Свобода во Христе - христианский проект

Четверг, 04 марта 2021
Раздел девятый. ЛЮДИ С ЧИСТОЙ СОВЕСТЬЮ PDF Печать Email

Вступление: Подводя итог рассуждению о совести в плане спасения, каждый из нас может проверить себя, какая в нас совесть - чистая, порочная, компромиссная или же немощная. Сегодня еще время, чтобы очистить и убелить нашу совесть, ибо заканчивать дело Божье и встречать Христа при Его Втором пришествии будут люди с чистой совестью. Итак, проверим себя в свете четырех видов совести:

I. Проверим нашу любовь к Господу

1. Принцип божественной любви. Лук. 10:27.

- Всегда ли мы любили Его всем сердцем, всею душою, всею крепостью и всем разумением? Любили ли мы ближних, как самих себя? Возможно мы падали в своей духовной жизни и Господь, возможно трижды, спрашивал нас сегодня, как некогда Петра: "Любишь ли ты Меня?" Это главный вопрос нашего христианства.

2. Проверка нашей совести - согласно любви. Иоан. 13:34-35.

"Основой всех действий человека должна стать любовь. Любовь - это основополагающий принцип Божьего правления на небесах и на земле, и она должна стать фундаментом, на котором будет формироваться характер христианина. Только она дает возможность христианину выстоять перед любыми испытаниями и искушениями" (НУХ. 49-50).

3. Юная мученица наших дней. Евр. 11:36.

"Рядом с нашей миссионерской станцией в Танганьике жила со своими родителями маленькая Афия Мбония. Она хотела посещать миссионерскую школу, но Милупи, ее отец, решительно противостоял этому: "Ты не должна иметь ничего общего с религией белого человека",- настаивал он.

Но Афия продолжала умолять. Наконец ее отец сдался. Вскоре 11-летняя девочка сильно полюбила свою школу, ее учителя и Спасителя Иисуса Христа, о котором рассказывал ей учитель.

Дома Афия начала молиться и просить благословения перед едой. Отец негодовал, требуя, чтобы она прекратила применять религию белых людей в его доме. С этого времени он начал плохо обращаться с нею и бить ее. Афия тайком продолжала молиться за своего отца-язычника. Однажды ночью Милупи пришел домой пьяным. Услышав, что Афия молится, он схватил ее, сильно избил и выгнал из дому, заставив жить маленькую девочку в загоне для коз. Несколько недель она спала в этом загоне.

Затем снова отец пришел домой пьяным. Когда он нетрезвой походкой шел мимо загона коз, он услышал ее голос. Это молилась Афия. Будучи пьяным, в приступе сильного гнева, он схватил свою маленькую дочь, выхватил свой острый "панга" (нож) и двумя быстрыми ударами отсек все пальцы Афин. Кричащая от боли девочка была брошена назад в загон для коз. В следующее утро, когда рассудок Милупи немного прояснился, он с трудом направился к загону. В луже крови он нашел свою маленькую дочь, мертвую от шока и потери крови. С тяжелым сердцем он выкопал небольшую могилу и похоронил ее.

Но эта печальная история имеет более счастливый конец. С этого времени жизнь Милупи стала изменяться. Пробудившаяся совесть побуждала его искать лучшую жизнь. Он перестал пить. Начал посещать библейские занятия и сознался в своем преступлении миссионеру. Позже он принял крещение. Жертва Афин не была напрасной" (Р. X. Пирсон, "501 пример", No 302).

II. Люди с чистой совестью соблюдают заповеди Божьи, особенно субботу

1. Бог дал все пункты истины, в том числе и закон Божий на совесть человека.

- Но сначала Бог представил принцип: Втор. 30:19. А затем - выбор для нашей совести - одной из четырех. От этого выбора зависит наша судьба: "Бог никогда не насилует воли и совести, но сатана постоянно применяет силу и даже жестокость" (ВБ. 591).

"В вопросах совести человек должен быть свободным. Никто не должен властвовать над разумом другого. Никто не должен рассуждать за другого или определять чьи-то обязанности. Бог дал каждой душе свободу мыслить и следовать своим собственным убеждениям. "Каждый из нас даст за себя отчет Богу". Никто не имеет права подавлять личность другого человека. Во всех принципиальных вопросах "всякий поступай по удостоверению ума своего" (Рим. 14:12, 5). В Царстве Христа нет насилия, нет принуждения в действиях. Ангелы небесные посещают землю не с тем, чтобы править и требовать поклонения, но как вестники милости, чтобы сотрудничать с людьми в деле возвышения человечества" (ЖВ. 550. 551).

2. Люди с чистой совестью с верностью соблюдают субботу.

- Принцип соблюдения: Исх. 20:8-11; Пс. 59:6; Ис. 58.12-14.

- Соблюдение субботы дано на свободный выбор совести: "Совесть не должна быть принуждена даже к соблюдению истинной субботы, ибо Бог примет только охотное служение" (Ревью, 15 апр. 1890 г.).

- Каким же будет истинное, охотное соблюдение субботы у людей с чистой совестью? - Это дети Божьи, которые с радостью и вовремя встречают день субботний; с радостью проводят и с благодарностью оканчивают, сожалевая, что так скоро умчалось время святого покоя. Это дети Божьи, которые учат с самого маленького возраста своих детей благоговению, помня, что это день особого общения с Богом, знамя, которое надо высоко держать, отстаивая принцип - не посещать школу по субботам даже и во время экзаменов:

"Наши братья не могут ожидать одобрения Божьего, когда они помещают своих детей туда, где им не будет возможности исполнять четвертую заповедь. Они должны стремиться прийти к договоренности с дирекцией школы, чтобы таким образом, дети могли быть свободными от посещения школы в субботний день. Если это невозможно, тогда их обязанность ясна: быть послушными заповедям Божьим любой ценой..

