Свобода во Христе - христианский проект

Четверг, 22 февраля 2024
ПРИЛОЖЕНИЕ 5 PDF Печать E-mail

 

КРАТКИЙ ОБЗОР ПУБЛИКАЦИЙ, ВЫШЕДШИХ В 1987-1988 ГОДАХ

В 1988 году исполнилось сто лет со дня сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе. То, что раньше было неизвестным либо запретным, теперь превратилось в обыденный предмет для разговоров во всем мире. Благодарность Богу за этот возросший интерес. Очень многие из членов нашей церкви не успокоятся пока не узнают всю правду.

После первого издания настоящей книги в августе 1987 года было опубликовано в рамках "празднования" столетия со дня Конференции несколько книг:

(1) The Ellen G. White 1888 Materials (Ellen G. White Estate, 1987). Мы должны быть благодарными за выпуск этого огромного количества материалов на 1812 страницах без купюр "Ellen G. White Trustees". Наверняка у них не было намерения утаить что-либо существенное. Наконец, со страниц этого издания Елене Уайт позволили говорить беспрепятственно по всем вопросам. Если бы этот материал был опубликован несколько десятилетий тому назад, многие неясные вопросы, касающиеся событий 1888 года, уже были бы разрешены. Поскольку свидетельство Клены Уайт всегда поддерживалось Святым Духом, то эта публикация должна стать большим шагом вперед к окончательному возрождению и реформации.

Чтение этих документов доставляет радость. У читателя не остается ни сомнений, ни вопросов относительно того, что может оставаться недосказанным.

Раскрывается тот факт, что руководство церкви "в большой степени" отвергло начало позднего дождя и громкого клича, в то же время упорно заявляя о своем принятии "оправдания через веру". Становится очевидным, что "исповеди", сделанные после Миннеаполиса, не изменили трагичное положение. Оказалось, что в поддержку послания гораздо больше высказываний Елены Уайт, чем предполагалось ранее. Число этих высказываний приближается к тысяче.

Чтение этих неизданных документов, которые являются копией отпечатанных на машинке оригиналов, с правками, сделанными се рукой, связано с особыми переживаниями. Как смогла эта маленькая женщина одна выстоять против почти всего церковного руководства, как смогла она написать огромное количество писем и в то же время не сказать ни единого слова в пылу спора, которое, столетие спустя, вызывало бы смущение? Она заняла в этих обстоятельствах верную позицию и проявила истинно христианский дух. Ничто другое, когда-либо опубликованное "White Estate", не делает ей такой чести.

С ее стороны никогда не было критических замечаний в адрес учения о праведности через веру, которое проповедовали Джоунс и Ваггонер, начиная с, 1888 года и вплоть до 1896 года. Те, кто столетие спустя чернят послание 1888 года, опираются исключительно на одну фразу, которую можно принять за критическое замечание, но вполне возможно, что она просто вырвана из контекста, а может даже и искажена при цитировании. В этой застенографированной фразе, сказанной в 1888 году. Елена Уайт говорит: "Некоторые толкования Святого Писания, сделанные доктором Ваггонером, я не считаю правильными" (Ms.l5, 1888)

Стенографистка не могла зарегистрировать эмоции, вложенные Еленой Уайт в слово "я", но по контексту становится ясным, что она не находит ошибок в послании. Она, скорее, выражает желание отказаться от своего мнения, чтобы принять свет послания, которое принес Ваггонер: "Я бы хотела смириться и научиться этому, принимая все, как ребенок. Господу было угодно послать мне великий свет, но я знаю, что Он руководит и другими, открывая им тайны Его Слова, и я хочу принять каждый луч света, который Бог пошлет мне, даже через самого смиренного Своего раба (очевидно, что она имела в виду Ваггонера)... Некоторые толкования Святого Писания, сделанные доктором Ваггонером, я не считаю правильными. Но я вижу красоту истины, изложенной доктором Ваггонером об отношении праведности через веру к закону... То что было представлено, полностью согласуется со светом, который Бог открывал мне за годы моего служения. Если бы руководители нашей церкви приняли эту доктрину, изложенную так ясно.., то предубеждения потеряли бы над ними власть... Будем молиться, как Давид: "Открой мои глаза. Господи" (Ms.15,1888).

В течение десяти лет Елена Уайт с постоянством, и часто с радостью признавала, что Святой Дух одобряет послание Джоунса и Ваггонера, а неблагоразумная оппозиция, которая приносила им страдания, изолировала их и временами вынуждала их применять непродуманные выражения, точно так же, как древние евреи вынуждали Моисея прибегать к резким словам и действиям. В ее известном письме от 9 апреля 1893 года она определенно поддерживает теологию Джоунса, предостерегает его не использовать резкие выражения в защиту этой теологии.

