Свобода во Христе - христианский проект

Вторник, 27 февраля 2024
ГЛАВА 5. Омега PDF Печать Email

ГЛАВА 5. Омега

«Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем».

Говорят, что те, кто не учатся урокам истории, виновен в повторении ошибок. Для Адвентистов Седьмого дня это утверждение - не пустая фраза, а несомненный факт.

«Не обманывайтесь, многие отступят от истины, предавшись обольстительным духам и дьявольским учениям. Перед нами Альфа этой опасности. Омега будет отмечена еще более потрясающими событиями».

Это заявление было сделано в июле 1904 года, когда в лицо церкви смотрела масса трудностей, которых почти невозможно было себе представить. Потеря самого большого учреждения и ослабление важной медицинской работы. Широкомасштабное отступление произошло среди самых влиятельных людей. Лжеучение было настолько утонченным, что его внедрение прошло незамеченным даже теми, кто вводил его. Незаконные финансовые операции приносили богатство в некоторых местах, в то время как всемирное поле боролось за свое существование. Приближающееся нападение Балленгера поражало самые основные принципы Адвентизма. Это было время, когда энергия каждого преданного члена церкви была необходима, чтобы поддерживать корабль на плаву. И все же во время этого кризиса Елена Вайт нашла время предупреждать церковь о грозящей ей опасности в будущем.

«В книге «Живой Храм» представлена Альфа смертельного заблуждения, - сказала она. - Омега последует, и будет принята теми, кто не принимает Богом данные предупреждения».

Омега еще произойдет - нечто подобное настоящему кризис. Чтобы подтвердить связь этих двух событий взяты буквы одного алфавита. За исключением этого Божья слуга сказала очень мало.

Это было загадочное предупреждение, произнесенное с ветром разрастающегося кризиса, находящееся как бы в стороне, явленный дар будущему в тот момент, когда она почти не имела времени ни для чего-либо, кроме настоящего. И все же Елена Вайт оставила ключ для расшифровки того, что могла включать в себя Омега отступления и, обращая внимание на неотложность ее предостережения, явствует, что мы должны стараться сложить вместе эти две буквы алфавита и два олицетворяемых ими события.

Исследуя Дух Пророчества мы можем знать по крайней мере три факта, относящихся к Омеге. Это не является частью отступления, названного Альфой; оно «последует позднее». Оно будет еще более трагичнее, чем Альфа, настолько ужасное, что Елена Вайт «трепетала» за наш народ. И это заблуждение будет принято теми, кто не желает прислушиваться к «Богом данным предупреждениям».

Иными словами, те, кто избирают следовать наставлениям Божиим, только когда это согласуется сих личными интересами, вероятно будут легкой мишенью для отступления, называемого Омегой.

Но, если мы исследуем вывод, сделанным Еленой Вайт в отношении символов, то кажется, что мы можем больше расшифровать неизвестное. В 1904 году она видела, что нечто странное случилось с церковью. Двери, однажды открытые для Евангелия, медленно затворялись. Даже самые основные истины находились под сомнением на каждом шагу. Это страшное переживание, которого она открыто боялась, могло стоить ей жизни, и, взирая в будущее, она видела, что тоже самое произойдет вновь при конце времени. Каким-то образом народ Божий должен быть предупрежден, и Елена Вайт обращается к образам, чтобы описать два события, разделенные временем, но похожие по природе. Описывая великое отступление в будущем, она не применяет вторую букву греческого алфавита, идущую за Альфой, Бэта. Она не предупреждает о ней, не говорит о Гамме отступления или даже Дельте. Вместо этого она направляется далеко вперед к концу алфавита, и избирает символ, который применял Христос в связи с концом времени. Альфа и Омега. Ясно, что здесь подразумевается. Происходит два события, разделенных, но одинаковых. Но, если вы поймете первое, то несомненно и второе так же будет ясно.

В одном мы можем быть совершенно уверены: Омега - это нападение на основные пункты учения Церкви Адвентистов Седьмого дня. Почти каждое имевшее место отступление повсеместно состояло из нападок на три пункта: святилище, следственный суд и Дух Пророчества, и всегда под вывеской: «ради великого блага церкви», облекаемое в такие выражения, как реформация.