Ангел-губитель снова должен проходить по земле На народе Божьем должен быть помещен знак - печать, и этот знак - соблюдение Его святой субботы... Если родители позволяют своим детям получить образование вместе с миром и считать субботу обычным днем, тогда печать Божья не может быть помещена на них. Они будут уничтожены вместе с миром, и не будет ли их кровь лежать на их родителях? Но если мы верно наставляем наших детей в заповедях Божьих, приводя их в подчинение родительскому авторитету, и затем в верой и молитвой вручаем их Богу, Он будет сотрудничать с нашими усилиями" (Сокровища свидетельств. Т. 2, 181-184 стр.).

3. Критическое положение - экзамен в субботу: "Марии было всего 17 лет, когда она встретилась с одним из наиболее важных решений в своей жизни. С того времени, как она пошла в школу, когда ей было всего пять лет,- она никогда не ходила в субботу в школу. Теперь, закончив учебу в колледже, она готовилась к сдаче ответственных экзаменов на степень бакалавра. По этому случаю из Франции в отдаленную островную колонию в Карибском море, прибыли специальные инспекторы.

Письменные экзамены начались с понедельника и продолжались по расписанию всю неделю. В час дня в пятницу были объявлены результаты из 25 учеников класса, где занималась Мария, только 5 выдержали эти трудные экзамены Мария стояла в списке самой первой. Какой восторженной и благодарной она была! Но ее радость была кратковременной. Один самый важный устный экзамен был перенесен на следующий день - святой день Господень. Что она должна делать? После 12 лет верного отстаивания субботы, как она могла уступить сейчас и сдавать экзамены в субботу? С другой стороны, как могла она отказаться от всего того, что может потерять, если упустит возможность участвовать с остальной молодежью в субботней школе? Это был основной вопрос, который стоял перед Марией

Совет с работниками миссии открыл несколько волнующих факторов: времени оставалось мало. Французский профессор уезжал домой сразу после экзаменов. Пять или шесть профессоров уже уехали после обеда. Как можно решить невозможное?

Но Мария с самого начала без колебаний приняла важное решение. Что бы ни случилось, она не будет принимать участия в экзаменах в субботу Свое будущее она предоставила Богу. С работниками миссии она молилась о божественном руководстве и помощи

В половине третьего Мария и ее пастор разговаривали с директором относительно возникшей проблемы Им сказали, что ответственный французский экзаменатор приедет в четыре часа и они смогут поговорить с ним.

В четыре часа он прибыл: "Это довольно необычный случай, о чем вы просите",- начал он тоном, вводящим в замешательство Затем остановившись, он улыбнулся: "Мы обсуждали ваше дело сегодня утром, когда поступило заявление, что из-за ваших религиозных убеждений вы не сможете участвовать в экзаменах в субботу, и мы назначили вам экзамен на сегодня, прежде чем начнется ваша суббота".

Мария и пастор были искренне благодарны. Господь почтил верность молодой девушки" (Р. X. Пирсон, "501 пример", No 376).

4. Но бывают и критические моменты - труднее экзаменов в субботу.

- За соблюдение субботы часто детей отнимали от родителей и отправляли в специальные интернаты. Как важно в такие времена, чтобы дети были правильно воспитаны "Детей необходимо так воспитывать, чтобы они повиновались велениям разума и совести. Детей можно воспитать подобно тренированному зверю, но их воля и индивидуальность будут потеряны" (Воспитание детей, 39 стр.). Их чистая непорочная совесть должна быть так воспитана, чтобы они в полной мере осознавали, что "это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его" (1Иоан. 5:3).

Участь отнятия детей испытали на себе родители, дети которых были хорошо воспитаны и приготовлены, чтобы отстаивать субботний день и в условиях сурового надзора. Собратья Пеньковские из Белой Церкви и Бахмацкие из города Бердичева перенесли в своей душе эту трагедию разлуки со своими детьми. Но они благодарили Бога, что их дети несли знамя, как маленькие герои Вскоре в интернате, куда поместили детей собратьев Пеньковских, вместе с ними начали соблюдать субботу дети баптистов, пятидесятников.. Что же делать руководству интерната? Они пригласили родителей, чтобы забрали своих детей, якобы на летние каникулы, подсказав уехать туда, "где нет Советской власти" - в Среднюю Азию Туда в город Ташкент и переселились Пеньковские, чтобы с верностью и дальше вместе со своими дорогими детьми хранить святой день и святую веру. Автору этих строк посчастливилось несколько раз посещать этих дорогих собратьев в Ташкенте и также собратьев Бахмацких в Нижнем Тагиле, куда они были направлены на евангельское служение. И как приятно, что отправленные в интернат дочери Бахмацкого выдержали этот великий подвиг веры и сегодня радуют престарелого отца, участвуя в служении на ниве Господней. Посетив их в городе Марефе Харьковской области, где муж дочери Бахмацкого несет проповедническое служение, мы радовались, вспоминая дни испытаний и тревог...

III. Соблюдение субботы в узах

1. Ну а как с чистой совестью соблюдать субботу в узах?

- Так, как это делал апостол Павел,- чтобы многие приняли истину в узах, а отошедшие от Бога - возвратились к Богу, как это было с Онисимом, слугой, обворовавшим Филимона (Филип. 1.12-14, Филим. 1.10-12).

