Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 14 июля 2024
Главная Весть 1888 года История субботы и первого дня недели Д. Н. Эндрюс ГЛАВА 14 ПЕРВЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О СОБЛЮДЕНИИ ВОСКРЕСЕНЬЯ
ГЛАВА 14 ПЕРВЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О СОБЛЮДЕНИИ ВОСКРЕСЕНЬЯ PDF Печать E-mail

Предмет исследования – истоки соблюдения Воскресенья – Противоречивые высказывания Мосхайма и Неандера – Разногласия между ними и достоверные данные для решения этого вопроса  – Новый Завет не содержит сведений в поддержку утверждения Мосхайма – Послание Варнавы является подделкой – В свидетельстве Плиния не содержится доводов в поддержку соблюдения воскресенья – Послание Игнатия, возможно, является подделкой и вставлено в текст с целью укрепления авторитета воскресенья – Решение данного вопроса.

Сегодня первый день недели практически во всем мире отмечается как христианская суббота. Истоки данного установления до сих пор являются предметом исследований. Эти истоки описываются двумя выдающимися церковными историками; однако, они так явно противоречат друг другу, что любопытно было бы определить, какой же из них утверждает истину. Вот что Мосхайм пишетотносительно первого века:

«Все христиане были единогласны в том, чтобы для проведения богослужений выделить первый день недели, в который торжествующий Спаситель воскрес из мертвых. Этот религиозный обычай, возникший на основе примера Иерусалимской церкви, был явно установлен апостолами, которые посвящали этот день священной цели, и, как мы видим из единогласных свидетельств наиболее авторитетных авторов, соблюдался христианскими церквями всего мира».

Теперь посмотрим, что Неандер, наиболее выдающийся из церковных историков, пишет о позиции апостолов в отношении соблюдения воскресенья:

«Праздник воскресенья, как и все другие праздники, всегда был лишь человеческим установлением, и ни апостолы, ни ранняя апостольская церковь вовсе не намеревались придавать ему божественное значение и переносить законы ссубботы на воскресенье. Возможно, такое ложное представление начало распространяться в конце второго века, так как люди в то время считали совершение труда в воскресенье грехом».

Как же нам определить, кто из историков прав? Ни один из них не жил во времена существования апостольской Церкви. Мосхайм был писателем восемнадцатого века, а Неандер - девятнадцатого. Следовательно, в силу этого обстоятельства они должны были изучить данные, взятые из источников того периода, дошедших до нас. Эти сведения содержат все необходимые свидетельства, которые считаются достоверными и могут применяться для решения данного вопроса. Во-первых, это Священное Писание Нового Завета; во-вторых, - признанные труды авторов того времени, на которые ссылаются, говоря о первом дне недели, а именно: Послание Варнавы; письмо Плиния, правителя Вифинии, к императору Траяну; и послание Игнатия.  Все эти труды были созданы до середины второго века и этого довольно, чтобы обосновать утверждение Мосхайма, относящееся к первому дню недели.

При помощи данного свидетельства нужно ответить на следующие вопросы: говорили ли апостолы о воскресенье как о дне проведения богослужений (как утверждает Мосхайм)? И показывает ли практика, что праздник воскресенья, как и другие праздники, всегда существовал лишь как человеческое установление (по утверждению Неандера)?

Несомненно, в Новом Завете ничего не говорится о том, что воскресенье было отведено для торжественного проведения богослужений. Также верно и то, что Иерусалимская церковь не давала такого примера, на котором основано данное утверждение. Таким образом, Новый Завет не содержит доводов в поддержку  утверждения Мосхайма.

Необходимо рассмотреть все три послания, дошедшие до нас, которые были написаны либо в апостольском веке, либо сразу после него. Это письменное подтверждение, где охвачен более обширный период, чем тот, о котором пишет Мосхайм. Он говорит лишь о первом веке; но мы обращаемся к писателям этого века и следующего, вплоть до времен Иустина Философа (140 г.н.э.), который, как принято считать, упоминал о первом дне недели. Вниманию читателя предлагаются все существующие сведения по данному вопросу. В Послании Варнавы так говорится о соблюдении первого дня недели:

«Наконец, Бог говорит иудеям: «новомесячий ваших и суббот ваших не терплю» (Ис. 1:13). Смотрите, как Он говорить: неприятны Мне нынешние субботы, но те, которые Я определил и которым наступать тогда, когда, положив конец всему, сделаю начало дню осьмому, или начало другому миру». Поэтому мы и проводим в радости осьмой день, в который и Иисус воскрес из мертвых, и после того, как явился верующим, вознесся на небо».