Несмотря на то, что вестники 1888 года, как и все мы, были всего лишь людьми, Елена Уайт никогда не говорила о том, что они в чем-то проявили нехристианский дух по отношению к братьям в те годы, что резкость и грубость в их поведении вызывали оппозицию со стороны братьев. Эти четыре тома, похоже, не оставляют сомнения в том, что напечатанные за сто лет книги с критикой в адрес Джоунса и Ваггонера способствуют сохранению неверия 1888 года. Это отвержение, продолжающееся сто лет феноменально и похоже на почти двухвековое отвержение Христа евреями.

Но "правда" "проливает свет". С публикацией этих четырех томов мы, наконец, встали на правильный путь и можем надеяться что Господь продолжит Свою работу с этой точки отсчета. Любой ученый теперь подумает прежде, чем публиковать представленные в ложном свете слова Елены Уайт о 1888 годе, так как смиренный член церкви может самостоятельно проверить источники.

(2) "Manuscripts and Memories of Minneapolis 1888" (Pacific Press, 1988). Это еще одно собрание документов на 591 странице написанных другими современниками Джоунса и Ваггонера. Из них следует, что многие "братья" проявили духовную слепоту и противодействовали Святому Духу во времена беспрецедентной эсхатологической возможности. Все они были людьми, трудившимися не покладая рук, преданными делу церкви, заявляющими о своей вере в Евангелие; и в то же время все они, за небольшим исключением, были нечувствительными к учению и руководству Святого Духа. А самые известные из них противостояли Елене Уайт.

Если судить по этим документам, ни один из исповедовавшихся в отвержении послания 1888 года не говорит, пытаясь оправдать свои действия, что личности Джоунса и Ваггонера побудили их сделать это. Человеческая природа склонна к самооправданию, я они непременно воспользовались бы этой возможностью, если бы имели основания.

Двое из братьев, которые критически высказались по поводу личности Джоунса, почему-то сделали это только через 42 года после сессии, к тому же один из них (В. К. Уайт) странным образом противоречит своим словам, сказанным в 1889 году. В 1931 году А. Т. Робинсон вспоминал о резком замечании Джоунса в адрес Урия Смита в Миннеаполисе относительно "десяти рогов", но в то время это замечание, очевидно, не произвело на Елену Уайт достаточного впечатления, чтобы упомянуть о нем в своих дневниках или в подробных отчетах о событиях в Миннеаполисе; не сделали это и другие авторы документов этого сборника. Этот единичный инцидент, очевидно, не произвел никакого впечатления в 1888 году на фоне постоянной и явной поддержки Святого Духа. Одно из двух: либо в результате того, что прошло много времени, образ "позднего Джоунса" запечатлелся в воспоминаниях Робинсона о нем, либо дух, в котором Джоунс произнес это замечание, был не таким резким, как его представляли ранее.1

Чтение этой обширной переписки лидеров церкви, занимавшихся своими обычными делами во времена беспрецедентной эсхатологической возможности, вызывает чувство жалости.

(3) Книга Джорджа Р. Найта "From 1888 То Apostasy—The Case of A .T. Jones" (Review and Herald, 1987). Эта книга из "Серии в честь столетней годовщины со дня сессии 1888 года" оставляет впечатление явной попытки дискредитации как самого Джоунса, так и его послания. В книге признается факт отвержения послания в Миннеаполисе и в последующие годы — это шаг к признанию реальности, но затем картина искажается, когда Бог представляется неумелым, сделавшим плохой выбор, а Его пророк наивным, проявившим слишком много энтузиазма по поводу послания и посланников.

Стремясь "заработать капитал" на недостатках Джоунса и его служения, как реальных, так и надуманных, автор часто беспричинно приписывает ему грехи и рисует его как человека "невыдержанного и грубого в высказываниях", стремящегося говорить "языком сенсаций", "самодовольного", "эгоиста", человека, "который никогда не умел... проявлять христианскую доброту" и был "самоуверенным". По словам Найта, получив крещение в Валла-Валла, молодой Джоунс уже был обременен "вечной проблемой экстремизма". Почему Господь избрал именно такого человека?

Послание Джоунса представляется, как "содержащее ошибки"; тем самым автор дает понять, что принимать его опасно. Джоунс обвиняется в том, что он является автором ереси о "святости плоти" и пантеизма.

Многие из читателей, не имеющих доступа к первоисточникам, придут к выводу, что такой донкихотский персонаж, как Джоунс, и все, что он говорит, не достойно внимания в наше время. Похоже, это является основной темой книги.

При внимательном рассмотрении оценок, которые Елен Уайт давала Джоунсу и его вести, взгляд Найта становится проблематичным. Она говорит о Джоунсе, как о "том, кто несет слово Господа", как о "посланнике Христа", как о человеке, которого "Бог избрал, и Дух Божий свидетельствовал об этом", как "слугу избранного... служащего Богу". Он один из двух адвентистских служителей, которые, по ее словам, имели "небесные верительные грамоты.2 Не странно ли, что в годовщину мы публикуем и одобряем материалы, рисующие Джоунса как злодея? Разве очернение принципов, чья столетняя годовщина торжественно отмечается является нормальной практикой для государств и церквей?