«Враг душ стремится привести к предположению, что среди Адвентистов Седьмого дня должна произойти великая реформация, и эта реформация должна состоять в отвержении учений, которое являются столбами нашей веры, и участия в процессе реорганизации».

Такое отступление, предупреждала она, может произвести потрясающий эффект. Адвентизм является системой высоко взаимосвязанных истин, и при нападении на один пункт истины, мазки начнут сливаться.

«Принципы истины», на которые давно полагалась церковь остатка, «будут отвергнуты». «Новая организация» будет сформирована, выйдут в свет книги «нового образца». Мудрая философия заменит основополагающие истины церкви. К субботе будут относиться легкомысленно. И новое движение будет возглавляться энергичными людьми, которые «ничему не позволят встать на их пути».

Эта картина вызывает дрожь. Под знаменем «нового света»могущественные силы будут стремиться заставить церковь Божию принять неопределенную новую реформу. Они будут действовать во имя реформации, забывая, что реформа, к которой призывает Библия, заключается в изменении жизни, а не установившегося учения, пренебрегая предупреждениями Елены Вайт, что церковь не так нуждается в новом свете, как сильно нуждается в том, чтобы жить согласно уже полученному свету. И в процессе такой реформы они почти несомненно внесут потрясающее замешательство по поводу самого важного вопроса в церкви: Как должны жить Адвентисты?

В Адвентизме нет ничего тайного. Он не нашептывает миру, но кричит. Адвентизм начался в Библии под образом ангелов, несущих весть с неба. Она заканчивается величайшим землетрясением в истории мира. Обращая на себя внимание мира, он возвышает Божественный Закон и провозглашает, что суд уже начался. В такой религии мало место для двойных мыслей, чтобы проповедывать одно, а поступать совершенно по другому. Божий народ провозглашает, что живет в великий день прообразного Искупления, живет во время окончательного рассмотрения перед Богом и одним из величайших воображаемых несчастий было бы дать такую весть, а затем жить так, будто эта весть была неправильной.

И все же результат нападений на истину о святилище или следственный суд остается неизменным. Адвентизм создает неизбежную проблему для каждого человека, который пытался когда-либо переработать Адвентисткую истину. Святилище и освящение невидимо связаны между собой. Нападая на одно, неизменно подвергается уничтожению и другое. Удаляя истину о святилище с ее величайшей истиной реформы, вы вскоре оказываетесь в блуждающей массе теологических терминов, пытаясь объяснить, почему же все-таки необходимы дела. Подвергая нападкам освящение, вы никогда не сможете успокоиться полностью до тех пор, пока не удалится преследующий свет святилища.

Есть ли предположение, что это повторится точно также, как часть Омеги? Возможно. И одно из лучших объяснений может быть найден в символизме, используемом Божьей вестницей. Помните, что Альфа и Омега - две буквы в разных концах алфавита. Они связаны чем-то общим. Но смотрят в противоположных направлениях. В этом есть значение, которое становится очевидным при внимательном рассмотрении.

Чтобы охватить это, необходимо вернуться назад к теологии Альфы. Всю свою жизнь Кэллог стойко провозглашал свою веру в христианство. Если смотреть поверхностно, то даже утверждения в его последней беседе с руководителями Бэтл Крикской церкви звучали как слова посвященного христианина. И все же теология Кэллога, доводимая до ее логического конца, уничтожала нужду в Спасителе. Бог, как он заявлял, был во всем - в воздухе, солнечных лучах, даже в лужайке, простиравшейся перед его домом. Если Бог был во всем, то Он должен быть и в человеке, и таким образом каждый поступок человека становится поступком Бога. Божество становится настолько внутренним в человеке, что сама мысль о личности Спасителя становится лишенной смысла. Нет Спасителя - ничего вне человека, все только в нем, если следовать дальше. Это было ультимативной вестью Альфы, и возможно ни Кэллог, ни Балленгер не могли полностью ее осознать.

Теперь будем следовать логическому символизму этих двух букв, разделяющих предмет общего алфавита, но расположенных на противоположных его концах. Если Альфа является ошибкой в отношении роли Христа в спасении и указывает в одном направлении греческого алфавита, то не возможно ли, что Омега представляет неправильно работу Христа, хотя и указывает в противоположном направлении? Другими словами, есть ли возможность того, что «Омега смертельной ереси» пытается удалить Христа целиком и полностью из человека, внося таким образом смущение в вопрос освящения, потому что это делает спасение лишь внешним?

