Свобода во Христе - христианский проект

Среда, 28 февраля 2024
О географии и демографии PDF Печать Email

 

Сегодня, когда благовестие церкви затронуло практически все республики, края и области бескрайней России (разумеется, это верно и для других стран СНГ), мы не можем не видеть того демографического дисбаланса, который уже сложился в нашей церкви. Ни для кого не секрет, что в силу ряда причин женщины более отзывчивы на евангельский призыв «уверовать и креститься». В ряде крупных городов, в которых проводились массовые программы благовестия, порой до 90% членов новообразованных церквей составляют женщины. Именно они проявляют устойчивый интерес к Слову Божьему и готовы не только изучать, но и нести его всем и повсюду; именно сестры составляют активную часть наших церквей, не отказываясь от работы в совете церкви, в ее отделах и разных направлениях деятельности. Все это отрадно и хорошо заметно особенно в первое после живой проповеди евангелиста время. Казалось бы, нет причин для беспокойства.

 

Однако не все так безобидно. Дело в том, что на протяжении всей своей истории Церковь АСД большое внимание уделяла формированию у своих приверженцев библейского отношения к браку и вообще семейным ценностям. И это происходило в пуританской Америке, где демографическая ситуация не выглядела столь устрашающе и угрожающе, как, скажем, в современной России. Несколько фактов. Помимо резкого сокращения населения России (с 148,7 млн. человек в 1992 г. до 145,5 в 2000, то есть на 2%), как часть общей, крайне неблагополучной демографической ситуации в стране, обозначилась и другая проблема – огромная разница в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами (59,8 года и 72,2 года соответственно). Согласно данным Госкомстата, сегодня мужская смертность в России является одной из самых высоких в мире. Все эти цифры, а также многие другие факты дают право говорить о ном для России социальном явлении, обозначаемом зловещим словом «сверхъсмертность»015 .

 

Если же отойти от масштаба общегосударственных категорий и посмотреть на суть вопроса через призму обычной адвентистской семьи, эти мрачные цифры неизбежно отзовутся глубокой болью и сердечными страданиями тысяч женщин, наших с вами сестер, на которых, кстати, держится финансовая система церкви. И если уже ни для кого не секрет то, что государство со всеми его институтами практически не способно решить данную проблему (по крайней мере в обозримом будущем), возникает вопрос: что может сделать церковь в помощь себе же? Что церковь услышит со своей кафедры, с кафедры, которая, как известно, находится в руках братьев?

 

Мы уже отметили, что в некоторых общинах количество сестер достигает 90%. Также мы сказали о том, что адвентисты всегда отличались приверженностью высоким идеалам семейной жизни, чему есть достаточно твердое основание в Священном Писании и книгах Е. Уайт. Поэтому неудивительно то, что, например, читательскому рынку мы предлагаем немало книг, ориентированных скорее на создание здоровой семьи, чем на помощь разбитой. Спаситель же говорит, что «не здоровые имеют нужду во враче, но больные» (Лк 5:31).

 

Да, большей популярностью пользуется райская идиллия из Быт 1–2, чем рассуждения человека, скромно охарактеризовавшего себя как «не имеющего повеления Господня» (1Кор7:25). Другими словами, глубоко изучить вопрос и говорить о девстве основательно и всесторонне у нас не принято. Но жизнь не спрашивает, что у нас принято, а что нет. Не спрашивает об этом и Священное Писание. Если есть кровоточащая рана в теле церкви (отрицать это уже безнравственно), продолжать не обращать на нее внимания есть верный путь к заражению всего организма. Если мы по-прежнему будем игнорировать тот факт, что многим нашим сестрам решить вопрос семейной жизни не представляется возможным, и не дадим ответа на сложившуюся ситуацию с позиции Евангелия, мы продемонстрируем пастве отношение наемников, а не пастырей. В этой связи становится очевидной настоятельная необходимость встретить данную проблему лицом к лицу и имеющимися силами, сколь скромными и незначительными они не казались бы, реально помочь церкви, переживающей общую для страны беду. Что мы имеем здесь в виду?

 

Во-первых, мы просто обязаны сделать все от себя зависящее, чтобы одинокие, разведенные, обманутые женщины, а также те из них, чьи мужья страдают зависимостью от вредных привычек, чувствовали себя в церкви также комфортно, как и все остальные. Это значит, что пастырям церкви необходимо проявлять больше чуткости и деликатности в выборе тем для проповедей, семинаров и других занятий. Почему мы с большим рвением проповедуем, например, об Анне, которая, молясь, получила сына от Господа, но обходим молчанием другую Анну, которая «прожила с мужем от девства своего семь лет, вдова лет восьмидесяти четырех, которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь» (Лк 2:36–37; курсив наш – Ю. Д.)? Мы когда-нибудь читали или слышали проповедь о том, что это было за служение Богу «постом и молитвою... день и ночь»? А много ли мы слышали о том, почему такие личности как Иоанн Предтеча, Сам Иисус, скорее всего апостол Павел (по крайней мере, его трехгодичное отшельничество в Аравии едва ли могло быть нарушено женскими ласками или детским криком) и другие были одинокими? И неужели мы будем продолжать делать вид, что это все не актуально для нас сегодня? Вряд ли Бог одобряет наши действия как пастырей, если своими необоснованными предпочтениями мы как бы говорим людям, обделенным семейным счастьем: «между нами и вами утверждена великая пропасть» (Лк 16:26).

 

Во-вторых, мы просто обязаны творчески подходить к тем планам и программам, которые из самых лучших побуждений были написаны профессионалами своего дела, но написаны в русле совершенно иной жизни, жизни не столь истерзанной и разбитой, как наша с вами жизнь на пространстве бывшего Союза. И не все западное можно скопировать и применить здесь, включая и то, что является предметом наших рассуждений в данной статье. В этой связи вполне правомерно поставить вопрос: почему на всех уровнях церковной организации у нас есть отделы субботней школы, миссионерской деятельности, семьи и воздержания, но нет отдела одиноких, то есть вдов и вдовствующих? Да, у нас есть женский отдел, но отдел женщин чаще всего представляет собой отдел ж¨н. Излишне доказывать, что это не одно и то же. Согласимся, нам есть о чем глубоко задуматься. И только у черствого человека эти вопросы и размышления могут вызвать равнодушную улыбку.