Свобода во Христе - христианский проект

Субота, 18 мая 2024
Глава 7. PDF Печать Email

 

Христианский брак

Само выражение «христианский брак», по существу, уже содержит в себе определение задач пастора в этой области служения. И все же вряд ли кто-нибудь сможет с ходу, без раздумья сказать, что такое христианский брак, как достигнуть идеала под бременем постоянных сложностей сегодняшнего мира и что может сделать для этого пастор. Последний вопрос - самый легкий. Во всевозможных браках, которые заключаются при участии пастора, - в браках членов Церкви, приближенных или посторонних, пожилых или молодых людей, разведенных, вступающих в брак после наступления беременности, счастливых и не очень, - во всех этих случаях у пастора есть три совершенно ясные задачи. Он должен послужить этим людям, наполнив решающий час в их жизни христианским смыслом в максимальной степени, какую они способны воспринять; он должен и сам быть наполнен этим смыслом, чтобы было, что давать. Бесполезно отговариваться: «Да для них церковная служба ничего не значит», - ведь это его работа! И удачно, действенно совершенное им в этот день служение закрепит за пастором уголок в благодарных сердцах и даст ему «точку опоры» в еще одном доме. Перед служителем стоит также и социальная задача: он совершает признанный обществом обряд по такому случаю, который имеет особенное значение в жизни людей. Либо это будет бессмысленный ритуал, религиозное значение которого полностью утонет за показухой, трескотней и глупостью, а то и за хмельным весельем, либо этот обряд освятит и придаст ответственность союзу между двумя членами общества, союзу глубоко личному, но, вместе с тем, имеющему весомые социальные последствия и значение. Пастор призван также донести до всех участников брачной церемонии ясное христианское свидетельство. Это не значит просто воспользоваться случаем, чтобы обратиться к людям с проповедью. Надо суметь возвестить религиозное представление о сущности, происхождении и целях брака таким образом, чтобы всем стало ясно, какова позиция Церкви в сегодняшних спорах на эту тему. Где еще, как не на бракосочетании, люди услышат положительное изложение христианского учения о значении верности в семейной жизни? Ведь для многих посторонних людей «христианский брак» - это просто что-то такое, к чему пришли христиане в результате упрямого противодействия разводу.

ЧТО ТАКОЕ БРАК?