Отсюда разумно было бы заключить, что Мосхайм действительно полагался на это свидетельство как на источник, восходящий к апостолам и подтверждающий святость воскресенья лучше других источников, ранее рассмотренных нами. Несмотря на это, он откровенно признает, что это послание является подделкой. Он пишет:

«Послание Варнавы - это произведение, написанное каким-то иудеем, наиболее вероятно, жившим в том же веке, чьи посредственные способности и суеверная привязанность к иудейским басням, несмотря на честность его намерений, показывают, что он, должно быть, сильно отличался от настоящего Варнавы, бывшего соратником святого Павла».

В другом своем произведении Мосхайм говорит об этом послании так:

«Касательно послания, якобы написанного Варнавой, другом и соратником святого апостола Павла, я могу сказать, что несерьезность представленных в нем суждений легко обнаружить, обратившись непосредственно к самому письму; несколько мнений и интерпретаций Священного Писания, приводимых в нем, содержат в себе так мало истины, достоинства и убедительности, что невозможно себе представить, чтобы они могли когда-либо выйти из-под пера человека, вдохновленного Богом».

Вот что Неандер пишет об этом послании:

«Невозможно признать, что это послание принадлежит перу Варнавы, достойного быть соавтором трудов святого апостола Павла».

Профессор Стюарт приводит похожее свидетельство:

«Я не сомневаюсь в том, что это послание написал человек по имени Варнава; но в том, что его написал избранный соратник Павла, я должен усомниться, как и многие другие».

Доктор Киллен, профессор церковной истории, обращаясь к генеральной ассамблее пресвитерианской церкви Ирландии, пишет следующее:

«Известный трактат под названием “Послание Варнавы”, вероятно, был составлен в 135 г. н. э. Очевидно, это работа принадлежит перу человека, обратившегося из иудаизма и находившего особое удовольствие в аллегорическом толковании Писания».

Профессор Хэкетт приводит следующее свидетельство:

«Это сохранившееся до наших дней письмо, которое приписывалось Варнаве, даже во втором веке, не может быть подлинником».

Вот что Милнер говорит об известном послании Варнавы:

«Это оскорбление по отношению к нему - утверждать, что послание, ему приписываемое, и вправду может оказаться его произведением».

Китто так пишет об этом произведении:

«Так называемое “Послание Варнавы”, вероятно, является подделкой, созданной во втором веке».

Вот что говорится о Варнаве, упоминаемом в Новом Завете, в книге Encyclopedia of Religious Knowledge (рус. «Энциклопедия религиозных знаний»):

«Он просто не мог быть автором произведения, исполненного натянутых аллегорий, нелепых и недопустимых толкований Писания, а также историй о зверях и подобных фантазиях, из которых состоит первая часть этого послания».

Евсевий, первый из церковных историков, относит это послание к поддельным произведениям. Он говорит:

«К подложным относятся: “Деяния Павла”, книга под названием “Пастырь”, “Апокалипсис Петра”, “Послание”, признаваемое Варнавиным, так называемое “Учение апостолов”».

Уильям Домвилл писал:

«Однако же, это послание было написано не Варнавой; оно не только недостойно его - оно было бы позорно для него, и, что гораздо более важно, оно было бы позорно для христианской религии, если бы было произведением одного из авторитетных учителей этой религии, жившего во времена апостолов, и это обстоятельство всерьез поставило бы под сомнение его божественное происхождение. Будучи вовсе не посланием Варнавы, этот документ, содержащий рассуждения о субботе, является ничем иным, как свидетельством некоего неизвестного автора о традиции соблюдения воскресенья некоторыми христианами неизвестной общины, практиковавшейся в неопределенный период христианской эры; при этом нет достаточных оснований для веры в то, что под этим периодом подразумевался именно первый век».

Коулмэн приводит следующее свидетельство:

«Послание Варнавы, приписываемое выдающемуся соратнику Павла в его миссии, очевидно, является подделкой. Оно изобилует неправдоподобными сведениями, мистикой, аллегорическими толкованиями Ветхого Завета, проникнуто невообразимым тщеславием и в целом считается учеными недостоверным».

