Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 14 июля 2024
I. ПЕРЕД ЛИЦОМ ПЕРЕМЕН [9] PDF Печать Email

 

"Они погибнут, а Ты пребываешь; и все обветшают, как риза. И как одежду свернешь их, и изменятся; но Ты - Тот же, и лета Твои не окончатся" (Евр. 1:11-12).

"Дорогой брат Пирсон,- так начинается письмо,- я состою членом церкви АСД вот уже 46 лет. Все наши дети - также члены церкви. Двое из них - работники. В течение многих лет я добросовестно поддерживаю церковь десятиной и добровольными пожертвованиями". (Здесь автор письма указывает сумму ежегодных взносов в свою церковь, а также для миссионерского дела, подчеркивая, что его пожертвования выше среднего пожертвования Адвентистов седьмого дня.) "Я хочу слышать прямой ответ на некоторые волнующие вопросы.

Я хочу знать, какое направление имеет церковь АСД? Какую позицию она занимает по некоторым вопросам перед лицом нынешнего христианского мира? Меня волнуют эти вопросы, и я хочу услышать на них прямой ответ! Прежде всего, продолжаем ли мы, как церковь, верить в непреложную Библию, признаем ли мы, что вся она - богодухновенная книга? Является ли Библия, как я постоянно учу своих детей, действительно божественной книгой, а не человеческой? Можно ли ее называть, как она называет себя, истиной, Словом Божьим? Я хочу, чтобы мои дети любили и чтили Библию как Слово Божье! В последние месяцы и годы я слышу нечто, что внушает мне некоторую тревогу. Я хочу на это услышать от вас прямой ответ. [10] Но у меня есть еще и другой вопрос. Верно ли, что Бог сотворил землю и все, что на ней, в течение шести 24-часовых буквальных дней? Правда ли, что земля вышла из рук Творца, как об этом говорит Дух пророчества необычайно красивой? Какую позицию занимает наша церковь и наши школы по этому важному вопросу? Или мы изменили нашу позицию? Еще один вопрос. Верно ли, что на небесах находится святилище? Продолжает ли оставаться в силе учение церкви, которого я придерживаюсь свыше 40 лет? Ошибалась ли Елена Уайт, когда писала, что в небесном устройстве святилища есть два отделения? И при этом являются ли предметы небесного святилища действительными, реально существующими или только воображаемыми? Какова позиция церкви? Дорогой брат! Мы хотим услышать ясные ответы на все эти вопросы. Мы хотим знать, какую позицию занимает наша церковь по этим вопросам, которые мы считали важными в течение всех прошлых лет. Каков наш курс: следовать за другими церквами по пути неверия или отстаивать нечто существенное, фундаментальное? Пожалуйста, ответьте нам на эти вопросы...

Ваш брат по вере, некогда преданной святым, И. М. Концернед".

В своем письме брат Концернед касается и некоторых других моментов, но указанных вопросов достаточно, чтобы с них начать первую главу этой книги.

Если бы письмо брата И. Н. Концернед было единственным, какие я получил в последние месяцы, то эта книга никогда не увидела бы света.

Но я заметил, что "в сознании многих членов церкви есть немало вопросов, рожденных, по моему убеждению, атмосферой брожения и перемен, среди которых мы живем. [11] Все пропитано духом неверия и подозрительности. Наш мир неожиданно сорвался с древнего якоря и движется неизвестно куда" В моральном отношении наше поколение переживает революцию. Освященные временем, эталоны приличия, скромности и чести рушатся, как картонные домики.

За 10 лет стремительного технического прогресса мы сумели высадить на луну несколько человек и осуществить великое множество невероятно сложных по замыслу экспериментов, связанных с запуском в космическое пространство искусственных спутников.

Но эти блестящие технические преобразования, увы, не уничтожили Уоттергейского дела и других постыдных просчетов, чреватых моральным падением. Постыдные махинации политиков и других руководящих деятелей многих стран, о чем мы знаем из газет, приводит нас в смущение. От людей, занимающих столь высокое положение, мы обычно ожидаем более благородных поступков.

