Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 23 июня 2024
Маленький заместитель PDF Печать E-mail

«Трам-там-там! Там-там-там!» – уже третий день подряд монотонно и скучно стучал по крышам мелкий и холодный дождь. Казалось, он никогда не кончится. Низкое и хмурое небо горько плакало, роняя свои холодные слезы на осеннюю землю.
К вечеру поднялся порывистый ветер. Он протяжно свистел в верхушках деревьев, как кнутом, безжалостно хлестал по заборам, по окнам. В такую погоду люди без особой надобности старались не выходить на улицу.
Домик, в котором жила большая семья Потаповых, был уютным и теплым. Здесь обычно было шумно и весело, а сегодня – особенно, потому что из поездки вернулся папа. Дети окружили его и с интересом расспрашивали обо всем: что он видел, что слышал, на чем ездил.
Вечером Николай Павлович засобирался на молитвенное собрание.
– Оставался бы дома, Коля! Ты ведь не отдохнул с дороги. Да и вряд ли кто придет в такую непогоду. Помолимся дома, – жалобно проговорила Анна Ивановна, сочувствуя усталости мужа.
Николай Павлович задумался. Жена была по-своему права. В последнее время молитвенные собрания почти никто не посещал. По воскресеньям дом был полон народу, а вот в пятницу... Каждый находил себе дела и почему-то не хотел прийти помолиться в церкви. Уже несколько недель подряд приходила только старушка Марковна. Она не пропускала молитвенных собраний и часто ободряла Николая Павловича, пресвитера церкви:
– Не унывай, брат! Бог видит нашу скорбь, слышит молитвы и обязательно пошлет пробуждение. Иисус ведь сказал, что если двое на земле согласятся просить о чем-нибудь, то будет им. Только не сомневайся в могуществе Бога!
Мысль о том, что Марковна придет и будет ждать его, придала Николаю Павловичу сил и решительности. Он потеплее оделся и пошел на собрание.
Поднимаясь по мокрым ступенькам своего дома, Марковна поскользнулась и упала. Встать не хватило сил, а боль в ноге заставила ее вскрикнуть. На помощь прибежали соседи, занесли Марковну в дом и вызвали врача. Нога сильно опухла и покраснела, и старушка вынуждена была лежать в постели. Врач обнаружил перелом, и ногу загипсовали.
Около Марковны заботливо хлопотала соседка. Вскоре, узнав о несчастье, пришла дочь Марковны с пятилетним сыном.
Миша сразу же подбежал к бабушке, сочувственно погладил ее ногу и, заглядывая в глаза, спросил:
– Больно, бабуля?
Марковна улыбнулась и, успокаивая любимого внука, ответила:
– Сейчас уже не так больно, а опухоль спадет. Видишь, врач наложил гипс, значит, заживет! Погода дождливая, вот и ломит косточки вдобавок ко всему. Ничего, даст Бог, все пройдет. Ты, Мишенька, не забывай молиться обо мне, ладно?
Миша кивнул в знак согласия. Потом, что-то вспомнив, озабоченно спросил:
– Бабушка, а как же ты теперь молиться будешь? Ты ведь не можешь даже на колени встать!
– Ах! Я совсем забыла, сегодня же молитвенное собрание! Как бы сообщить Николаю Павловичу, что я не приду? – забеспокоилась старушка.
– Что вы, Марковна! – удивилась соседка. – Неужели, кроме вас, некому молиться, что вы даже в таком состоянии тревожитесь об этом? Придет же кто-нибудь! Я вот по болезни тоже не хожу...
Но Марковна рассуждала по-другому.
– Иисус сказал: «Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного». Если двое... – грустно и задумчиво повторила она. – Уже почти два месяца мы молимся с пресвитером вдвоем. Неужели сегодня никто не придет и он будет один?
Старушка смахнула крупные слезы, бежавшие по морщинистым щекам, и стала рассказывать соседке о силе совместной молитвы.
А Миша сидел и внимательно слушал бабушку. Он понял ее переживание и решил помочь.
– Значит, Иисус хочет, чтобы молились обязательно двое, – тихо прошептал он. – А если дядя Коля придет один, Иисус огорчится... Я заменю бабушку! Я пойду молиться с дядей Колей!
Как бы в знак протеста, в трубе тревожно загудел ветер и глухо застучали ветки в окно. Но Миша не испугался.
«Хоть на улице и темно уже, но я все равно должен пойти», – решил он.
