Свобода во Христе - христианский проект

Субота, 20 апреля 2024
Победить сомнения и жить верой PDF Печать Email

 

Сложилось мнение, будто в жизни верующего все складывается идеально. У него есть работа, хорошая Семья, послушные дети. Его духовная жизнь помогает ему выходить победителем из любой ситуации.

Необходимо согласиться, что во многом это соответствует действительности. Впечатление процветания и успеха складывается по причине того, что сама жизнь христианина упорядочена и направлена к цели. Нам, естественно, трудно судить о духовных качествах какого-то конкретного человека, поскольку это связано с сугубо личными переживаниями, которые накладывают свой отпечаток на всю деятельность человека и определяют его успех или поражение...

Чтение Библии приводит нас к особому состоянию вдохновения. Мы ищем Бога, хотим познать тайны Его путей. Это естественное стремление людей во все времена, и всегда находились люди, которые чувствовали важность этого гораздо острее, чем другие.

Один из современных христианских мыслителей предупреждает, что мы не сможем познать Господа до тех пор, пока Дух Божий не "взломает" наше сознание, пока мы не услышим скрип досок, скрежет ржавых гвоздей, пока крышка, преграждающая Богу доступ к нашему разуму, с грохотом не отлетит. "Какое неудачное сравнение!", - можете сказать вы. Ибо когда мы после долгих блужданий, чаще всего с открытыми душевными ранами, приходим к Господу, то ожидаем от Него иного к себе отношения. Мы не хотим, чтобы насилие и принуждение хоть как-то ассоциировались с Богом! В Боге мы желаем обрести понимающего Друга и заботливого Отца, каковым Он и является на самом деле.

Но как мы относимся к Божьей откровенности? Иногда, пробиваясь к нашему сердцу, Ему приходится кричать, чтобы быть услышанным! Бывает и так, что Он говорит властно, приводя нас в трепет. В редких случаях Он молчит, но и это молчание громче многих речей. Ведь в этом случае Он говорит нашему сердцу!

Показательной в этом отношении является 7-я глава Евангелия от Луки. Однако, чтобы верно понять ее весть, следует ознакомиться с содержанием предыдущей, 6-я главы.

...Как всегда, Иисус окружен множеством людей. Вокруг Него теснились богатые и бедные, знатные и простолюдины, праздные и любопытные, глубоко духовные и лицемерные. Были там и те, кто искренне искал ответа на вопросы, поставленные перед ними жизнью.

Иисус говорил о том, что во все времена волновало людей: о добре и зле, радости и печали, любви и ненависти. Но в этот раз Иисус сделал особый акцент на отношении к ближнему. Это та сфера жизни, через призму которой можно лучше всего увидеть себя и понять причину своих проблем.

... Будучи юношей, я жил в большом городе, где мне приходилось самостоятельно не только устраивать жизнь, но и налаживать отношения с друзьями и посторонними людьми. Не всегда все получалось гладко, и один такой случай я запомнил на всю жизнь. Я имел несчастье оскорбить одного человека, у которого был очень обидчивый характер. Не придавая этому особого значения, я однажды сказал ему, что он напоминает мне одну из хорошо известных домашних птиц, которая всегда, даже по самой пустяковой причине, раздувает перья и вытягивает шею. Последовал скандал. Все это происходило в присутствии свидетелей, которым очень понравилось мое "остроумное" замечание, и они вволю посмеялись над этим незадачливым человеком. Оскорбившись, он ждал от меня публичного извинения. Но столь же недальновидно я допустил, вторую ошибку, продолжая настаивать на своей абсолютной правоте.

Случилось так, что спустя несколько дней меня приехал навестить отец. Он, естественно, ничего не знал о произошедшем, так как они с мамой жили далеко от этого города. Но в первый же вечер отец меня спросил: "У тебя все нормально? Не обидел ли тебя кто-то, или ты с кем-то в ссоре?" Услышав мой рассказ, он помог мне найти мужество извиниться перед тем, кого я обидел. С тех пор мы с этим человеком поддерживаем добрые отношения, а иногда даже встречаемся.

Интересно отметить, что теперь, спустя многие годы, я не помню, чтобы я испытывал чувство унижения, когда решился публично принести извинение. Возможно, этого чувства и не было. Но я отчетливо помню ни с чем не сравнимое ощущение свободы - как будто кто-то разжал тиски, удерживавшие меня от наслаждения жизнью.

Как хорошо, что человек, всегда стремившийся помогать мне, оказался рядом! Я понял, что недостаточно просто считать себя взрослым. Им нужно становиться! И это не всегда дается легко. Но самое удивительное открытие, сделанное мной тогда, относилось к области межличностных отношений: оказывается мы взаимозависимы, потому что так сотворены Богом" Никто не может утверждать, что способен жить сам по себе! И это применимо к любой сфере человеческой жизни.