2. Главный принцип соблюдения субботы в узах заключается не в том, чтобы замаскировавшись выжить, но открыто нести знамя (Пс. 59:6).

- Тогда наша совесть будет чистой: "Мы должны презирать маскировку Не свертывайте вашего знамени, чтобы встретить доводы людей и ангелов. Необходимо, чтобы каждый понял, что Адвентисты седьмого дня не вступают ни в какой компромисс" (Советы писат редак. 95).

3. Главный вопрос, из-за которого произошел раскол в среде ВС АСД:

- Это спор между председателем Ильей Лепшиным и апостолом Л. Муркином о соблюдении субботы в узах. Л. Муркин на основании принципа верного соблюдения субботы, как это делал он, обличил Илью за то, что тот покупал свободу по субботам в узах. Вера Федоровна - жена В. А. Шелкова пыталась уговорить брата Муркина, что так поступал не только Лепшин, но и сам "дедушка", что суббота отдана на совесть узника: "Можно ли в субботу выходить в промзону - рабочую зону для отдыха там и празднования субботы в узническом положении - то дедушка Володя, наш папа, даже удивился нашему вопросу... Какая разница в условиях уз, где отдыхать в субботу, покоиться от труда! Что более устраивает, то и нужно избирать (1Кор. 7:21),- так сказал сам дедушка Володя, наш папа... Это дело предоставлялось на совесть, усмотрение и добрую волю самого узника, чтобы он сам регулировал этот вопрос о праздновании субботы в узах" (К семилетию памяти В. А. Шелкова, 18-19 стр.).

Сам Л. Муркин об этом пишет следующее: "Основные крайности, проявившиеся в среде ВС. АСД: Тьма праведности перед людьми - властями. Эта тьма проявилась в том, что служители и члены церкви, попавшие в узы за заповеди Божьи и свидетельство Иисуса Христа, по принуждению администрации ИТК из страха наказаний и бедности бранного духа, ради сохранения здоровья, жизни, покоя и т. д. выходили на работу в день субботний вместе со всеми осужденными" (Истина - основа веры, стр. 13-14).

4. Вера мучеников вдохновляет церковь.

Как мы уже видели - и среди шелковцев были верные братья, которые открыто, по библейски с чистой совестью - перед всей тюрьмой отстаивали святость субботнего дня. Таких примеров немало и в церкви АСД. В городе Белая церковь, где автору этих строк в свое время приходилось служить, почти все братья сидели в тюрьмах за Слово Божье и святую субботу. Это брат Кожух, который дважды находился в заключении. А брат Трифон Колесниченко рассказывал, сколько издевательств они переносили за соблюдение субботы в лагере (их вместе было 19 человек из Украины и Молдавии). Однажды весь субботний день при большом морозе, в одном нательном белье их держали, чтобы принудить работать. Но они не поколебались, остались верными Господу. Брата Сульженко Василия в Шостке - в колонии - избивали, волокли по территории лагеря, чтобы заставить работать в субботу, но он остался верен истине и видя его веру, на сторону истины стал "вор в законе" Попов Владимир, ныне брат и служитель церкви АСД. Мы не в состоянии сегодня перечислить всех, которые повсюду, среди огромного СССР твердо и с чистой совестью отстаивали святость субботнего дня в узах. Обратим внимание на особенно яркий пример открытого, без маскировки отстаивания субботы в узах:

5. Пример отстаивания субботы в узах в Албании:

ВЕРА МУЧЕНИКОВ ВДОХНОВЛЯЕТ ЦЕРКОВЬ ("Адвент-Ревью" от 22 июля 1993 г)

Почти 45 лет спустя друзья по тюремной камере "вспоминают о святом". Истинное христианское свидетельство никогда не умирает. Оно простирается даже за пределы могилы. Подобно библейским историям героев веры, история героя веры из Албании также вдохновляет церковь сегодня.

"Вести об их аресте моментально распространились во всем городе Корча. Два месяца спустя, я получил от Даниила письмо с просьбой - помочь ему и его жене",- вспоминает 88-летний Мерлий Джийка, обращенный некогда Адвентистским миссионером Даниилом Льюисом.

"Они много страдали, поэтому я постоянно, месяц за месяцем, обращался к тюремным властям, чтобы помочь всем, чем только мог. Они находились в разных тюремных помещениях. Я старался доставлять по возможности им пищу, но заметил, что тюремная жизнь сильно поражала их".

После получения специальности фармаколога в Бостоне, Даниил Льюис, уроженец Албании откликнулся на призыв Генеральной Конференции АСД - возвратиться в 1930 годах в Албанию в качестве миссионера. Десять лет спустя он женился, соединив всю свою жизнь с Флорой Сабатино, 20-летней девушкой-итальянкой, с которой он возвратился в город Корча, 150 км юго-восточнее Тираны, столицы Албании.

После второй мировой войны для христиан-протестантов религиозная жизнь, особенно жизнь, связанная с миссионерским уклоном, бросала вызов. Коммунисты, под руководством Энвер Ходжа положили план - ликвидировать религию в Албании. Начиная с 1960 годов, после двух десятилетий самых жестоких преследований, Албания провозгласила себя первой атеистической страной в мире.

Иметь Библию или любые религиозные труды категорически запрещалось. Все священнослужители были арестованы. Церкви, мечети и синагоги превращались в складские помещения, спортивные залы и даже комнаты отдыха. Религиозное свидетельство запрещалось. Родители, давшие своим детям религиозные имена,- имена таких родителей крупным планом помещали на "молниях", вывешенных при входах на фабрики, школы и в общественных скверах. Верующие подвергались арестам, тюремному заключению, пытке, высылке в трудовые лагеря, конфискации имущества и казни.