Как только мама ушла на кухню готовить ужин, а старушки увлеклись воспоминаниями, он оделся и незаметно вышел на улицу.
Дорога была знакомой, и Миша уверенно зашагал вперед, хотя идти было нелегко. Порывы ветра осыпали его колкими капельками мелкого дождя, ноги скользили по липкому от грязи асфальту, а Миша шел и думал: «Дядя Коля не должен быть один, чтобы Господь не огорчился. Мы помолимся вдвоем...»
А ветер не унимался. Он то дул в спину, словно подталкивая мальчика, то вдруг поворачивался и яростно хлестал по лицу, затрудняя дыхание.
Почти у самого молитвенного дома Миша встретился с пожилым мужчиной.
Увидев бодро шагающего мальчика, он удивленно спросил:
– Ты куда путь держишь, малыш?
– На собрание. Молиться иду.
– А, это ты, Миша? Я слышал, что твоя бабушка ногу сломала. Это правда?
– Да. Бабушка не может ходить, у нее нога в гипсе, и я иду молиться вместо нее. Мне нужно торопиться, чтобы не опоздать! – сказал Миша.
Постояв с минуту на месте и почему-то тяжело вздохнув, мужчина пошел следом за ним.
В этот день, как и всегда, Николай Павлович пришел в молитвенный дом раньше назначенного времени. Он сел, открыл Библию, прочитал несколько глав, но за это время никто не пришел на собрание. Тяжело было на сердце у Николая Павловича, и он, опустившись на колени, стал рассказывать свою печаль Богу и горячо просить о пробуждении среди христиан.
Как только он поднялся с колен, открылась дверь и кто-то тихонько вошел в зал.
– Миша? Ты пришел с бабушкой? – обрадовался пресвитер, увидев мальчика.
– Нет. Бабушка сегодня упала на крылечке и сломала ногу. Она теперь дома лежит. Я один пришел.
– Что же бабушка просила передать?
– Ничего. Она не знает, что я пошел сюда. Бабушка сильно переживала, что вы будете одни. Она говорит, что Богу нравится, когда двое молятся Ему. Чтобы Господь не огорчился, я решил пойти вместо бабушки и помолиться с вами. Теперь же нас двое...
На глазах пресвитера заблестели слезы. Простота малыша, его дерзновение растрогали служителя, который так нуждался в молитвенной поддержке. Они преклонили колени, и Николай Павлович прежде всего попросил прощение за уныние и печаль, затем поблагодарил Бога за утешение, которое Он послал ему в этот вечер.
Когда пресвитер закончил молитву, Миша громко сказал «аминь!» и тоже помолился. Он благодарил Иисуса за охрану в пути, просил исцелить бабушку и услышать молитву дяди Коли.
А возле двери, боясь себя выдать, стоял мужчина, с которым Миша встретился на улице. Он тоже был верующий, но домашним делам и работе уделял так много времени, что приходил в молитвенный дом только по воскресеньям. Слова малыша и его путешествие дождливым вечером заинтересовали пожилого брата. Он осторожно вошел в молитвенный дом и, к великому удивлению, увидел только пятилетнего мальчика и пресвитера церкви, со слезами молящегося Богу. Его молитву в пустом доме повторяло эхо...
Пришедший не выдержал и тоже опустился на колени. Из его уст понеслась к Богу молитва раскаяния.
– Теперь я всегда буду приходить сюда, – сказал брат Николаю Павловичу после приветствия. – Будем молиться, чтобы Иисус Христос пробудил всех, кто нерадеет о служении и беспечно оставляет собрание. Как долготерпелив был Господь ко мне! – Сокрушенно качая головой, он направился к двери.
Миша тоже заторопился.
– Мама будет искать меня... Сейчас расскажу бабушке, что нас было даже трое. Как она обрадуется! – восторженно сказал он, надевая курточку.
Николай Павлович закрыл дверь на ключ и тоже пошел с Мишей. Он хотел проводить его и заодно посетить старушку.
Пресвитер рассказал Марковне о том, что сегодня он молился не один. Бабушка ласково погладила внука по голове и тихо сказала:
– Заместитель мой маленький...
– Бабушка, правда, Господь радовался тому, что нас было трое? Он услышал молитву и пошлет то, что просил дядя Коля!
Миша был прав. Прошло не так много времени, и в молитвенном доме по пятницам стало собираться много верующих. Господь услышал молитву и послал пробуждение.