Автор положительно относится к популярному заблуждению о том, что текст послания 1888 года был утерян. Положительные отзывы как о вести Джоунса, так и о его манере проповедовать, со стороны Елены Уайт продолжались после 1888 года еще более десяти лет. Это говорит о том, что само "послание" было чем-то большим, чем предположительно потерянный текст проповедей произнесенных в Миннеаполисе. Через несколько лет она говорила, употребляя глагол в настоящем времени: "Весть, которую проповедует А. Т. Джоунс... это послание Бога к Лаодикийской церкви". "Бог поддержал его.., дав ему драгоценный свет" (Letter S24, 1892; Letter 51а, 1895).

В течение упомянутого десятилетия она высказывалась с энтузиазмом и о личных качествах Джоунса, и о его манере проповедовать, что прямо противоречит представлению о нем, как о неуклюжем грубияне: он "излагал весть, неся доброту и красоту", "неся свет и благодать, и силу". Слушающие его люди "видели правду, милосердие, доброту и любовь Бога, как никогда прежде". Она считала "привилегией находиться рядом и свидетельствовать вместе с тем, кто проповедовал истину для настоящего времени" (Review and Herald, May 27, 1890; February 12, 1888; March 18, 1890; Letter, January 9, 1893). Очень трудно отнести эти слова к "грубой" и "самоуверенной" личности, каким его представляет автор. Разве не было бы ей стыдно "находиться рядом" с таким человеком?

Характерное для этой книги пренебрежительное отношение к Джоунсу основано не только на воображении современников. Существуют и исторические источники с критическим отношением к Джоунсу. Были у него враги и при жизни, насмехавшиеся над ним, называя его "фанатиком, экстремистом и энтузиастом", "те, кто критиковали и недооценивали его, и даже унижались до того, что высмеивали посланника, через которого Господь явил силу свою" (cf .Testimonies to Ministers, p.97). Но все они были оппонентами, не имевшими веры, противившимися руководству Святого Духа. Почему их мнение должно стоять выше мнения Елены Уайт?

Поддержка Джоунса со стороны Господа достаточно серьезна, так как Елена Уайт говорила: "Те, кто обвиняет и критикует Джоунса... тем самым обвиняют и критикуют Господа, пославшего его". На суде у оппозиционеров спросят: "Кто просил, чтобы вы подняли руку против послания и вестника, которого Я послал к народу Моему, чтобы нести свет, благодать и силу?" (ibid., р.466; Letter, January 9, 1893).

Обвинение в том, что Джоунс был автором ереси о "святости плоти", основано буквально на одном слове, которое он использовал в передовой статье в 1898 году и которое оказалось цитатой из книги апостола Павла. В этой статье от 22 ноября говорилось о реформе здоровья. Она не имела никакого отношения к "святости плоти". Так же и обвинения в том, что Джоунс исповедовал или проповедовал пантеизм, основаны на предположениях или предубеждениях людей. В доказательство того, что Джоунс исповедовал и проповедовал пантеизм, не приводится ни одной цитаты. Это может показаться несущественным, но на деле это затрагивает "самую драгоценную весть", которую Бог послал Своему народу. Если это послание ведет к пантеизму, Елена Уайт серьезно ошибалась, назвав его "самым драгоценным". Весть Джоунса не привела к пантеизму и это доказывает, что она не способствовали тому, что Ваггонер стал исповедовать пантеистические идеи. Проблема пантеизма возникла благодаря тому, что послание 1888 года было отвергнуто, а не принято.

Чтобы оправдать свое обвинение, Найт предлагает новое определение пантеизма. Согласно известному определению. Бог безличностен, он обитает в траве и деревьях. По Найту опасным источником пантеизма является появившаяся в 1888 году концепция о личном Боге, находящемся в тесной связи с нами, и также соединение духовного опыта оправдания через веру, который переживает верующий, с "доктриной о небесном святилище и его очищении". "Концепция о том, что сила Христа вселяется в человека..., присущая посланию 1888 года,.. при ее чрезмерном развитии... легко переходит в пантеизм".

Но это определение опять-таки проблематично, так как из него логически следует, что автор послания к евреям был пантеистом, как, впрочем, и Елена Уайт. И Иисус также виновен и чрезмерном развитии этой идеи, потому что заверил своих последователей в том, что Святой Дух, Его Заместитель не только "пребудет с вами вовек", но и "в вас пребудет".