В цивилизованном обществе брак можно определить как всеохватывающую дружбу мужчины и женщины, в которой добровольно и исключительно взаимно осуществляются естественные половые отношения. Конечно, рождение детей и забота об их здоровье и воспитании занимают видное место среди целей этого союза; но ни бездетность, ни преклонный возраст не делают брак недействительным. Брак не оправдывает неестественные половые отношения, но и половые отношения сами по себе не делают брак браком. Лишь верная и преданная дружба отличает брак от чисто половых отношений, случайных или постоянных. С другой стороны, половые отношения, осуществляющиеся на исключительно взаимной основе, отличают брак от всех остальных видов дружбы. Неизбежные социальные последствия таких отношений наделяют брак определенными условиями, большей частью сформированными в законе. Они установлены ради поддержания справедливого общественного устройства, защиты женщины, безопасности матери, которая во время рождения и воспитания детей нуждается в защите и поддержке, ради охраны детства, предупреждения возможного мошенничества и справедливого порядка пользования собственностью и наследством. Поэтому столь личные по своей сути отношения все же нуждаются в формальном закреплении посредством юридического контракта, основанного на взаимной и исключительной верности. Брачный контракт должен заключаться свободно и открыто, при ясном понимании его условий и после соответственного публичного уведомления об этом намерении; в него могут вступать лица, достигшие определенного возраста и находящиеся в здравом уме; этот контракт совершается в присутствии свидетелей, включая надлежащим образом уполномоченного официального представителя общества, и фиксируется в установленной и надежной форме, к которой впоследствии в любое время возможна правовая апелляция. Запись брачного контракта фиксирует намерение обеих сторон выполнять условия и обязательства, связанные с браком; контракт вступает в законную силу после первой половой близости супругов. Если этого почему-либо не происходит после заключения контракта, брак считается неосуществившимся и контракт может быть аннулирован. В тех случаях, когда можно удостовериться, что одна из сторон никогда не собиралась достигать целей брачного союза или по каким-то причинам не могла вступить в него (уже состояла в браке или находилась в недопустимой степени родства с другой стороной), поступала под действием принуждения или не понимала значения своих поступков, а также если по причине обмана или ложного отождествления с какой-то другой личностью были поставлены препятствия истинным намерениям одной из сторон, - брак может быть объявлен недействительным. Это возможно и в тех случаях, когда не соблюдены должным образом юридические требования, касающиеся места, времени, лиц, вступающих в брак, и их возраста или формы брачного контракта. Невозможно привести здесь все юридические условия брака, которые отличаются в разных странах и государствах и даже в разных частях одной страны. Как правило, совершение брачной церемонии без соответствующего свидетельства органов власти, регистрирующих брак, является противозаконным поступком, и оправданием не могут служить ни незнание, ни случайные обстоятельства, ни обман со стороны других лиц, ни просто шутливая игра. Обычно существуют также твердые правила, определяющие время, место и продолжительность публикации уведомлений о намерении вступить в брак; устанавливаются также время, место, форма, лицо, совершающее церемонию бракосочетания, и порядок регистрации, возраст партнеров, а иногда и слова, которые должны быть произнесены во время брачной церемонии. Обычно должна предоставляться определенная возможность для предъявления препятствующих браку обстоятельств до или во время брачной церемонии - вот почему необходима предварительная публичная информация о браке и доступность места его заключения. В некоторых странах сам пастор может быть наделен полномочиями официального представителя законной власти для совершения браков; там же, где должен присутствовать и представитель регистрирующих органов власти, следует проконсультироваться с ним прежде назначения дня и времени бракосочетания. Служителю необходимо познакомиться с юридическими условиями брака, действующими в местности, где протекает его пасторское служение; обычно органы власти, ведающие регистрацией, охотно дают нужные сведения, советы, предоставляют образцы брачных свидетельств и других нужных документов. Важность строгого соблюдения требований закона невозможно переоценить; при этом надо придерживаться максимальной тщательности и абсолютной искренности. Даже при малейшем подозрении в каком-либо обмане пастор должен посоветоваться с представителями регистрирующих органов. От того, насколько «чисто» совершится бракосочетание, может зависеть очень многое - законность рождения ребенка, честь и спокойствие девушки, некоторые вопросы, касающиеся владения собственностью, страхования и даже правовой ответственности (в качестве свидетеля). Пока пастор не будет полностью удовлетворен полученными объяснениями, он не должен соглашаться на совершение брачной церемонии. Но соблюдение всех требований общества и закона еще не делает брак христианским. Личный и общественно признанный контракт - это лишь форма, которая должна наполниться христианским смыслом, глубиной и внутренним богатством духовной преданности друг к другу и Богу во Христе, которая пронизывает человеческие отношения божественной радостью. Традиционно цели христианского брака определялись следующим образом: рождение и воспитание детей, взаимная помощь и забота, а также сохранение нравственных устоев. Происхождение брака в воле Бога, Который сотворил человека мужского и женского пола. Он превосходит по своему значению все прежние естественные привязанности человека - «посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей». Брак охраняется древними законами, карающими прелюбодеяние, и словами Иисуса, Который наставлял: «Что Бог сочетал, человек да не разлучает». Христианский брак может быть заключен только по воле Божией - вот почему все христиане признают святость брака, а некоторые называют его «таинством». Взаимный законный контракт, таким образом, основывается на религиозных обетах, которые даются в присутствии Божием, как правило (хотя и необязательно) - в контексте богослужения. Такое религиозное понимание брака принадлежит не только христианству; оно признавалось во всех культурах и во все времена, ибо корни его в том священном значении, которое среди всех цивилизованных народов придавалось сексу, продолжению рода и отношениям родителей и детей. Христианский брак в идеале и по своему предназначению является моногамным, постоянным и строго нерасторжимым. Моногамия - это присущая позднему иудаизму форма брака, унаследованная и значительно усиленная христианским учением о единстве и духовном равенстве во Христе мужа и жены как «сонаследников благодатной жизни», а также христианским приоритетом веры и религиозной преданности по отношению к личным желаниям ( Ефес. 5,22 - 23; 1 Петра 3,1 - 7 ). Постоянство также вытекает из религиозной природы брачного обета и взаимного уважения равноправных партнеров: христианская любовь не допускает, чтобы кто-либо из них, перестав быть желанным, просто «получил отставку». Такое постоянство еще более является следствием глубокой, всеохватывающей дружбы, укорененной в совместном получении благодати Божией, когда супруги на протяжении многих лет обоюдного духовного возрастания, приходят к драгоценному зрелому содружеству между двумя личностями, которые во всех отношениях - нравственном и духовном - стали одним целым. Понятие нерасторжимости добавляет ко всему вышесказанному, что христианский брак в самом строгом смысле слова необратим. В этом отношении брачный контракт не похож ни на один другой человеческий договор: он так глубоко затрагивает всего человека, его тело, разум, дух, чувства, что не может быть разорван без глубокой раны, нанесенной одному из супругов или обоим. Уже нет возврата к девству, т. е. к тому состоянию, которое предшествовало брачным обетам и брачному общению; нет и пути к такому новому союзу, который бы совершенно не затрагивал третьего лица. Память о любви, существование ребенка, неумолимые годы - все убеждает нас в том, что согласие общества и закона признать брак расторгнутым не всегда может изгладить из памяти воспоминания о нем. Такова правда, такова реальность человеческих отношений, которая ограждается христианским идеалом верности до смерти. В нашем разноликом обществе пастор, придерживающийся такой «теологии» христианского брака, встречается с трудными для его совести вопросами.