В качестве примера необоснованных и абсурдных утверждений, содержащихся в данном послании, приведем следующий отрывок:

«И гиены не ешь, сказано; это значит: не будь прелюбодеем, ни растлителем и не уподобляйся таковым. Почему? Потому что это животное ежегодно изменяет свою природу, и бывает то мужеского, то женского».

Таким образом, основываясь на трудах историков для решения этого вопроса, мы можем считать это послание подделкой. И кто бы ни прочел его девятую главу – а в ней нет никаких цитат - поймет справедливость этого заключения. Это послание – единственный письменный документ, датированный первым веком, за исключением Нового Завета, в котором упоминается первый день недели. Даже Мосхайм признает, что оно не предоставляет доводов в пользу соблюдения воскресенья.

Еще один документ, заслуживающий внимания - письмо Плиния, римского правителя Вифинии, императору Траяну. Оно было написано приблизительно в 104 г. н. э. Вот что он говорил о христианах, живших в его провинции:

«Они утверждали, что их ошибка состояла в том, что они встречались в определенный установленный день до рассвета и обращались с молитвой ко Христу как к Богу, связывая себя торжественной клятвой, не ради злого умысла, но дабы никогда не совершать ни обмана, ни кражи, ни прелюбодеяния, никогда не искажать свои слова и не отвергать истины, если вынуждены открыть ее; после чего по обыкновению разделялись и затем вновь собирались, чтобы вкушать вместе безобидную трапезу».

Послание Плиния определенно не приводит доводов в поддержку соблюдения воскресенья. Об этом прямо заявляет Коулмэн. Он так говорит об этом отрывке:

«Данное утверждение свидетельствует о том, что христиане соблюдали этот день в святости, но оно ничего не говорит о том, делали ли они это в последний или первый день недели».

Чарльз Бак, выдающийся автор, выступавший за соблюдение первого дня недели, не видел в этом послании свидетельств в его пользу, как обнаруживается из неточного перевода, представленного им. Так, он ссылается на это послание:

«Эти люди заявляют, что все их преступление, если они виновны, состоит в том, что в определенные дни они собираются до восхода солнца, чтобы поочередно прославлять Христа как Бога».

Тертуллиан, который творил в 200 г. н. э., так пишет об этом утверждении Плиния:

«К этому Плиний Младший (прим. перев.) ... узнал о них только то, что у них бывают собрания до рассвета для прославления Христа, как Бога, и для распространения учения в своем обществе, и что они запрещают человекоубийство, прелюбодеяние, обман, вероломство и прочие преступления».

Несомненно, Тертуллиан не обнаружил здесь связи с праздником воскресенья.

У.Б. Тэйлер так писал об этом установленном дне:

«Так как сегодня суббота широко соблюдается как день солнца (и даже более того), возможно как и то, что этот установленный день, упоминаемый Плинием, был седьмым днем недели, так и то, что он был первым днем, хотя последний обычно воспринимается как само собой разумеющееся».

Принятие самой точки зрения, требующей доказательств, как должного, не подкрепляет приведенное выше свидетельство в поддержку соблюдения первого дня недели. Хотя Мосхайм ссылается на утверждение Плиния как на главный довод в пользу соблюдения воскресенья, он так пишет о мнении другого ученого человека:

«Б. Д. Г. Бёмер действительно помогает нам понять, что этот день и иудейская суббота – по сути одно и то же».

Послание Плиния было написано несколько лет спустя после апостолов. Оно имеет отношение к церкви, основанной, вероятно, апостолом Петром.  Конечно, гораздо более вероятно, что эта церковь сорок лет спустя после смерти Петра соблюдала четвертую заповедь, чем то, что она соблюдала день, который Бог никогда не предписывал чтить. Следует признать, что свидетельство Плиния не приводит никаких доказательств в поддержку соблюдения воскресенья; так как оно ничего не говорит о том, какой именно день недели соблюдался.