Мы как-то естественно рассуждаем о богатых и бедных, о своих и чужих, о друзьях и врагах. В течение многих веков человечество разрабатывало правила и нормы поведения. Мы знаем, как относиться к другу и как - к врагу. Нередко причиной нашего беспокойства, отсутствия мира в душе является не то, что мы упустили что-то сделать для друга, но недоумение из-за того, почему мы не поступили с нашим врагом так, как он этого заслуживает, проявив в глазах окружающих "справедливость".

Людям, приходившим к Иисусу, казалось, что причиной всех их бед являются глобальные проблемы. Но Иисус был Богом. Это Он привел в движение миры (см. Евр. 1:1 -3) и дал дыхание роду человеческому (см. Деян. 17:26-28). Посему за Его словами, потрясающими нас своей простотой, скрывается мудрость Бога, забота Которого о каждом из нас превосходит заботу матери о ее детях (см. Ис. 49:15). Об этом мы читаем в Евангелии от Луки:

"Любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас. Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку. Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад, И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними... Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете... Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или, как можешь сказать брату твоему: "брат! дай, я выну сучок из глаза твоего", когда сам не видишь бревна в твоем глазе? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего... Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое; ибо от избытка сердца говорят уста его" (Лк. 6: 27-31,37,41, 42,45).

Сегодня мы довольно часто слышим, что после 11 сентября 2001 года мы уже живем в ином мире. На самом же деле уже шесть тысяч лет человечество живет не в том мире, каким он был задуман Богом!

На наших глазах создается мощная коалиция государств. Десятки и сотни тысяч вооруженных молодых людей ожидают команды "вперед!". И осталось лишь найти виновного, который, конечно же, будет найден. Может быть, им окажется и не главный виновник, и не самый сильный, но он обязательно испытает на себе всю мощь возмездия!

Раздаются, правда, очень слабые голоса о том, что опять, как это случалось в прошлом, пострадают прежде всего простые, совершенно невинные люди. Они погибнут не ради каких-то великих целей, но всего лишь пополнят список уже имеющихся жертв, таких же бессмысленных и трагичных. Все они - жертвы возмездия. Эта печальная картина открывает нам бездну греховности человеческого сердца, которое способно ради ущемленного самолюбия, уязвленной гордости посягнуть на самое святое - жизнь. -

Разрешая таким путем конфликт за конфликтом, возникающие осложнения в своих отношениях, людям кажется, что они тем самым наиболее эффективно, обеспечивают собственную безопасность, и у них от этого на душе становится спокойнее. Однако все происходит совершенно наоборот! Обстановка в мире становится все напряженнее, на земле не остается ни одного места, где жизнь была бы спокойной и безопасной, душа человеческая теряет покой и не перестает томиться в ожидании неминуемой беды.

Где же выход? Этому нас учит Иисус: "Пойдите, научитесь, что значит: "милости хочу, а не жертвы"?"(Мф.9:13).

Человечеству, не знающему или забывшему, что значит прощение, а потому находящемуся в смятении и страхе, Иисус хотел бы сказать нечто важное. И прежде всего тем, кто следует за Ним, называя Его Своим Господом. Как слушавшим Его две тысячи лет назад, так и нам, людям XXI века, Он говорит: "Что вы зовете Меня: "Господи! Господи!" и не делаете того, что Я вам велю?"

Несколько лет назад у меня состоялась продолжительная беседа на религиозную тему с хорошо известным композитором и музыкантом. Он вместе со своей музыкальной группой побывал с концертами во многих странах мира. Своими глазами он видел жизнь людей, в том числе и верующих, заходил в их храмы, присутствовал во время молитв, И когда в завершение нашей встречи я спросил его, что он думает о современных людях, верующих в Бога, последовал незамедлительный ответ: "Религия, вера в Бога, превратилась для современного человека в модное увлечение, даже в хобби, которым занимаются тогда, когда более важные дела уже сделаны".

Я вспомнил рассказ об одном летчике. Во время войны его самолет был сбит над морем, и он, катапультировавшись, плавал на маленькой надувной лодке в ожидании помощи. Видя безысходность своего положения, он молился: "Господи, Ты знаешь, что вот уже тридцать лет я Тебя не беспокоил. Если Ты мне поможешь сегодня, то обещаю, что не буду беспокоить Тебя до конца своей жизни!"

Своим отношением к Богу, к тому, что Он говорит нам, а также своей жизнью мы можем давать основание предполагать, что вера в Бога, религия - для нас всего лишь увлечение. Увлечение, которое быстро возникает, столь же быстро проходит. Правда, иногда мы вспоминаем, что принадлежим к какой-то церкви, но это так, на всякий случай, вдруг пригодится.

