Свобода во Христе - христианский проект

Среда, 28 февраля 2024
Эсхатология АСД и ПМЖ в США PDF Печать Email

 

Как известно, Церковь адвентистов седьмого дня возникла на волне мощного, эсхатологического по своей ориентации движения, которое имело место прежде всего в США и Западной Европе, но не обошло и Россию016 . Одним из основных положений сформировавшегося в те годы адвентистского богословия (середина и вторая половина XIX в.) стало утверждение о том, что зверь из Откр 13:11 следует отождествлять с США. Сегодня этот взгляд проповедуется более интенсивно, если сравнить с тем временем, когда он был сформулирован и богословски утвержден. В оболганной, обнищавшей и обездоленной России мы во всеуслышание заявляем, что США – это «другой зверь, выходящий из земли» (Откр 13:11). Без преувеличения можно констатировать то, что десятки тысяч людей на стадионах и во дворцах культуры, в кинотеатрах и клубах слышали и еще не раз услышат, что современные Соединенные Штаты – это зверь в агнчими рогами.

 

Но... спустя несколько лет после крещения, когда улягутся эмоции и уйдет в лету харизма зарубежного евангелиста, в один прекрасный день нас (этим человеком может оказаться адвентистский пастор, преподаватель Заокской академии или просто горячий приверженец адвентизма из числа рядовых членов церкви) могут вызвать на откровенный разговор. Скорее всего, это сделает наш же брат или сестра. И нам среди прочих зададут и такой вопрос: как объяснить то, что уже не первый известный нам пастор переехал на ПМЖ в США? Ведь из его же уст мы не раз слышали о том, что именно Америка инициирует принятие другими странами закона, принуждающего соблюдать воскресенье? Более того, Елена Уайт говорит об этом чуть ли не в настоящем времени. Вот ее исполненные тревоги и драматизма слова: «Братья и сестры, если бы я могла найти слова, способные пробудить в вас понимание важности нынешнего времени и происходящих сегодня событий (здесь и далее курсив наш – Ю. Д.)! Я заостряю ваше внимание на фактах возникновения в наше время агрессивных движений, направленных на ограничение религиозной свободы. Божий освященный памятник низвержен, а на его месте пред всем миром поставлена ложная суббота, не имеющая ничего общего со святостью... Сейчас, именно сейчас пришло для нас время трудиться в других странах. Когда Америка, страна религиозной свободы, объединится с папством, угнетая совесть и понуждая население чтить ложную субботу, люди всех стран последуют ее примеру. Наш народ даже наполовину не проснулся и потому не готов сделать все возможное для распространения вести предостережения всеми доступными ему средствами»017 . Как же это все понимать?

 

Если вы сами не задавались этим вопросом раньше, то наблюдательность и спокойная рассудительность брата или сестры в Господе могут застать вас врасплох и поставить, мягко говоря, в неловкое положение. Конечно, мы никогда не стали бы писать об этом, не прочитав прежде слов Давида о том, что «Господня земля и что наполняет ее» (Пс 23:1). Верно и другое: вся земля, а не какая-то ее часть, создана для жительства человека (Быт 1:28). Значит, если следовать логике вещей, каждый вправе выбирать себе страну и место для жительства, руководствуясь при этом теми соображениями, которые кажутся человеку верными и не противоречащими прямым повелениям Бога.

 

Однако по известным причинам с пастырем-адвентистом, некогда жившим в России и после выехавшим в США, ситуация выглядит несколько иначе. И главный вопрос сводится к следующему: последовательно ли учить и проповедовать о том, что скоро, очень скоро явится Господь Иисус, что перед этим (значит, еще раньше!) должен быть издан декрет о воскресном дне, что США – это зверь с агнчими рогами (см. Откр 13:11), который непременно должен объединиться с папством и всей своей государственной мощью заставить всех людей на земле принять ложную субботу, и после таких слов и горячих молитв к Богу с прошением уберечь и сохранить от «бедствий, грядущих на вселенную», упаковать вещи и..?

 

Любой человек, знакомый с элементарной логикой, неизбежно должен будет поставить ряд вопросов: во что на самом деле верят эти люди? Верят ли они в то, что все будет действительно скоро, или скоро нужно измерять по крайней мере не одним десятилетием? А может, все будет не только не скоро, но и не так, как об этом говорится? Если не так, то как? Во что должны верить остальные? Не начать ли и им паковаться?

 

А что об этом говорит историческое христианство? Известнейший учитель и пастырь Церкви блаженный Августин (354–430) незадолго до своей кончины в осажденном варварами городе Гиппоне, будучи прикован лихорадкой к постели, нашел в себе силы написать письмо-ответ на вопрос епископа из церкви Тиаба. Вопрос последнего сводился к следующему: следует ли епископам при приближении врагов и угрозе кровопролития покидать церкви, или нет?

 

Вот лишь несколько цитат из письма Августина, в котором он обстоятельно рассмотрел поставленный вопрос. «Действительно, почему равнодушно считают для себя обязательным повиноваться тем словам, где указано убегать из города в город, но не содрогаются, читая про наемника, который, видя приближающегося волка, бежит, потому что не радит об овцах (Ин 16:12–13)? <...> Когда народ остается, а служители бегут, забывая про служение, что же это, как не бегство наемников, не радеющих об овцах (курсив наш – Ю. Д.)? Ведь нападает волк, и не человек, но дьявол!»018 . Еще одна цитата: «Пусть никто не посчитает, что если его особа в силу какой-то благосклонности кажется превознесенной, то и сам он достойнее жить, а следовательно, и бежать. Всякий, кто так считает, слишком приятен себе; всякий же, кто и говорит так, неприятен всем»019 . И, наконец, главный вывод отца церкви: «Значит, если кто бежит так, что из-за его бегства церковное служение не оказывается брошенным, – делает то, что разрешил или указал Господь. А тот, кто бежит так, что лишается народ христианский той пищи, которой живет духовно, – есть тот наемник, который видит приближающегося волка и бежит, ибо не радит [sic] об овцах».020

 

По-видимому, нам еще предстоит понять и глубоко усвоить то, что кроме богословской целесообразности и жизненной необходимости, существуют еще и некоторые нравственные императивы: (1) говори и проповедуй только то, во что веришь сам; (2) живи сам согласно того, чему учишь других; (3) не злоупотребляй непросвещенностью и наивностью твоих слушателей; (4) не забывай, что и ты – человек, а значит, прах; (5) если ты ученик Христа, помни, что для тебя должно быть предпочтительней жить и служить, а не жить и быть обслуживаемым; (6) наконец, не забудь того, что Церковь – это паства, а не способ комфортабельной интеграции в то, что емко именуется словосочетанием «хорошая жизнь».

 

Церковь адвентистов продолжает свое паломничество. Впереди еще большой, проходящий через овраги, пропасти, снежные и песчаные пустыни путь. Мы идем вслед за голгофским Страдальцем, идем туда, куда нужно прийти, чтобы явить Его исцеляющую любовь всему жаждущему, истерзанному и поруганному – нашим с вами соотечественникам. Хватит ли у нас мужества и силы Духа для того, чтобы не свернуть с этого пути, прельстившись другим, выложенным асфальтом и обустроенным фонтанами? Мы уже уяснили то, что альтернативы вести трех ангелов нет. Но никогда не потеряет свою актуальность и другая задача: честно посмотреть на то, что является жизненно важным условием для надлежащего возвещения этой торжественной вести, – люди, «которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел» (Откр 14:4).