Свобода во Христе - христианский проект

Пятница, 19 июля 2024
Глава 5, стихи 1-5: PDF Печать E-mail

"Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства. 2 Вот, я, Павел, говорю вам: если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа. 3 Еще свидетельствую всякому человеку обрезывающемуся, что он должен исполнить весь закон. 4 Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати, 5 а мы духом ожидаем и надеемся праведности от веры."

"Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона?" Здесь мы имеем выражение "под законом", которое встречается ещё раз. Мы уже рассматривали эту фразу, и выяснили, что в послании к галатам она используется для указание на подчинение закону, на пребывание под его властью. Но один из наших друзей, которые очень сильно воодушевлены идеей о том, что в послании к галатам речь идёт о нравственном законе, идёт ещё дальше, заявляя о том, что в каждом случае применения этой фразы она обозначает "состояние осуждения или приговора", то есть состояние, при котором приговор закона нависает над чьей-то головой. Это наказание представляет собой вторую смерть в "геенне огненной". Согласно этого представления, мы делаем вывод о том, что галаты желали находиться в этом состоянии вины, которое постоянно напоминало им об огненном озере. "Скажите мне вы, желающие быть под законом..." Эта характеристика означала бы "Скажите мне вы, желающие быть под осуждением и приговором закона", или "Скажите мне вы, желающие быть под приговором второй смерти". Мы знаем многих людей, имеющих странные желания, но никогда ещё не встречали тех, кто желает второй смерти. Но если следовать этой логике, и тому представлению, что этот закон является нравственным законом, все эти фразы "под законом" означают под осуждением этого закона, и в этом случае мы просто не сможем избежать данного вывода. Однако мысль об этих новообращённых христианах, желающих погрузиться в состояние осуждения, приводящего к такой участи, не стоит и мимолётного рассмотрения. Но ведь к таким нелепостям и ведёт вышеописанная позиция.

Истинная позиция, говорящая о том, что галаты желали вернуться к обязанности соблюдать церемониальный закон, не приводит к подобным выводам. Она находится в гармонии со всеми наставлениями апостола.

"Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона?" Рассмотрев первую часть этого предложения, обратите внимание на вторую его часть: "... разве вы не слушаете закона? После этого Павел цитирует из книги Бытие историю Авраама, Сарры и Агари в качестве аллегории. Здесь слово "закон" включает в себя книгу Бытие. Определённо это слово здесь не может означать нравственный закон, но однозначно должно включать в себя книгу закона, содержащую требования закона Моисея. Закон обрезания, который постоянно упоминается в этом послании, имеет тесную связь с историей Агари из книги Бытие. Термин "закон" в понимании евреев обычно обозначал пять книг Моисея, включающих в себя всю систему нравственных, ритуальных, прообразных и гражданских постановлений. Эту систему данные иудействующие учителя и желали сохранить. Обрезание было символом всей этой системы. Мы верим в то, что вся эта система была упразднена и не является обязательной для христиан, кроме десяти заповедей и принципов, проистекающих из этого нравственного закона. Когда Павел говорит: "... вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона?", то разве этот закон, которые они слушали, не был тем же самым законом, под властью которого они и желали находиться? Однако закон, который они "слушали" был не законом десяти заповедей, а законом, который включал в себя всю систему Моисея. Поэтому закон, о котором идёт речь, не может здесь обозначать нравственный закон.