Век перемен

Сенатор Френк Калсон из штата Канзас дает нам ясное представление о том, что значат перемены, совершающиеся в наши дни: "Ныне распространено мнение, что ничто, абсолютно ничто не должно оставаться тем же. Все должно меняться, и по существу никто не задумывается о том, что несет с собой та или другая перемена: благо или ущерб, добро или зло, затруднение или облегчение, и необходима ли она вообще или нет... Ни один мыслящий человек не возражает против того, что сегодня приходится ставить знаки вопроса над многими унаследованными нами идеями и обычаями прошлого. Но когда некоторыми знак вопроса превращается в золотой алтарь, на котором люди слагают свои священные жертвоприношения, тогда эти люди переходят границы здравого смысла и, осаждаемые духовным недугом, идут навстречу материальному идолопоклонству" (Новости США и всемирный отчет, 1 июля 1968 г.).

Религиозный мир подвержен удивительным и далеко идущим переменам. Вера отцов для молодых людей нашего поколения более неприемлема. [12] Коран, Багвед Джита и другие "святые" книги мистического Востока состязаются в своем авторитете с Библией Западного мира, в то время как духовные учителя и магараджи устремляются в Америку торговать мистицизмом.

Людям кажется, что "познать Бога невозможно, и они теряют всякую надежду... Эта безнадежность еще более усиливается по мере того, как наука и техника с каждым днем ставят все больше вопросов, которые остаются без ответа" (Там же, 18 апр. 1966 г.).

Доктор Пиннок, профессор Баптистской богословской семинарии Нового Орлеана, пишет: "Существует "заговор молчания", почти абсолютное безмолвие относительно того, что считается традиционно-консервативным богословием" (Новости религ. служения, 5 июня 1968 г.).

Подобную озабоченность высказывает и другой писатель.

Вот его слова: "Радикальное богословие, насаждаемое протестантами, заставляет многих усомниться, действительно ли религия предназначена для того, чтобы сказать миру свое высокое слово" (Новости США и всемирный отчет, 14 апр. 1969 г).

Вместо хлеба жизни - крохи сомнительного свойства

Алчущим душам, ищущим хлеб жизни, подают только крохи, и то сомнительного свойства. Что бы мы подумали о докторе, который, приписывая больному лекарства, сказал: "Я не могу точно определить, от какой болезни это лекарство, и не знаю, сколько раз в день следует принимать его. Не могу также сказать, сколько времени вам придется лечиться. Но если вы будете принимать его, я надеюсь, что когда-нибудь вы почувствуете себя лучше,- во всяком случае, я так думаю!" Таким же образом, по-видимому, многие богословы обращаются со своими прихожанами.

"Религиозная неуверенность в наше время становится очевидной повсюду.

Древние учения становятся объектом критики, как никогда раньше. Рушатся церковные устои... То, что происходит сегодня в США, является лишь отражением тех великих перемен, которые происходят во всем Западном мире" (Там же, 18 апреля 1966 г). [13] Там, где должен быть хлеб В одном из европейских столичных городов нашим братьям пришлось договориться о пользовании одним большим церковным зданием с целью проведения в нем субботнего богослужения. Здание заполнило свыше 2 тысяч Адвентистов седьмого дня.

Пастор церкви, придерживающийся иного вероисповедания, обратился к нам по данному случаю с речью. Присутствие столь многолюдного собрания воодушевило его настолько, что он говорил и говорил до тех пор, пока один из наших братьев не подал ему записку, предупреждая, что время у нас ограничено.

Позднее я узнал, что, хотя пастор располагал обширным церковным зданием и большим членством, ему редко приходилось по воскресеньям выступать перед аудиторией, насчитывающей более чем 25-30 человек. Подобную картину я увидел также в церквах других стран: просторные церковные здания, внушительное членство и горстка людей, посещающих богослужение по воскресеньям даже в торжественных случаях.

Но в адвентистских собраниях, где мне приходилось выступать с проповедью, аудитория всегда была многолюдной.