Попытка оставить страну

Сразу же после войны, правительство приказало всем религиозным организациям зарегистрироваться. Зная, что это повлечет за собой контроль средств и деятельности маленького общества Адвентистов седьмого дня,- Даниил Льюис и его семья решили оставить страну. Схваченные в 1950 году при попытке пересечь границу Греции, они были арестованы и заключены в тюрьму. Вся их собственность была конфискована и они потеряли всякие гражданские права.

Вильям Неки Брейгас, житель того же города Корча, вспоминает:

"Я находился вместе с Даниилом с первого дня его заключения. Мы сидели в одной тюремной камере. Я также видел Флору, его жену. Меня осудили на 10 лет за некоторые высказывания об Энвере Ходже, но Даниил был менее счастлив в этом. Его присудили к 20-летнему тюремному заключению".

Скендер Петр Стефанлари, родом также из Корчи, вспоминает: "Я также находился в той же самой тюрьме, как и Даниил, хотя и не в одной камере. Находясь в этой тюрьме, Даниил потерял много сил и здоровья. Но он был Адвентистом седьмого дня с сильной верой в Бога. Власти заставляли его работать по субботам, и когда он отказывался, они подвергали его пыткам Из тюрьмы его перевели в трудовой лагерь и я слышал что его там продолжали подвергать пыткам, но он остался твердым в своей вере".

Вильям Брейгас вспоминает, что все находившиеся вместе с Даниилом Льюисом, весьма уважали его как человека, который не отрекся от своей веры. "Я верю всему, о чем учил Даниил. Мы находились в одной камере и стали друзьями. Я весьма уважаю его. Его постоянно подвергали пыткам. Тюремные власти требовали от Даниила признания, что Бога нет. Даниил ответил, что Бог есть и если даже я умру теперь, я все еще буду полагаться на моего Господа".

Еще один бывший заключенный также вспоминает о Данииле, как товарище по тюремной камере. Сегодня Тануш Фрашери - министр в правительстве Албании, ответственный за дела бывших заключенных. Фрашери вспоминает, что "Даниил был настоящим святым. Он производил на многих из нас, особенно на молодых, большое впечатление. Мне тогда было 16 лет. Мы научились от него многому. Если он когда-либо получал продукты извне, помимо тюрьмы, он всегда делился со всеми нами. Мы любили и уважали его. Позже всех нас перевели в трудовой лагерь, где для Даниила начались серьезные проблемы".

Он соблюдал субботу

Брейгас и Фрашери вспоминают, что Даниил категорически отказывался работать по субботам. Тюремные власти ужесточили его наказание, предписав одиночное заключение. Когда он и дальше отказывался нарушать субботу, они применили жестокие пытки. День и ночь заключенные слышали его пронзительные крики во время пыток.

Фрашери вспоминает, как один надзиратель поклялся, что он сломит веру Даниила. Этот страж взял куски проволоки, обвил ими пальцы Даниила, прикрепил их к куску дерева и с силой тащил его по внутреннему двору тюрьмы. Он остановился только тогда, когда кожа с пальцев Даниила была полностью содрана. Даже и после этого адского испытания Даниил не стал работать в субботу и не отрекся от своей веры.

День или два спустя Льюис сильно ослабел. После трех лет непрерывных пыток, побоев, изнурительного труда, его организм в конце концов не выдержал Его друг Брейгас говорит: "Он неожиданно упал и умер на моих руках, вероятно от сердечного приступа. Это произошло в один миг. Семеро нас, его друзей, решились похоронить его, но нам не разрешили сделать это. Мы наблюдали, как его тело было опрокинуто в безымянную могилу, около 100 метров от тюремной ограды". Они все еще помнят, где находится его могила.

Влияние жизни и веры Даниила было велико. Оно настолько изменило жизнь Тануша Фрашери, что он решил исполнить обещание, которое он дал сам себе после окончания срока своего заключения. "Я решил найти церковь, которую Даниил организовал в Албании. Не столь давно я посетил Америку и навел о нем справки. Моя обязанность заключалась в том, чтобы исполнить мечту Даниила,- построить церковь в городе Корча, мечта, которую он не мог осуществить при коммунизме".

Во время моего недавнего посещения Тираны (это пишет Рей Дабровски- директор отдела общественных связей Транс-Европейского дивизиона) совместно с Роном Эдвард-сом, руководителем нашей церкви в Албании, я встретился с Танушем Фрашери, который осознавал, что это было для него счастьем - увидеть верующих, исповедовавших веру Даниила. Мы поделились всем, что мы знали о нем. Яркое свидетельство его веры говорит весьма впечатлительно сегодня о силе Божьей, как и в то время, когда Брейгас, Фрашери и Стефанлари переносили страдания в тюрьме вместе с Божьим миссионером.

Рон Эдварде рассматривает нынешнюю миссионерскую работу Адвентистов в Албании как продолжение миссионерской работы Даниила Льюиса в этой Балканской стране. В начале 1950 годов Даниил Льюис оставил 12 верующих Адвентистов в Албании. Только два из них еще живы, но сегодня в Корче мы имеем уже небольшую церковь. Молодежь, при поддержке Транс-Европейского дивизиона вскоре осуществит желание Даниила Льюиса построить церковь в Корче. Как проект Глобальной миссии, она будет памятником силы христианского свидетельства. Жизнь Даниила Льюиса хотя уже давно окончилась, но она все еще продолжает вдохновлять церковь. Его пример ярко сияет над тьмой этого мира" ("Адвентист-Ревью", 22 июля 1993 года, стр. 9-10).