Послания Игнатия Антиохийского, часто приводимые в поддержку соблюдения первого дня недели, также заслуживают внимания. Он говорит:

«Итак, если жившие в древнем порядке дел приближались к новому упованию и уже не субботствовали, но жили жизнью воскресения, в котором и наша жизнь воссияла чрез Него и чрез смерть Его, - некоторые и отвергают ее, но чрез ее тайну получили мы начало веры, и ради ее терпим, дабы быть учениками Иисуса Христа, единого Учителя нашего, то как можем мы жить без Него, когда и пророки, будучи учениками Его по духу, ожидали Его, как учителя своего?»

Два важных факта, имеющих отношение к данной цитате, требуют детального рассмотрения: 1. Авторитетные писатели, выступающие в пользу соблюдения первого дня недели, признают послания Игнатия подделкой; а послания, которые считаются возможными подлинниками, не включают в свое число послание к Магнезийцам, из которого взята эта цитата, и ничего не говорят о соблюдении первого дня недели. 2. В послании к Магнезийцам ничего не говорилось бы ни о каком дне, если бы само слово «день» не было бы вставлено туда переводчиком! В поддержку первого из этих утверждений приведем следующее свидетельство. Доктор Киллен пишет:

«В шестнадцатом веке были обнародованы пятнадцать писем, написанных в глубокой древности. Их приписали антиохийскому пастырю. Исследователи отказались признать их непреложность, и тотчас восемь из них были признаны подделкой. В семнадцатом веке семь оставшихся писем с внесенными в них поправками снова появились из ниоткуда, и их приписали Игнатию. И снова проницательные критики отвергли их притязание на оригинальность; однако, их вторичное появление вызвало любопытство у народа, и многие выражали искреннее желание взглянуть на настоящие послания. Их искали в Греции, Сирии, Палестине и Египте,и, наконец, были найдены три письма. Подобное открытие не может не радовать; несомненно, что четыре послания, лишь недавно признанные подлинниками, выдаются за подлинники; и смело можно было бы сказать, что подлинность трех обнаруженных писем остается вне сомнений. Однако, истину все еще ставят под сомнение и напрочь отвергают утверждения ее сторонников. Доказательство, приведенное в данных трех посланиях, определенно свидетельствует о том, что они, как и три последние книги Сивилл, являются всего лишь очередной ложью».

Этот же автор излагает точку зрения Кальвина:

«Сильное доказательство проницательности великого Кальвина заключается в том, что около трех сотен лет назад он представил развернутое утверждение, осуждающее послания Игнатия».

Вот что профессор К.Ф. Хадсон говорит о трех посланиях Игнатия, до сих пор считающихся подлинниками:

«Игнатий Антиохийский был предан мученической смерти примерно в 115 г. н. э. Из восьми посланий, приписываемых ему, три являются подлинными; а именно послания, адресованные Поликарпу, Ефесянам и Римлянам».

Следует отметить, что три послания, считающиеся подлинными, не включают в свое число то, из которого приведена цитата в пользу соблюдения воскресенья; правда также и то, что воскресенье в них в принципе не упоминается. Сэр Уильям Домвилл, автор, выступавший против соблюдения субботы, пишет:

«Каждый, кто ознакомлен с этим вопросом, знает, что в работах Игнатия содержится больше вставок и искажений, чем в трудах любого другого из раннехристианских отцов церкви, и что некоторые работы, приписанные ему, целиком являются подделкой».

Робинсон, выдающийся английский баптистский писатель прошлого века, так выражает свою точку зрения относительно посланий, приписываемых Игнатию, Варнаве и другим отцам церкви:

«Если какие-либо из трудов, приписываемые тем, кого мы называем святыми отцами церкви, к примеру, Игнатию Антиохийскому, Поликарпу Смирнскому, Варнаве, который был наполовину иудеем, и Герме, брату Пия, римского епископа, действительно подлинны, в чем есть множество причин сомневаться, они лишь подтверждают глубокую религиозность и безграмотность этих благочестивых людей. Некоторые из них даже хуже, а наиболее выдающиеся не лучше, чем низкосортные благочестивые послания баптистов и квакеров, писавшиеся во времена гражданской войны в Англии. И Варнава, и Герма говорят о крещении, но их труды – лишь ничтожные фантазии сумасбродных, нестандартных гениев».

