Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 14 июля 2024
Главная Поэзия "Поэзия небес" Осип Эмильевич МАНДЕЛЬШТАМ
Осип Эмильевич МАНДЕЛЬШТАМ PDF Печать Email
 

1891 - 1938


* * *

Неумолимые слова...
Окаменела Иудея,
И, с каждым мигом тяжелея,
Его поникла голова.
Стояли воины кругом
На страже стынущего тела;
Как венчик, голова висела
На стебле тонком и чужом.
И царствовал, и никнул Он,
Как лилия в родимый омут,
И глубина, где стебли тонут,
Торжествовала свой закон.

Лето 1910, Цеилендорф


* * *

С.П.Каблукову

Убиты медью вечерней
И сломаны венчики слов.
И тело требует терний,
И вера - безумных цветов.
Упасть на древние плиты
И к страстному Богу воззвать,
И знать, что молитвой слиты
Все чувства в одну благодать!
Растёт прилив славословий -
И, вновь, в ожиданьи конца,
Вином божественной крови
Его - тяжелеют сердца;
И храм, как корабль огромный,
Несётся в пучине веков.
И парус духа бездомный
Все ветры изведать готов.

"1910. Гангё"


* * *

Образ твой, мучительный и зыбкий,
Я не мог в тумане осязать.
" Господи!" сказал я по ошибке,
Сам того не думая сказать.
Божье имя, как большая птица,
Вылетело из моей груди.
Впереди густой туман клубится,
И пустая клетка позади...

1912


* * *

Вот дароносица, как солнце золотое
Повисла в воздухе - великолепный миг.
Здесь должен прозвучать лишь греческий язык:
Взят в руки целый мир, как яблоко простое.
Богослужения торжественный зенит,
Свет в круглой храмине под куполом в июле,
Чтоб полной грудью мы вне времени вздохнули
О луговине той, где время не бежит.
И Евхаристия как вечный полдень длится -
Все причащаются, играют и поют,
И на виду у всех божественный сосуд
Неисчерпаемым веселием струится.

1915


* * *

Эта ночь непоправима,
А у вас ещё светло!
У ворот Ерусалима
Солнце чёрное взошло.
Солнце жёлтое страшнее
Баю-баюшки-баю.
В светлом храме иудеи
Хоронили мать мою!
Благодати не имея
И священства лишены,
В светлом храме иудеи
Отпевали прах жены;;
И над матерью звенели
Голоса израильтян.
Я проснулся в колыбели,
Чёрным солнцем осиян.

1916


* * *

В хрустальном омуте какая крутизна!
За нас сиенские предстательствуют горы,
И сумасшедших скал колючие соборы
Повисли в воздухе, где шерсть и тишина.
С висячей лестницы пророков и царей
Спускается орган. Святого Духа крепость,
Овчарок бодрый лай и добрая свирепость,
Овчины пастухов и посохи судей.
Вот неподвижная земля, и вместе с ней
Я христианства пью холодный горный воздух,
Крутое "Верую" и псалмопевца роздых,
Ключи и рубища апостольских церквей.
Какая линия могла бы передать
Хрусталь высоких нот в эфире укреплённом,
И с христианских гор в пространстве изумлённом,
Как Палестрины песнь, нисходит благодать!

1919

* * *

Небо вечери в стену влюбилось -
Всё изрублено светом рубцов -
Провалилось в неё, осветилось,
Превратилось в тринадцать голов.
Вот оно - моё небо ночное,
Пред которым, как мальчик, стою:
Холодеет спина, очи ноют.
Стенобитную твердь я ловлю, -
И под каждым ударом тарана
Осыпаются звёзды без глав:
Той же росписи новые раны -
Неоконченной вечности мгла...

9 марта 1937