Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 14 июля 2024
Глава 19 ИУДЕЙ И ЯЗЫЧНИК PDF Печать Email
 


Эта глава основана на Книге Деяния Апостолов 15 1-35
Прибыв в Антиохию Сирийскую, откуда они начали свое миссионерское путешествие, Павел и Варнава воспользовались возможностью собрать верующих и рассказать им "все, что сотворил Бог с ними, и как Он отверз дверь веры язычникам" (Деян. 14:27). Церковь в Антиохии была большой и развивающейся. Являясь центром миссионерской работы, она была одной из самых сильных и важных христианских общин. В ней были представлены люди всех сословий как из иудеев, так и из язычников.
Пока апостолы совместно со служителями и рядовыми членами Антиохийской церкви ревностно трудились, обретая новые души для Христа, некоторые верующие - иудеи "из фарисейской ереси" - подняли вопрос, который вскоре привел к долгим спорам в церкви и напугал верующих из язычников. Эти иудействующие учители самоуверенно заявляли, что если язычники хотят спастись, они должны обрезываться и соблюдать весь обрядовый закон.
Павел и Варнава энергично воспротивились этому новому учению, протестуя против такого давления на язычников. С другой стороны, многие уверовавшие иудеи в Антиохии присоединились к мнению братьев, недавно пришедших из Иудеи.
Обращенные иудеи не желали полностью следовать переменам, которые происходили по Божественному провидению. Работа апостолов среди язычников давала все основания считать, что число обращенных язычников намного превысит число обращенных иудеев. Иудеи боялись, что если соблюдение ограничений и обрядов в соответствии с их законом не станет обязательным условием церковного членства национальные особенности иудеев, до сих пор отличавшие их от всех других народов, в конце концов будут утрачены в многонациональной массе людей, принявших Евангелие.
Иудеи всегда гордились своими богослужениями, порядок которых был установлен Самим Богом, и многие обратившиеся в христианскую веру считали маловероятным, чтобы Бог, некогда во. всех подробностях установивший порядок иудейских богослужений, что-либо изменил в этих предписаниях. Они требовали, чтобы иудейские законы и обряды были включены в христианские богослужения, не догадываясь, что все жертвоприношения являлись лишь прообразом смерти Сына Божьего, а когда Прообраз встретился с реальностью, все обряды и церемонии Моисеева закона потеряли смысл.
До своего обращения Павел считал себя "по правде законной - непорочным" (Флп. 3:6). Но когда он словно родился заново, он ясно понял миссию Спасителя как Искупителя всего человечества - и иудеев, и язычников, понял разницу между живой верой и мертвым формализмом. В свете Евангелия древние обряды и церемонии, данные Израилю, приобрели новое и более глубокое значение, ибо свершились события, тенью которых они являлись, и люди, жившие в эпоху распространения Евангелия, были свободны от их соблюдения. Однако Павел по-прежнему соблюдал как по букве, так и по духу неизменный Закон Божий, состоящий из десяти заповедей.
Вопрос об обрезании, обсуждавшийся в Антиохийской церкви, вылился в споры и борьбу мнений. Члены церкви, опасаясь, что продолжающаяся дискуссия может привести к расколу между верующими, решили послать Павла и Варнаву с несколькими ответственными служителями церкви в Иерусалим, дабы те изложили суть дела апостолам и пресвитерам, встретились с представителями разных церквей и с теми, кто прибыл в Иерусалим на праздник. А тем временем споры прекратились до окончательного решения, которое предстояло принять на общем соборе всем церквам.
По пути в Иерусалим апостолы посещали верующих в городах, через которые они проходили, и ободряли их, рассказывая об обращении язычников и о своей проповеди Евангелия.
В Иерусалиме делегаты из Антиохии встретились с братьями из разных церквей, собравшимися на общий собор, и рассказали им об успешном служении среди язычников. Затем описали смятение, возникшее в церкви, когда туда пришли некоторые обращенные из фарисеев, говоря, что язычники должны обрезываться и соблюдать весь закон Моисеев, если хотят спастись.