В качестве другой иллюстрации своего вопроса Павел обращает внимание на факты, связанные с двумя жёнами Авраама: Саррой и Агарью. Он говорит, что эта история является "иносказанием", то есть, по словам Кларка "предназначена понять невидимое при взгляде на видимое". Слово, записанное в оригинале, имеет такое же значение. Каково же то сокрытое значение, которое вдохновенный апостол нашёл в этой простой истории? - Агарь и Сарра в духовном смысле символизируют два завета.  "Один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь". Он "соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве;" Этот завет должен включать в себя все особые разделяющие постановления, составляющие "стену разделения". Он должен иметь особую связь с термином "добавленный закон", о котором всё время идёт речь, а иначе бы это было полностью оторвано от основной линии рассуждений, и поэтому выводы апостола были бы нелогичными, несвязными и не имеющими отношение к его же доводам. "Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона?" Затем он сразу же приводит иллюстрацию о двух заветах. И эта иллюстрация имеет прямое отношение к выводу в первых стихах 5-й главы. Те, кто был в том завете находились "в рабстве" со своими детьми. Сам завет "рождал в рабство", то есть "приносил", или "рождал детей для служения в рабстве" (пересмотренный перевод и Диаглотт). Отсюда и вывод всего этого наставления: "Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства", то есть тому "игу", которое, по словам Петра, "не могли понести ни отцы наши, ни мы". Из этого мы можем только сделать вывод о том, что этот завет, который рождает детей в рабство, включает в себя закон обрезания, а также всё остальное, что обрезание собой символизировало. Церемонии, связанные с этим заветом, имели своим центром Иерусалим. Все его жертвы должны были приноситься там. Все праздники отмечались там. Каждый иудей постоянно молился лицом к этому городу. Все его чаяния и стремления, все его паломничества и посвящения связаны с тем старым Иерусалимом даже до сего дня. И всё это сконцентрировано в завете, который символизирует Агарь. Однако Сарра, истинная жена Авраама, символизирует собой славную свободу и драгоценные благословения Нового Завета. Новый Иерусалим является нашим святым городом. Он и является "вышним", и он же является "матерью всем нам". Мы являемся детьми "обетования", подобно Исааку, если мы заключаем Новый Завет.

Обетование "семени" было дано через Израиля. Некоторые из наших хороших друзей думают, что обетование "семени" относится к будущему, и что "семя" ещё не пришло. Если обетование "семени" ещё не исполнилось, тогда завет свободы, символизируемый Саррой, который это обетованное "семя" должно было учредить, ещё не вступил в свою силу. Поэтому мы делаем вывод о том, что наши друзья всё ещё находятся под властью ветхого завета, завета рабства, символизируемого Агарью. Если их теория верна, то нам их очень жаль. Но мы благодарны также за то, что имеем для них благую весть. "Семя" пришло. И мы, и наши друзья, как мы надеемся, являемся детьми Нового Иерусалима. Мы надеемся на их спасение несмотря на их теории. Может ли кто-нибудь поверить в то, что этот завет, который символизируется Агарью, и "рождает в рабство", является подходящей иллюстрацией Божьего святого закона? Не соответствует ли он "Иерусалиму, который с детьми своими в рабстве"?

После этого следует великий вывод из всего обращения  апостола, относящийся не только к последним текстам, но и ко всему посланию от начала и до этого места. Мы уже приходили к этому выводу не раз, но думается, что было бы нелишним снова сказать об этом. "Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства. Вот, я, Павел, говорю вам: если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа. Еще свидетельствую всякому человеку обрезывающемуся, что он должен исполнить весь закон. Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати". Эти слова весьма сильны и действенны. Мы никогда бы не услышали этих слов из уст кроткого апостола, если бы не разразился этот великий кризис. Вопрос обрезания затрагивал само основание евангельской системы. Если они обрезывались, то они становились должниками "всего закона". Обрезание было символом всей системы Моисея. Они должны были приносить жертвы, соблюдать особые законы, касающиеся ритуальной нечистоты, сохранять старую стену разделения между ними и всеми остальными людьми, делая тем самым прогресс евангелия в его благой миссии для всех народов земли настолько тяжёлым, что это фактически отвергало само евангелие. Ибо когда они начали соблюдать все эти постановления, они тем самым говорили: "Христос ещё не пришёл", потому что невозможно было совершать работу, которая согласно пророчеств будет совершаться по Его пришествии , если обременить евангелие этим смертельным бременем. И прежде всего, если бы спасение совершалось посредством этих отменённых законов, тогда смерти Христа было недостаточно для тех людей, которые каются и веруют в Него. Эти ложные учителя говорили: "Вы не можете спастись", "если не обрежетесь" и не будете "соблюдать закон Моисея". Поэтому реальным спасителем стало обрезание и закон Моисея, а не смерть Христа.

