Свобода во Христе - христианский проект

Вторник, 27 февраля 2024
Главная Библиотека адвентиста Мир Елены Уайт Воцарения на Тысячелетнее царство
Воцарения на Тысячелетнее царство PDF Печать Email


В первой главе мы отметили, что тема Тысячелетнего царства поглощала внимание населения Соединенных Штатов перед гражданской войной. После войны этот интерес не исчез, но принял несколько другой оттенок.

Перспективы премилленаризма

Несмотря на Великое разочарование, когда Христос не пришел на землю в 1844 г., миллеритский адвентизм продолжал жить. Однако после этой даты он перестал быть единым движением. Миллеризм раскололся на несколько деноминаций, причем движение адвентистов седьмого дня, выросшее из самой слабой ветви, стало наиболее сильным ко времени смерти Елены Уайт в 1915 г.

В тот период некогда сильная евангелическая адвентистская деноминация почти прекратила свое существование, а адвентистское христианское движение потеряло духовную силу. С другой стороны, адвентисты седьмого дня приступили к своей постоянно развивающейся программе всемирной миссионерской деятельности, и именно поэтому их ряды продолжали расти. В книге "Лихорадка вокруг Тысячелетнего царства и конец мира" я объяснил, что причина успеха Церкви адвентистов седьмого дня заключалась в том, что адвентисты остались верны пророческим открытиям Миллера и смотрели на себя как на народ, имеющий пророческие корни и поручение, записанное в Откр. 14:6-12, - проповедовать трехангельскую весть по всей земле. В противоположность им другие миллеритские группы оставили миллеритское толкование библейского пророчества и в целом утратили фундамент своего существования как отдельного религиозного общества. Другими словами, тайна успеха Церкви адвентистов седьмого дня заключалась в понимании своего пророческого предназначения. Елена Уайт оказывала основное влияние, помогая адвентизму осознать это предназначение и связанную с ним обязанность нести людям трехангельскую весть.

Несмотря на относительный успех в конце XIX в., адвентисты седьмого дня после гражданской войны не были самой большой или самой влиятельной религиозной группой в Соединенных Штатах. Эти признаки были характерны для движения диспенсационализма, которое начало свой быстрый, присущий ряду вероисповеданий рост в 1870-х и 1880-х годах. Консервативные христиане в Америке были открыты для премилленаризма. Многим казалось, что мир становится хуже, а не лучше. В результате они были склонны отвергать постмилленаризм с его учением о том, что состояние мира улучшается до установления Царства Божьего на земле. Они принимали теологию премилленаризма, исповедовавшую, что решением мировых проблем станет Второе пришествие Иисуса в начале Тысячелетнего царства.

Но куда они могли повернуть? Ведь большинство протестантов считало, что 1844 год "дискредитировал" миллеритские формы пророческого понимания. Теология премилленаризма, разработанная веком ранее в Великобритании Джоном Нельсоном Дарби, теперь заполнила вакуум. В то время как миллериты и адвентисты седьмого дня придерживались исторической школы пророческого толкования, диспенсационалисты имели футуристические взгляды. Исторический подход подразумевает, что апокалиптические пророчества постоянно исполнялись со времени библейских пророков и будут исполняться вплоть до Второго пришествия Иисуса, а сторонники футуризма считают, что большинство пророчеств исполнится непосредственно перед Вторым пришествием Христа. С точки зрения диспенсационалистов, после смерти апостолов никакого исполнения пророчеств не было; даже возвращение иудеев в Израиль является только приготовлением к окончательному исполнению пророчеств.

Нью-йоркская конференция по пророчествам, 1878 г Премилленаризм был еще далек, от заката, но уже двигался в сторону диспенсационализма

Основными элементами в понимании диспенсационализма являются ведущая роль Израиля в событиях последнего времени, тайное вознесение и идея о том, что Бог имеет несколько различных диспенсаций, или периодов (обычно семь), на протяжении истории мира. В течение каждой диспенсаций Бог по-разному подходит к решению проблемы греха и спасения. Например, Бог по-разному поступал с грешниками между диспенсацией благодати и диспенсацией закона.

Диспенсационализм Д. Н. Дарби проник в США в 1870-х годах, когда автор этой теории путешествовал по стране и привлек на свою сторону большое количество влиятельных евангелических пасторов. Учение Дарби быстро распространилось в консервативных кругах посредством пророческих конференций. В конце 1870-х годов в лагерь диспенсационалистов перешли такие бывшие миллеритские лидеры, как Джозия Литч (третий по влиянию человек в миллеризме) и Генри Дана Уорд (председатель первой миллеритской Генеральной конференции).