Этот вопрос горячо обсуждался в собрании, ибо с ним были тесно связаны некоторые другие вопросы, также требовавшие тщательного рассмотрения, в частности, об употреблении в пищу мяса, посвященного идолам. Многие обращенные язычники жили среди невежественных и суеверных людей, часто приносивших жертвы идолам. Языческие жрецы повсюду торговали идоложертвенным мясом, и иудеи опасались, что обращенные язычники обесчестят христианство, если будут покупать это мясо, тем самым соглашаясь в какой-то степени с обычаями идолопоклонства.
Язычники имели обыкновение есть мясо удушенных животных, тогда как иудеи придерживались Божественного наставления употреблять в пииту мясо животных, кровь которых вытекла из туши; в противном случае мясо считалось нечистым. Бог дал эти указания иудеям, дабы сохранить их здоровье. Иудеи считали также грехом употреблять в пищу кровь, ибо она есть жизнь, а пролитие крови есть следствие греха.
Язычники, напротив, собирали кровь, вытекавшую из жертвенного животного, и использовали ее для приготовления пищи. Иудеи не хотели менять обычаи, установленные Самим Богом, и, если случалось, что иудеи и язычники ели за одним столом, первые бывали оскорблены и шокированы обычаями своих иноплеменных братьев.
Язычники, особенно греки, были крайне распущенными людьми, и существовала опасность, что некоторые, не обратившиеся всем сердцем, ограничатся внешним исповеданием веры, не оставляя своих греховных дел. Христиане из иудеев не могли терпеть такую безнравственность, которую язычники даже не воспринимали как преступление. Поэтому иудеи считали необходимым обязать обращенных язычников обрезываться и соблюдать обрядовый закон, что, по их мнению, было бы испытанием их искренности и посвящения и предотвратило бы приток в Церковь людей, которые, приняв веру без истинного обращения сердца, могли впоследствии обесчестить дело Божье своей безнравственностью и распущенностью.
Казалось, это могло поставить перед собором непреодолимые трудности. Однако Святой Дух помог решению вопроса, от которого зависело благополучие, если не само существование христианской Церкви.
"По долгом рассуждении Петр, встав, сказал им: мужи братия! вы знаете, что Бог от дней первых избрал из нас меня. чтоб из уст моих язычники услышали слово Евангелия и уверовали". Святой Дух уже разрешил этот спорный вопрос, даровав одинаковую силу и необрезанным язычникам, и обрезанным иудеям. Далее он пересказал свое видение, в котором Бог показал ему полотно, наполненное всякого рода четвероногими зверями, и повелел: заколи и ешь. Когда он отказался, сославшись на то, что никогда не ел ничего скверного или нечистого, ему было сказано: "Что Бог очистил, того не почитай нечистым" (Деян. 10:15).
Петр рассказал о ясном истолковании этих слов, которое было дано ему почти сразу же, когда он услышал внутренний голос, повелевающий идти к сотнику и наставлять его в вере Христовой. Эта весть свидетельствовала о том, что Бог нелицеприятен. Он принимает и признает всех боящихся Его. Петр рассказал и об удивлении, которое он испытал, когда Дух Святой сошел на его слушателей, как на язычников, так и на иудеев, собравшихся в доме Корнилия во время проповеди Евангелия. Свет и слава, почившие на обрезанных иудеях, отражались и на лицах необрезанных язычников. Этим Бог предупреждал Петра, что никого нельзя считать скверным или нечистым, потому что Кровь Христа очищает от всякой нечистоты.
До этого собора Петр уже обсуждал с братьями обращение Корнилия и его друзей и свое общение с ними. Рассказывая, как Дух Святой сошел на язычников, он тогда сказал: "Итак, если Бог дал им такой же дар, как и нам, уверовавшим в Господа Иисуса Христа, то кто же я, чтобы мог воспрепятствовать Богу?" (Деян. 11:17). Теперь с не меньшим жаром и силой он сказал: "Сердцеведец Бог дал им свидетельство, даровав им Духа Святого, как и нам, и не положил никакого различия между нами и ими, верою очистив сердца их. Что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы?" Этим игом был не Закон Десяти Заповедей, как утверждают некоторые, противящиеся требованиям закона; Петр говорит здесь, об обрядовом законе, который потерял силу после распятия Христа.
Речь Петра подготовила собрание к тому, чтобы терпеливо выслушать Павла и Варнаву, рассказавших о работе среди язычников. "Тогда умолкло все собрание и слушало Варнаву и Павла, рассказывавших, какие знамения и чудеса сотворил Бог чрез них среди язычников".
Иаков также решительно высказал собранию свое мнение, объявив, что Бог намерен даровать язычникам те же преимущества и благословения, которые дарованы иудеям.
Святому Духу угодно было не возлагать на обращенных из язычников требования обрядового закона, а апостолы в данном случае лишь согласились с мнением Духа Божьего. Иаков председательствовал на соборе и вынес окончательное решение: "Посему я полагаю не затруднять обращающихся к Богу из язычников".
На этом споры закончились. Здесь Священное Писание опровергает учение римско-католической церкви о том, что Петр был главой церкви. И папы, называвшие себя его преемниками, не имели этому подтверждения в Библии. Ничто в жизни Петра не указывает на то, что он как наместник Всевышнего занимал более высокое положение, чем его братья. Если бы считающие себя преемниками Петра следовали его примеру, они довольствовались бы равным положением со своими братьями.
Иаков как председательствующий объявил об окончательном решении собора, которое гласило, что обрядовый закон и в особенности обрезание не должны навязываться или даже рекомендоваться язычникам. Иаков пытался внушить братьям, что обращение язычников к Богу означает огромную перемену в их жизни, и не следует смущать их сомнительными и второстепенными вопросами, дабы они с радостью следовали за Христом.
В то же время обращенные из язычников должны были отказаться от обычаев, не совместимых с принципами христианства. Поэтому апостолы и пресвитеры решили направить им письмо, в котором просили воздерживаться от идоложертвенного, от блуда, от удавленины и крови, соблюдать заповеди Божьи и сохранять свою жизнь в чистоте и святости. Язычники получили заверение, что люди, заставляющие их обрезываться, не были уполномочены апостолами.
Им рекомендовали Павла и Варнаву как людей, подвергавших опасности свою жизнь ради Господа. Вместе с апостолами были посланы Иуда и Сила, чтобы устно довести до язычников решение собора: "Угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите; соблюдая сие, хорошо сделаете". Итак, четыре раба Божьих были посланы в Антиохию с письмом и вестью, дабы положить конец всем спорам; ибо то было мнение самого авторитетного форума на земле.
Собор состоял из апостолов и учителей, основавших христианские церкви среди иудеев и язычников, а также из избранных представителей различных церквей. Так, здесь присутствовали иерусалимские пресвитеры, посланцы от антиохийской общины, представители наиболее влиятельных церквей. На соборе высказывались взвешенные суждения, и Церковь, созданная по воле Божьей, предстала во всем своем достоинстве. Присутствующие пришли к выводу, что Сам Бог дал им ответ, даровав язычникам Духа Святого, руководству Которого остается подчиниться.
Это не решалось голосованием. Апостолы и пресвитеры, влиятельные и здравомыслящие люди, подготовили и огласили постановление, принятое всеми христианскими церквами. Но не все были довольны решением; нашлись честолюбивые и самоуверенные братья, не согласные с ним и дерзнувшие действовать по-своему. Они роптали, придирались к братьям, предлагали новые планы и стремились ослабить влияние людей, которым Бог поручил возвещать евангельскую весть. С самого начала Церковь встретилась с подобными препятствиями, которые не раз будут возникать на ее пути.
Поскольку Иерусалим был столицей иудеев, именно здесь наиболее развился дух исключительности и фанатизма. Христиане из иудеев, жившие в непосредственной близости от храма, естественно, дорожили преимуществами, которые они имели как нация. Увидев, что христианская Церковь отходит от обрядов и традиций иудаизма, а святость, окружавшая иудейские обычаи, вскоре может утратиться в свете новой веры, многие вознегодовали на Павла, ибо именно он был главным виновником этих перемен. Даже не все ученики охотно приняли решение собора. Некоторые настаивали на соблюдении обрядовых законов и относились к Павлу недоброжелательно, считая, что он пренебрегает ими.
Однако решения общего собора, полные терпимости и великодушия, вселили уверенность в обращенных из язычников, и дело Божье начало процветать. Посетившие Антиохийскую церковь Иуда и Сила, специальные вестники, посланные собором вместе с апостолами, "будучи также пророками", "обильным словом преподали наставление братиям и утвердили их". Эти благочестивые мужи некоторое время оставались в Антиохии. "Павел же и Варнава жили в Антиохии, уча и благовествуя вместе с другими многими слово Господне".
Когда Петр впоследствии посетил Антиохию, он завоевал доверие многих своим благоразумным поведением по отношению к обращенным из язычников, ибо действовал в соответствии с тем светом, который был послан ему Небом. Он настолько преодолел свои предрассудки, что даже ел за одним столом с язычниками. Но когда из Иерусалима пришли некоторые иудеи, ратовавшие за обрядовый закон, Петр неосмотрительно изменил свое отношение к обращенным из язычников. Ряд иудеев "вместе с ним лицемерили, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием". Эта слабость, проявленная руководителями Церкви, которых все уважали и любили, произвела удручающее впечатление на обращенных из язычников. Церкви угрожал раскол. Павел, видя, какое разрушительное влияние может оказать на Церковь двуличие Петра, открыто обличил его за то, что он трусливо скрывал свои истинные чувства. В присутствии церкви Павел спросил у Петра: "Если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-Иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-Иудейски?" (Гал. 2:13, 14).
Петр понял, что впал в заблуждение, и немедленно начал исправлять, насколько это было в его силах, причиненное им Церкви зло. Бог, знающий конец от начала, допустил, чтобы Петр проявил эту слабость характера и осознал, что ему нечем хвалиться. Даже лучшие представители человечества, предоставленные сами себе, впадают в заблуждение. Бог предвидел, что в будущем некоторые в своей слепоте попытаются наделить Петра и его так называемых преемников полномочиями, которыми обладает только Бог. Свидетельство слабости апостола служило доказательством его грешности и того, что он не выше других апостолов.
История отступничества Петра от справедливых принципов предостерегает людей, занимающих ответственное положение в деле служения Богу, призывая их всегда оставаться порядочными и верными истине. Чем большая ответственность возложена на человека и чем большими возможностями он обладает, тем больше вреда он может причинить, если не будет следовать путями Божьими и трудиться так, как это было решено на общем соборе верующих.
Разве не удивительно, что после всех своих неудач и падений, после своего отречения и покаяния, после длительного служения, после близкого знакомства со Христом, Который всегда бесстрашно отстаивал справедливость; после всех полученных наставлений, даров и познания, после того, как он оказал сильное влияние проповедью слова, Петр стал лицемерить и уклоняться от принципов Евангелия из-за страха перед людьми, дабы завоевать расположение некоторых? Разве не удивительно, что он поколебался в своей приверженности правде? Но дай Бог каждому осознать свою беспомощность и неспособность привести свое судно в безопасную гавань.
Павел часто оставался одиноким в своем служении. Он был особо научен Богом и не шел ни на какие уступки, когда дело касалось принципов. Иногда бремя было очень тяжелым, но Павел твердо стоял за правду. Он понимал, что церковь никогда не должна подчиняться человеческой власти, ибо человеческие традиции и принципы не могут заменить открытую истину. Какое бы положение люди ни занимали в церкви, их предрассудки не должны препятствовать распространению евангельской вести.
И Павел посвятил все свои способности и всего себя служению Богу. Он принял евангельскую истину от Самого Христа и на протяжении всего своего служения поддерживал живую связь с Небом. Он был научен Богом, что нельзя связывать бремена неудобоносимые и возлагать их на обращенных из язычников; поэтому, когда иудействующие христиане подняли в Антиохийской церкви вопрос об обрезании, Павел, зная мнение Духа Божьего, занял твердую и непримиримую позицию, благодаря которой церковь освободилась от иудейских обрядов и традиций.
Несмотря на то, что Павел получал наставления непосредственно от Бога, он не пренебрегал церковью и не пытался действовать самостоятельно. Уповая на водительство Бога, он всегда с готовностью признавал авторитет церкви, чувствуя нужду в братских советах. И когда возникали трудные вопросы, он был рад обсудить их с церковью и вместе со своими братьями просить мудрости у Бога, дабы принять правильное решение. "И духи пророческие, - писал он, - послушны пророкам, потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых" (1 Кор. 14:32, 33). Вместе с Петром он учил, что все люди, объединившиеся в церковь, должны "подчиняться друг другу" (1 Петр. 5:5).