедь о Субботе. Они не видели особенной нужды проповедовать о спасении через веру. Их слушатели уже верили в это. Само собой разумелось, что вне Христа и Его жертвы за человеческие грехи спасения не существует.

Для них это было очевидной истиной и не требовало особого упоминания. Поэтому в ранних проповедях, книгах и периодической литературе редко упоминалась тема оправдания по вере и спасении по благодати. Была и другая причина, по которой ранние адвентисты редко говорили и писали о спасении по благодати через веру. Они позволили своим оппонентам определять список и порядок приоритетов. Ранних адвентистов неистово атаковали другие христиане. Для защиты некоторых доктрин, например, об обязательном послушании всем заповедям, включая заповедь о субботе, они обращались к Библии. Им легко было найти тексты, прочно связывающие веру в Иисуса с послушанием всем десяти заповедям, включая заповедь о соблюдении Субботы. Они восторженно читали и победно провозглашали: "Если любите Меня, соблюдете Мои заповеди... Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня" (Ин. 14:15, 21). В пылу триумфа акценты адвентистов постепенно сместились от любви и тесного общения с Иисусом к соблюдению закона.

Так, постепенно, Иисус стал исчезать из поля зрения многих адвентистов. О личном опыте любви к Иисусу думали редко. К 1880-ым годам многие адвентисты в значительной степени потеряли Иисуса из виду.

Холодная теория

Духовная жизнь увядала и почти угасла в сердцах этих адвентистов. Елена Уайт, заметив деградацию истинного христианского опыта, стала предостерегать об этой опасности. С начала 70-ых годов она неоднократно обращала внимание на теплое лаодикийское состояние, особенно церкви Батл-Крика, штат Мичиган.1 В 1879 году, обращаясь к служителям, она со скорбью отмечала, что великие и торжественные истины, вверенные церкви, часто "представлялись, как холодная теория". Она предостерегала: "Теория истины без живого благочестия не может рассеять духовную тьму, окружающую душу".2

Говоря о служителях она писала: "Многие из тех, кого они обращают в истину, лишены истинного благочестия. Они может быть обладают теорией истины, но они не до конца обращены. Их сердца плотские; они не пребывают во Христе, а Он в них. Служитель должен представлять теорию Истины, но он не должен на этом останавливаться... Живая связь с Пастыреначальником сделает подопечных живыми представителями Христа, действительно светом миру."3

Примерно в то же время она писала: "Всей душой я желаю видеть наших служителей в размышлении о кресте Христа, с сердцами смягченными и покоренными несравненной любовью Спасителя, которая побудила Его к этой безграничной жертве."4

Большинство членов церкви верили в праведность по вере как в некую абстрактную теорию. Они соглашались с ней умом, но им не доставало живого переживания, принесшего бы мир и радость в их повседневную христианскую жизнь. Почти не зная всего этого, они впали в законничество, крепко уцепившись за доктрины, лишились волнующего опыта жизни с Иисусом как личным Спасителем.

Ущербная христианская жизнь многих членов Церкви привела к все усиливающемуся теплому состоянию в общинах. Руководители церкви признавали необходимость в духовном возрождении. В "Ревью энд Геральд" за 21 ноября 1882 года президент Генеральной Конференции Джордж Батлер призвал совершить с 1 по 3 декабря служение поста и молитвы. Объясняя причину своего призыва, он отметил, что церковь переживает "отступление от веры и духовный упадок". Далее он сказал: "Продвижение в работе сильно замедлилось из-за нашего непосвященного состояния как народа." Это побудило его сделать следующий призыв: "Мы должны быть обращенными людьми."

Во время сессии Генеральной Конференции 1886 года в Батл-Крике Елена Уайт находилась в Швейцарии. Но ей была показана сцена в храме Батл-Крика и ангел, сопровождавший ее, сказал: "Среди людей, несущих ответственность за дело Божье, существует необходимость в великом духовном возрождении."5

Необходимость в возрождении

Видимо, вялое духовное состояние в церкви существовало вплоть до сессии Генеральной Конференции 1888 года в Миннеаполисе. Неоднократно на страницах "Ревью энд Геральд" Елена Уайт выражала свое беспокойство за церковь. Процитируем некоторые из этих утверждений.

В выпуске за 15 февраля 1887 года она говорила: "В церкви слишком много формализма... Заявляющие, что они руководствуются Словом Божьим, могут быть знакомы со свидетельствами своей веры, но все же похожие на гордую смоковницу, хвалящуюся своей листвой перед миром, но Господом найденную бесплодной."

В "Ревью" от 22 марта 1887 года появился призыв к возрождению: "Возрождение истинного благочестия среди нас является нашей величайшей и наиболее безотлагательной нуждой. Нам необходимо стремиться к этому прежде всего... Возрождения можно ожидать только в ответ на молитву. Пока люди настолько лишены Святого Духа, они не способны оценить проповедь Слова... В церкви есть необращенные личности."

В "Ревью" за 24 июля 1888 года она писала следующее: "В душе каждого члена Церкви должен найти отклик торжественный вопрос, как мы стоим перед Богом, называясь последователями Христа?.. Духовная смерть постигла людей, которые могли бы являть жизнь, усердие, чистоту и посвященность, благодаря более ревностной преданности делу истины."

Видимо, многие из собравшихся на встречу служителей и сессию Генеральной Конференции в Миннеаполисе были в состоянии духовной смерти.

Утром 11 октября, во время своего первого выступления на встрече служителей, Елена Уайт сказала: "Братья, мы определенно нуждаемся в достижении более высокого и святого образца."

Неделю спустя, во время своей первой утренней речи на конференции Елена Уайт сказала, что "так много служителей, которые никогда не были обращены" и "не являются причастниками Божественного естества;

Христос не пребывает верою в их сердцах." Она добавила, что многие из них приступили к служению, и своим влиянием деморализуют церковь. И, как следствие, "слишком много проповедей, лишенных Христа".

Следующие слова ее проповеди были заключительным призывом: "О, если бы мы обратились! Мы нуждаемся в том, чтобы служители и молодые люди (молодые служители) были обращены."7

Церковь Адвентистов седьмого дня, в начале была группой верующих, наслаждающихся радостным общением с Богом и полагающихся в спасении только на Иисуса. Ко времени конференции в 1888 году она потеряла эту связь с Богом. Говоря духовными образами, многие служители со своими паствами скитались по безводным Гелвуйским горам. Елена Уайт неоднократно употребляла выражение "горы Гелвуйские", как иллюстрацию бесплодного духовного опыта своих собратьев. Бог с состраданием смотрел на Свою возлюбленную Церковь. Он приготовил двух молодых людей, чтобы помочь возродить и восставить слабеющих членов Своей Церкви к живому, действенному, исполненному Духом общению с Собой.