Вот это тот вопрос, который заслуживал самого тщательного рассмотрения. Роль Христа и Его работа - это основная истина христианства. Допуская сомнение в отношении работы Христа в небесном святилище или в жизни «Все оказывается перепутанным», как своевременно заметил Даниэльс. В 1904 году Адвентистов просили верить новому учению, в котором спасение делалось полностью внутренним. Это была чрезвычайно явная ошибка, приспособленное в совершенстве для того, чтобы привлекать народ в век оптимизма, в котором каждый, начиная с финансистов и кончая служителями говорил о достижениях человека.

Но что говорить о последнем веке, в котором разочарованный мир, оглядываясь назад на обломки своего столетия, видел только бесконечную войну и великую депрессию. Это можно сказать и об Адвентистах, утомленных и разочарованных, готовых для чего-то, что кажется предлагает легкий выход из бесконечных проблем. Для этой группы людей дьявол никогда не надеялся продать безграничный оптимизм Альфы. Но он мог сделать еще нечто. В мире, поставленном с ног на голову, он мог извратить Альфу целиком и полностью. Он мог взять тот же предмет и приблизиться к нему с другой стороны. Он мог достигнуть конца Альфы и обнаружить Омегу. И эти слова, падающие на измученную церковь, могли звучать подобно музыке: «Расслабляйтесь, работа совершена на столетия. Вашей единственной задачей является верить этому».

Одним росчерком пера архиобманщик отбросил Адвентизм назад к тому времени, когда его не существовало, представляя тем самым Божье движение, как некий период времени, взятый из научно-фантастического романа.

Уникальным даром миру, для Адвентистов, является их чувство неотложности, неизменности великих событий, которые требуют великого приготовления. Во время своего рождения Адвентизм показал самую великолепное проявление веры и дел со времен Пятидесятницы. Верующие поднимали слово «вера» выше головокружительных вершин, которых Лютер только мечтал достигнуть. Они не только верили во Христа, они ожидали увилеть Его, и совершение этого события становилось для них более реальным, чем жизнь на земле. Они верили, что вскоре увидят Его лицо и будут жить с ангелами, будут свидетельствовать непавшим мирам. Человек не мог приблизиться к таким ожиданиям с бесконечным безразличием к своему образу жизни.

«Мы приготавливаемся встретить Того, Кто в сопровождении бесчисленного множества ангелов появится на облаках небесных, чтобы дать верным и праведным окончательное прикосновение бессмертия», написала Елена Вайт, и ее слова в совершенстве передали неотложность вести 1844 года. Это было священное время, пример того, что в действительности представляет вера в Пришествие Иисуса. Старые ошибки были исправлены. «Многие взыскали Господа с раскаянием и смирением. Любовь, так долго прикованная к земным вещам, теперь была направлена к небесам... Преграды гордости сдержанности были сметены. Совершались чистосердечные признания, и члены семейств трудились для спасения тех, кто был им дорог и близок. Часто слышались звуки молитвы заступничества».

И какой результат? Сила свидетельств того времени часто в последствии имитировалась, но редко достигала тех размеров: «Огромные толпы с затаенным дыханием слушали в тишине благословенные слова. Небо и земля, казалось, приблизились друг к другу... Никто из тех, кто присутствовали на этих собраниях, не могли когда-либо забыть те сцены глубокого интереса».

Будет ли церковь Божия продолжать идти этим путем? Не было ничего, что невозможно было бы сделать, и дьявол должен был найти пути затормозить эту весть. И для него мало значило, будет ли народ Божий ошибаться, думая, что спасение целиком и полностью внутренняя работа, или они наконец сдадутся под собирающимися штормовыми обломками в конце времени, полагаясь на нечто такое, что замаскировано под веру и что окончится поражением. Для него была только одна необходимость: увести народ Божий от пути следования Божественному плану.

Это была ситуация, подобная той, что произошла с Израилем у Иордана. Когда они были послушны Богу, то были непобедимы. Царь Валак не мог их остановить даже наняв пророка, чтобы проклясть народ, который вынужденно призывал на них благословение. И все же путь был найден. Божий народ может быть побежден, если они перестанут действовать подобно Его народу. Валаам был бессилен проклясть Израиль но он все же мог привести их на край гибели такой трудноуловимой уловкой, что это ставило их вне защиты законы Божия. Благословения давались бесплатно, но они могли быть отвергнуты.

Точно также было и Адвентистами. Божья церковь стояла теперь на берегу Иордана - весеннего Иордана, переполненного и вышедшего из берегов, направляющегося к Мертвому морю, которое было символом разлившегося мира, через который Его народ должен был пройти на своем пути домой. Не было человеческого пути через эту разбушевавшуюся грозную реку, и все же они могли совершить переход безопасно с ковчегом Божьим, в котором находился Его закон. Это была уникальная весть Адвентизма. На мир надвигались величайшие изменения, стремящиеся к последним событиям, и не было ничего более важного, чем быть готовыми к этим событиям. Никакая религиозная группа в современной истории не делала таких заявлений, каких делали Адвентисты. Заявления о великом видении из самой глубины небес, где Иисус судит мир по стандартам Законом Божиим. Весь смысл Адвентистов заключается в этой вести.

Перед миром верующие возвысили ковчег и направлялись к Иордану. И самое безумное из всех несчастий было бы то, что они могли неким образом здесь споткнуться на берегу и утопить ковчег.

В этом было сосредоточено все и здесь сатана решил нанести удар церкви точно так, как об этом сказала Елена Вайт. Нападение на Адвентистов всегда начиналось в первую очередь с нападок на их уникальную доктрину, поражая Божьи высшие стандарты, установленные для Его народа, говоря, что требования были лишними или что они недосягаемы... Здесь Конрайт потерпел крах, открыто бросив вызов Закону, субботе, поставив под вопрос вдохновленность Духа Пророчества. Джон Кэллог приближался к тому же самому рифу, только в другом направлении. Но также потерпел кораблекрушение в своей вере с недоказанными идеями, которые исключали следственный суд и помещали Божье святилище внутри человеческого тела. Балленгер, Ваггонер, Джоунс, Маккой, Конради - все следовали одним путем, думая, что увидят ясный свет истины. И поступая так они невольно демонстрировали роль добрых дел в Адвентизме.

Поведение тех, кто отстаивали Альфу давало некоторые удивительные данные в отношении ложных учений и некоторые крайне полезные советы для их распознания, когда они появляются. Сам Христос сказал, что ересь может быть иногда чрезвычайно трудно определима, особенно когда она приспосабливается к настроению ее века. При конце времени появятся ошибки, способные ввести в заблуждение даже «избранных». Пророчество исполнилось с аккуратной точностью в Альфе, которая захватила многих Адвентистов умственной элиты. Итак, Бог мудро открыл вторую причину, по которой могут быть определены плоды истины и заблуждения - поведение человека, средства и способы, которыми люди возвещали те важные для них вести. И эти способы, применяемые «реформаторами» в 1905 году читались подобно списку предупредительных сигналов в последнем обмане, названном Омега. В начале списка была та же самая тактика, которую использовал Люцифер, чтобы познакомить человечество с кошмаром греха, - она называется беспечностью.

Борьба будет становиться все более ожесточенной. Елена Вайт в 1898 году предупреждала: «Ум будет обращаться против ума, планы небесного происхождения против принципов сатаны». И затем она предсказала, какую тактику они будут применять: «Существуют люди, учащие истине, которые не совершенствуют своих путей перед Богом, которые пытаются скрывать свои недостатки и воодушевляют отделение от Бога».

«Среди нас возникнут ложные учителя, предающиеся обольщающим духам, несущим учение сатанинского происхождения. Эти учителя увлекут за собой. Приближаясь к неподозревающим, они будет использовать льстивые слова и произведут искусный подлог, применяя обольстительный такт». Почти не переводя дыхание она сказала, что «ложные теории будут смешаны с каждым опытом и защищаемы с сатанинской ревностью, чтобы захватить умы каждой души, кто не укоренен и не утвержден вполном познании священных принципов Слова».

Эти предсказания трагически свершились в случае, касающемся доктора Кэллога и узкого круга последователей, помогавших маневрировать в Бэтл Крике. Глубоко заложенные заговоры были приведены в действие, что на время проходило в тайне для всех, за исключением заговорщиков - и слуги Божьей, которая видела их собрания в ночном видении.

