Свобода во Христе - христианский проект

Вторник, 28 мая 2024
А. Г. Даниэльс о судьбе вести 1888 года PDF Печать E-mail

 

Отношение к Духу Пророчества

Во время сессии Генеральной Конференции в Миннеаполисе А. Г. Даниэльс был адвентистским пионером-миссионером в Новой Зеландии. Тогда ему было 30 лет. Елена Уайт прибыла в Австралию в декабре 1891 года, и Даниэльс, будучи президентом Австралийской Конференции, а позже - Австралийского Униона, часто с ней общался. Они оба вернулись в Америку в 1900 году. В 1901 году Даниэльс был избран президентом Генеральной Конференции. С этого времени и до самой смерти Елены Уайт в 1915 году Даниэльс доверял ее совету и часто полагался на ее богодухновенную мудрость. Даниэльс решил следовать совету Елены Уайт вовсе не потому, что она всегда соглашалась с ним или была особенно благосклонна к нему. Временами она была по отношению к нему достаточно строгой. Но он всегда понимал ее добрые намерения и обращал внимание на ее совет.

В своем письме, написанном для ободрения президента Конференции, заканчивавшего свое служение, Даниэльс о помощи Елены Уайт: "Иногда оказываемая помощь была в форме болезненного упрека сестры Уайт. Могу вас уверить, что это было неприятно для плотского сердца. Это ранило до глубины души, не всегда я мог понять всего сказанного и того, как это было сказано. Но я не смел отвергнуть совет, и по мере того, как я изучал и молился, вверяя свое сердце в подчинение Богу, свет озарял мой разум, ободрение посещало мое сердце, и всегда я имел новую помощь в моей работе."1

В письме В. С. Уайт Даниэльс описывает опыт, который он имел в тяжелые дни 1902 года: "В моем сердце было глубоко запечатлено то, что я должен быть верен Духу Пророчества, как стрелка компаса по отношению к полюсу, что я должен быть человеком, стоящим за Господню вестницу, поддерживая ее руки и ведя эту деноминацию к тому, чтобы признать и оценить этот великий дар. Эта мысль настолько овладела мной, что мои силы оставили меня. Исполненный ужасающим чувством ответственности, лежащей на мне, я обещал Господу всем моим сердцем, что буду верен этому делу и сделаю все, что в моих силах для предотвращения всего, что могло бы затмить славу этого дара и Господней слуги, которая использовала этот дар так много лет."2

Даниэльс решил следовать совету особого вестника Господа к Его Церкви. Он поставил целью направлять свое мышление и поступки в унисон с Духом Пророчества. В письме П. Т. Мэгану и Е. А. Саттерленду в 1904 году сама Елена Уайт так писала об этом: "Пресвитер Даниэльс является человеком, который зарекомендовал свидетельства истинными и зарекомендовал себя верным по отношению к этим свидетельствам. Когда он обнаруживал, что расходится с ними, он имел желание признать свою ошибку и прийти к свету. Если бы все остальные поступали таким же образом, положение вещей было бы совсем иным, чем в настоящее время. Господь обличал пресвитера Даниэльса, когда он ошибался и он показал свою решимость стоять на стороне истины и праведности и исправлять свои ошибки."3

"Ей не было дано свободного пути..."

Учитывая избранное Даниэльсом следование богодухновенному мышлению Елены Уайт, мы сталкиваемся со следующими вопросами: написал бы Даниэльс книгу "Христос - наша праведность", если бы был убежден в том, что Елена Уайт считала большинство адвентистов седьмого дня принявшими весть 1888 года, как личный опыт, до ее смерти в 1915 году? Или, может быть, Даниэльс отразил общее содержание мыслей Елены Уайт до ее смерти?

Следующие цитаты отражают мышление Даниэльса по отношению к вести 1888 года: "Слово Божье ясно представляет путь праведности по вере; труды Духа Пророчества значительно расширяют и проясняют этот вопрос. В слепоте своих сердец мы блуждали далеко от этого пути и многие годы не могли принять эту возвышенную истину. Но до сих пор наш великий Руководитель призывает Свой народ встать на эту великую основу Евангелия - принятие верой вмененной праведности Христа за грехи прошлого и наделенной праведности Христа для того, чтобы явить божественную природу в человеческой плоти."4

"Как печально, как глубоко прискорбно то, что эта весть праведности во Христе в то время, как она пришла, должна была встретиться с оппозицией со стороны самых ревностных и знающих людей в деле Божьем! Весть никогда не была ни принята, ни провозглашена, ей не было дано свободного пути, чтобы передать Церкви неизмеримые благословения, которые были скрыты в ней."5

"Разделение и конфликт возникший среди руководителей из-за оппозиции по отношению к вести о праведности во Христе, произвело неблагоприятные последствия. Ряды смешались, и люди не знали, что делать."6

Даниэльс верил, что многие, слышавшие весть 1888 года о праведности по вере, лелеяли надежду, что однажды среди нас этой вести будет уделено должное внимание, и она совершит очищающую и возрождающую работу в Церкви; они верили, что для того она была послана Господом."7 Он был убежден, что эти учения рано или поздно будут "поняты, приняты и займут свое должное место."8

Далее Даниэльс комментирует: "В 1889 году через Дух Пророчества было записано насквозь пронизывающее предостережение по отношению к огромному числу адвентистов седьмого дня, потерявших из виду "доктрину об оправдании по вере". Никто не может сказать, какие перемены произошли со временем среди нашего народа в те времена, когда они не принимали или не понимали этой драгоценной истины. Но мы знаем, что в настоящее время каждый, верующий в трехангельскую весть, должен иметь ясное представление о доктрине оправдания по вере и глубоко переживать этот опыт."9 Он сожалел, "что очень многое было потеряно для дела Божьего из-за неспособности достичь живого опыта божественной силы - праведности по вере."10

Во время издания книги "Христос - наша праведность" в 1926 году Даниэльс считал, что адвентистская церковь все еще ожидала опыта, который Бог надеялся даровать в Миннеаполисе, но встретился с сильной оппозицией. Даниэльс тоскующе писал: "Эта весть никогда не была ни принята, ни провозглашена, ей не было дано свободного пути, чтобы передать Церкви неизмеримые благословения, которые были скрыты в ней."11

Лерой Фрум свидетельствовал, что его духовный наставник Даниэльс тосковал об этом даже в предсмертные часы.12