Свобода во Христе - христианский проект

Понедельник, 17 июня 2024
Главная Нетематические книги Библия_с_пометками Ответ на молитву благочестивого капитана
Ответ на молитву благочестивого капитана PDF Печать Email

 

Ясным майским утром теплоход "Аляска Транспорт", на борту которого находился матрос Гарольд Вильсон, вышел из порта Золотые Ворота и взял курс на Мельбурн.

Это был не самый веселый день для Гарольда. Несмотря на напускную бесшабашность - следствие греховной жизни, в голове то и дело мелькали какие-то детские воспоминания, которых он никак не мог преодолеть.

Судно, движимое мощными турбинами, быстро уходило в океан, и родные берега постепенно скрывались из виду. Теперь впервые за много лет Гарольд почувствовал, как дорога ему мать. Он не сумел бы объяснить своего состояния, но теперь, когда она была далеко и нельзя было ощутить ее присутствия, он вдруг увидел ее в совершенно ином свете. Все-таки она была хорошей матерью, и если бы в его силах было повернуть корабль назад, он с радостью вернулся бы домой.

Конечно, это был всего лишь минутный порыв, но он показал, что материнская любовь не осталась напрасной. Это было то самое "слабое место", которого должно было коснуться влияние Святого Духа и посредством которого Он мог бы совершить Свою работу, ведущую Гарольда Вильсона к покаянию.

Слеза, украдкой скатившаяся по щеке юноши, была тут же стерта - он всеми силами старался отогнать от себя мысли о молитвах матери. "Смелее, старик, перестань быть мальчишкой", - сказал он себе, и, кажется, действительно преуспел в своем стремлении забыть все.

Судовая команда "Аляски Транспорт", как водится, была пестрым многонациональным сборищем, где почти для каждого пьянство, разгул и отвержение религии были обычным делом. В этой среде Гарольд оказался "своим парнем".

Вот так сюрприз! Роясь в своем ящике с одеждой в поисках какого-то предмета, Гарольд потянул его из-под матросской тельняшки, и на пол выпал небольшой сверток. "Этого я не видел раньше", - удивился юноша и принялся быстро развертывать бумагу. "Библия! О! Неужели мама считает меня идиотом, который будет терпеть этот вздор? Но, постой, ведь это шикарная книга. Интересно, сколько она стоит? Ого! Это забавно. Гарольд Вильсон, обыкновенный пьяница, к тому же вор, путешествует по морю с Библией. Мне стоит, пожалуй, попроситься в судовые проповедники!"

Он открыл книгу, чтобы просто взглянуть, как Библия выглядит внутри. И увидел написанные знакомой рукой слова: "Мой дорогой мальчик!.." Комок подкатил к его горлу - мысленно он перенесся в детство. Он увидел себя невинным ребенком, с удовольствием внимающим ласковым словам матери, которыми теперь, уже немало лет, он открыто пренебрегал. И снова слеза, непрошенная слеза, скатилась по его щеке. Гарольд невольно отвернулся, опасаясь, чтобы кто-нибудь из матросов не заметил его слабости. Но устоять против желания прочесть записку матери не смог. Не смог и положить книгу обратно - точнее, выбросить ее - пока не пролистал ее страницы. Он обнаружил на них пометки, сделанные заботливой материнской рукой. Некоторые тексты были подчеркнуты, а рядом на полях написаны замечания, слова истины, которые могла внести сюда только его мать.

- Я не хочу этого, - почти закричал он. - Неужели эта ничего не стоящая выдумка повсюду будет меня преследовать? И, швырнув книгу в ящик, он захлопнул крышку и отправился спать.

Прошел приблизительно месяц - тяжелый месяц для всего экипажа. Плавание совершалось в тяжелых условиях, и не однажды судну грозила опасность. В довершение всего, в трюме возник пожар.

На борту "Аляски Транспорт" находилась большая партия керосина, и огонь означал верную смерть для всех. Поэтому главные усилия по тушению пожара были сосредоточены на том, чтобы преградить огню путь к взрывоопасному грузу.

Капитан Манн, человек немногословный, был христианином и пользовался уважением и непререкаемым авторитетом среди своих подчиненных.

Учтивый, сдержанный, благородный, бесстрашный, он являл собой поразительное исключение в команде экипажа. Более тридцати лет он командовал судами, но пожар на корабле ему пришлось пережить впервые.

Крик "Пожар!" сразу мобилизовал все его мужество. И - это было свойственно ему в минуты опасности - он спокойно и быстро расставил людей по местам, где каждый занимался своим делом, доверившись капитану, потому что было нечто, чем он обладал в этот страшный час. На Гарольда Вильсона этот дух поддержки и доверия произвел особое впечатление.

Внезапно капитан исчез. И почти так же внезапно новая опасность поставила первого помощника перед необходимостью новых указаний капитана. Гарольда Вильсона срочно послали за капитаном. Бледный от страха, молодой человек помчался в его каюту. Дверь была приоткрыта. Гарольд готов был уже прокричать свое сообщение, как вдруг замер, потому что изнутри доносился голос. Это был голос молящегося! Чтобы окончательно убедиться в этом, юноша еще немного приоткрыл дверь. О! Капитан стоял на коленях, перед ним лежала открытая Библия, лицо его было обращено ввысь.

Шум двигателей и царящая сейчас на корабле суматоха сделали приход Гарольда незаметным - капитан продолжал свою молитву, в то время как зачарованный Гарольд смотрел на него.