Действительно, существует доказательство того, что в какой-то период своей жизни Джоунс был в самом деле грубым и резким. Он перестал полагаться на Дух кротости и превратился в критика своих бывших братьев. Но это случилось более чем через десять лет после событий в Миннеаполисе. Существует "два" Джоунса: (а) "слуга Божий" периода 1888-1903 годов, оправдавший свое призвание и "небесные верительные грамоты", хотя и проявлявший иногда человеческие слабости, и (б) Джоунс после 1903 года, трагически сбившийся с пути. Современные оппоненты Джоунса все время путают этих "двух" Джоунсов. Причем самыми критическими годами были 1888-1893; к этому времени оппозиция Джоунсу усилилась настолько, что после 1893 года наше долгое странствование стало неизбежным. В течение этого периода Джоунс не совершил ничего достойного осуждения.

В книгах, опубликованных в честь юбилея, теряется важный элемент из этой захватывающей истории. В период его верности он пережил "нехристианское" "гонение", говоря языком Елены Уайт (General Conference Bulletin, 1893, p. 184). Это разрушало его духовные силы. Господь не мог ошибиться, выбирая его на эту уникальную роль: возвестить "начало" послания громкого клича. Не совершила ошибку и Елена Уайт, поддержавшая его. "В большей степени" последующее его падение является следствием "нашего" безжалостного отвержения послания, которое Елена Уайт часто уподобляла отвержению Христа древними евреями.

Таким образом, неудача Джоунса в какой-то степени является следствием того, что Святой Дух был оскорблен братьями. Когда Он приходит под видом благословения позднего дождя и Его "оскорбляют", то Он вынужден удалиться. Благословение позднего дождя было отвергнуто, когда оно было более всего необходимо. Но ход времени нельзя остановить, история движется вперед и в результате этого отвержения произошло много плохого. Это история нашей церкви.

Найт настаивает на том, что Елену Уайт не интересовали доктринальные и теологические аспекты послания Джоунса и Ваггонера. Но ее труды свидетельствуют об обратном. Найт призывает к тому, чтобы церковь "начала жить христианской жизнью сегодня", но только "самое драгоценное послание", которое Господь послал нам, может осуществить эту реформу. Таким образом, его позиция логически переводит стрелки часов реформации назад и искажает нашу историю.

Еще до Миннеаполиса Елена Уайт часто призывала церковь начать "христианскую жизнь сегодня". Но она же говорила о том, что ее призывы в основном не достигали эффекта. Когда же пришло послание Джоунса и Ваггонера, то она обрадовалась этому, потому что увидела, как оно может превратить адвентистские идеалы в реальность. Позиция Найта логически повторяет оппозицию 1888 года, он призывает к большим свершениям, но в то же время порочит Божье послание — средство для осуществления этого.

(4) "Юбилейный выпуск" "Adventist Review" от 7 января 1988 года на первый взгляд признает послание 1888 года, в то же время умаляет его значение, утверждая, что "в послании Джоунса и Ваггонера вкралась ошибка". Другими словами, "опасайтесь их проповеди"! Многозначительно и то, что во всем выпуске не было предоставлено слова самому Джоунсу и Ваггонеру, тем самым объявляя их персонами нон грата, причем сделано это более эффектно, чем в "Ревью" сто лет назад. Для уникальной сути самого послания в этом выпуске места тоже не нашлось. В то же время в нем напечатаны статьи Лютера, Пола Тернера и даже Урия Смита, главного оппонента послания.

(5)" Minintry, International Journal for Clergy", февраль 1988 года, специальный выпуск международного журнала служителей церкви, посвященный праведности через веру. Основное содержание выступлений различных авторов приведены ниже и выделены курсивом. Следующие за ними наши комментарии, выделенные абзацами, не следует считать критичными или придирчивыми. Публикация этого выпуска является благословением, потому что она привлечет много пытливых умов к изучению затронутых там вопросов. Мы приводим наши комментарии исходя из того, что осталось немного времени, хотя Господь все еще не отменил своего поручения четырем ангелам удерживать четыре ветра.

(а) 1888 год ознаменовался открытым противостоянием многих наших служителей Елене Уайт. Она даже стала, думать о возможности организации другого религиозного течения, но затем вновь обрела уверенность в том, что Бог руководит нашей церковью. Большинство делегатов, "в основном, служители", "почти все" противостояли этому славному посланию о громком кличе (cf. pp. 4, 6).

Взгляд первой статьи выпуска радикально отличается от утверждений, десятилетиями повторявшимися руководством церкви о том, что почти все делегаты 1888 года приняли послание. Можно возрадоваться тому, что правда о событиях 1888 года сегодня начинает получать признание, и когда наступит полнота времени, Господь добавит к этому свои благословения. Мы выражаем сердечное согласие с убежденностью авторов этой статьи, полной надежды в том, что правда в конечном счете восторжествует и церковь последует за Господом. Знание правды о нашей истории должно подготовить нашу церковь к покаянию и примирению со Святым Духом.

(б) В действительности нам неизвестно содержание послания 1888 года, потому, что представленное Джоунсом и Ваггонером в Миннеаполисе не стенографировалось. Нам приходится полагаться на проповеди и труды Елены Уайт и на то представление о послании, которое имеют, современные комментаторы (cf. pp. 15, 16. 23-33).

Послание Джоунса и Ваггонера не ограничивалось содержанием их проповедей на конференции в Миннеаполисе. Одобрительное высказывание Елены Уайт относится к тому, чему они учили в течение ряда лет вплоть до 1896 года и даже позже. Например, ее известное высказывание о том, что послание является "самым драгоценным", датируется 1896 годом (Л. Е. Фрум рассказывает, что вдова Ваггонера говорила ему о том, что она застенографировала выступления мужа в 1888 году, а он впоследствии расшифровал и дополнил эти записи для своих редакционных статей опубликованных в 1889 году в "Signs" а также для его работ "Christ and His Rigliteousness", "The Glad Tidings" написанных в 1890 году).

Такие книги Елены Уайт, как "Путь ко Христу" и "Желание веков", написаны прекрасно. И все же она никогда не говорила о том, что ее работы делали послание 1888 года представленное Джоунсом и Ваггонером, ненужным. Она никогда не претендовала и на то, что в ее книгах излагается послание громкого клича и позднего дождя. В то же время она вне сомнения утверждала это, говоря о послании 1888 года. Ее книга "Путь ко Христу" была издана тиражом в миллионы экземпляров, и все же поздний дождь так и не излился. Почему? Если еще в течение тысячелетия люди будут получать ранний дождь, то зерно все равно не вырастет и урожай не будет собран, так как для этого необходим поздний дождь. Благоразумно ли с пренебрежением относиться к посланию, которое, по словам Елены Уайт, является началом этого дождя?

(в) Послание о праведности через веру в изложении Джоунса и Ваггонера содержало ошибки. Оно вело к ереси о "святости плоти" и к пантеизму. Елена Уайт выступила с критикой их трактовки послания и выявила его ошибочность (р. 13, 61).

Все авторы, истолковывающие послание, как ошибочное, опираются на одну — единственную фразу, сказанную Еленой Уайт: "Некоторые толкования Святого Писания, сделанные доктором Ваггонером, я не считаю правильными" (Ms.15, 1888). Использование этой фразы вне ее контекста противоречит сотням других ее высказываний, выражающих безусловное одобрение. Только пользуясь ошибочной методологией, можно истолковать это высказывание как критику теологии Ваггонера, особенно если учитывать, что на той же странице Елена Уайт пишет: "То, что было изложено, соответствует свету, который Бог открыл мне". Всего через несколько дней она написала: "Когда... я впервые услышала точку зрения пастора Е. Дж. Ваггонера,.. я пришла к выводу, что это были драгоценные истины, которые я могу принять всем сердцем". "Каждая клеточка моего сердца говорила "аминь" (Ms. 24, 1888; Ms. 5, 1889). Если поставить по другому акцент на слове "я" в Ms. 15, 1888, то всякое противоречие вообще исчезнет. Она утверждала, что готова изменить свое предвзятое мнение, чтобы принять больший свет.

Окончательным испытанием для уникального послания Джоунса и Ваггонера является свидетельство Священного Писания. В Библии мы находим доказательства.

(г) Значительная доля вины за то, что руководство церкви в период 1888-1896 годов отвергло послание, лежит на Джоунсе и Ваггонере, которые были, можно сказать, необращенными, "гордыми". Излагая послание о праведности через веру, они проявили дух непосвященности (cf. pp. II. 13. 61).

Не существует высказываний Елены Уайт, подтверждающих это голословное утверждение. Не находим мы таких высказываний и в недавно опубликованных письмах их современников за период 1888-1896 годов. Трудно понять, как Господь мог выбрать этих двух посланников для специальной миссии в 1888 году, если они тогда были необращенными, грубыми, несносными, надменными, гордыми, самонадеянными, придирчивыми или резкими.3

(д) Некоторые авторы утверждают, что личный опыт важнее истины. Другие возражают им, говоря, что истинный опыт невозможно приобрести, если не руководствоваться истинной доктриной. Но акцент, в этом выпуске "Mininiry" ставится на том, что ни доктрина, ни учение послания 1888 года нам не нужны и что доверие посланию является, заблуждением (cf. pp. 16. 61).

В Библии утверждается: что "Евангелие есть сила Божья ко спасению". В послании содержится "правда Евангелия", противоречащая лжи "другого евангелия". "Истина сделает вас свободными". Даже немного лжи может исказить и парализовать Евангелие. Истинный "духовный опыт" в "последнее" время невозможен без знания истины Евангелия, которая несет в себе знание о спасении.

