Свобода во Христе - христианский проект

Вторник, 27 февраля 2024
Главная Библиотека адвентиста Омега. ГЛАВА 4. «Ты тот человек»
ГЛАВА 4. «Ты тот человек» PDF Печать Email

 

16 марта 1905 года президент Генеральной Конференции Даниэльс писал Вильяму Вайт, находившемуся тогда в Калифорнии, об одной беспокоившей его проблеме.

Недавно посланный в Англию в качестве евангелиста и руководителя миссии служитель, начал развивать какие-то странные мысли об учении в отношении святилища - идеи, подобные тем, которые 14 лет назад привели Д.М. Конрайта к оставлению церкви. По видимому, этот евангелист следовал тем же самым курсом. Церкви в Ирландии, Уэльсе и Северной Англии - в каждом месте, где бы он ни побывал, оказывались в замешательстве. В Бирмингеме и в других местах служители «испытывали серьезные трудности с некоторыми руководящими братьями по вопросу святилища».

Пастор Евгений В. Фарнзворс отчаянно пытался избежать беды, которая была уже почти рядом с ним, и он писал Даниэльсу, прося помощи. По словам Фарнзворса, цитируемым из его письма к Вильяму Вайт, произошло следующее: «Брат Балленгер пришел к такому умозаключению, что кажется, он совершенно не способен проповедывать Адвентисткую весть. Довольно продолжительное время он изучал вопросы, касающиеся святилища и пришел к заключению, что когда Он (Христос) вознесся, то вошел сразу во Святое Святых, и с тех пор Его служение протекает там. В подтверждение этих мыслей он приводит тексты Евр.6:19 и сравнивает их с 25 или 30 стихами того же характера, находящиеся в Ветхом Завете, где, как он заявляет, в каждом случае выражение «за завесой» означает Святое Святых... Он определенно видит, что его точка зрения не может согласоваться со свидетельствами, по крайней мере так он утверждает, что совершенно не в состоянии сделать это даже в своем разуме... Есть несовместимое различие».

Таким образом эта проблема была сообщена президенту Генеральной Конференции пастором Фарнзворсом, человеком, крещеным в середине зимы в проруби, прорубленной в более полутораметровом льду озера в Вашингтоне в Новом Хетпшире, который не чувствовал никогда неуверенности в таких вопросах, как святилище.

И Даниэльс, обдумывая этот вопрос, размышляя в еще более широких масщтабах, писал брату Вайт, прося совета, как церковь должна решить эту проблему: «Я был бы очень рад заставить покинуть его Великобританию» - размышлял он - «но что мы будем делать с ним здесь - этого в настоящее время сказать не могу... Очень странно, чтобы человек, находившийся всю жизнь в этой вести, оказался несведущим по такому вопросу. Святилище является центральным столбом вести, и если его удаляют, то рушится все строение. Знаете ли вы этого брата, и можете ли дать какой-либо совет?».

Брат В. Вайт знал Альбиона Балленгера, и именно по этому же вопросу его знала Елена Вайт. Это был приятный, располагающий к себе человек, с большими, пышными усами, с обаянием, что могло привлекать к нему многих. И это было не первое несчастье проявления тайного давления на основные пункты истины. За несколько лет до этого, будучи в то время помощником редактора Адвентисткого журнала по религиозной свободе, он принял идею, что церковь должна сделать себя более привлекательной в результате уменьшения внимания учению о Субботе. Результатом было видение, которое Елена Вайт получила находясь в Саламанке штат Нью Йорк, которое она затем рассказала при самых впечатлительных обстоятельствах. (Несколько раз она пыталась передать видение, но каждый раз оно ускользало из ее памяти, и только позднее она сумела вспомнить его в тот самый день после замечания Балленгера на заседании комитета). Балленгер тогда последовал указанию божественной вести, в слезах признаваясь, что был не прав. Но теперь возникла новая проблема, и он был вызван домой из Англии в то время, когда братья думали, что с ним делать.

