Свобода во Христе - христианский проект

Понедельник, 24 июня 2024
Галочка PDF Печать E-mail

Галочка появилась в семье Ивановых неожиданно. Ее привезла с собой мама.
– Дети, – сказала она, – эта девочка будет теперь жить у нас. Ее зовут Галочкой.
Кто она? Откуда? Почему будет жить у них? Вопросов было много, но Саша и Нина ничего не спрашивали. Они ждали, когда мама сама им все расскажет. Вечером, когда Галочка уснула, мама сказала:
– Это та девочка, о которой я вам говорила. Помните? Ее папа сидит в тюрьме, а мама – пьяница.
Она помолчала, видно, вспоминая прошлое Галочки, а потом спросила:
– Ну как, понравилась вам наша гостья?
– Немножко... Но она такая молчунья! Боится нас, что ли? – пожала плечами Нина.
– Вообще-то она разговорчивая, просто еще не привыкла к вам, – успокоила мать. – Дома за Галочкой присматривала бабушка, но часто девочка оставалась совсем одна, голодная и немытая. Когда я приехала к ним, она, грязная и непричесанная, барахталась в холодной луже, не обращая внимания на прохожих. Я попросила Галочкину маму отпустить девочку к нам, и она согласилась без всяких раздумий.
– И теперь она всегда будет у нас? – удивленно спросил Саша.
– Сколько Господь позволит, сынок. Только смотрите не обижайте ее! Никогда не говорите, что она чужая. Рассказывайте ей об Иисусе, играйте с ней, чтобы Галочка не скучала. Хорошо?
Саша понимающе кивнул.
– Галочка будет моей младшей сестричкой! – обрадовалась Нина. – Она такая красивая, как кукла!
Смуглая, с большими, черными как смоль глазами и такими же иссиня-черными волосами, Галочка и в самом деле была красивой.
Первое время она молча наблюдала за детьми. Все для нее здесь было новым и необычным: каждый день начинался с молитвы и чтения большой книги – Библии, есть тоже никто не начинал без молитвы, и из-за стола не выходили, пока не помолятся Богу.
Видя недоумение Галочки, тетя Мария – так звали маму Саши и Нины – как-то вечером усадила ее к себе на колени и сказала:
– Знаешь, почему мы закрываем глаза и складываем руки во время молитвы? Мы разговариваем с Богом, молимся Ему. Бог создал землю и солнце, звезды и луну, птиц и животных, а также тебя и меня. Бог живет на небе. Он все может, все знает, все видит...
Галочка не перебивала, не задавала вопросов. Она впитывала каждое слово, стараясь все понять.
А тетя Мария убежденно продолжала:
– Обращаться к Богу нас научил Иисус Христос. Это Сын Божий. Он приходил на землю, чтобы спасти людей от греха и смерти и подарить нам жизнь вечную.
– А что такое грех? – робко спросила Галочка.
– Грех – это непослушание Богу. Кто обманывает, говорит плохие слова, ворует, дерется, тот грешит, потому что Бог учит нас не поступать так.
Услышав это, Галочка сникла и долго сидела молча. Возможно, ей вспомнилась улица, где она дразнила и обижала подружек, забирала чужие игрушки, обманывала и никогда не просила прощения...
Галочка прижилась в новой семье. Вместе с детьми она ходила на собрание, молилась, читала Библию. Правда, она пока только слушала, как читают старшие, потому что сама еще не умела. Ее любимой книгой стала «Жизнь Иисуса Христа», в которой было много картинок. Она часами рассматривала их, повторяя вслух знакомые библейские истории.
Росла Галочка жизнерадостной и послушной. Как и все, она резвилась с мячом, бегала в ближайшую рощу за цветами, качалась на качелях. Но стоило только один раз сказать ей, что какой-то поступок или слово не нравится Иисусу, – никогда уже она не повторит ни то слово нехорошее, ни тот поступок плохой.
И все же, как ни хорошо было Галочке у тети Марии, детское сердечко затосковало: соскучилась она по маме.
Несколько раз по ее просьбе Нина писала письма на Кубань, но отправить их не могла, потому что Галочка не знала адреса.