(e) Нe существует разницы между "верой, необходимой для встречи с Христом, и вознесением" и "верой для воскресения" Те, кто будут жить во времена скорби, не одержат большие победы и не отразят характер Христа в большей степени чем те, кто жил в прошлых столетиях (cf. р. 42).

Это утверждение явно находится в противоречии со следующим: "Те, кто будут жить на Земле, когда заступничество Христа в небесном святилище окончится должны будут предстать перед Богом без посредника... Будет проведена специальная работа по очищению, удалению греха среди народа Божьего на Земле" (The Great Controversy, pp. 425, 623). С первых дней возникновения адвентистского движения наш народ признавал уникальность зрелой веры тех, кто будет готов встретить Христа; и если бы не многочисленные высказывания Духа Пророчества и библейские тексты в поддержку этого, то пришлось бы отказаться от этого убеждения, как рекомендует журнал "Ministry".

(ж) То, что мы говорим, менее важно, чем как мы это говорим. Другими словами, истинность доктрины менее важна, чем приятное впечатление от нашей личности (cf. р.61).

Такая позиция, доведенная до своего логического завершения, может заставить вас поверить и принять печать зверя вместо печати Божьей, особенно если вам предложат что-то кажущееся привлекательным. "Многие с развитым интеллектом и приятными манерами... являются блестящим инструментом в руках сатаны" (Great Controversy р.509). Новый Завет учит нас, что истина, какова она в Иисусе, не только делает верующего подобным Христу по духу, но и настойчивым в деле проповеди истины, что и было продемонстрировано посланниками 1888 года.

(з) Отступничество Джоунса является своего рода предупреждением, призывающим не доверять их посланию. Другими словами, это послание не может быть "самым драгоценным", если оно привело их к падению (pp. 13,61).

Данное утверждение не согласуется с несколькими высказываниями Елены Уайт о том, что неудачи или; отступничество посланников не умаляют ценности их послания и что те, кто так думает, находятся в плену "рокового заблуждения" (Letter S24, 1892).

(и) Быть реформистом плохо, потому что это опасно. Реформистов обычно невысоко ценят (cf. р. 62).

Быть самозванным, фанатичным "реформистом" действительно опасно; но сотрудничество со Святым Духом в деле реформ не может быть опасным. Наша церковь отчаянно нуждается в подлинном возрождении и реформации, и для нас небезопасно ждать, пока следующее поколение выполнит эту работу.

(к) Теология в проповеди адвентистов сегодня более христоцентричны, чем до 1888 года. Это указывает на духовный прогресс, достойный, похвалы, достигнутый после 1888 года (cf. р.62).

Это утверждение может быть правдой, но так ли это — мы можем определить по оценке Христа, которую он даст духовному состоянию нашей церкви. Разве не сохраняет силу его послание к Лаодикии из Откровения 3:14-17? Вне сомнения, главные идеи послания 1888 года все еще встречают сопротивление, о них все еще не говорят, преобладает же ориентация на мирские интересы и состояние "теплоты". Все это было бы не так, если бы истинное Евангелие провозглашалось, так как оно есть — "сила Божья ко спасению". Тщательный анализ мотивов показал бы, что в современном учении церкви гораздо больше легализма, чем мы предполагаем.

(л) Послание 1888 года было принято в течение десяти лет, после событий, в Миннеаполисе, и новый президент Генеральной Конференции О. А. Олсен (не А. В. Олсон) поддержал его "с энтузиазмом" (cf. р.62).

Это можно опровергнуть свидетельствами Елены Уайт 1896 года, в которых действия Олсена сравниваются с "действиями Аарона", когда президент легко поддался давлению решительных противников послания. Смотри 15 главу книги.

(м) Молитва из девятой главы книги Даниила, не выражает коллективного покаяния, но является посреднической молитвой и не подтверждает тезис о том, что поколение верующих должно покаяться за грехи предыдущего поколения. (Идея коллективного покаяния также неправильно толкуется в данном журнале, как формальное действие сессии Генеральной Конференции по признанию ошибки, совершенной сто лет тому назад с официальным выражением сожаления, (cf. pp. 34 36: 7, 8)).

Мы должны осознать более глубокую истину: весь мир виновен в убийстве Сына Божьего (Testimonies to Ministers р.38; Desire of Ages p.745; Римлянам 3:19). Разве только древним евреям и римлянам следует покаяться в этом грехе? На Голгофе Христос взял на себя вину за грехи всего мира: вину за грехи, которые мы, возможно, лично не совершили, но которые совершили бы, если бы не благодать Божья, из-за своей природной вражды против Бога. (Римлянам 8:7). “Эту вину разделяют все люди независимо от личного покаяния. "Ministrу" должен также признать совершенное Христом коллективное покаяние за грехи мира, что было продемонстрировано Его крещением (In Heavenly Places р.252; 21,1873; Review and Herald, January 21, 1873; General Conference Bulletin, 1901, p.36). Библейское коллективное покаяние есть личное, персональное покаяние за грехи других, как если бы это были наши собственные грехи, и они могли бы стать нашими грехами, если бы не благодать Христа. Мы все нуждаемся в принятии стопроцентной праведности Христа. Путаница в понимании истинной глубины коллективного покаяния делает тщетным послание о праведности Христа, подразумевая, что мы не нуждаемся быть полностью оправданными.

Насколько нам известно, до сих пор не нашлось ни одного служителя или ученого настолько наивного, чтобы порекомендовать воспользоваться официальным голосованием на сессии Генеральной Конференции или даже на собрании одного из ее комитетов для того, чтобы исправить ошибку 1888 года. "Коллективное признание вины" всегда было неправильным употреблением термина, истинное его название "коллективное покаяние". И, благодарность Богу, идея эта уже признана заслуживающей серьезного изучения.

(н) Время второго пришествия Христа предопределено Богом. Следовательно, чтобы избежать возникновения "искаженной картины", нам не следует принимать в расчет пророческие высказывания о том, что мы своим неверием отдалили это время и что мы можем ускорить его наступление покаянием, и истинной верой. Полагают, что Христос отложил свое пришествие, но "грешно" было бы утверждать, что мы виновны в том, что Он не вернулся (cf. pp. 41-45).

Это противоречит тому, что Христос говорит в своей притче. Приведенный взгляд основан на двух изолированных высказываниях Елены Уайт, причем оба они неправильно использованы, а в одном допущены неточности при цитировании. Верно то, что пришествие Христа откладывается, но неверно то, что Он его отложил. Отложили его мы.

(I) "Подобно звездам в их непрерывном движении по предназначенному пути, намерения Божьи не знают ни спешки, ни промедления" ("Христос-надежда мира", с.32). Здесь Елена Уайт говорит о первом пришествии Христа, а не о втором. Отметим контекст цитаты: "Час пришествия Христа был предопределен. Когда исполнились сроки, Иисус родился в Вифлееме". Автор полагает, что если время первого пришествия было предопределено, то так же установлено и время второго пришествия. Время первого пришествия установлено пророчеством Даниила; второе пришествие же не предопределено: "В те дни, когда возгласит седьмый Ангел, когда он вострубит, то времени уже не будет" (Откровение 10:6, 7). Другими словами, начиная с 1844 года не существует более предопределенных сроков.

(II) "Жить в постоянном ожидании в действительности не нужно, ибо Господь явится в назначенное время" (Letter 38, 1888). Автор неправильно цитирует из этой фразы словосочетание "назначенное время", называя его "временем, которое Господь предопределил". В Библии ясно сказано, когда наступит это время: "когда же созреет плод, немедленно посылается серп, потому что настала жатва"; "пусти серп свой и пожни, потому что пришло время жатвы; ибо жатва на земле созрела" (Марк. 4:29, Откровение 14:15). Автор не ссылается на эти два ключевых отрывка из Библии, но фактически опровергает их с помощью слов Елены Уайт. Далее он утверждает, что "Елена Уайт заявила о том, что Христос отложил свое пришествие", но при этом получается, что она вторит словам неверного раба из притчи. В действительности мы виновны в том, что второе пришествие отложено.

Этот тезис вводит в адвентистское мышление элемент кальвинизма, пренебрегая событиями 1888 года с точки зрения их связи со временем второго пришествия. Отец небесный всеведущ, но это ничего не говорит в пользу кальвинистского предопределения.

(о) "The Dynamics of Salvation" рекомендуется в качестве изложения праведности через веру, выполненного настолько полно и содержательно, что фактически делает ненужным, публикацию текста самой вести. Это доказательство того, что руководство понимает, верит и проповедует весть. В предисловии выражается сожаление по поводу того, что некоторые сегодня обвиняют руководство церкви в том, что их взгляд на праведность через веру совпадает со взглядом тех, кто выступал против послания 1888 года сто лет тому назад (cf. pp. 22-28).

(I) Очевидно то, что данный вопрос стал предметом горячих споров. Действительно, авторы данной книги уже много лет придерживаются точки зрения о том, что общераспространенное понимание "праведности через веру" представляет собой в основном, сочетание из вероучения церквей, которые соблюдают Воскресенье, как день покоя и учения тех, кто выступал против послания 1888 года сто лет тому назад.

(II) Авторы книги верят в то, что наше долгое странствование по пустыне и состояние "теплоты" всемирной церкви служит доказательством отвержения того, в чем нуждаются члены церкви. Мы не хотим вызвать вражду между братьями, мы желаем честно заявить о своих убеждениях, как этого требует совесть, и сделать это в духе христианской любви и верности.

(III) Вопрос настолько важен, что мировая церковь должна рассматривать его беспристрастно. Если наша позиция неправильна, то церковь должна ее решительно отвергнуть. Если же мы правы, то нет ничего важнее, чем перейти на сторону правды. Мы должны честно проанализировать события и послание 1888 года по сохранившимся письменным источникам и сравнить его с нашим и современным пониманием Евангелия. В адвентистских изданиях необходимо изучить мотивацию преобладающих в церкви взглядов. Мы обнаружим, что вестники 1888 года сделали открытие в доктринальном и практическом понимании праведности через веру, которое позволило выйти из затруднений кальвинистского и арминианского взглядов и значительно продвинуться вперед. Именно поэтому Елена Уайт с таким восторгом относилась к посланию. Весть, которая более ясно и полно, чем реформаторы 16 века или современные толкователи Библии из нашей церкви, восстановила истину, должна осветить всю землю славой.

(IV) То, что высказывается в журнале относительно "The Dynamics of Salvation", похоже на утверждения президента Генеральной Конференции, сделанные в 1952 году на Библейской конференции в Слиго. Он заявил, что представленное там превосходит по значению послание 1888 года. "Ministry" может высказывать одно, авторы данной книги — другое, но все это бесполезно, пока мировая церковь не сравнит оба взгляда и не рассмотрит объективно полученные результаты.

(V) Ниже перечислены несколько из уникальных истин послания 1888 года: юридическое оправдание, которое становится реальным опытом через веру; добрые вести относительно двух Заветов; могущественная сила Христа, спасающая от постоянного согрешения; Христос приблизился к нам, облекшись в падшую, греховную природу человечества; спасение погибших является инициативой Святого Духа; Добрый Пастырь разыскивает заблудших овец; возможность преодолеть все грехи, подобно Христу, победившего их ради нас; уверенность в том, что в последнем поколении верующих отразится характер Христа; практическая связь между очищением небесного святилища и очищением человеческих сердец; мотив истинной веры — желание, чтобы имя Христа было прославлено, а не эгоистичное стремление получить награду или избежать наказания; причина того, что часть человечества не спасется, заключается в их желании погибнуть; а также истина о том, что жертва Христа не просто создала условие, которое остается нереализованным, пока мы не сделаем что-то: Он отдал Свою кровь за весь мир и поэтому все люди обязаны Ему даже тем, что живут сегодня. Послание 1888 года раскрывает глубины искупления, которые предстоит увидеть миру.

Кроме нескольких коротких цитат Ваггонера, приведенных одним из авторов, "Ministry" не дает слова ни одному из посланников 1888 года. Журнал объемом в 64 страницы посвящен событиям 1888 года, но в нем читателю даже мельком не удастся увидеть само послание, которое "Господь в своей великой милости" послал нам. Несомненно, причина этого в том, что редакторы знают, что каждая уникальная истина послания оспаривается сегодня, что послание 1888 года стало камнем преткновения для церкви Адвентистов Седьмого Дня так же, как Христос был камнем преткновения для иудеев.

(6) Книга "Perfect in Christ", автор Хельмут Отт (Review and Herald, 1987), с рекомендацией журнала "Адвентист Ревью" от 7 января 1988 года. Работа "сосредоточивает внимание на двух темах сессии 1888 года: работа, которую совершает Христос сегодня чтобы обеспечить спасение тем, кто Его принял, и совершенная праведность Христа, которая вменяется человечеству через веру".

Фактически основной тезис этой книги прямо противоречит посланию 1888 года о праведности Христа. Но автор так искусно манипулирует цитатами из Писания и высказываниями Елены Уайт, что у редакторов "Ревью" создалось впечатление, что этот взгляд на праведность через веру достаточно обоснован.

Основная идея книги состоит в том, что наш могущественный Спаситель настолько слаб, что не может помочь "верующим развить совершенный характер или достичь духовного совершенства", или явить Его праведность "в своей жизни". По его мнению, непрерывное совершение греха верующими и их неправедность покрывается по закону заместительной праведностью Христа. Автор насмехается над созданным им образом верующего человека: "Верующие"... "в действительности не могут достичь" "совершенной праведности... в течение своей жизни".

Вопрос же состоит не в том, что верующие могут достичь уровня личности Христа, а в том, что через веру в Него они проявят такой характер "в течение своей жизни". В Писании существует множество текстов, говорящих о том, что это так и будет.

В книге неправильно понимается суть вести 1888 года. Жертва Христа юридически оправдала "все человечество", "весь мир" (Римлянам 3:23, 24; 5:18; 2 Коринфянам 5:19; 1 Иоанна 2:2; Иоанна 1:29 и т.д.). Но те, кто откликаются на Добрую Весть, кто верят, переживают опыт оправдания через веру, становятся послушными всем заповедям Божьим. Это чудо совершается посредством "веры, действующей любовью". Таким образом народ Божий проявит "в своей жизни" истинное послушание.