Не стоит думать, что эти прозелиты из галатии осознавали все последствия своего выбора до тех пор, пока Павел не показал их им. В таком же неведении находились и тысячи других, к которым «иудействующие учителя» имели доступ. Поэтому Богу необходимо было призвать на служение Павла, чьё образование, молодость и полное понимание иудаизма, чьё обращение и чудное духовное просвещение полностью подготовили его к тому, чтобы стать апостолом язычников. Прошли долгие годы после смерти Христа, прежде чем евангелие повлияло существенным образом на языческий мир. Иерусалим, будучи центром влияния, казалось, стоял на пути, препятствуя работе с язычниками. Огромное количество обращённых из иудеев, по-видимому, подверглось влиянию иудейский предубеждений, и для того, чтобы совершить колоссальную работу проповеди евангелия, требовались сильные люди со светлыми головами. Люди с иудейскими предубеждениями ходили за апостолом повсюду, чтобы внедрять свои идеи, преисполненные духа исключительности. Христиане того времени не могли смотреть на происходящее так, как мы смотрим на это сейчас.

Причина ошибочности взглядов наших братьев в вопросе закона в послании к галатам, заключается в том, что они не могут понять колоссальную важность той темы, касающейся иудаизма, вокруг которой возникали все вопросы во времена апостолов. Они рассуждают с позиций настоящего времени и его реалий. Но вывод апостола, который мы уже прочли, показывает, насколько серьёзно он относился к этому вопросу. Его выражения безошибочно указывают на закон Моисея, и не дают никакой возможности для их искажения и придания им связи с нравственным законом. "Если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа". Вы должны "исполнять весь закон". "Не подвергайтесь опять игу рабства". "Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати".

Сильнейшая заинтересованность апостола в этом вопросе открывается не только в этих высказываниях, но и в других словах этого послания, как мы видели, которые имеют отношение к этому же предмету: "Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию". "Смущающие вас" "превращают благовествование Христово". "О, несмысленные Галаты! Кто околдовал вас?" "Так ли вы несмысленны?" "Неужели вы достигаете совершенства посредством плоти?" "О, если бы удалены были возмущающие вас!" Некоторые смягчают значение этого выражения, и не могут воспринять то волнение и гнев апостола ввиду того, что делали ложные учителя. Они были "лжебратьями", которые тихонько "вкрались", используя коварные методы, чтобы разрушить их свободу и заключить целую систему евангелия в рабство. Павел говорит о тех, кто проповедует "другое евангелие": да будет "анафема", то есть "да будет он проклят". Их дела были губительными для многих душ, разрушая самый путь спасения через Христа, отвергая дары Божьей милости для благословения народов земли, и удерживая людей в своём узком, исключительном кругу, возвышая эгоистический иудейский дух, чтобы привести всех людей к признанию исключительности этих иудеев, которые в своём эгоизме отвергли Божье благоволение, и по причине своего упрямства, мятежности подвергли смерти Его Сына.

Павел встречался со многими грехами в разных церквях, за которые он мог упрекать людей. Среди коринфян он нашёл великое развращение и различные формы серьёзных заблуждений. Другие церкви также не были безупречны. Но ни одна из них не заслуживала такого строгого послания, изобилующего таким количеством суровых высказываний, как эта церковь, Почему? - Потому что, хотя грехи других церквей были очень серьёзными, всё же они не подрывали сами основы и принципы евангелия так сильно, как это делали заблуждения, с которыми Павел боролся в этой церкви. Эти заблуждения были радикальными и фундаментальными.

Главный вывод Павла в данных текстах должен был взбесить и лишить силы всех иудействующих учителей, и существенно затруднить их деятельность. Где бы ни читались эти слова, после их прочтения данные учителя уже не могли оказывать прежнее влияние на учеников-язычников. Мы верим в то, что послание к галатам было великим поворотным пунктом во всей этой борьбе, которая так долго сотрясала церковь, сделав необходимым созыв великого собора, постоянно препятствуя работе апостола среди язычников. Весь этот вопрос теперь был разъяснён. Мы рассмотрим ещё несколько пунктов перед тем, как переходить к следующим текстам.

"Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати". Этот текст часто отрывается от контекста, и используется в связи с нашим личным оправданием верой от наших преступлений нравственного закона. Оправдание верой является одной из величайших и самых славных доктрин евангелия Христова. Мы любим, радуемся и поддерживаем эту драгоценную и важнейшую истину. Мы знаем, что Павел объяснял эту истину в послании к Римлянам и других посланиях так, как ни один из библейских писателей этого сделать не смог. Ни один человек не может быть спасён только своими добрыми делами. "Все согрешили и лишены славы Божьей". Мы сами по себе являемся слабыми и совершенно беспомощными, "обложенными немощью", и никогда не сможем снять с себя свою вину и нечистоту посредством своих настоящих или будущих стремлений к послушанию. Мы на самом деле совершенно беспомощны и слабы. И если наши грехи были прощены, то нам необходимо иметь постоянную веру в распятого Спасителя и помощь от Него, постоянный доступ к Его неиссякаемому источнику силы, чтобы обрести какую-то реальную помощь или совершить что-то достойное Божьего одобрения, что можно назвать воистину добрым делом. Во все эти истины мы верим всем сердцем. Всё это мы признаём с радостью. Пожалуй, даже самый поверхностный читатель должен заметить, что апостол, говоря об "оправдании законом", не затрагивает в этой связи оправдание посредством послушания нравственному закону. Такая точка зрения сделает данный вывод совершенно чуждым как предыдущим рассуждениям, как и последующим. Он просто сказал, что если они обрезываются, то не будет им никакой пользы от Христа, что они в таком случае становятся должниками "всего закона". Христос не сможет им помочь. "Вы отпали от благодати", - говорит Павел. Они просто смотрели на своё послушание этим мёртвым, безжизненным церемониям, связанным с обрезанием, как на нечто, что сделает их оправданными или праведными; то есть приведёт их в состояние спасённых; в то время, как всё это они могли получить только верою во Христа. По этой причине, отворачиваясь от единственного источника для омытия греха и нечистоты, отворачиваясь от единственного Имени, которым надлежало им спастись, и поворачиваясь к закону рабства, они "отпадали" от благодати Христа.

Следовательно, мы считаем, что в выражении "оправдываться законом" здесь крайне необходимо знать, о каком законе идёт речь. Нужно знать, какой закон в Новом Завете назван отменённым, упразднённым и обременительным. То же само выражение, - "оправдываться делами закона", очевидно используется в том же смысле и во второй главе (2:16), как показывает контекст. И действительно, совершенно очевидно, что для прощения и оправдания от своих преступлений нравственного закона евреи всегда взирали на дела, требуемые церемониальным законом. По этой причине он и был "добавлен" по причине преступлений. Только немногие просвещённые духом люди видели его истинное назначение. Следовательно, они были в ещё большей опасности, надеясь на послушание его требованиям для их оправдания, чем на послушание десяти заповедям. Поэтому Павел и открывает полную бесполезность этого церемониального закона после того, как Христос пришёл и умер.

И ещё одна мысль: Кто осмелится сказать, что закон, о котором говорит Павел в 4-й главе, не является тем же самым законом, о котором он рассуждает в 3-й главе? Они должны быть одним и тем же законом. Сможет ли кто-то осмелиться заявить о том, что вывод, записанный в начале 5-й главы, не касается предшествующих рассуждений, записанных в 4-й главе? А если это так, то этот же вывод должен и относиться и к рассуждениям в 3-й главе. Но нравственный закон просто не может быть предметом рассуждений в 4-й главе. Поэтому и закон, рассматриваемый в 3-й главе, не может быть нравственным законом.

Стихи 6-14:

"6 Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью. 7 Вы шли хорошо: кто остановил вас, чтобы вы не покорялись истине? 8 Такое убеждение не от Призывающего вас. 9 Малая закваска заквашивает все тесто. 10 Я уверен о вас в Господе, что вы не будете мыслить иначе; а смущающий вас, кто бы он ни был, понесет на себе осуждение. 11 За что же гонят меня, братия, если я и теперь проповедую обрезание? Тогда соблазн креста прекратился бы. 12 О, если бы удалены были возмущающие вас! 13 К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к [угождению] плоти, но любовью служите друг другу. 14 Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя."