Свобода во Христе - христианский проект

Понедельник, 26 февраля 2024
ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ PDF Печать E-mail

 

ОТ 1971 ДО 1987 ГОДА И ДАЛЕЕ

До 1971 года были напечатаны работы общим объемом в 700 страниц, которые отрицали необходимость покаяния церкви. К ним в 1971 году добавилось еще 700, когда вышла работа Л.Е.Фрума "Movement of Destiny" ("Движение, предначертанное Богом"). По словам автора, "еще ни один труд в истории Адвентизма не пользовался такой прекрасной поддержкой до выхода в свет" (р.8). 1500 экземпляров первого издания этой книги были разосланы в качестве подарка руководителям церкви по всему миру. Поддержка, оказанная автору, послужила тому, что книгу считают самым авторитетным мнением по поводу событий 1888 года.

"Книга была написана по инициативе президента Генеральной Конференции А. Г. Даниэльса, она была одобрена пятью другими президентами Генеральной Конференции, а также многими консультантами... Она была критически прочитана примерно шестьюдесятью нашими самыми талантливыми учеными, специалистами в области истории, адвентистской теологии и Духа Пророчества. А также ведущими преподавателями Библии, редакторами, работниками средств массовой информации, учеными и врачами" (р.8).

Очевидно, что книга "Movement of Destiny" представляет собой добросовестное изложение точки зрения Генеральной Конференции и ответственных церковных руководителей относительно событий 1888 года. Автор уверяет читателей, что он с большой точностью исполнил поручение А. Г. Даниэльса.

"и особое внимание уделил событиям 1888 года и тому, что за ними последовало. Даниэльс настаивал, чтобы я изложил результаты своей работы полно и честно, чтобы эта книга прославилл Бога и возвеличила правду.., также он просил, чтобы она была подтверждена документами, чтобы стать предметом для изучения серьезными исследователями но всему миру... Даниэльс убеждал меня быть честным и придерживаться фактов, выбирать методологию, обеспечивающую полноту исследования и беспристрастность, и представить сбалансированную картину во всем ее объеме.., избегая поверхностных методов исследования... Совершенно обязательным требованием было создание правдивой и достоверной картины. Правду, настаивал он, нельзя возвеличить, умалчивая или скрывая что-либо... проникайте вглубь... пишите объективно". (p. 17,18).

Другие "лидеры-ветераны" настоятельно советовали ему "ответить на некоторые, приводящие в замешательство, вопросы... И кроме этого, придерживаться фактов, быть непоколебимым в своей верности полной истине... исследовать все факты до конца, не скрывать полученных результатов, быть искренним и прямым в изложении своего мнения" (р.22).

Книга "Movement of Destiny" представляет собой результат большого труда наиболее авторитетного историка церкви. Автор одарен Господом многими талантами. Его труды по истории толкования пророчеств и кондиционализма - это серьезный вклад в литературу Адвентистского движения. И все же, по утверждению по крайней мере одного рецензента, его последняя книга не является "достоверным историческим источником" (Seminary Studies, Andrews University, January 1972, p.l21).

Книга рождает серьезные проблемы:

(а) Взгляд на события 1888 года противоположен точке зрения, изложенной в работе Даниэльса "Christ Our Righteousness", хотя именно Даниэльс поручил Фруму написать книгу. Это особенно хорошо видно при сравнении следующих отрывков:

"Эпохальная сессия в Миннеаполисе возвышается, как горная вершина, выделяясь среди других своей необычностью и значимостью. Она, совершенно очевидно, стала поворотным пунктом... Она стала началом новой эпохи... Поэтому 1888 год стал началом нового дня, знамением нового... 1888 год не был поражением, но он стал поворотным событием на пути к окончательной победе... Битва 1888 года была трудной и победа в ней дорого стоила" (Froom, pp. 187, 191).

"Послание никогда не было ни принято, ни провозглашено, оно не получило свободного распространения, как это следовало бы сделать, чтобы донести до церкви бывшие в нем безграничные благословения... За оппозицией скрывались хитрые замыслы родоначальника зла... Какие ужасные последствия могла иметь любая его победа в борьбе с этой вестью!" (Daniells, pp.47, 53, 54);

(б) До сих пор еще никому не удалось увидеть собранные Фрумом "письменные показания под присягой", предположительно удостоверяющие принятие послания руководством церкви. На сегодняшний день они все еще недоступны для изучения. Фрум говорит, что все эти показания были получены от "действительных участников конференции в Миннеаполисе в 1888 году" и включают "подробное перечисление фактов", "подписанные заявления, сделанные весной 1930 года" (pp.237, 238).

Но в двух главах книги, в которых говорится об этих "заявлениях" (pp.237-268), читателю ни разу не предоставляется случай увидеть хотя бы одно из них. А из трех сообщений очевидцев событий не приводится ни одной цитаты. Эти показания противоречат тезису автора. Таким образом, читателя убеждают на основании показаний "невидимых" свидетелей в том, что послание было принято руководством церкви, в то время как трое "видимых" свидетелей утверждают обратное (мы приведем ниже их свидетельства).

"Заявления" были сделаны "двадцатью шестью мужчинами и женщинами, которые были действительными участниками, наблюдателями или протоколистами на решающей сессии в Миннеаполисе" (р.239). Из этого числа тринадцать действительно присутствовали на той конференции, поэтому только их можно считать очевидцами событий. Тщательный подсчет показал наличие 64 ссылок на письма и интервью этих 26 лиц. Одно из них цитируется 14 раз.

Почему автор не приводит цитаты из упомянутых писем, остается неразгаданной тайной. Только в одном случае, ссылаясь на письма и интервью, автор приводит цитату из них.

Здравый смысл требует, чтобы свидетельства, призванные доказать столь многое, были предъявлены. Фрум категорически утверждает:

"Отвержения послания всей церковью или всем руководством церкви не существовало, на этом настаивают указанные свидетели" (р.256). И далее нам не приводится ни единой фразы, сказанной кем-либо из этих свидетелей в поддержку такого утверждения.

Ни один суд присяжных в мире не согласился бы с подобным выводом без наличия доказательств. Если же предполагаемые свидетельства столь явно противоречат свидетельствам Елены Уайт, то в этом случае членам церкви Адвентистов Седьмого Дня следует настоятельно просить разрешения самим их увидеть.1

Одно из двадцати шести писем, на которые ссылается автор (р.248), хранится в "White Estate". Это письмо, объемом в пять страниц, написано К.К.Макрейнольдсом (1853-1937) и озаглавлено: "Experiences While at the General Conference in Minneapolis". Оно хранится под индексом "D File 189". Письмо заканчивается следующими двумя предложениями:

"Я сожалею о том, что некоторые из тех, кто присутствовал на Конференции в Миннеаполисе в 1888 году, не признают факт существования там оппозиции и отвержения вести, которую послал Господь Своему народу. Еще непоздно покаяться и принять великое благословение".

Работа Р. Т. Нэша "Eyewitness Report of the 1888 General Conference" принадлежит также к числу доступных источников. Это свидетельство, изложенное в честной и прямой форме.

"Автор этой брошюры, будучи молодым человеком, присутствовал на сессии 1888 года, видел и слышал многое из того, что было сделано и сказано против представленной вести... Когда выступавшие там возвысили Христа как единственную надежду для церкви и для всех людей, то встретили противодействие со стороны почти всех руководителей церкви, которые попытались положить конец учению Джоунса и Ваггонера. Они хотели, чтобы дискуссия по этому вопросу прекратилась".

Третье сообщение "очевидца событий" находится в "Ellen White Vault" и написано оно А. Т. Джоунсом: "Все это время среди членов Комитета Генеральной Конференции и среди других существовал тайный антагонизм... который проявился в Миннеаполисе, благодаря ему там господствовал тот дух и разгорелся спор" (Letter to Claude Holmes, May 12, 1921).

Ни одно из этих заявлений не встретишь на страницах "Movement of Destiny". Читателя постоянно уверяют в том, что "невидимые" показания говорят обратное.

"Несравненный свидетель"

(в) Две главы в своей книге Фрум посвящает доказательству того, что в оценке событий 1888 года первенство должно принадлежать Елене Уайт. Ее труды, "особенно, написанные после 1888 года", должны "ответить на вопросы каждого здравомыслящего человека" относительно этих событий (р.444). Это, безусловно, так и должно быть. Но на одиннадцати страницах, посвященных свидетельствам Елены Уайт (443-464), не содержится ни одной ее цитаты, в подтверждение предпосылок автора;

(г) в следующей главе (pp.454-464) приводится список из более 200 названий, взятых из ее работ за 1888-1901 годы, которые, по словам автора, "образуют основу этого тома" (р.456). Но тщательное прочтение этого списка вызывает удивление. Все эти названия никак не связаны с заголовками опубликованных статей, но исключительно с комментариями автора в пользу его же тезиса;

(д) начиная с 221 страницы и далее на 12 страницах приводится множество изолированных слов и фраз, принадлежавших Елене Уайт, и вновь без указания источников. Более 100 приведенных отрывочных слов или фраз не дают никакого представления о смысле контекста. Информация, содержащаяся в контексте, как раз и привела бы нас к противоположным выводам и свела бы на нет теорию "победы". Слова и фразы, взятые из ее проповедей в Миннеаполисе, даются в окружении смягчающих и сглаживающих авторских вставок, что не позволяет понять суть сказанного Еленой Уайт.

(е) из "сотен бесценных документов", которые, по словам автора, взяты из надежных источников, ни один не использован для поддержки его тезиса. И при этом в книге - 700 страниц;

(ж) даже если бы "показания под присягой" были доступны (а этого на самом деле нет), цитирование высказываний искренних братьев, утверждающих, что по их мнению послание 1888 года было принято, не доказывает, что это действительно было так. Прошедшее столетие показало, что поздний дождь не был принят. Фрум и другие упомянутые здесь авторы приводят показания наблюдателей, противоречащие вдохновенному свидетельству Елены Уайт. Даже тысяче неиспирированных свидетельств о "принятии" послания не под силу свести на нет одно вдохновенное свидетельство, сделанное вестницей Божьей;

(з) как и Олсон, Фрум оправдывает служителей церкви и церковное руководство после 1888 года и обвиняет рядовых членов в том, что они приостановили завершение проповеди Евангелия: "Святой Дух, полный решимости и силы, не смог выполнить возложенную на него работу из-за неподготовленности членов церкви" (р.582).

"Народу Божьему остается только полностью подчиниться воле Божьей, чтобы завершилась Великая Миссия" (р.613).

На самом деле, для этого необходимо, чтобы руководство приняло послание, так как, по словам Елены Уайт, именно отвержение послания громкого клича и было первоначальной причиной столь долгой задержки (cf. 1SM 234, 235);

(и) читателю говорится, что она "радовалась принятию" послания 1888 года (р.605) и что "девяностые годы были отмечены возрождением церкви" и "огромными достижениями" (р.264). Мы приведем пример отличия между тем, что в действительности говорила Е.Уайт и тем, как Фрум представляет руководство Генеральной Конференции после 1888 года.

Он правильно замечает, что: "Основные тенденции Движения в период после 1888 года определялись будущим президентом Генеральной Конференции. Следовательно, для получения решающих доказательств нужно внимательно присмотреться к его личности". Другими словами, отношение пастора О.А.Олсена должно главным образом и определить правду в вопросе о принятии или отвержении послания руководством церкви. Продолжим цитату:

"О. А. Олсен проявил себя как верный и добропорядочный руководитель... Похоже, что он всесторонне понимал рассматриваемые вопросы и благодаря спокойному и эффективному руководству способствовал их решению...

Годы, в течение которых Олсен был президентом, стали годами возрождения и реформации... временем пробуждения от Лаодикийского самодовольства... под действием все более широкого принятия послания о Праведности через Веру...

Поэтому совершенно несправедливым будет утверждение, что Олсен лично отверг послание, либо как-то смягчил его содержание, либо действовал в этом направлении как руководитель, помощник или вдохновитель... Очевидно, что Олсен не отверг послание" (pp.354-358).

В доказательство своих утверждений Фрум не приводит ни одного свидетельства Елены Уайт. Однако при чтении создается впечатление что эти выразительные заявления основаны на вдохновенных свидетельствах. В книге автор не ссылается на такие свидетельства по той простой причине, что их не существует. "Шестьдесят самых талантливых ученых", поддержавших издание книги, не заметили этого.

Взгляд Елены Уайт на руководство церкви в период после 1888 года

В противоположность утверждениям Фрума мы должны рассмотреть то, что было сказано по этому поводу Еленой Уайт через восемь лет после того, как Олсен стал президентом:

"Я сочувствую брату Олсену... Он не действовал в согласии с дарованным светом. Это представляется загадочным... Несмотря на то, что ему был показан свет относительно этого, он в течение нескольких лет действовал по своему усмотрению, не считаясь с ним. Это притупило его духовное зрение. Он идет путем, ухудшающим духовное зрение, и под его влиянием другие люди видят многое в искаженном свете. Он доказал, что не принимает во внимание свидетельства, которые Господь дал Своему народу, не считает их достойными уважения и достаточно значимыми, чтобы повлиять на его действия" (Letter, August 27, 1896, to A. O. Tait).

Расхождение позиции Фрума с позицией Елены Уайт тревожно, особенно если учесть официальную поддержку, которой его книга пользуется. Высказывания Елены Уайт совершенно ясны:

"Никакими словами нельзя описать мои страдания. Совершенно ясно, что пастор Олсен поступил подобно Аарону в отношении тех, кто противодействовал работе Божьей со времени сессии в Миннеаполисе. Они до сих пор не покаялись в том, что пошли по пути сопротивления свету и свидетельствам...

Болезнь, разразившаяся в самом центре нашей деятельности, проникает в кровь, и далее передается тем, кого они (руководители Генеральной Конференции) посещают" (ibid).

Елена Уайт не действовала за спиной пастора Олсена; еще раньше 26 ноября 1894 года она писала ему о том же. И снова она пишет ему 31 мая 1896 года.

"Вот уже год или два я пишу письма для Вашей же пользы и чувствую, что вам они будут необходимы, пока рядом с Вами не будет человека, который мог бы совершенно четко отличать библейские принципы от человеческих и который, обладая острым духовным зрением, смог бы отделить плоды человеческого воображения от сотворенного Богом...

Брат Олсен, Вы говорите о моем возвращении в Америку. Три года я была в Батл Крик свидетелем истины (1888-1891). Те, кто отказались принять свидетельство, которое Бог открыл им через меня и отвергли доказательства, которые им сопутствовали, ничего не выиграют от моего возвращения...

Генеральная Конференция в значительной степени потеряла репутацию посвященной потому, что некоторые, имеющие к ней отношение, до сих пор со времени Конференции в Миннеаполисе не изменили своего отношения...

Мне было показано, что большинство людей не знает о том, что сердце нашей деятельности (Батл Крик) заболевает".2

Позднее Елена Уайт писала И. Х. Эванс, что жалеет лишь о том, что доверила столь важную информацию президенту Олсену вместо того, чтобы послать свидетельства членам церкви, чтобы люди узнали о том, что происходило в Батл-Крик. Пастор Олсен, по данным копии письма, хранящегося в "White Estate", "отверг" оказанное ему доверие (Letter Е51, 1897). В другой копии письма, из частной коллекции, она вычеркнула слово "отверг" и своей рукой написала слово "пренебрег". Каковы же были загадочные причины этого продолжающегося сопротивления и пренебрежения по отношению к Святому Духу?

Напомним, что Фрум по просьбе Даниэльса намеревался следовать высоким этическим стандартам. Его произведение должно было стать книгой, которая "прославит Бога и возвеличит правду" (р.17):

"Достойны сожаления попытки изменить историю. Историю иногда переделывают методом тенденциозной избирательности, когда используют в отрыве от контекста цитаты, соответствующие какой-то цели, чтобы доказать какое-то конкретное положение или теорию. Но такой подход и неэтичен, и нечестен... Как честные и порядочные люди, мы не должны манипулировать историческими событиями. Служители Бога правды всегда должны, оперируя цитатами, доказательствами и аргументацией, прославлять Правду и ее Автора" (РР.364, 365).

Это, разумеется, не подлежит сомнению. Сама по себе критика книги доктора Фрума ничего не дает. Но мы можем усвоить уроки покаяния. Множество христиан из широко известных церквей полагаются на предвзятые мнения, которые не выдерживают испытания правдой. Как же мы, Адвентисты Седьмого Дня, сможем помочь им если сами не будем верны правде, даже если эта верность потребует пожертвовать собой и своей репутацией?

1972

Доктор Фрум потребовал от авторов данной книги публично отказаться от своих заявлений о том, что руководство церкви отвергло послание 1888 года. Его требование было официально признано (Seminary Studies, Andrews University, January 1972, p. 121). Сформулировано это было так:

"Те, кто распространяют обвинения в адрес руководителей церкви периода после 1888 года. которых уже нет с нами, должны покаяться перед церковью. Более того, подобное покаяние необходимо и со стороны тех членов церкви, которые на сегодняшний день были введены в подобного рода заблуждение. В конечном счете такие заявления обвиняют мертвых. Все это очень серьезно" (р.358).

Авторы считали себя обязанными ответить на официальное требование со стороны одного из наиболее известных ученых в Адвентизме, учитывая то, что оно было поддержано официальными представителями Генеральной Конференции. В 1972 году они подготовили ответ под названием "An Explicit Confession... Due the Church" ("Покаяние перед церковью"). В нем они вновь повторили свое утверждение в том, что факты нашей истории громко призывают к покаянию всей церкви. Копии письма были разосланы представителям Генеральной Конференции, которые затем настояли на том, чтобы не печатать это письмо, и назначили серию заседаний Комитета в Такома Парк для рассмотрения приведенных в письме доказательств. Эти встречи проходили на протяжении нескольких лет. Официальные представители и комитеты рассмотрели свидетельства Елены Уайт, которые произвели на них впечатление; однако, они вновь настояли на том, чтобы "Explicit Confession" не было опубликовано. Затем, после запрета письма, они переиздали книгу "Movement of Destiny", полностью сохранив ее основную идею.

В результате повышенного интереса к событиям 1888 года произошли два значительных события.

1973-1974 годы

В течение двух лет после окончания этих встреч Ежегодный Совет обратился к мировой церкви с серьезными призывами к возрождению, реформации и покаянию. Эти призывы были необычайно искренними и торжественными. Однако, следует признать, что результаты были разочаровывающими.

Обращения Совета, редко оказывались эффективными как среди служителей церкви, так и среди рядовых членов потому, что административными средствами невозможно достичь примирения с Христом. В этих обращениях ложно интерпретировались факты из истории нашей церкви, что делало невыполнимыми поставленные цели. Внешне эта проблема кажется незначительной, но на деле она действительно важна. Приведем цитату из обращения 1973 года:

"В течение четырех лет после исторической сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе был сделан новый и убедительный акцент на "праведности через веру". Это пробудило Адвентистскую церковь так, что Елена Уайт заявила о начале "громкого клича".

Елена Уайт никогда не говорила, что послание 1888 года "пробудило Адвентистскую церковь". Она говорила обратное: "Сатане удалось в значительной мере загородить от нашего народа особую силу Святого Духа" (1SM 234, 235). Посланию помешали пробудить народ.

Но это еще не самая серьезная логическая ошибка в обращении. В нем дастся неправильное определение понятию "громкий клич". Мы упоминаем об этом не для того, чтобы отыскивать недостатки серьезных и искренних усилий братьев, но потому, что у нас уже нет времени на повторение подобных ошибок.

"Начало" позднего дождя и громкого клича не было, как принято считать, "пробуждением Адвентистской церкви"; "началом" является само послание. Это очевидно даже из приведенной в обращении цитаты Елены Уайт:

"Громкий клич третьего ангела уже прозвучал в откровении о праведности Христа, Искупителя, прощающего грехи. Это начало света того ангела, от славы которого должна осветиться вся земля" (RH, November 22. 1892).

Важность сказанного легко увидеть:

(а) если началом громкого клича было "пробуждение церкви", то его скорое приостановление следует считать очень плохой вестью. В таком случае легче найти лекарство от рака, чем достичь возрождения церкви. Из этого также следует, что когда Святому Духу позволили начать совершать работу (как предполагается, в 1890-е годы). Он Сам начал уставать и откладывать возрождение. Почему "пробудившаяся" церковь не смогла провозгласить громкий клич и завершить проповедь Евангелия?

(б) но если "начало" громкого клича признается тем, чем оно было на самом деле, то есть посланием 1888 года, то мы обретаем надежду, так как возможно возродить и проповедовать это послание. Сила Святого Духа проявляется в "истине Евангелия" (Галатам 2:14, Римлянам 1:16).

Ежегодные Советы 1973 и 1974 годов не сделали практически ничего, чтобы возродить и распространить послание 1888 года. Они посчитали, что вакуум будет заполнен кальвинистским "реформаторством". Послание 1888 года никогда не проповедовалось ясно и свободно мировой церкви при полном одобрении Генеральной Конференции.

Второе событие, вызванное интересом к посланию 1888 года, случившееся в 1973-1974 годах, было следствием его неправильной интерпретации, о которой говорилось выше. Признав, что церковь нуждается в "праведности через веру", Генеральная Конференция созвала в 1976 году конференцию в Палмдейл, где преобладало мнение теологов, придерживающихся "реформаторских" и кальвинистских взглядов на "оправдание через веру".

Они объявили, что их взгляды были подлинным возрождением послания 1888 года, на самом же деле они противоречили основным положениям "самого драгоценного послания". Однако их известность в Австралии и Северной Америке обеспечила им широкое влияние по всему миру. Всеобщее незнание послания вместе с антипатией к "легализму" создало вакуум, который заполнили "реформаторские" идеи.

Вскоре стала очевидной несовместимость таких взглядов с адвентистской истиной об очищении небесного святилища. Если бы в свое время Генеральная Конференция и наши издательства оценили уникальность послания 1888 года, то подобные взгляды не смогли бы укорениться в Северной Америке, Европе, Африке, на Дальнем Востоке и в южной части Тихого океана. Неправильное толкование событий 1890-х годов привело к повторению этих событий с более трагическими последствиями. Можно документально подтвердить, что наша церковь потеряла сотни служителей, и никто не знает, сколько ушло рядовых членов и молодежи.

Причиной распространения в церкви кальвинистских взглядов на оправдание через веру является тот факт, что десятилетиями Генеральная Конференция и "White Estate" утверждали, что послание 1888 года было всего лишь акцентом на популярной протестантской доктрине. Наши теологи 1970-х построили свое здание на основании, установленном для них в 1920-х.

1984 год

Следовало бы упомянуть еще одну книгу, в которой затрагиваются события 1888 года. Это биография Елены Уайт, написанная Артуром Л. Уайт, под названием "The Lontly Years 1876 1891". То, что сделал пастор Уайт для церкви Адвентистов Седьмого Дня, невозможно переоценить. В течение долгих лет служения он содействовал росту доверия всемирной церкви к Духу Пророчества. Как внук Елены Уайт он является крупнейшим специалистом по ее трудам. Он пользуется уважением во всем мире.

Событиям 1888 года в его труде посвящены три главы. Вначале автор рассматривает некоторые исторические события, предшествующие и сопутствующие этому (р.394). Далее следует 14 пунктов, некоторые из них касаются миссии нашей церкви (рр.394-397). Рассмотрим кратко несколько пунктов из этой части книги:

"(1) Тема праведности через веру была всего лишь, одним из многих срочных вопросов, требовавших внимания делегатов".

В 10 нункте эта мысль продолжается: "Создается впечатление, что событиям сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе уделяют слишком большое внимание". Нам хотелось бы спросить: "Каково истинное эсхатологическое значение послания 1888 года? Разве не является событием первостененной важности начало позднего дождя и громкого клича?"

"(2) Хотя на сессии решались административные вопросы... существенные и важные, на чувства и настроения присутствующих сильно влияли теологические дискуссии". Нужно ли говорить, что именно в этом и заключалась значимость той сессии и ее ценность для сегодняшней церкви? Если "теологические дискуссии" не свидетельствуют о здоровой духовной атмосфере, то административным путем нельзя завершить проповедь Евангелия.

"(6) Информация о том, что произошло в Миннеаполисе.., взята в основном из документов Е. Г. Уайт и из заявлений немногих, кто там присутствовал". Затруднительное положение, в котором мы оказались, состоит в том, что мы не дали должную оценку ее взгляду и, с другой стороны, мы слишком полагались на неинспирированные мнения других источников.

"(7) Не было предпринято никаких действий со стороны руководства в связи с теологическими дискуссиями". Из этого часто повторяемого утверждения следует, что послание не было отвергнуто официально. Как мы уже говорили, но этому вопросу было проведено голосование (GCB 1893, pp. 244, 265), но результаты голосования не были зарегистрированы благодаря вето, которое наложила Елена Уайт.

Следующий пункт мы приводим целиком:

(8) Концепция о том, что Генеральная Конференция и, следовательно, вся церковь отвергла послание о праведности через веру в 1888 году, не имеет под собой основания и появилась лишь спустя сорок лет после встречи в Миннеаполисе и через тринадцать лет после смерти Елены Уайт. Письменные свидетельства того времени не содержат никакого упоминания о том, что послание было отвергнуто церковью. Нет ни одного письменного свидетельства Елены Уайт, которое говорило бы об этом. Концепция об отвержении послания выдвигается отдельными личностями, из которых ни один не присутствовал на сессии в Миннеаполисе, и эта концепция противоречит утверждениям тех, кто были на этой встрече (р.396).

Объективные доказательства говорят, что:

(а) истинным предметом спора является вопрос о принятии или отвержении позднего дождя и громкого клича, а не протестантской "доктрины", в которую верили те, кто отверг послание 1888 года;

(б) Елена Уайт лично заявляла в Миннеаполисе, что послание было отвергнуто "почти всеми служителями, которые пришли на это собрание".