В результате мы лишены - и это самый главный печальный итог- надежной духовной базы, нам не на что опереться. Личные вопросы в течение многих лет остаются нерешенными, отношения в наших семьях натянутые, а любое серьезное происшествие в мире или в стране мы склонны рассматривать как трагедию (что во многих случаях справедливо, потому что это меняет привычный порядок вещей). Неизбежным следствием этого являются подавленность и неуверенность в завтрашнем дне, зарождение сомнений в жизненных ценностях, а иногда и в самой жизни.

Человеческой природе присуще подвергать сомнению все, в чем нет стопроцентной ясности. Это один из защитных механизмов в процессе принятия решений и самих действий. Иногда сомнение -- это пограничный столб, не позволяющий нам ступить на запретную территорию; в этом случае это благо, а не грех. Но когда сомнение противопоставляется вере, когда мы сомневаемся "по привычке", отрицая с ходу все явные доказательства заботы о нас со стороны Господа, кто тогда может нам помочь? К кому нам идти?

Отсутствие действий, о котором говорит Иисус, и есть состояние сомнения. Духовная апатия не менее трагична, чем апатия физическая. Устоявшаяся привычка во всем сомневаться приводит к разочарованию и неверию, воздвигая стену между человеком и Богом. И человек остается один на один со своими жизненными проблемами, которые в конце концов одолевают его.

То, как это происходит, а также путь новых отношений с Богом, позволяющих испытать полноту радости жизни на земле и сохранять надежду на встречу с Ним, мы можем видеть на примере последних дней жизни величайшего из пророков, когда-либо "рожденных женами" (Лк. 7:28), - Иоанна Крестителя.

Ключевым моментом, в который проявилась сила веры этого человека, был период его заточения в темницу, куда он попал за свое пророческое благовествование. Призвав двух своих учеников, он "послал к Иисусу спросить: "Ты ли Тот, Который должен прийти, или ожидать нам другого?"" (Лк. 7:19).

Предполагают, что существует по крайней мере три причины, побудившие Иоанна спросить об этом. Во-первых, укрепить веру своих учеников: Иоанн знал, что теперь, когда он в заточении, они, не получая от него поддержки, будут слабеть духовно и начнут разочаровываться. Иоанн желал для своих учеников лучшего и потому знал, что для них, всем сердцем последовавших за Господом, очень важно быть всегда окруженным атмосферой Неба и благочестивыми людьми. Это не означает, что следует отрешиться от мира, но если христианин хочет быть полезным для общества и оказывать благотворное влияние на происходящее вокруг него, то он должен находить время для общения со своим Господом и единоверцами.

Вторая причина - личная. Своим вопросом Иоанн пытался побудить Иисуса к более решительным действиям. Сколько чудес было совершено Им ради совершенно незнакомых Ему людей! Иоанн, веривший в чудодейственные способности Иисуса, как бы говорил Ему: "Неужели Ты ничего не сделаешь для меня - того, кто верен Тебе? Неужели оставишь меня томиться и страдать в застенках?"

По-человечески это совершенно оправданные вопросы. Разве вы не Задали бы их? Разве не естественно, когда больной человек просит о выздоровлении, голодный - о хлебе, заключенный*- о свободе? Да, это естественно. И наше ожидание встречи с Иисусом во время Его второго пришествия на Землю, когда насилие исчезнет и все печальные последствия греха забудутся, - самое яркое этому подтверждение.

Подумайте о страдающем мире! Люди, живущие на Земле, находятся в страхе перед силами зла. Мы все с вами, подобно Иоанну, ожидаем помощи. Мы ищем Спасителя, Который должен прийти и спасти нас; Прийти и сделать за нас то, что мы просто не в состоянии сделать для себя сами.

Чаще всего мы ищем причину существующего в мире зла вне своего дома, за пределами своей страны, забывая, что источником, питающим это зло, является наше собственное сердце. Чтобы изменить мир, нужна прежде всего перемена сердца. Ведь только когда что-то страшное происходит с нами или с кем-то из близких нам людей, мы в отчаянии спрашиваем: "Почему я, Господи?" Справедливый вопрос! Справедливо, когда об этом спрашивает мать, чей ребенок умирает от ВИЧ-инфекции, или молодая вдова, потерявшая мужа на войне дети которого остались без отца. Да и. в повседневной жизни, где опасность подстерегает на каждом шагу, слышится тот же вопрос. Однако, даже прожив немало лет и имея достаточный опыт, мы не всегда можем дать на него ответ.

Но в тот самый момент, когда совершающееся в отношении нас зло окутано тайной и страдания кажутся невыносимыми, нам вспоминается как утешение пример чьей-то самоотверженной жизни... Последние дни жизни Иоанна; проведенные в одиночестве, в заточении, - один из таких примеров. Вот что по этому поводу мы читаем в книге христианского автора: "Иисус ничего не предпринял для освобождения Своего слуги. Он знал, что Иоанн перенесет это испытание. Он охотно освободил бы своего верного слугу, но Иоанн должен был испить чашу мученичества ради тех тысяч людей, которым в грядущих веках предстояло идти на смерть. И когда последователи Иисуса будут томиться в одиночных тюремных камерах или погибать от меча, на виселицах или на эшафоте, когда им будет казаться, что они оставлены Богом и людьми, мысль о том, что Иоанн Креститель, верность которого засвидетельствовал Христос, пережил то же самое, будет поддерживать их" (Е. Уайт, "Желание веков", с. 224).