IV. Люди с чистой совестью, отстаивающие принципы невоюющих

1. Добрые воины Иисуса Христа. 2Тим. 2:3.

Обозревая всю историю этого вопроса, начиная с гражданской войны в Америке, с принятия исторической позиции невоюющих в 1864 году,- последствия отстаивания в разных странах - разные. В некоторых случаях - сразу суд и приговор военного трибунала в военное время и следует расстрел или тюремное заключение. А в других случаях приходится служить в армии, отстаивая главный принцип исторической позиции: отказ носить оружие не принимая присяги и отстаивая субботу в течение всего срока службы.

2. Елена Уайт упоминает о службе в армии: "Мы недавно попрощались с нашими тремя ответственными работниками в нашем учреждении, которые были призваны правительством для прохождения трехнедельной подготовки. Они пошли не потому, что избрали это, а потому, что этого требовали законы нации. Мы ободрили их и выразили надежду, что они окажутся верными воинами креста Христова. Наши молитвы следуют за этими юношами, чтобы ангелы Божьи были с ними и охраняли их от всякого искушения" (ИВ. 2, 335 стр.).

3. Отстаивание истины "под железным военным законом".

"Опыт в Аргентине. Эта история рассказывает о том, как Бог помог одному молодому человеку во время военной службы проложить путь для остальной молодежи. Историю своего опыта он рассказывает следующим образом: 15 августа 1907 года меня зачислили в армию в третью артиллерийскую роту... В тот же день я явился к командиру и заявил, что я желаю хранить заповеди Божьи. Командир приказал мне уйти, и отдал распоряжение капитану моей роты, чтобы меня научили военно-уголовному кодексу, а также обязанности и долгу солдата. Они делали все, что могли, чтобы уничтожить мои религиозные убеждения и убедить, что я должен работать в субботу. В шесть часов утра всему взводу было приказано идти к реке и стирать постельное белье. Я отказался нарушить мое убеждение совести-Белье бросили на землю; один солдат принес мыло, другой кнут; остальные выстроились, чтобы посмотреть каким будет результат. Я преклонил колени около кадки и стал молиться, чтобы Бог дал мне силы перенести испытание. Когда молитва закончилась, удары кнута обрушились на меня, и офицер приказывал. "Стирай! Стирай!" Я стоял на коленях за кадкой, а офицер хлестал меня изо всех сил. Боль была ужасной, но сила Божья поддерживала меня. Наказание длилось до тех пор, пока не сломался кнут. Принесли более прочный и стали усердно хлестать с той же силой по моей спине. Наказание продолжалось около двух часов, пока они не убедились, что не могут ничего сделать со мной. Командир части был в ярости. Он сказал остальным офицерам: "Кажется, невозможно, чтобы в наш двадцатый век можно было найти человека, который за свою религию был бы готов нести побои, быть искалеченным и изуродованным... Двое солдат взяли меня под руки и, подняв с земли, отвели в камеру, где меня заперли с кадкой и бельем и сказали: если я не постираю его, то умру здесь. Прошла суббота, но белье не было постирано. В восемь часов вечера меня выпустили. Караульный офицер сказал, что если я откажусь и в следующую субботу, я никогда больше не выйду из камеры. При наступлении следующей субботы офицеры и солдаты подошли ко мне и спросили, буду ли я работать в эту субботу? Когда я ответил: "Нет", они сказали друг другу: "Бедняга, святой! Он не знает, что его ожидает завтра!"

После грубого обращения со мной в субботу, пока им это не надоело, один из офицеров сел на лошадь, взял кнут и заставил меня бежать около двух километров к казармам, подгоняя меня кнутом Меня вновь отдали в распоряжение начальника караула, посадили на стул с вытянутыми ногами, закрепленными в кандалы. Часовой, стоящий рядом, не позволял мне сменить положение Здесь я оставался с семи утра до восьми вечера, после этого меня вновь заключили в камеру.

На следующий день меня отвели в госпиталь, чтобы проверить мое физическое состояние. Врач ввел меня в комнату, закрыл дверь. Приказав мне раздеться, он проверил меня с головы до ног, но не нашел никакого недостатка. В своем заключении командиру части он отметил, что я был самым здоровым и крепким человеком из всего полка. На этой же неделе из Буэнос-Айреса прибыл судья. Меня обвиняли в неповиновении приказам, что составляло злостное преступление. Судьи отправили меня в одиночное тюремное заключение на семь месяцев... По окончании семи месяцев из военного совета пришел приказ отправить меня в Буэнос-Айрес, где мне будет вынесен приговор. Совершая путь на пароходе с вооруженной охраной, я думал о верном апостоле Павле, когда его вместе с узниками везли в Рим. Я был приговорен к одному году тюремного заключения. Через несколько дней меня отправили в Мартин Гарсия, в тюрьму, расположенную на острове посреди реки, где я нашел много других заключенных. Сразу же я начал учить их Слову Божьему. На следующий день после моего прибытия я попросил свидания - увидеться с начальником тюрьмы. Мою просьбу удовлетворили и в присутствии нескольких человек, включая и священника, я заявил о причине моего заключения и попросил освобождения от работы в субботу. Священник признал, что католическая церковь изменила закон Божий и что суббота является днем Господним. Начальник наконец отпустил меня, сказав, что в случае, если я откажусь от работы, он имел полное право казнить меня через повешение. На следующий день священник взял меня в церковь и долго разговаривал со мной, но убедился, что я остаюсь непоколебимым. Он обещал представить мое дело начальнику и сделать все возможное, чтобы я был свободен от работы в субботу. В пятницу я вновь попросил увидеться с начальником тюрьмы. Начальник караула сказал: "В этом нет необходимости. Мне дано распоряжение не вызывать тебя на работу. В обычный час утра в субботу всех заключенных вызвали на работу, остался только я один, читая Библию. В своей великой радости я стал петь хвалу благодарности Богу. Когда я менее всего ожидал, я нашел, что офицеры стояли рядом и слушали. Они спросили меня, чем я занимаюсь. Я сказал им, что прославляю Бога, поклоняюсь Ему и читаю Его Слово. Они спросили, думаю ли я всегда поступать так? Я ответил. "Да, думаю быть верным Богу, пока живу". Ко мне пришел священник и весьма сердечно приветствовал меня. Он спросил, звали ли меня на работу? При этом он заметил: "Я представил ваше дело начальнику тюрьмы и попросил его удовлетворить вашу просьбу".