Несмотря на свои сомнительные толкования относительно спасения и пророчества, Диспенсационализм сблизился с другими консервативными евангеликалами. Тимофей Вебер, известный историк движения, предполагал, что развитие дарвинизма и высшего критицизма ускорило этот союз. "Возникновение теологического либерализма, - отмечал Вебер, - вынудило всех консервативных евангеликалов объединиться в тесный и надежный союз". Вот почему "диспенсационалисты получили такой радушный прием", чего не произошло бы в менее напряженные времена. В 1909 г. Диспенсационализм получил большую поддержку благодаря публикации "Справочной Библии Скофильда".

Перспективы постмилленаризма

Хотя большое количество консервативных протестантов приняло премилленаризм после гражданской войны, многие либеральные протестанты продолжали держаться постмилленаризма. Фактически их постмилленаризм прекрасно сочетался с недавно принятой ими дарвиновской философией. Для многих либералов эволюция была не просто Божьим методом творения, но также методом установления Царства Божьего на земле.

Так, Джон Фиске убеждал, что завершением "естественного отбора для человека" будет удаление его "унаследованных животных инстинктов" и достижение мира на земле. Фиске невозмутимо заявлял, что "дарвинизм поместил человечество на самую высокую вершину. Будущее озарено для нас лучезарным сиянием надежды. Борьба и печаль исчезнут. Воцарятся мир и любовь... Мы сможем с надеждой взирать на то время, когда царства земного мира станут Царством Христа в истинном смысле этого слова, и Он будет царствовать во веки и веки, Царь царей и Господь господствующих".

Джеймс Фримэн Кларк вторит ему в своем чисто эволюционном подходе к великим мировым религиям: "Тысячелетнее Царство еще не наступило... Меч еще не перекован на плуг, всеобщий мир еще не наступил. Однако такая тенденция неизбежна. Когда распространяется знание, когда умножается богатство, когда укрепляется нравственная сила в мире, закон все больше занимает место силы. Люди больше не носят мечи... Города больше не укрепляются стенами... Все они находятся в мирных объятиях естественного закона. Повсюду происходит примирение. Только нации еще продолжают воевать. Но близок день, когда международный закон, мировой парламент, конфедерация людей займет место регулярной армии и одетого в броню военно-морского флота" (курс. авт.).

Время и социальная реформа были главными элементами либеральной эсхатологии. Когда человечество усовершенствуется и исправит социальное зло, тогда царства земли сделаются Царством Божьим. Следовательно, в либеральном крыле протестантизма прослеживается акцент на социальное евангелие и социальную реформу (см. главу 8). В основе либерального понимания находилась идея о том, что человечество со временем прогрессирует и что улучшение будет продолжаться через образование и другие формы социального усовершенствования, поддерживаемые непрекращающимся процессом эволюции.

Национальные перспективы относительно Тысячелетнего царства

Бок о бок с религиозными воззрениями относительно Тысячелетнего царства и зачастую переплетаясь с ними, постоянно присутствовало мнение о судьбоносной роли Соединенных Штатов в наступлении этого царства. На пороге нового столетия сенатор Альберт Дж. Беверидж в своем выступлении в сенате на тему об ответственности Америки перед миром изложил свое видение этого вопроса. "Бог, - заявил он, - не готовил англоговорящих тевтонцев для тысячелетнего безделия, то есть самосозерцания и самолюбования. Отнюдь нет. Он сделал нас организаторами мира, чтобы установить систему там, где царствует хаос... Он сделал нас знатоками в сфере управления, чтобы мы организовали правительство среди дикарей и стариков. Если бы не было такой силы, как эта, мир снова впал бы в варварство и тьму. Среди всего человечества Бог избрал американский народ, чтобы в конце концов привести мир к искуплению".

Священник Джозия Стронг возвысил свой голос в своей знаменитой публикации "Наша страна" в 1885 г. "Наш призыв, - писал он, - не Америка ради Америки, а Америка ради мира. Ибо если это поколение останется верным своему долгу, Америка станет Божьей правой рукой в Его борьбе с невежеством, угнетением и грехом мира... Мы - избранная нация для грядущего века. Мы избранный народ. Мы не можем медлить. Планы Божьи не будут ждать. Эти планы привели нас к одному из заключительных этапов в истории мира, и мы не можем больше полагаться на волю случая без риска для нашей судьбы". ""Обращенная в христианство Америка есть обращенный в христианство мир". И "если Америка потерпит неудачу, - утверждал профессор Парк, - с миром произойдет то же самое". Во время этого кризиса выполнение христианского долга [хранить нацию протестантской и верной Богу] более важно в Соединенных Штатах, чем где-либо еще". Именно эти черты национального милленаризма побудили президента Вудро Вильсона сделать страну участницей первой мировой войны и рассматривать это как кампанию, направленную на то, чтобы положить конец всем войнам и создать безопасные условия для демократии. Подобным образом национальный взгляд на Тысячелетнее царство, а также стремление оставаться верными Божьему завету с Америкой, побуждали к жесткой политике, дабы сохранить Соединенные Штаты христианской страной, держащейся всех Божьих законов, включая те, что связаны со святостью воскресного дня.