В 1905 году их планы почти достигли осуществления. Бэтл Крикскому санаторию оставалось краткое время еще быть учреждением Адвентистов Седьмого дня, и Елена Вайт забила в церкви тревогу. «Я желаю заявить ноту предупреждения для нашего народа вблизи и в дали. Приложены усилия теми, кто находится во главе медицинской работы в Бэтл Крике, чтобы подчинить контролю собственность, на которую во взоре небесных дворов они не имеют право... Существует обманчивая работа, происходящая, чтобы завладеть собственностью нечестным путем. Это порицается Законом Божиим. Я не упоминаю имен. Но есть врачи и служители, которые поддались влиянию гипноза, проявляемого отцом лжи. Не смотря на даваемые предостережения, уловки сатаны принимаются точно так же как их принимали в небесных дворах».

Раннее она написала трогательное письмо своему сыну, который встретился с яростью Мичиганского отступления: «Доктор, по его словам, прилагает усилия, чтобы крепко связать медицинское учреждение, подобно тому, как сатана работал в небесных дворах, чтобы связать ангелов, которых он вдохновил объединиться с его партией для того, чтобы разработать планы восстания на небе». И затем она добавила: «Мне жалко тебя, Вилли, но стой твердо за истину».

Та же самая тактика теперь распространилась и на другие районы. Кэллог и его сотрудники, раскрытые Божьей вестницей повернули свое нападение на нее. Тончайшие сомнения на подлинность ее вестей были брошены теми работниками, которые по тактическим или рабочим причинам притворялись, что оказывают свою поддержку.

Кэллог мог продолжать очаровывать людей, рассказывая им историю о том, как он «расставит капканы для сестры Вайт» и как ее свидетельства ему были питаемы неправильной информацией, представленной А.Г. Даниэльсом и «плачущим Вилли» (В. Вайт).

Все это Елена Вайт видела и описала с беспристрастной аккуратностью. «Некоторые работали очень искусно, чтобы Свидетельства не производили эффекта предостережения и обличения. Свидетельства выдержали испытание временем в пол столетие. В тоже самое время эти люди отвергали, что делали такие вещи».

Истина - это самое насущное в мире. Каждый день мы крайне полагаемся на аккуратную информацию в отношении самых простейших истин, например, свет сигналов движения или направление стрелки компаса. Без истины нет безопасности ни в физических ни в духовных чувствах. Это единственный канал, через который Бог держит связь с человеком. Истина подвергается манипуляции людьми, заявляющими, что они имеют весть реформы для церкви Божией. Люди, которые не были даже честны в отношении своих истинных намерений.

«До развития недавних событий курс, которым следовал доктор Кэллог и его помощники был ясно изложен предо мной. Он и другие люди планировали, как завоевать симпатии народа. Они будут стремиться создать впечатление, что верят всем пунктам нашей веры и имеют твердую уверенность в Свидетельствах. Поэтому многие будут обмануты и встанут в защиту тех, кто отступили от истины».

Из всего, что вело к характеристике Альфы, ясно одно, что Божий народ в конце времени нуждался особенно в предупреждении. Этой тактикой является искусное манипулирование народом. Лидеры Альфы настолько стремились изменить церковь, что, казалось, они решили, что цель оправдывает средства. Были разработаны хитрые планы, чтобы ложно представить себя как верных Адвентистов, верящих истине, но имеющих новый свет, который сестра Вайт также одобрила бы, если бы имела ясное представление о нем. Даже такие люди, как доктор Давид Паульсон был на время обманут Кэллогом, искренне думая, что новая теология поддерживается трудами Елены Вайт. Это и была та ошибка, о которой она предупреждала, а Кэллог старался успешно это распространять.

Это было искусно разработанное заблуждение, и результатом была группа влиятельных людей, собиравшихся вокруг человека и нового движения, даже если это означало оставление церкви.