Месяц спустя я испытал еще одну радость, видя, как один заключенный принял истину. Балдонеро Сериол был верным другом. Многократно, когда я говорил заключенным Слово Божье, он стоял рядом и помогал мне. Он говорил заключенным: "Мы сосланы сюда за преступления, совершенные нами, но этого человека послал сюда Сам Господь, чтобы научить нас пути жизни". Какая великая радость в этом была для меня!

Действие Божьего Провидения. Я находился в тюрьме Мартин Гарсия четыре месяца, когда пришел приказ от военного министра - перевести всех заключенных в тюрьму Камно де Мао. Мой начальник предупредил меня, что на новом месте я могу иметь трудности с соблюдением субботы. Священник также посетил меня и выразил сожаление, что там меня ждут новые трудности. Через два дня к острову прибыл пароход, и заключенные были отправлены в Буэнос-Айрес. В этом порту нас встретила вооруженная охрана, и, как стадо диких волов, нас повели к станции Ретиро, где нас посадили на поезд. В 11 часов мы прибыли к месту назначения. В 12 часов прибыл начальник исправительной колонии. Он приказал нам построиться в две шеренги, затем, начиная с первого, он проходил вдоль ряда до последнего, спрашивая о причине судимости. Многие в стыде опускали головы. Когда он спросил меня, я не чувствовал ни страха, ни стыда, но свободно рассказал о причине моего заключения. Начальник был удивлен и заявил, что мое заключение несправедливо, ибо Аргентина гарантирует религиозную свободу, и никто не имел права запрещать ее свободное исповедание. Это вызвало большое удивление среди остальных заключенных, и они говорили друг другу "Бог помогает святому!"

Всю неделю я молился, чтобы обрести милость у моего нового начальника. В пятницу я попросил разрешения поговорить с ним. И он не только представил мне освобождение от работы в субботу, но сказал, что меня необходимо освободить из тюрьмы. Он позвал часового и отдал ему распоряжение. Как велики были моя радость и счастье!

Наконец - свобода! Неделю спустя меня назначили ответственным за садом тюрьмы, то есть садовником. Я уделял саду все свои силы и внимание, и начальнику очень понравилось то, что я сделал за два месяца работы. Часто он просил меня рассказать пережитые мною опыты Затем он ободрял меня за мою непоколебимость, говоря. "Это правильно. Человек, исповедующий религию, должен жить согласно ей. Лучше умереть, чем лицемерить". Этот последний опыт напомнил мне об Иосифе, который оставил свою тюремную камеру, чтобы стать самым доверенным лицом фараона. Наконец мой срок заключения закончился, и я вновь был на свободе! Начальник тюрьмы сердечно поздравил меня за мое постоянство и верность и дал мне почетное освобождение от службы, отметив безупречное поведение и хорошую работу. Вскоре после этого военный министр издал указ, освобождающий молодых людей Адвентистов седьмого дня от службы в субботу.

Какой славный и счастливый был этот день, когда я закончил свою службу в армии! Как я был рад, что остался верным Богу1 Он был со мною, когда я вступил в армию. Он помогал мне и дал мне силу одержать победу. Когда испытания были самыми тяжелыми и болезненными, я чувствовал Его силу и был ободрен переносить испытания, бороться и побеждать Я научился доверять Христу и вместе с апостолом Павлом могу сказать: "Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе" (В. А. Спайсер. "Юные свидетели", стр. 197-221)

4 Призванный на войну. Пс. 9:10. Опыт Драгана Ракича, Югославия.

Драган Ракич - обувной мастер Он живет вместе со своей семьей в тихой деревушке у реки Дунай на севере Югославии Многие годы он копил деньги на постройку дома. И осенью 1991 года решился начать строительство

Призыв в армию. Когда Драган расчистил участок и заложил фундамент, страну стали тревожить слухи о войне. Он как раз закончил выкладывать первый ряд кирпичей, когда в его дом постучался посыльной с повесткой - следующим утром прибыть на военную службу.

Извещение о призыве было внезапным и неожиданным для 40-летнего мужчины. Хуже того, ему было приказано явиться в качестве рядового в артиллерийское подразделение. Он был христианином и не мог нарушить закон Божий. -Как он может сражаться со своими соотечественниками и убивать их? В ту ночь он не мог уснуть Он размышлял, сможет ли он отказаться от участия в боях по религиозным соображениям. Драган обратился со своими бедами к Богу. "Почему я? - молился он.- Ведь я уже не молод!"