Смерть Иоанна Крестителя была не только примером мужества и христианского терпения, но и ответом на вызов, брошенный дьяволом. Не все в этой жизни покоряются злу, будучи сломленными его ударами! Жизнь таких стойких людей мы называем славной, а их смерть - мученической.

Но хотя Иоанн являл собой пример стойкости в борьбе против зла, заявившего о своем праве на господство в окружающем мире и даже над душами людей, победа далась ему нелегко.

Существует еще одна причина, побудившая Иоанна послать своих учеников к Иисусу с вопросом: "Ты ли тот, Который должен прийти, или нам ожидать другого?" Здесь Иоанн предстает как человек, которым на пути к победе, к небесному дому, овладевают сомнения.

Иоанн, дитя пустыни, ходил, куда хотел и когда хотел, вдыхая полной грудью свежий воздух свободы. Теперь же он был заточен в маленькую камеру-клетушку, свет в которую поступал через небольшую прорезь в стене. Чтобы увидеть на мгновение полоску неба, необходимо было с усилием подтянуться на руках. Сомнения стали одолевать Иоанна, и вопрос "Ты ли тот?" - это результат его душевного состояния.

Нам трудно поверить, что Иоанн мог спросить об этом. Невероятно, что он позволил говорить в себе сомнению, а не вере! Ему, знавшему о своей миссии от рождения и названному Ангелом, Предтечею, готовившему путь к пришествию Сына Божьего; ему, крестившему Иисуса Христа и видевшему Его помазание Духом Святым; ему, сознательно ушедшему с пути, чтобы Он, Мессия, Христос, мог расти и возвышаться, не пристало спрашивать подобное!

"Ты ли тот?" Сколько горечи, трагизма в этом вопросе! Где же бесстрашие, мужество, безбоязненность? Где былая напористость, приводившая в смущение сильных мира сего? Где сила веры, породившая столь великого проповедника, перед вестью которого не могли устоять тысячелетние традиции древней религии?

Неужели - спрашиваем мы сегодня, помня, кем был Иоанн, и взирая на последние дни его жизни, - обстоятельства могут оказаться сильнее нашей веры? Тюремные стены, боязнь потерять работу, семейные трудности, тревога о будущем, - могут ли эти факторы поколебать веру и стать причиной ее слабости?

В тот день, стоя на городской площади и смотря в глаза народу, Иисус сказал: "Да, это так!" Это может произойти с каждым. И ничто на земле - ни духовное положение (а Иоанн был величайшим из пророков), ни годы христианского опыта - не может воспрепятствовать сомнениям и служить гарантом непоколебимой веры.

Где же тогда выход? Что же делать? Думаю, для . Иисуса был очевиден ответ сомневающемуся Иоанну и тем, кто был послан им. Он просто сказал: "Смотрите, что происходит вокруг. Обратите внимание на то, что вы видите и слышите, и об этом расскажите Иоанну". Да, ваше личное горе может быть болезненным и глубоким, беда - страшной, одиночество-горьким; но если вы найдете силы, чтобы увидеть и услышать происходящее вокруг вас, то станете свидетелем тысяч доказательств того что не одиноки в своей борьбе. Помощь может прийти в любой момент, и иногда из самых неожиданных источников. Чаще всего мы получаем ее в ином виде, нежели предполагают наши знания и опыт.

Чувства, переживания и ожидания Иоанна отражают, как в зеркале, состояние современного человека. То, что происходит в мире в последнее время, толкает человеческое сообщество к ожиданию помощи и к поиску путей ее оказания. Мы слышим громкие заявления о неизбежной победе, видим приведенное в действие мощнейшее вооружение и считаем этот путь единственно эффективным. Так боролись со злом во все века. Но мы знаем, что сего дня этот путь уже не дает стопроцентной отдачи. Скорее всего происходящее - лишь очередная попытка, но не решение самой проблемы. Отсюда - страх, паника, бессилие и чувство обреченности. Ибо корни зла лежат гораздо глубже, и их нельзя выкорчевать ни бомбами, ни ракетами.

И, подобно Иоанну, которому трудно было признать во всем увиденном и услышанном в тот день его учениками руку Божью, протянутую для помощи, нам нелегко признать весть Библии о Втором пришествии Христа в наш мир в качестве откровения о единственно возможном пути Господа к решению проблемы зла и утверждению мира на земле.