Сомнительная репутация посланий Игнатия, таким образом, всецело подтверждается. Высказывание в пользу воскресенья взято отнюдь не из представленных трех посланий, все еще считающихся подлинными. Более того, они бы не смогли представить доводы в пользу какого бы то ни было дня недели, если бы не удивительная вольность, если не сказать, ложь, к которой прибегнул переводчик, добавив в текст слово «день». На этот факт с поразительной точностью указывает Китто, чья «Энциклопедия» (англ. Cyclopedia) имеет высокую репутацию среди богословов, выступающих в пользу соблюдения первого дня недели. Так, он приводит оригинал текста Игнатия с комментариями и переводом:

«Здесь необходимо отметить еще один отрывок, имеющий отношение к теме дня Господня, хотя в нем определенно нет упоминаний о нем. Он представлен в послании Игнатия к Магнезийцам (около 100 г. н. э.). В целом данный отрывок, по общему признанию, не совсем понятен, и содержание может быть искажено. Ниже представлен его текст:

“Ei oun oi en palaiois pragmasin anastraphentes eis kainoteta elpidos elthon-meketi sabbatixontes, alla kata kuriaken xoen xontes-(en e kai e xoe emon aneteilen oi autou, etc.)”.

 

«Сегодня большинство толкователей допускает (неизвестно, по какой причине), что после слова kuriaken («Господень») должно стоять слово emeran («день»)». Теперь обратим внимание на сам отрывок. Незавершенность предложения определяется отсутствием существительного, к которому относится слово autou. Этот недостаток, вместо того, чтобы быть исправленным, подчеркивается посредством введения слова emera. Если бы мы перевели фразу kuriake xon как «жизнь Господа», то есть, в более личностном смысле, здесь бы, конечно, имело место добавление существительного к слову autou. Таким образом, перевод данного отрывка следующий:

«Итак, если жившие в древнем порядке дел приближались к новому упованию и уже не субботствовали, но жили согласно жизни Господа (в котором и наша жизнь воссияла чрез Него)...»

«Согласно этой точке зрения, данный отрывок не имеет никакого отношения ко дню Господню; но, даже предположив обратное, мы не можем рассматривать его в качестве прямого доказательства раннего использования термина “день Господень” (с которым он часто связывается), так как якобы необходимое слово emera («день») в данном случае исключительно гипотетично».

Морер, священник англиканской Церкви, подтверждает высказывание Китто. Об Игнатии он говорит:

«Следовательно, если бы те, кто хорошо разбирался в трудах древности, приблизились бы к новому упованию, не субботствуя, но живя жизнью Господа… Медицейская копия, лучшая из представленных и, весьма вероятно, созданная Евсевием, не оставляет сомнений, так как слово xoen, в переводе звучащее как “Господень”, имеет отношение к личности Христа, а не ко дню его воскресения».

Уильям Домвилл рассуждает об этом так:

«Судя по содержанию самого послания, буквальный перевод рассматриваемого отрывка таков: “Более не соблюдали суббот, но жили жизнью Христа”; это его истинное и прямое значение; и, если так, то Игнатий, которого Герни  представляет как важного свидетеля соблюдения дня Господня, жившего в начале второго века нашей эры, на самом деле не мог ничего доказать. При тщательном изучении его свидетельства становится понятно, что он даже не упоминает о дне Господнем или о каком-либо ином дне и так или иначе не ссылается на его соблюдение».

Очевидно, эта знаменитая цитата не имеет никакого отношения к первому дню недели и не доказывает, что этот день был известен во времена Игнатия под названием «день Господень».  Теперь судите сами, рассуждали ли Мосхайм и Неандер о дне Господнем, опираясь на факты, или нет. Таким образом, в Новом Завете и светской литературе периода его написания не содержится никаких сведений, которые подтверждали бы решительное заявление Мосхайма в пользу воскресенья. Обратившись к источникам, датированным четвертым веком, мы находим его утверждение, существенно отличающееся от того,что он говорил ранее. Из всех посланий, приписываемых Варнаве, Плинию и Игнатию, первое является подделкой, второе гласит о некоем установленном дне (при этом неизвестно, о каком именно), а в третьем, вероятно, также поддельном, ничего не говорилось бы о воскресенье, если бы сторонники соблюдения первого дня недели не добавили бы слово «день»! Нельзя отрицать того факта, что Мосхайм говорил об этом как доктор богословия, но не как историк; и с твердым убеждением, что наши слова истинны, мы повторим сказанное Неандером: «Праздник воскресенья всегда был лишь человеческим установлением».