Свобода во Христе - христианский проект

Понедельник, 17 июня 2024
Толина фотокарточка PDF Печать E-mail

Несколько мальчишек кучкой стояли у ворот небольшого кирпичного дома и что-то внимательно рассматривали, передавая из рук в руки.
– Здорово! Мотоцикл красивый! – восхищался Толик.
– Хорошая фотография! Дорого только она стоит, – с сожалением произнес Виталик. – Мне мама не разрешит... Скажет, денег нет.
– А я все-таки попрошу папу. Может, он разрешит сфотографироваться, – неуверенно сказал Толик.
– Знаете, ребята, это когда дядя Леша был у нас в гостях. Мы с ним ходили в зоопарк и в фотоателье, – рассказывал Дима, довольный, что друзьям понравилась его фотография.
– А вон мой папа идет с работы! – крикнул Толик и побежал навстречу отцу. – Папа! Можно мне сфотографироваться? Пойдем, посмотришь, как Дима здорово вышел!
– Подожди, сынок. Пойдем-ка лучше домой, мама нас уже заждалась, наверное. А после ужина мы с тобой об этом обязательно поговорим. Хорошо? – сказал отец и взял сына за руку.
После ужина, как только папа присел на диван немного отдохнуть, Толик устроился рядом.
– Папа, я очень хочу сфотографироваться, как Дима, на мотоцикле. Можно? Вам с мамой тоже понравится такая фотокарточка, – упрашивал он.
– Послушай, сынок, у меня есть много твоих снимков, – улыбаясь, сказал отец. – И все они очень разные. Каждое утро, уходя на работу, я беру с собой один из них. Иногда – красивый, а другой раз и некрасивый.
– Ты, наверное, шутишь, папа. Я ведь еще никогда не фотографировался! – возразил Толик.
– Нет, я говорю вполне серьезно. Просто ты об этом ничего не знаешь.
Толик совсем близко придвинулся к папе.
– Знаешь, какую фотографию я взял сегодня утром? – шепнул папа на ухо. – Темную и очень некрасивую. Лицо – недовольное, лоб – в морщинах, глаза – сердитые, щеки – надутые, а губы – крепко сжатые. Они никак не могут открыться, чтобы улыбнуться и сказать: «До свидания, папа, с Господом!» И все это потому, что папа запретил Толику во время дождя бегать по лужам и играть в мяч. Вот такую фотокарточку я вынужден был взять с собой сегодня утром.
Отец замолчал, а Толик сразу понял, о чем говорил папа. Он низко опустил голову и тяжело вздохнул. И почему он раньше никогда об этом не думал?
– В ателье ты сфотографируешься нарядный, чистенький, довольный, – продолжал отец, – а в жизни можешь быть грубым, злым, капризным и непослушным. Но главное ведь – не фотография. Бог смотрит не на тот снимок, что на бумаге сделан. Он видит твое сердечко и знает мысли, слова, поступки. Он смотрит с небес на тебя и хочет видеть тебя добрым, послушным. Да и мы с мамой хотим, чтобы наш сынок всегда оставлял нам красивые снимки. Я думаю, что ты меня хорошо понял.
Толик прижался к папиной руке, и его глаза говорили больше, чем мог он сказать словами. Теперь он все понял.