Первое, на что Иисус пожелал обратить внимание Иоанна, была просьба римского офицера, командовавшего сотней солдат, который прислал к Иисусу друзей попросить об исцелении своего слуги. Выслушав просьбу, Иисус указал присутствующим- на сильную веру сотника. Сегодня подобный жест может показаться естественным, однако в то время и тем более для правоверных иудеев такой поворот событий был слишком смелым и неожиданным, смутившим, несомненно, и самого Иоанна.

В те дни считалось, что в мире существуют только две нации - иудеи и язычники, между которыми не было ничего общего, если не считать взаимной ненависти. Чем же тогда римский офицер, язычник, мог помочь Иоанну? Возможно, Иисус хотел, чтобы Иоанн увидел в этом человеке то, чего ему более всего недоставало в этот кризисный час и что могло бы наиболее действенно на него повлиять.

Говоря о времени Своего второго пришествия в мир, Иисус справедливо предваряет наш вопрос: "О чем ты говоришь, Господи?" своим вопросом: "Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?" (Лк. 18:8). Вопрос не в том, что мы об этом думаем или каковы наши пожелания. Это вопрос, требующий вполне конкретного ответа, тем более, когда об этом спрашивает Господь!

Даже охватившее мир стремление к утверждению справедливости не может заменить собой веру в Бога. Ибо вера, по мнению одного из библейских авторов, - это щит, которым возможно "угасить все раскаленные стрелы лукавого" (Еф. 6:16).

Люди, пришедшие к Иисусу от имени сотника и просившие об исцелении его слуги, также выдвигали аргумент справедливости как причину для исполнения своей просьбы. "Он достоин, - говорили они, ,имея в виду сотника, - ибо он любит "народ наш и построил нам синагогу" (Лк. 7:4,5). Но не более этого... И так было во все века: даже в духовных вопросах, вопросах религии нам легче мыслить категориями дел и воздаяния, нежели веры и милости!

Имеющий веру забывает о сделанном им самим и помнит о Господе, Который может все. Поступки такого человека, по мнению окружающих, странны, и просьбы его нелогичны. Ибо вера, имея иную природу, всегда иррациональна. . Сотник, слуга которого был болен, посчитал себя недостойным и послал к Иисусу друзей, чтобы сказать: "Не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой... но скажи слово, и выздоровеет слуга мой. Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: "пойди", и идет; и другому: "приди", и приходит; и слуге моему: "сделай то", и делает. Услышав сие, Иисус удивился ему и, обратившись, сказал идущему за Ним народу: сказываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры" (Лк. 7:6-9).

Чтобы понять значение сказанного сотником и причину удивления Самого Иисуса, необходимо вспомнить о том, что в римской армии действовало строгое соподчинение. Именно соподчинение и железная дисциплина обеспечивали успех многих, если не большинства сражений. Рядовой солдат, принимая и выполняя приказы своего командира, был уверен, Что тем самым подчиняется и распоряжениям самого императора. Подобное отношение к слову императора - верховного главнокомандующего - было естественным на всех уровнях армейской иерархии. Действовать по-иному означало бы выступить против авторитета кесаря.

Теперь же, думая о власти Иисуса и говоря: "Скажи слово", сотник стал живым упреком неверию тех, кто принадлежал народу Божьему, но не желал признать в Иисусе Сына Его, имеющего власть Неба. И даже Иоанн, все еще ожидавший ответа на вопрос: "Ты ли тот?", будет покорен верой этого человека...

Просьба сотника выражала "уверенность в невидимом" (Евр. 11:1). Он словно говорил: "Я знаю, кто Ты, Иисус. Твоя сила - это сила Самого Бога. Ты - живой представитель Творца Вселенной, сотворившего Своим Словом небо и землю. Поэтому и сейчас слова Твоего будет достаточно, чтобы болезнь отступила и слуга был здоров".

Как часто Господь ждет такого же признания и от, нас! Он а постоянной готовности действовать - настолько широко, насколько мы открыты для этого. Всю власть Неба Отец передал Сыну Своему -Иисусу. Он как посол, обладающий неограниченными полномочиями, однако ожидающий получения верительной грамоты - веры нашей, которая позволит Ему эти полномочия осуществить.

Как изменился бы мир вокруг нас, если бы мы чаще позволяли говорить вере, если бы мы нашли силу разрушить комплексы, удерживающие проявление силы Божьей! Жизнь была бы полна чудес, которых мы так давно ожидаем. Именно это имел в виду Апостол Павел, когда писал молитвенное пожелание Церкви: "Верою вселиться Христу в сердца ваши" (Еф. 3:17). Когда Христос верою вселяется в сердце, каждый день жизни превращается в чудо. Это состояние не имеет ничего общего с таинственным переживанием спиритов, общающихся с миром духов, или отрешенностью йогов, находящихся в состоянии глубокой медитации. Более того, человек, позволивший Иисусу войти, не будет иметь ничего общего с невыносимой грубостью окружающей действительности и несправедливостью, стремящейся стать нормой жизни. Чудом станет гармония чувств и отношений, когда мир сердца постоянен, радость каждой встречи искренна, а восприятие окружающего мира настолько реально, что побуждает к проявлению любви при любых обстоятельствах.