Для тех людей, которые следят за событиями в мире и в церкви, очень важно распознать сущность Омеги. Божьи истины настолько переплетены, настолько высоко логичны, что уклонение от них почти всегда включало отвлекающие стимулы, такие как, например, люди, обладающие влиянием и обаянием. Среди людей существует сильная тенденция - следовать за сильным руководителем, особенно если этот руководитель - обаятельная личность. Целые народы, миллионы людей, шли за человеком во мглу, туда, куда не проникали лучи солнца. От этой угрозы не защищен даже Божий народ. Елена Вайт предупреждала, что существует такой класс людей, особенно поддающихся такой тактике.

«Есть многие не совершенствующие свой христианский характер, их жизни не сделались чистыми посредством освящения истиной, поэтому они принесут свои несовершенства в церковь, отвергнув свою веру, изберут странные теории, которые будут выдавать за истину». (Эта мысль, которую следует рассмотреть внимательно. Если ложные руководители однажды почувствуют, что несовершенство в жизни его последователей связывает их более тесно с ним и его теориями, то это будет сильнейшим побуждением для него изобрести такую теологию, которая бы не беспокоила народ, оставляя его в покое и в заблуждении).

«Яркие смелые идеи часто зажигаются в уме, на который оказывает влияние великий обманщик. Те, кто слушают и принимают их, восхищаются подобно Еве, очарованной словами змея. Они не могут в одно и то же время слушать чарующую философию обмана, и ясно хранить в своем сознании слова живого Бога».

Однажды ночью 1904 года, перед поездкой из Вашингтона в Берринг Спингс Елене Вайт было показано собрание в Батл Крике. «(Д.К.Кэллог) выступал с энтузиазмом, говоря о своем предмете... В своем выступлении он кое-как излагал избранную тему, но представлял в действительности... научные теории сродни пантеизму. После того, как он взглянут на довольные, заинтересованные лица тех, кто слушали, стоящий рядом со мной ангел сказал, что злые ангелы захватили разум говорящего». Елена Вайт добавила, что была «поражена, увидев, с каким энтузиазмом принимались софистика и ложные теории».

Существовала опасность даже в принятии участии обсуждения таких вопросов с руководителями Альфы, потому что честность этих людей была под вопросом. «Участвуя в обсуждении этих теорий, защитники ложных теорий берут слова участвующих в обсуждении, и делают их совершенной противоположностью того, что имел ввиду говорящий».

Другими словами, даже говоря с этими людьми человек подвергался риску быть ложно понятым, или его слова извращались так, что они подтверждали идею Кэллога. Например, конспираторы Альфы могли сказать, что с ними множество людей, чего в действительности не было...

Шла смертельная игра по неортодоксальным правилам, которыми не могли пользоваться Божьи руководители, игра, ведущаяся за человеческие умы, подобно пешкам на шахматной доске, с ультимативными установками, означающими контроль над церковью. Одно можно было сказать твердо: игра Альфы шла серьезно и влекла за собой вечные последствия.

Чтобы добиться поставленной цели, Кэллог и его последователи использовали психологический фактор. Собрания часто проходили по ночам, а временами и в ранние утренние часы, когда люди едва могли самостоятельно «шевелить мозгами».

«Длительные ночные беседы, которые проводит доктор Кэллог, были одним из самых эффективных средств для достижения цели. Его бесконечные выступления смущали умы тех, на кого он стремился оказать влияние. Он искажал и ложно применял слова, представляя тех, кто с ним спорил в таком свете, что сокращалась их сила различения лжи и истины. Он брал их слова и придавал им такое значение, какое оказывалось совершенно противоположно тому, что они говорили».

Елена Вайт писала ему с болью, напоминая, что та же самая тактика использовалась уже ранее, и вызвала падение третьей части ангелов. Люцифер тоже искусно использовал приемы, идя от одного ангела к другому, вызывая их сделать заявления, которые затем представлял в извращенном свете другим ангелам. Это была разрушительная тактика, дающая представление, что он имеет больше поддержки, чем существовала в действительности, хотя и в то же самое время это использовалось для дескридитации тех, кто был верен Богу, ослабляя к ним доверие, и таким образом их влияние в пользу истины. Это была тактика, против которой даже Бог не применил контрмер, за исключением того дня когда Люцифер зайдет слишком далеко и просчитается, раскрыв маскировку, которая скрывала его подлинный характер.

Тактика сплетен являлась частью Альфы и является опасностью, за которой церковь Божия должна следить особенно внимательно. «Даже в наши дни... Будут продолжать существовать целые семьи, которые однажды радовались истине, но утратили веру из-за клеветнических измышлений и лжи, рассказанных им в отношении тех, кого они однажды любили и с кем имели блаженные советы». Их ошибка заключалась в том, что они слушали. «Они открывали свои сердца сеятелю терния; тернии вырастали среди пшеницы... И драгоценная истина теряла силу для них». Иногда, подобно Еве, их экскурсии в эту новую игру сплетен и ложной теологии приносили странное чувство возбуждения: «Ложная ревность сопровождала их новые теории, которые очерствляли их сердца против защитников истины, подобно Иудеям против Христа».

Итак, личное обаяние, искусное распространение неправды о людях, находящихся на стороне истины и призыв следовать личностям - все это те многие факторы в отступлении, которые вывели из церкви людей, однажды отдавшихся всем сердцем «трехангельской вести».

Была применяема любая уловка, чтобы дать навесить ярлык человеку и его идеям, и техника исполнения этих уловок совершалась с благоговейным успехом. Это та угроза, приближение которой народ Божий не должен допустить. Он должен быть постоянно во внимании, чтобы этого не случилось вновь. Тем, кто чувствуют, что привлечены магнетизмом личности, тем, кто заинтригованы новыми идеями, что могут взывать даже к ведущим мыслителям, в 1905 году дано предупреждение: «Я боюсь за тех людей, которые входят в изучение науки, согласно которой сатана вел войну на небе... Когда эти люди однажды попались на приманку, то оказалось невозможным противостоять тем чарам, которые сатана применял к ним».

Необходимо помнить что, что настоящей целью этих лиц был контроль над церковью. Если достаточно людей обратить к новой теологии, если церкви смогут послать таких «обращенных» на избирательные собрания, если учреждения будут заполнены людьми, посвященными Альфе, то церковь будет вынуждена в конце концов пойти этим путем, невзирая на то, понравится это или нет А.Г. Даниэльсу и Елене Вайт. Есть все причины верить тому, что написано в трудах Е. Вайт: были приложены хорошо разработанные и сознательные усилия, чтобы ниспровергнуть саму организацию церкви. Заметьте, избрание выражений в предупреждении, данном ею в июле 1905 года:

«Я должна предупредить все наши церкви остерегаться людей, которые посланы совершать работу шпионов в наших конференциях и церквях - работу, побуждаемую отцом лжи и обмана».

Повсюду она предупреждала, что «в лагере имеется много предателей в масках, но Христос знает каждого из них. Бог обесчещен неверными подданными... Вы, находящиеся в Бэтл Крике, я говорю ради спасения ваших душ, как можно дальше удалитесь от борьбы в Бэтл Крике и от гибели в нем».

«Борьба» и «гибель», о которых она упоминала, стали явными в 1907 году. Еще в 1902 году некоторые члены церкви угрожали возбудить уголовное дело против церкви, чтобы предотвратить перемещение издательства «Ревью энд Геральд» в Вашингтон. Теперь этот дух борьбы и насилия вновь появился на поверхности. Большая Бэтл Крикская Скиния стала высшей точкой борьбы за контроль над ней, дело было передано в суд в Мичигане, чтобы предотвратить передачу церковной собственности местной Адвентисткой конференции. Верные члены церкви окончательно одержали победу, но только после захватывающей двухлетней борьбы. Даже в Чикаго газета праздновала триумф по поводу того, что Адвентисткая церковь готова расколоться «пополам», и возложила большую часть вины на Елену Вайт. Все это печальное дело служило иллюстрацией другой точки, отождествляющей Альфу: Где бы она ни начиналась, за ней следовало переживание.

Те же самые плоды были видны в отступлении Балленгера. С Британских островов пастор Форнэверс сообщал, что Балленгер «говорил некоторые вещи, на которые брат Хатчесен из Ирландии начал смотреть точно также, как и он, и довольно большое число влиятельных рядовых братьев тоже. Брат Мередит, ответственный за работу в Уэльсе сказал, что довольное число рядовых членов в Уэльсе расстроены этими взглядами, а в Северной Ангдии брат Андросс имеет серьезные трудности в Бирмингемской церкви и в других местах с руководящими братьями по вопросу Святилища… Неким образом это темное облако отступления сделалось трудным для нас».