Почему многие христианские церкви в наше время становятся все менее и менее посещаемыми? Несомненно, есть различные факторы в уменьшении интереса среди многих христиан. Один из них, по-видимому, хорошо выражен в словах одного постороннего наблюдателя: "Если там, где должен быть хлеб, подают камни, то люди, вероятно, перестанут ходить туда".

Плоды свободного богословия

Гуманизм, светскость, свободное богословие и новая мораль, несомненно, продолжают играть утонченную роль в том, что в людях гаснет вера в Евангелие и пропадает интерес к христианской церкви.

Наш покойный брат Ф. Д. Николь писал: "Гуманист - это такой человек, который открыто отвергает последнюю крупицу всегда почитаемых традиционных христианских понятий во взаимоотношениях человека со сверхъестественным миром.

Это такой человек, который полностью согласен с учеными, что в объяснении существующих проблем и их решении люди должны опираться на себя и на окружающий мир" (Бог против современного отступничества, стр. 36). [14] Замена божественной мудрости и силы мудростью человеческой не произведет никакой перемены в жизни людей, никого не обратит к Богу и не пополнит ни одного молитвенного собрания. Гуманизм разрушает корни веры, охлаждает миссионерские усилия церкви и питает не хлебом, а камнями. Не удивительно поэтому, что у людей совсем пропадет желание приходить туда, где предлагают мнимо духовную пищу.

"Библия устарела",- заявляют некоторые либеральные богословы христианского мира.

"Многие принимают выводы этих богословов, основанных на рационализме, за доказанную истину и свой взгляд на Библию основывают на их предположениях",- пишет доктор Крисвелл, бывший председатель Южного Баптистского объединения. Далее он добавляет: "Чтобы Библия стала схоластически приемлемой во многих богословских кругах, мы должны разоблачить, снять с нее мифологический покров, унизить и в конце концов уничтожить Библию" (Ж-л "Подними взор, брат", стр. 84, 77, 75).

Многие либеральные богословы нашего времени отрицают чудесное рождение и божественность нашего Господа.

Они также подвергают сомнению значение посреднического искупления и реальность телесного воскресения Иисуса Христа. Основываясь на гуманизме, они, фактически, подвергают сомнению все сверхъестественное. Они принимают философию, которая по своему смыслу скорее отрицательна, чем положительна. Некоторые либеральные богословы сегодня более охотно и громогласно говорят о том, во что они не верят, чем о том, во что они верят.

"Евангелие", которое отступает от Библии, заменяет истины Слова Божьего человеческой философией и вымыслами, вряд ли сможет убедить кого-либо из грешников обратиться от кражи, нечистоты, пьянства и светского образа жизни к праведной жизни в Иисусе Христе. Когда искатели истины приходят в дом Божий за духовной поддержкой, а вместо нее слышат холодные, безжизненные разглагольствования, то не удивительно, что места молитвенных собраний пустеют. "Если там, где должен быть хлеб, подают камни, то люди, вероятно, перестанут приходить туда". [15] К чему же приводят такие проповеди? К уничтожению веры, опустению молитвенных собраний, подавлению миссионерского духа, закрытию церковных школ, потери миссии церкви, оскудению церковных средств и сокращению иностранных миссионерских программ.

Плоды таких церквей воистину катастрофичны.

Должны ли этого остерегаться Адвентисты?

Неужели Адвентисты седьмого дня согласятся сменить многолюдные собрания, общение дорогих братьев по вере на пустые церкви? Неужели вечная участь наших юношей и девушек, молодежи, посещающей наши школы, ничего не значат для АСД? А разве мы желаем, чтобы наша всемирная программа зачахла и прекратила свое существование? Разве мы, говоря словами брата И. М. Концернеда, "собираемся следовать за другими церквами по пути неверия и не готовы отстаивать нечто существенное, фундаментальное?" Я вместе с вами скажу на все это: "Нет, тысячу раз нет". Бог дал всем, кто примут Его небесного Спасителя, книгу, имеющую печать божественного авторитета, план спасения, весть последнего времени, евангельское поручение и общение святых.