Вот это Иисус и хотел донести до сознания Иоанна, томившегося в темнице. Вместе с тем Иисус хотел поведать ему и о тех, кто находился в более стесненных обстоятельствах, нежели он, и кому они вдвоем призваны служить.

Если бы в тот день вы находились рядом с Иисусом, то обратили бы внимание на то, что Он часто смотрит на солнце, стремительно склоняющееся к западу. О причине этого в Евангелии от Луки кратко говорится следующее: "После сего Иисус пошел в город-, называемый Наин" (7:11). Если принять во внимание, что в те времена люди путешествовали пешком, то Иисусу, Его ученикам и множеству народа, следовавшего за Ним, потребовалось не менее шести часов, чтобы достичь окраин этого города. И когда они подходили к городским воротам, то увидели, как "выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова" (Лк. 7:12).

Мы читаем историю, неоднократно повторяющуюся в жизни. На фоне происходящего в мире чью-то мирную смерть мы готовы считать благом. Но трагедия смерти, в любом ее проявлении, не имеет временного измерения для человека, остающегося один на один с нагрянувшей на него утратой. Как же поступает Иисус?

Как тогда, так и сегодня, слова "единственный сын... а она вдова" имеют один и тот же смысл, в них выражена извечная мировая печаль. С тех пор, как первая мать склонилась над умершим сыном, еще не было дня, когда бы не разрывалось от страданий чье-то материнское сердце. Мы живем в мире разбитых сердец!

Я помню, когда вместе с родителями приехал к моей бабушке. В тот день она хоронила одного из своих сыновей, прожившего чуть более сорока лет. Бабушка одиноко сидела у гроба, смотрела вокруг ничего не видящими глазами и повторяла: "Господи, а мне-то зачем позволяешь жить?" И только сегодня мне в какой-то степени понятно, что происходило в ее душе, когда она осталась в полном одиночестве в четырех стенах своего дома...

Теперь мне легче понять Иисуса, торопившегося отправиться в дорогу. Кладбище, к которому направлялась описанная в Евангелии траурная процессия, и сегодня находится в десяти минутах ходьбы от окраины города. Всего десять минут... Подумайте, что произошло бы, если бы Иисус задержался всего на десять минут!

Вот в этих десяти минутах и содержалась сила послания Иисуса к Иоанну, В этом действии Иисуса - суть христианской веры!

Наш Господь никогда не опаздывает. Он всегда поспевает вовремя туда, где горе. Он всегда рядом с теми, кого постигла беда. Иисус замечает их точно так же, как и ту плачущую женщину, над которой Он склонился, говоря: "Не плачь!" Кто скажет нашим женщинам такое?

Мир становится все более жестоким и бессердечным, всегда берущим, но редко дающим... Безразличие как норма человеческих отношений - это трагедия нашей эпохи; Идеологические основы такой позиции были, однако, заложены еще а античную эпоху, когда стараниями греческих философов в сознание людей усиленно внедрялась концепция безразличия Бога, представление о том, что Бог черств, спокоен и не способен к проявлению чувств вне зависимости от того, что происходит с людьми на нашей земле.

Особенно в этом преуспели стоики, учение которых было самым популярным во дни Иисуса. Стоики учили, что если кто-то способен вызвать в другом человеке любовь, сожаление, сочувствие или даже ненависть, то первый из этих людей сильнее второго. А кто может быть сильнее Бога? Никто. Следовательно, никто и никакими способами не сможет вызвать у Него ни положительных, ни отрицательных эмоций. Бог, согласно этой точке зрения, безразличен. Он тверд, как скала, и до Него не доходят никакие человеческие переживания !

Но это совершенно противоречит удивительному явлению на земле Сына Божьего, Который неоднократно повторял: "Я и Отец - одно" (Ин. 10:30), "видевший Меня видел Отца" (Ин. 14:9). Он не был безучастен к человеческому горю. И мы вовсе не безразличны Богу, Отцу нашему!

Если вам придется пережить горе или утешать скорбящего, вспомните Иисуса, склонившегося над плачущей женщиной! Вопреки всему, скажите "нет!" сомнению и всем сомневающимся и слабо-верным. Скажите, что Иисус всегда там, где льются слезы, где утешение человеческое бессильно, потеря безвозвратна, ситуация безвыходна! В отличие от человеческих обещаний, часто ничем не подкрепленных и лишь приукрашенных красивыми словами, Иисус предлагает вам реально воспользоваться Его силой. Он не просто говорит: "Я могу", но берет и совершает. Не просто обещает, но дает то, что никто другой никогда дать не сможет- жизнь.