Молитва коснулась отзывчивых струн сердца Гарольда. И могло ли быть иначе? Ведь капитан молился о том, чтобы Господь исполнил Свое обетование и спас жизнь экипажа. Жизнь Гарольда Вильсона также подпадала под эту черту. Впервые за время работы на корабле он был рад видеть молящегося человека.

Капитан выбрал из Библии 106-й псалом тексты 23-31. Вера в это обетование поддерживала его сейчас. Буря ли, огонь ли - не имеет значения. Бог приведет их "из бедствия их" "к желаемой пристани". Об исполнении этого обетования молился капитан Манн в присутствии Гарольда.

Но удивительное дело - слова 106-го псалма были в числе тех отрывков, которые пометила в подаренной сыну Библии г-жа Вильсон. Ответит ли Бог на молитву капитана?

Гарольд пробыл здесь лишь несколько мгновений, потому что капитан Манн поднялся, чтобы спешно вернуться к своим нелегким обязанностям. Гарольд передал ему сообщение и снова помчался на свое место. Несмотря на героические усилия команды, огонь быстро распространялся. Судно казалось обреченным. Еще несколько минут - и вспыхнет огромное количество керосина, тогда все будет кончено. Но вдруг раздался мощный взрыв. Крышки закрытых люков были сорваны и почти сметены с палубы. Команда, объятая ужасом, понимала только то, что теперь керосин охвачен огнем. Однако что же произошло? А произошла одна из тех счастливых неслучайностей, которые понятны только верующему человеку. Огромная паровая труба взорвалась и выплеснула огромное количество раскаленного пара и воды прямо в трюм, туда, где таилась наибольшая опасность. Невидимая рука осуществляла контроль над происходящим. Вскоре клубы черного дыма сменились облаками белого пара, и всем стало ясно, что корабль спасен.

Происшедшее казалось чудом, и люди не замедлили выразить свое изумление.

- Как, по-вашему, капитан, имеет ли старина Бог к этому какое-то отношение? - спросил грубовато ирландец Пэт Моран.

Возможно, капитан Манн ошибался в своих взглядах на жизнь верующего человека. Он не считал необходимым говорить со своими подчиненными о христианстве, предпочитая, чтобы они сами судили о его убеждениях по его практической жизни среди них. Но сейчас он был вынужден засвидетельствовать о своей вере.

- Друг, - сказал он ирландцу, - эту трубу сокрушила рука Всемогущего. Это не просто случайность. Есть Бог, который слышит молитвы и отвечает на них. Он обещал помогать тем, кто находится в море, и сегодня сдержал Свое слово.

Гарольд слушал это, и ему казалось, что его незримо преследует помеченная Библия.

- Но скажи, капитан, ты правда веришь в то, о чем говоришь? - снова спросил Пэт.

- О, да, уже долгие годы.

- Но где ты взял эту идею? Где этот Бог сказал тебе, что будет заботиться о нас, беднягах?

- Пэт, у меня была добрая, заботливая мать, которая научила меня молиться Небесному Отцу. Она же научила меня читать Библию, Книгу, написанную благочестивыми людьми, руководимыми Богом. В ней Бог говорит нам, что мы принадлежим Ему и должны Ему повиноваться, и Он будет заботиться о нас. Он обещает спасти людей, терпящих бедствия на море. Ты никогда не видел Библии, Пэт?

- Нет, конечно, но, поверь, я хотел бы хоть одним глазом взглянуть на всю эту чепуху.

И снова Гарольду Вильсону стало не по себе. Добрая мать, Бог, Библия, услышанная молитва - все это болью отзывалось в его сердце. Разве у него не было доброй матери? Разве она не учила его верить в Бога и молиться? Разве мало она просила читать Библию и прислушиваться наставлений этой книги?

Пэта Морана и других свободных от вахты в этот момент матросов капитан пригласил к себе в каюту посмотреть на книгу и записанное в ней обещание, которое спасло сегодня от смерти всех находящихся на борту. Гарольд отправился с ними.

Открытая Библия лежала на столе возле двери.

- Вот Книга, любить которую учила меня мать, - проговорил капитан, - и именно в ней записано Божье обещание, остановившее огонь и спасшее сегодня мою и ваши жизни.

И он, как было обещано, зачитал им те слова из Священного Писания, в которых всегда находил спасение.

Гарольд всматривался в лицо капитана. Какое хорошее лицо! Какой чистый взгляд! В нем, нет ничего отталкивающего. Каждая черточка на этом лице дышит благородством, честностью, искренностью. Да, это человек Библии, поступающий согласно ее учению, чистосердечный, готовый помочь каждому.

Гарольд покинул комнату и быстро пошел к себе, на ходу сунув в рот плитку жевательного табака.

Нервным движением открыв свой ящик, он вытащил положенную туда матерью Библию и стал искать в ней только что прочитанный капитаном отрывок. Наконец, найдя его, он прочитал на полях пометку: "Я всегда буду молиться, чтобы это обетование могло стать твоим убежищем в море и спасло тебя от бури или несчастья". В гневе захлопнул он книгу и бросил ее на пол - в гневе оттого, что не сумел вырваться из-под влияния матери. Все пережитое сегодня казалось кошмаром. Читая библейские тексты, Гарольд снова почувствовал, что в нем поднимается былая непримиримость, былая ненависть ко всему этому. Проклятие сорвалось с его губ, и, давая выход накопившемуся гневу, юноша схватил брошенную Библию, метнулся к распахнутой двери и рывком бросил книгу далеко в море.

- Теперь я покончил с этим наваждением, - пробормотал он и, воображая, что совершил нечто заслуживающее одобрения, вразвалочку зашагал по палубе.