Но Елена Вайт не сомневалась. В середине мая 1905 года она присутствовала на Сессии Генеральной Конференции в Такома Парк. Входя в зал общежития колледжа, который временно служил местом жительства делегатов, она увидела Балленгера и должна была передать указанную для него весть: «Вы тот человек, которого Господь показал мне в видениив Саламанке» - сказала она, продолжая затем говорить некоторые вещи, которые можно узнать только из ее дневника. «И сейчас опять наш брат Балленгер представляет теории, которые не подтверждаются словом Божиим: Я заявляю от имени Господа, что самые опасные ереси стремятся найти выход в нашу среду, как народа, и брат Балленгер уничтожает свою собственную душу. Ваши теории, имеющие массу прекрасных нитей, и нуждающиеся во множестве объяснений, не являются истиной и не должны быть внесены в среду стада Божьего... Бог запрещает этот курс действий - когда вы используете Благословенное Писание, группируя тексты по своему вкусу, чтобы они помогали в построении ложных теорий... Будем крепко держаться установившейся истины о святилище».

Ответ Балленгера был выслушан комитетом из 25 руководителей церкви, перед которыми был развернут документ под названием «9 тезисов». Адвентисткие убеждения в отношении святилища были не правильны «почти во всех координальных пунктах» - заявил он, особенно оспаривая служение Христа после вознесения в первом отделении Небесного святилища.

Если следовать по предложенному Балленгером пути мысли, то пророчества 2300 вечеров и утр оказывается не состоятельным, весть 1844 года также лишается смысла, следственный суд внезапно становится теологическим недоразумением, которому необходимо незамедлительное объяснение. Как заметил А.Г. Даниэльс «все пришло в негодность». Никто не видел этой ереси более ясно, чем Елена Вайт: «Ясным, простым языком я должна сказать присутствующим на сессии, что брат Балленгер допустил себе поверить благовидной ошибке»,- сказала она несколькими днями спустя. «Если принять эту весть, то подорвутся основы нашей веры». И затем она прямо применила к этому случаю седьмую главу Евангелия от Матфея: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные».

«Пытающиеся внести теории, подрывающие столбы нашей веры в отношении святилища, личности Бога или Христа, действуют как слепые люди»,- продолжала она. «Они пытаются внести неуверенность и заставляют народ Божий плыть по течению без якоря... Наш Наставник объявил брату Балленгеру: Ты производишь смущение и замешательство своим толкованием Священного Писания. Ты думаешь, что даешь новый свет, но твой свет становится тьмой для тех, кто принимает его... Остановись там, где ты сейчас находишься, ибо Господь не давал тебе той вести, которую ты несешь народу».

Это была намного большая опасность, чем просто смущение человека в Адвентизме. Альбион Балленгер обладал чрезвычайным даром убеждения, располагающей, приятной внешностью, он изредка писал стихи и говорил с такой обезоруживающей теплотой, что не поверить ему казалось почти самообманом. Для многих людей это дело сводилось к одному единственному вопросу: «Как пастор Балленгер может ошибаться?».

Правда, по общему признанию, был несомненно был риск терять время, занимаясь аргументами человека, которому Божественный вестник сказал, что он верит «благовидной ошибке». Но, возможно, на один краткий момент этот риск был оправдан: ради обретения идеи о силе убеждения, с которой Адвентисты должны были столкнуться лицом к лицу в 1905 году. В письме к Елене Вайт Балленгер высказался, что вынужден сделать выбор: верить ей или верить Библии, и закончил письмо следующими словами: «Когда мы встанем рядом перед великим белым престолом и если Господь спросит меня, почему я учил, что «за завесой» было первое отделение святилища, то что я Ему отвечу? Должен ли я сказать Ему: потому что Елена Вайт, которая заявляла, что ей поручено истолковывать для меня Писание, сказала, что это было истинное объяснение, и если я не приму этого учения, и не буду преподавать его, то попаду под Твое осуждение? О, сестра Вайт, если бы я знал, что этот ответ мог бы быть угоден Господу, тогда бы я подчинился твоему свидетельству. Тогда бы ты вновь произносила слова ободрения для меня. Тогда бы мои братья, с которыми у меня были дружеские отношения, не отвергли бы меня, как прокаженного. Тогда бы я вновь явился в большом собрании, и мы бы вновь плакали и благодарили Господа, как и прежде».