"И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились; и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань. Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его" (Лк. 7:14,15).

Какое яркое свидетельство Божественности! Мы здесь видим могущественное заверение Спасителя в том, что Он, имея силу, готов проявить ее и начать действовать по первому зову нуждающегося.

Присутствие Иисуса превращает печаль в радость. Смерть отступает прочь, ибо Он, будучи самой жизнью, животворит все вокруг.

Как бы беседуя с Иоанном, Иисус мягко укоряет его: "И блажен, кто не, соблазнится о Мне!" (Лк, 7:23). После всего увиденного и услышанного блажен тот, кто верует, но не потому, что стал свидетелем чуда, а по, той причине, что еще раз увидел творческую работу своего Господа. Блажен, кто верует не ради награды или получения свободы, не ради лучшего положения в обществе, но во имя любви, рискуя своей свободой и жизнью. Христианская надежда на спасение никогда не давалась на иных условиях. Любовь - это краеугольный камень евангельской вести о вечной жизни, начало которой будет положено Вторым пришествием Христа в мир. Но как только в структуру духовной жизни проникают элементы "выгоды" или "заслуг", надежда будущей благословенной жизни с Господом теряет свою привлекательность, а иногда и смысл.

Слова Иисуса "меньший в Царствии Божием больше его (Иоанна Крестителя)" (Лк. 7:28) являются этому подтверждением. Иоанн строил свою веру на обещаниях пророков, и она выражалась в смиренном ожидании. Именно так характеризовал апостол Павел отца всех верующих - патриарха Авраама: "Он, сверх надежды, поверил с надеждою" (Рим. 4:18). И только тот, кто, подобно Аврааму, не изнемогал и не уставал в вере, получал обещанное!

Но вот пришел Иисус... Свершилось то, к чему устремлялись взоры пророков и сердца верных! Христос, Помазанник Божий, стал обещанным жертвенным Агнцем, а Голгофа - местом, где Он был принесен в жертву искупления.

Мы стали свободны от греха, но все еще находимся на этой земле. Не с Богом в Его Царствии, но с надеждой получить его. Теперь каждый приходящий к Богу смотрел на Голгофу, на жертву Христову как гарантию исполнения всего, что было обещано Самим Иисусом. А Он за несколько часов до смерти Своей сказал: "Да не смущается сердце ваше... В доме Отца Моего обителей много... Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я" (Ин. 14:1-3). И, ничего не требуя взамен, Он только молвил: "Веруйте в Бога и в Меня веруйте" (Ин. 14:1).

Вера, о которой говорил Иисус, - это не деяние, а отношение. Это то, что мы называем религией. И подобно тому, как в земной жизни при искренности отношений двух любящих друг друга людей неизбежно благословение, так и жизнь верующего, сделавшего Иисуса своим Другом, выражается в деяниях любви, а стремление к встрече с Господом в день Его явления есть желание доставить Ему большую радость своим личным присутствием.

Именно это имел в виду апостол Павел, когда писал: "Ибо никто из нас не живет для себя, и никто не умирает для себя. А живем ли - для Господа живем, умираем ли - для Господа умираем. И потому, живем ли или умираем, - всегда Господни" (Рим. 14:7, 8).

Глава 7 Евангелия от Луки заканчивается весьма показательной, хотя и странной на первый взгляд историей. Иисус все так же обходит вниманием сильных мира сего, хотя они и присутствуют на переднем плане. Гостеприимству этих людей можно подражать, манерам завидовать, но совершенно невозможно следовать их духовному опыту. При всем разнообразии возможностей они частично или даже совершенно лишают себя благословений Его присутствия! Их сердце закрыто для любви. В своей самоправедности они возносят себя на высоту, недоступную даже Господу. Ближний ничтожен в их глазах, а потому радость прощения и свобода от власти греха им неведомы.

Человек, пригласивший Иисуса к себе в дом, чтобы вкусить с Ним пищи (см. Лк. 7:36-50), знал о грехах незванно пришедшей женщины, которая помазала миром ноги Иисуса. Знал об этом и Иисус. Но в то время, когда гордое человеческое сердце готово объявить о своей святости, Святой Бог скорбит с грешником, ищущим помощи, и приносит ему прощение.

В последующей беседе с Симоном, хозяином дома, Иисус согласился с тем, что грех действительно проистекает из дурных поступков, достойных осуждения. При этом каждый совершенный грех усиливает осознание человеком своего долга перед совестью, Законом Божьим, Самим Богом. Грех - это и есть долг, угнетающий своим бременем. Его необходимо или вернуть, или получить прощение. Но как можно "вернуть" дурной поступок? Как "возвратить" обидное слово? Что делать, если ты ввел во искушение ближнего, заставив его совершить непоправимую ошибку?