Рано утром Драган попрощался со своей семьей и покинул деревню. Его не оставляли печальные мысли, доведется ли вновь увидеть свою семью и закончить начатое строительство. По дороге в военкомат Драган встретил своего брата по вере. Он рассказал о повестке и попросил брата молиться о нем. Когда Драган прибыл в город, он зашел в офис конференции и поделился своими проблемами со служителями. "Я призван в артиллерию,- сказал Драган,- но не хочу носить оружие или убивать кого бы то ни было. Я нуждаюсь в ваших молитвах. Сегодня утром я буду разговаривать с армейскими командирами. Я решил, что в любом случае не пойду в сражение с оружием. Молитесь за меня Секретарь конференции дал Драгану письмо, в котором подтверждались его религиозные убеждения, а служители пообещали молиться о нем.

Когда Драган прибыл на армейский пост, он получил униформу и ему было сказано, что он отправится на линию фронта с первым же подразделением в этот день Ему не представилось возможности поговорить со своим командиром. Он помолился и решил обратиться к первому офицеру, которого встретит. Подняв глаза, он увидел приближающегося офицера. Драган шагнул вперед и представился.

"Господин офицер,- сказал он.- Я прибыл сюда, как мне было приказано. Я уважаю военных и властей, поставленных надо мною, но когда мне приказывают сделать что-либо, что противоречит закону Божьему, я не могу подчиниться. Господин офицер, я был приписан к артиллерийскому подразделению, но я христианин и не могу убивать людей. Однако я бы охотно помог армии в гуманитарной сфере". Офицер спросил Драгана: "Вы соблюдаете субботу?" - "Да, господин офицер. Я Адвентист седьмого дня" - ответил Драган. "Солдат,- сказал офицер,- дайте мне свою призывную карточку". Драган вручил офицеру свои документы. Офицер заглянул в бумаги, а затем сказал: "Я не в силах освободить вас от воинской обязанности, но могу изменить ваше распределение" С этими словами он вписал в его карточку новое назначение- "санитар". "Вы довольны, солдат?" - спросил он. "Да, господин офицер! Спасибо, господин офицер!" - воскликнул Драган.

На линии фронта. Драгана послали на фронт в тот же вечер. На следующее утро, вооруженный лишь сумкой для оказания первой помощи, Драган ожидал приказаний. Вскоре на санитарный пункт принесли раненого солдата. Драган помог ему добраться до ближайшего военного пункта первой помощи, и стал наблюдать за тем, как молодой военный врач перевязывает раненого. Он быстро усвоил основные медицинские приемы, которые мог бы использовать для оказания помощи во время боя. Однажды артиллерийский огонь заставил его залечь в траншее с еще несколькими солдатами. Когда вокруг них стали со свистом падать снаряды, солдаты решили, что настал последний день. Драган молился о том, чтобы Бог защитил этих солдат. Бог ответил на его молитвы - никто из них не был убит.

Драгана часто посылали в город за провизией. Там он приобретал христианскую литературу и раздавал ее солдатам, которых встречал. Часто ему удавалось поговорить об Иисусе Христе и отвечать на вопросы солдат о его вере в Бога. Он больше не вопрошал Бога: "Почему я здесь, Господи?". Он знал, что на войну его призвали люди, но использует его здесь Бог. Он видал, что его вера произвела перемены в жизни тех, кто приходил к нему за физической и духовной помощью. Он чувствовал, что как никогда раньше близок к Господу.

Плата за службу. Драган был немало удивлен, когда получил деньги за военную службу. Он решил использовать эти нежданные средства, чтобы достроить свой дом, но затем подумал: "Я не могу оставить эти деньги у себя. Если Бог позаботился обо мне во время войны, Он даст мне и средства для постройки дома". Он послал деньги своей жене, чтобы она передала их в церковь.

Через несколько месяцев Драган получил приказ вернуться в штаб армии. Войдя, он встретил офицера, который изменил его назначение и направил не в артиллерию, а в санитары Офицер вручил Драгану отпускной билет и сказал, что тот должен через 45 дней вернуться к исполнению своих обязанностей. Драган поблагодарил этого человека и пообещал молиться Богу, чтобы Он благословил его. Затем он повернулся и отправился домой. По пути Драган зашел в офис конференции поблагодарить служителей за их молитвы, а затем поспешил домой к своей семье. Он незамедлительно вернулся к постройке дома. Поскольку вскоре нужно было возвращаться на военную службу, он решил нанять каменщиков, чтобы ускорить строительство Когда работники запросили лишь 330 долларов за укладку всех стен, Драган был поражен. Он боялся, что плата окажется гораздо больше. К тому же эта сумма была точно такой, какую он получил за военную службу и передал на дело Божье. От всего сердца он вознес Богу благодарственную молитву за эти неожиданные благословения.

Когда отпуск заканчивался, Драган получил сообщение, что ему не нужно возвращаться на войну. Он решил возблагодарить Бога по особенному за Его защиту во время боев и за Его благословения. Около своей сапожной мастерской он возвел дом молитвы для верующих своей деревни. Когда люди приносят в починку обувь, Драган разговаривает с ними о Божьей любви и Его защите. Иногда он сам приносит отремонтированную обувь к ним домой, чтобы иметь возможность посетить людей и делиться с ними великими благословениями, которыми Бог наделяет всех, кто верен Ему.

Обращение. Война в бывшей Югославии унесла тысячи жизней. Тысячи оставшихся в живых бежали из своих домов и живут как беженцы в тяжелейших условиях Эти невзгоды не миновали и членов церкви. Молитесь за них Они не принадлежат к доминирующим религиям в этом регионе и часто становятся жертвами религиозной нетерпимости.