Балленгер мастерски владел словами и чувствами, и ясно понимал, что люди интуитивно будут поддерживать «жертву несправедливости», даже в ущерб истине. Само по себе это было поразительным, потому что эту же самую тактику использовал Джон Харви Кэллог, который после отделения Бэтл Крикского колледжа от церкви мог убедительно говорить о том, что «падает ниц и плачет» из-за той несправедливости, предполагаемо сделанной ему Даниэльсом и Вильямом Вайт. Конрайт также представлял из себя чуть ли не мученика, оставляя адвентисткую веру, и Балленгер использовал те же приемы, что вскоре стало очевидным из заглавия написанной им книги «Отвергнутый ради креста Христова».

Интересно отметить, что те, кто покинули церковь по данному вопросу, в основном повторяли те же самые действия: Они клятвенно обещали не причинять вреда церкви, но начинали предпринимать неотступные нападки на Адвентизм в тот же час, как только покидали его. Балленгер не отступал от этой схемы действий, и его, с первого взгляда приятное письмо, направленное Елене Вайт отражало совершенно противоположное, когда его помещали рядом с брошюрой «Призыв к сбору», написанной резким языком, в которой он и его брат провозглашали анти-адвентисткий материал, из их штаб-квартиры, расположенной около вновь открытой адвентисткой медицинской школы.

Увидеть последствия можно было только в будущем. Но в 1905 году отдельные Адвентисты не знали, как далеко зайдет Альбион Балленгер, и он вероятно не знал этого и сам. Поэтому создавалось реальная опасность. Его способность убеждать и его ораторский талант могли увлечь значительное число разумных людей. Во-первых, он действовал все более и более употребляясь фанатику, будучи убежден, что имеет «новый свет», в то время как был больше озабочен распространением своих взглядов, чем благословением организованной церкви. Во-вторых, он накопил значительный арсенал стихов Писания, оперируя которыми он отстаивал свою точку зрения, и если человек не исследовал данный вопрос лично, то масса аргументов могла быть устрашающей.

«Пастор Балленгер уже вводит в заблуждение умы своим огромным набором стихов, - отметила в своем дневнике Елена Вайт в конце 1905 года. -Это подлинные тексты Библии, но он их не там, где они должны находиться».

«Нам придется встретить многих людей, которые придут с такими же объяснениями, - добавила она, - стремящиеся ввести ложные теории и обескуражить умы многих способностью говорить и своим большим набором текстов, которые они искажают, чтобы эти тексты согласовались с их собственными идеями. Слишком поздно в истории этой земли вводить что-нибудь новое».

если бы только это было единственной опасностью, то и тогда церковь вынуждена была много думать об этом. Но было нечто еще. Существовала и другая опасность, настолько невообразимо огромная, что разглядеть ее можно было только тому, чьи глаза созерцали невидимые миры. И теперь Елена Вайт отодвинула занавес, чтобы дать церкви поражающее видение невидимого: В 1905 году ересь была представлена более, чем только человеком. Она была представлена разумными ангелами.

Чтобы понять, что собиралась сказать Елена Вайт, необходимо понять глубокий подлинный реализм мира, который она часто испытывала созерцая то, что смертные узреть не могут. Для нее небесные существа были не простой абстракцией, они были реальностью, часто созерцаемые, как напряженно борющиеся за судьбу человека. Они жили и пели, иногда плакали и следили с глубочайшим интересом, желая увидеть, сумеет ли церковь действительно жить согласно Адвентисткой вести. Они постоянно нисходили и восходили с небес на землю, представляя золотую карточку пропуска у небесных врат, входя в жилище света. Но были и другие ангелы, движимые влечением ко злу, настолько чудовищному, что простой смертный человек не может осознать их пагубной силы. Демонические ангелы, предназначенные для уничтожения, стремятся утянуть за собой каждое живое существо, если на это представится возможность. Вновь и вновь Елена Вайт указывала народу Божию на реальность этой Великой Борьбы и на необходимость не делать ничего такого, что дало бы злым силам победу над человеком.

«Если бы вы могли видеть чистых ангелов с их поразительными проницательными глазами, направленными на вас, наблюдающими, как христиане проставляют Творца; или если бы вы могли увидеть бурный, шумливый восторг злых ангелов, когда они извращают пути правды и сравнивают жизнь с этим Писанием, заявляя, что вы следуете ему, но на самом деле уклонились от него - вы будете удивлены и встревожены» - писала она в 1868 году.