Что же дальше происходило в этом доме? Симон смотрит на женщину, прикасающуюся к Иисусу, и говорит про себя: "Если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница" (Лк. 7:39).

Обратите, во-первых, внимание на сходство сомнений, прозвучавших в вопросах Иоанна Крестителя и Симона. Иоанн вопрошает: "Ты ли Тот?" А Симон подумал: "А пророк ли Он?" Поэтому, отвечая Симону, Иисус одновременно дает ответ и на вопрос Иоанна.

Во-вторых, откуда Симону было известно о грехе пришедшей к нему в дом женщины? Догадаться совсем нетрудно! Когда мужчина говорит о грехе женщины, то он редко пользуется чужими сведениями. Симон и был тем человеком, который ввел ее в грех. Господь Иисус знал об этом! Он также знал и о том, с чем не желал согласиться Симон - ученый муж, выдававший себя за благочестивого, но чье духовное состояние оставляло желать лучшего.

Грех страшен! Его уродство состоит в том, что он изолирует человека, сковывает его словно цепями, причиняя невероятные мучения. Рушатся узы дружбы, исчезает радость и не остается больше места для любви; А многие совершают очередной роковой шаг, безобидный на первый взгляд; но ведущий в духовную трясину, не выпускающую из своих объятий.

Вместо того, чтобы с плачем, у ног Иисуса (как это сделала описанная в Евангелии женщина), выразить свое раскаяние и сожаление о содеянном, люди предпринимают длинный, окольный путь, подыскивая для себя всевозможные и, как им кажется, приемлемые и вполне благовидные варианты оправдания совершенных ими поступков.

Симон, пригласив Иисуса в свой дом, рассчитывал, что присутствие столь высокого гостя, всеми уважаемого человека, возможно, святого посланника Неба, отведет от него подозрения и заглушит угрызения совести, не дававшие ему покоя. Что ж, это так напоминает наши повседневные поступки! Однако и их Бог использует, чтобы помочь нам.

Женщина, с которой согрешил Симон, является в дом, где был совершен грех, непрошенным гостем и прикасается к Иисусу! Рушится последняя надежда Симона получить хотя бы временное освобождение. Но здесь начинает говорить Иисус. В своем обращении к Симону Он показывает, насколько ограничена людская мудрость по сравнению с Божественной, насколько грубы поступки человека, совершающего, на первый взгляд, благородное дело, однако обусловленное получением личной выгоды.

"Симон, - обращается к нему наш Господь, *- ты пригласил меня, чтобы накормить, но твои побуждения не были искренними. Но я понимаю тебя... Как никто другой я понимаю то, что происходит в твоем сердце! О, если бы ты мог хоть на мгновение забыть о своем разочаровании! Тебе хотелось использовать меня, чтобы получить долгожданную свободу. Ты не желал видеть эту женщину, к которой ты питаешь неприятные чувства. Но посмотри, насколько усугубилось твое положение! Я пришел в твой дом, а ты не дал мне воды умыть ноги. Ты не обнял меня, как гостя. Как же ты собираешься сохранить уважение к себе?

Я хочу, чтобы эта история помогла и тебе, и тем, кто слушает нас, и тем, кому будет рассказано о ней, понять, что миром по-прежнему правит любовь. Когда Мессия, Божий посланник во плоти, явился в сей мир, Небо посетило землю. Вечность вторглась в земное время, открыв источник силы, дарующей победу. Ты можешь обрести Мою любовь и силу, победить и быть свободным. Я дарю тебе Мое прощение. Готов ли ты принять его? Мне не нужно ничего взамен. Вера твоя спасет тебя!"

Можно только представить, что испытал Иоанн, услышав об этой истории! Нет сомнения, что друзья говорили ему: "Господь помнит тебя! Он по-прежнему с тобою. То, что ты так желал увидеть, уже происходит на улицах наших городов и селений. Люди следуют за Ним с радостью! Мы слышали, что Он говорил им, но это нужно и тебе, Иоанн. По словам твоего Господа, для победы нужна вера, творящая чудеса и исцеляющая сердце!"

Вера, сметающая с пути препятствия и возносящая в небо,

Вера, с которой нет страха и бессильно сомнение.

Вера, закрывающая дверь разочарованию и открывающая ее для мужества.

Вера, делающая нас стойкими в испытаниях и кроткими в мирные дни,

Вера, во имя которой приятно служить другим, совершая дело Божье с усердием.

Дни испытаний вера способна сделать временем, когда, склонившись у ног Иисуса, мы откроем тайну любви Божьей, из которой будем черпать силу для себя, чтобы служить ближним и творить волю Господа. И пусть слова "Ты ли Тот?" станут трепетным признанием славы Того, Кто обещал быть с нами, Кто не ради красивой фразы может сказать: "Прощаются тебе грехи твои" и дать свободу!