1. Он может настаивать на том, что он как служитель Церкви может совершать только браки, основанные на христианских принципах, - т.е. такие, в которых испрашивается Божье благословение при обещании перед Богом супружеской верности и преданности на протяжении всей жизни.

2. Пастор может поэтому отказаться участвовать в заключении не христианских браков - «пробных» браков или любых других, в которых не признаются все христианские обязательства. Это не значит, конечно, что он должен отказываться впоследствии от совершения христианской службы, в которой прежде заключенный гражданский брак дополняется религиозным значением.

3. Служитель может согласиться провести церковное бракосочетание для неверующих, если они принимают христианское представление о браке, искренне желая Божия благословения и твердо намереваясь соблюдать в течение всей жизни супружескую верность. Например, девушка-христианка хочет вступить в брак с юношей-нехристианином, который принимает ее представление о семейном союзе; молодой человек или девушка, выросшие в христианском доме, но еще не исповедующие личную веру во Христа, могут искренне желать, чтобы их брак был таким же, как и почитаемых ими родителей. Пастор, который дает свое согласие, вероятно, сочтет необходимым поговорить с верующим во Христа обо всем, что связано с таким «смешанным» браком, дабы последний не находился в неведении о возможных последствиях.

4. Впрочем, пастор может придерживаться убеждения, что только люди, верующие в Бога, могут давать христианские обеты и соответствовать в браке христианским представлениям. По этой причине он может соглашаться заключать браки только между людьми, полностью отдавшими себя Господу, уклоняясь от участия в нехристианских или «смешанных» бракосочетаниях. Это болезненная ситуация, особенно когда сын или дочь преданных членов церкви хочет жениться или выйти замуж «на стороне» от общины, а родители возлагают на пастора надежды, что он направит молодых людей по наилучшему пути. В этом случае пастор может почувствовать, что следует передать решение этого вопроса коллегам по церковному служению или предоставить другому служителю провести бракосочетание, освободив таким образом свою совесть. Он не обязательно будет полностью осуждать такой брак (это было бы диффамацией), но вправе уклониться от активного участия в его совершении.

5. Опасаясь подобных затруднений, пастор может считать, что христианский брак существует только для верующих во Христа, предлагая нехристианам совершить нечто меньшее по значению, чем полный христианский брак. Дилемма представляется достаточно сложной. Правильно ли поступит христианский пастор, отказываясь служить кому-либо из тех, кто просит его об этом? Но может ли он предлагать какой-то вид «служения», противоречащий тем принципам, которые делают его и христианином, и пастором? Каждый должен решать сам, стараясь оставаться верным собственной совести и быть в равной мере честным как по отношению к своей Церкви, так и к людям - христианам и нехристианам. Из изложенного здесь понимания брака вытекает еще одна обязанность служителя, которую можно сформулировать в виде правила: «Ни одного бракосочетания без предварительного собеседования». Случается ведь и так, что люди, которых вы в первый раз видите, вооружившись свидетельством о регистрации брака, отправляются «искать священника» для совершения брачного обряда - и встречают вас. Пастор, разделяющий христианское понимание брака, едва ли согласится на такое внезапное и непродуманное принесение священных обетов. Духовная подготовка к столь важному жизненному шагу представляется совершенно необходимой; она требует времени, требует беседы (и, возможно, не одной). Если пара не готова на такую отсрочку, пастор может заключить из этого, что к нему обратились не как к служителю Христа, что просьба этих людей не содержит серьезных намерений. Немалая доля вины за обесценивание брака в современном обществе и за распад столь многих брачных союзов, исполненных вначале надежд и идеалов, лежит на Церкви, которая слишком часто «снисходительно» и безответственно совершала бракосочетания для всех приходящих, без всякого разбора, без наставления и подготовки. Чаще всего пастор впервые узнает о намерении молодых из робкого вопроса: «Вы нас пожените?» - на который существует лишь один разумный ответ: «Нет; к этому вам еще надо подготовиться. И я с удовольствием помогу вам. Когда мы сможем вместе все обсудить?»

ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ БЕСЕДА

Беседа, предваряющая бракосочетание, включает много задач. Она должна разъяснить значение брака, помочь вступающей в него паре понять, каков смысл этого союза, в какую жизнь он их вводит. Во время такой беседы нужно познакомить жениха и невесту с церемонией бракосочетания, уточнить все необходимые детали. Здесь надо откровенно затронуть и некоторые особые вопросы, связанные с браком, которые возникнут в будущем, и о которых молодые люди, возможно, еще ни разу не задумывались. Чуткое и доброжелательное участие третьего лица может пролить свет на те вопросы, которые нуждаются в обдумывании, прежде чем они превратятся в болезненные проблемы. И наконец, понимающий пастор поможет молодым людям лучше узнать друг друга: в его присутствии могут раскрыться такие стороны их представлений и взглядов на жизнь, которые в более уединенные и романтические минуты никогда не затрагивались, а может быть, даже старательно избегались. Возможно, ему придется побеседовать и об интимных отношениях, о связанных с ними проблемах и радостях. Ясно, что все это требует времени, одной встречи может не хватить. Благо тому пастору, который взял за правило никогда не устраивать бракосочетания раньше, чем через месяц после того, как жених и невеста в первый раз к нему обратятся! Благо и тому, кто находится настолько в хороших отношениях с молодежью своей общины, что одним из первых узнает о происходящих помолвках, так что, поздравив молодых, он может добавить: «Ваша помолвка добавляет мне новые обязанности. Я хотел бы поговорить с вами обоими об этих волнующих перспективах задолго до того, как придет время обсуждать детали. Приходите ко мне на ужин в честь вашей помолвки, и мы обо всем подумаем вместе». К сожалению, пастору нередко приходится просто настаивать на предварительной беседе под угрозой отказа в совершении бракосочетания. Некоторые советуют проводить три беседы, по одной с каждым в отдельности и потом одну совместную. Большинство же считают такую практику опасной, особенно если в результате серьезного собеседования жених или невеста откажутся от своего намерения. Лишь особые обстоятельства могут оправдать процедуру, дающую столь явный повод для неправильного истолкования и выставляющую в столь странном свете одну из главных задач подготовки: помочь паре узнать лучше друг друга. По-видимому, необходимы хотя бы две совместные беседы, одна из которых, если это возможно, должна быть посвящена подготовке к браку, а вторая - подготовке к бракосочетанию; может понадобиться (хотя и мягкая) требовательность, чтобы вторая тема не вытеснила собой все остальные. В беседе, посвященной подготовке к браку, обсуждаются такие темы, как сущность брака, его социальные последствия, правовые условия, религиозное значение и достоинство. Пастор должен подчеркивать положительные и радостные возможности, которые открывает христианский брак, - именно потому, что мы ценим его столь высоко и хотим охранять его столь строго. И счастье это так дорого, что совершенно недопустимо утратить его из-за беспечности и безответственности. Вот почему христиане дают брачный обет на всю жизнь, как велел нам Иисус, ведь только такой обет сопутствует священному достоинству брака. Разговор о юридических аспектах брака надо дополнить детальным объяснением того, что нужно сделать для публикации положенного уведомления, получения необходимых документов и соблюдения действующих в этой области правил. Для этого пастор должен располагать четкой и точной информацией, включающей адреса, телефоны и часы работы нужных учреждений; следует предупредить, что обо всем нужном для службы бракосочетания, включая участвующих официальных лиц и помощников, надо позаботиться заранее. Ведя речь о социальных аспектах брака, надо сказать и о том месте, которое неизбежно занимают родители, как во время брачной церемонии, так и в последующие годы. Тот или иной вопрос может выявить уязвленные чувства или какие-то опасения; и тогда пастор должен сделать все от него зависящее, чтобы помочь молодым людям увидеть, что «вмешательство» - это скорее всего слепая родительская лю