В 1899 году она описывала «Великий конфликт, происходивший между невидимыми силами, борьбу между верными и неверными ангелами. Злые ангелы постоянно находятся за работой, планируя свою линию нападения... Молитесь, мои братья, молитесь,.. как вы никогда не молились до этого. Мы не готовы к пришествию Господа».

Наступал 1905 год. Джон Харви Кэллог находился в процессе оставления церкви, увлекая за собой ее самое большое учреждение и ее самые лучшие умы. Альбион Балленгер провозглашал «новый свет» в вопросе святилища, покидая взбудораженные разделением церкви , и Адвентисты в то время не понимали ясно основ своей веры. По всем направлениям злые силы, казалось, маршировали с триумфом, поглощая территорию подобно действующей армии. Возможно один намек о причинах этого можно найти в дневнике Елены Вайт, записанные в последний день октября.

«Сатана использует все свои знания, играя с человеческими душами в игру жизни. Его ангелы увлекут учеников за собой, будут говорить с людьми и установят крайне ложные принцип насколько только это возможно., ведя души по тропам обмана. Этих ангелов, ложно представляющих прекрасные вещи, можно найти по всему миру. Они вскоре появятся в более отчетливом свете. Бог призывает Свой народ постигнуть тайну благочестия».

Итак, вот что было. В дополнение к врагам человека сатана призывает падших существ из мрака тьмы. Невольно, во имя новой истины человек соединяется с силами тьмы, и Елена Вайт описывает этот процесс в таких выражениях, которые привлекали народ к Библии и ставили его на колени:

«Ложные теории будут смешаны с каждой ступенью опыта и будут отстаиваться с сатанинской ревностью, чтобы завладеть умами каждого человека, который не будет укреплен и укоренен в полном познании Священных истин Слова».

Вероятно, будет применен всесильный психологический механизм, рассчитанный привлеч людей к почитанию человеческих личностей, и таким образом сделать новое учение как можно более привлекательным.

«В нашей среде возникают ложные учителя, предаваясь искушающим духам, учения, которые носят сатанинское происхождение. Эти учителя увлекут учеников за собой; вкрадываясь неожиданно они будут использовать льстивые слова с обольстительным тактом, искусно вводить в заблуждение».

«Люди будут увлечены в такие сильные заблуждения, что когда они однажды примут приманку, то кажется будет невозможно сломить влияние, которое воздвиг над ними сатана».

Те, кто таким образом были пойманы в западню, не будут иметь понятия о своем истинном состоянии; они будут «протестовать против той мысли, что они введены в заблуждение, и все же это так».

Это потрясающие слова. Это почти невозможно объяснить. Те, кто обладали величайшим в истории религиозным светом, теперь находились под угрозой заблуждения. Они попали в капкан, и даже не подозревали об этом. Около двух тысяч лет христиане свято произносили Библейские предупреждения об ошибках настолько утонченных, что они, если возможно, введут в заблуждение даже избранных. Подобно апостолу Павлу поколение за поколением верующие сообщали Господу с благоговением, что это может произойти с другими, но никогда не произойдет с ними. Но вот это произошло, и Елена Вайт создавала словесные картина величайшего отступления: «Многие, подобно звездам, которыми мы восхищаемся за их яркость, померкнут во мраке. Мякина, подобно облаку будет унесена ветром, даже из тех мест, где мы видели гумна с отборной пшеницей».

«Я спрашиваю - что может быть концом, - воскликнула она 30 декабря 1905 года. - Вновь и вновь я спрашиваю об этом и получаю одно и тоже наставление: Никогда не оставляй не предупрежденным ни одного человека».

«Никогда не оставляй человека без предупреждения». В среде ее серьезных вызовов церковь должны защищаться, никогда не упуская возможности освободить истину, предупредить самого последнего человека, который еще будет в состоянии слышать. Ибо война - в смертельном разгаре. Божьей работе брошен вызов тем, что Елена Вайт называла «Альфой смертельный ересей». И затем она добавила еще одну мысль. Это будет не последняя такая атака. Будет еще более вероломное нападение на работу Божию.

Альфа отступления началась. Омега, несомненно, придет, и Елена Вайт «трепетала за наш народ».