Драган Ракич и его семья живут и свидетельствуют о Боге в деревне Бегеч вблизи города Нови-Сад, Югославия. (Миссионерские вести, 3 четверть 1997 г.)

V. Люди с чистой совестью в проповеди Евангелия

1. Принцип: Матф. 28:18-20. "Поручение, данное ученикам, дано и нам Сегодня, как и тогда, распятый и воскресший Спаситель должен быть возвышен перед всеми, кто без Бога и без надежды погибает в этом мире. Господь нуждается в пасторах, учителях и евангелистах. Его слуги должны провозглашать весть спасения, идя от дома к дому. Всякому племени, и колену, и языку, и народу необходимо нести благую весть о прощении через Христа. Не скучными безжизненными словами надлежит излагать эту весть, но ясными, решительными и волнующими. Сотни людей находятся в ожидании спасительного для их жизни предостережения. Мир должен увидеть в последователях Христа свидетельство силы христианства. Весь мир, а не просто некоторые места нуждается в вести милосердия" (Служ. Еванг. 26-27 стр. ориг.).

2. Посвященная, чистая совесть: "Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа

Иисуса проповедать Евангелие благодати Божьей. И ныне, вот, я знаю, что уже не увидите лица моего все вы, между которыми ходил я, проповедуя Царствие Божие. Посему свидетельствую вам в нынешний день, что чист я от крови всех; ибо я не упускал возвещать вам всю волю Божию" (Деян. 20:24-27)

Бог желает, чтобы все участвовали в этой святой работе. Это нужда членов и служителей церкви христиан АСД, Ре-формационных движений и ВС АСД. Эту работу надо завершить, и тогда придет Христос: "И будет проповедано сие Евангелие во свидетельство всем народам, и тогда придет конец" (Матф. 24 14). Участие в проповеди Евангелия - один из важнейших показателей чистоты нашей совести. И эта работа как ничто другое побудит всех соблюдающих заповеди и имеющих веру Иисуса объединиться - при виде величайшей задачи - предостеречь весь мир - чтобы завершить дело Евангелия". Такие люди - воистину герои веры - это литературные евангелисты и просто рядовые члены, идущие из дома в дом с уроками или христианской библиотекой на дому, миссионеры-добровольцы, поселяющиеся в новых местностях у себя на родине или посвятившие всю свою жизнь проповеди Евангелия в далеких странах,- где часто и оканчивается их жизнь...

3. Безымянная могила в далеком Китае: "Несколько лет назад в глубинных районах Китая миссионер Джон Гаскилл, вез свою тяжело заболевшую жену Марию в трудной поездке по реке к госпиталю, где ей могли оказать необходимую медицинскую помощь. Плывя в лодке, два убеленных сединой работника - муж и жена - вспоминали свой долгий путь служения в миссионерских полях. Оба соглашались, что оно было самым вознаграждающим. Они не могли изменить прошлого, даже если бы это было в их силах.

После нескольких дней пути Марии становилось все хуже. "Джон, мы не можем остановиться здесь под этим большим деревом? - спросила она,- я так устала". Теперь позвольте Лоре Климент рассказать эту историю, как она описала ее в журнале "Наставник молодежи" за 2 ноября 1943 года:

"Ее просьба была удовлетворена и когда он устроил ее поудобней под деревом, она взглянула ему в лицо и сказала: "Джон, я не смогу никуда больше ехать. Я умру здесь. Но я хочу сказать тебе еще раз, как я рада, что мы приехали в Китай". И далее она продолжала говорить о преобразовании, которое Бог совершил через их служение в сердцах и домах китайцев, во всех деревнях и городах, где им приходилось трудиться

"Сердце Джона было слишком переполненным, чтобы говорить и его глаза, сверкающие слезами, обратились к реке Не было видно ни одного китайца Гребцы лодки и их друзья, сознавая, что смерть близка,- удалились. Он остался один с Марией

"Когда Джон склонился над ней, лежащей на его руках, она поцеловала его на прощание, в последний раз вздохнула и умерла.

"Нежно он опустил ее на землю, спустился к лодке, взял весло и вернулся вновь к Марии. Веслом он выкопал могилу Затем выровнял ее суком дерева, вновь вернулся к лодке, взяв одну белую юбку жены из их багажа, сделал из нее что-то наподобие савана Нежно он поднял ее на руки и опустил тело в могилу Затем, оставшись один, он повторил с остановками псалом 22 "Господь Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим, подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего. Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мною, Твой жезл и Твой посох - они успокаивают меня Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих, умастил елеем голову мою, чаша моя преисполнена. Так благость и милость да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни". После этого он помолился.

Позже, рассказывая другу об этом опыте, он сказал. "Меня весьма сразило то, что я должен был бросать на нее землю лодочным веслом, но я знал, что это необходимо сделать и добрый Господь дал мне силу и мужество Я оставил ее там спать до пришествия Иисуса"

После того, как ставший теперь одиноким миссионер, завершил свое ранящее сердце задание, он сел на свое маленькое судно и вновь отправился в путешествие по реке.

"Вдруг он попросил остановиться. Поняв, занятое ими направление, он сказал. "Нет, мужчины,- вверх по реке! Домой, на миссионерскую станцию трудиться для спасения душ!" Потому что последними словами Марии, обращенными к нему, были "Джон, я хочу, чтобы ты вернулся назад к месту нашей работы, остался в Китае и свидетельствовал о Боге до конца своей жизни или до пришествия Христа!" (Р. X. Пирсон, "501 Пример", No 137).