Гуманизм, светскость и свободное богословие не имеет ничего, что они могли бы предложить верующим, имеющим своим основанием Библию и Христа. Если подобным идеям позволить проникнуть в наши Субботние школы, кафедры и аудитории, то они произведут там такое же опустошение, как и в других церквах.

Ап. Павел дает нам своевременный совет: "Держись образца здравого учения, которое ты слышал от меня, с верою и любовью во Христе Иисусе. Храни добрый залог Духом Святым, живущим в нас" (2Тим. 1:13-14).

Помните, братья и сестры: "Если там, где должен быть хлеб, подают камни, то люди, вероятно, перестанут ходить туда".

Это то, чего как раз и не хотят Адвентисты седьмого дня! [16] А как ответить на вопросы: "Какое направление имеет церковь? Во что она верит? Неужели она опускается в то же болото, в котором тонут другие церкви? На чем мы стоим?" Это серьезные вопросы, требующие вдумчивого ответа.

Во что верит церковь Адвентистов седьмого дня в наши дни? Хотя церковь никогда официально не принимала символа веры, однако на протяжении многих лет мы имеем между собой согласие по некоторым основным пунктам нашего вероучения. Кроме того, мы составили и издали "Основные пункты вероучения Адвентистов седьмого дня". Время от времени нами готовятся вопросы для крещаемых, а некоторые вопросы нашего вероучения освещаются в периодических журналах. Таким образом, в главных истинах наша церковь сохраняет замечательное единство.

Время от времени от нас уходят некоторые, увлекая за собой сочувствующих им, но только на время! Большей же частью эти раскольные движения зашли в тупик, и те, которые пошли по этому пути, либо утратили свою духовность, либо вернулись в церковь.

Не увлечены ли мы потоком отступления?

Адвентисты седьмого дня в эти последние дни нуждаются в таком богословии, которое имело бы под собой прочный фундамент, было основано на Христе. О таком богословии говорит брат В. Р. Бич, заместитель председателя Ген. конференции, в журнале "Ревью энд Геральд" от 25 июля 1974 г.: "Истинное возрождение и реформация основаны на библейском богословии...

Церковь без богословия,- продолжает брат Бич,- это церковь, не имеющая мерила, с помощью которого можно оценивать ответы, предлагаемые различными идеологиями для решения мировых проблем.

Я имею в виду все виды культурных, экономических и религиозных проблем.

Церковь, которая не выработает для себя мерила, с помощью которого можно проверять эти вероучения, будет увлечена любым ветром учения.

Человеческие усилия при решении библейских вопросов направлены к тому, чтобы пустить христиан по мирскому пути. Вера, побеждающая этот мир, будет основана на знании, на том знании, которое рождает в человеке [17] доверие к Богу и послушание к Нему.

В настоящее время ощущается острая нужда в библейском пособии, которое помогало бы христианам и руководителям церкви давать правильную оценку различным толкованиям мировых проблем, не поддаваясь влиянию ни правой, ни левой идеологии.

Я полностью убежден, что отступление библейского богословия приведет к тому, что второе и третье поколение Адвентистов седьмого дня будет блуждать в волнах отступничества. Те члены церкви, чье библейское познание не превзойдет начатков истины, не будут иметь необходимых навыков, с помощью которых можно отличить истину от лжи и добро от зла. Имея это в виду, ап. Павел призывает нас "оставить начатки учения Христова и поспешить к совершенству" (Евр. 6:1-3).

Богословие, основанное на Св. Писании, будет способно устоять против самых сильных возражений, выдвигаемых жизнью современного общества. Если же церковь не выработает такого богословского основания, тогда мирские идеалы в конечном итоге вытеснят веру, унаследованную нами от святых.

Простое обсуждение доктрин прошлого недостаточно. Необходимо постоянное богословское исследование Слова Божьего с тем, чтобы обогатить и укрепить веру в Сына Божьего и умножить познание о нем".

Слова брата Бича являются пищей для глубокого духовного размышления всем Адвентистам седьмого дня, живущим в эти дни непрерывных перемен. [18]