Однажды Галочка тихонько подошла к Нине и сказала:
– Нина, мои письма почему-то не доходят до мамы. Я попросила Иисуса, чтобы мама приехала ко мне... И сегодня она приедет!
Нина с недоумением посмотрела на Галочку.
– Очень хорошо, что ты догадалась попросить об этом Иисуса, теперь жди! – только и сказала она и тут же побежала к матери на кухню. – Мама, что делать? – волнуясь, шептала Нина. – А вдруг ее мама не приедет, и Галочка подумает, что Иисус не услышал ее молитву?! Ей надо как-то объяснить...
– Не надо ничего объяснять.
– Почему?
– Разве ты забыла, доченька, что наш Бог – всемогущий?! Почему ты думаешь, что ее мама не приедет? Господь никогда не оставит в стыде тех, кто верит Ему и надеется на Него.
– Но мы же не уверены, что такая просьба угодна Господу!
– Думаю, Бог исполнит желание Галочки, потому что она крепко любит Иисуса.
День склонился к вечеру. Багровое солнце медленно опустилось за кроны деревьев и вскоре совсем исчезло, словно провалилось за горизонт. Темнело. А Галочкиной мамы так и не было. В ожидании ее Галочка притихла, перестала играть и все поглядывала на калитку.
После ужина дети вместе помолились. Нина и Саша легли спать, а Галочка взяла свою любимую книгу и забралась на диван.
Так было всегда, когда тетя Мария задерживалась на работе, – Галочка без нее спать не ложилась.
«Не жди меня! – обнимая ее, часто говорила тетя Мария, вернувшись домой со второй смены. – Ты еще маленькая, тебе пораньше ложиться надо!»
«Я так люблю вместе с тобой молиться! – как-то раз открыла Галочка свою тайну. – Мы можем с тобой долго стоять на коленях, а с Ниной и Сашей – нет».
В этот день тетя Мария снова пришла поздно.
– Давай помолимся, милая, и ложись-ка спать! – сказала она, устало опускаясь на колени.
Галочка поблагодарила за все, что у нее есть, и еще раз попросила Иисуса, чтобы приехала мама.
Тетя Мария управилась на кухне и пошла в детскую, думая, что Галочка волнуется и не спит, ожидая маму. Но, подойдя к кровати, увидела, что девочка спит безмятежным сном.
Летним погожим вечером дядя Вова возвращался на машине из дальней поездки. За окнами мелькали дорожные знаки, телеграфные столбы, деревья. Лучи заходящего солнца весело заглядывали в окно, отражались в зеркале, прыгали по капоту.
На душе было так приятно от Божьей милости, что дядя Вова пел, прославляя Создателя. Спидометр верно отсчитывал убегающие километры, и город, в котором жил дядя Вова, приближался.
На одном из перекрестков, сам не зная зачем, дядя Вова повернул руль вправо.
«Что это я делаю? Зачем свернул на эту дорогу?» – спрашивал сам себя дядя Вова. А между тем машина стремительно мчалась вперед. Дядя Вова мысленно обратился к Богу: «Господи! Ты видишь, что я еду не по той дороге, которая ведет домой, но не знаю – почему».
После молитвы на сердце стало спокойно и радостно. Машина въезжала в небольшой городок. И тут дяде Вове неожиданно пришла мысль: «Заеду на автовокзал. Может, там кому-то срочно нужно уехать...»
На опустевшем автовокзале в поисках пищи одиноко бродила бездомная собака да несколько воробьев азартно отнимали друг у друга кусочек хлеба.
Дядя Вова хотел было уже уехать, но тут из здания вокзала вышла женщина. Безнадежно опустив голову, она направилась к остановке городского автобуса.
Дядя Вова окликнул ее:
– Извините, вам нужно куда-то ехать?
– Да... Но автобуса уже нет, – вздохнула женщина.
– А куда вам надо?
– Не так уж и далеко, да вот... нечем доехать... – запинаясь, сказала она и назвала город.
– Я как раз туда еду! Садитесь, довезу!
За разговором время прошло незаметно. Вдали появились огоньки огромного спящего города.
– На какую улицу вам нужно? – спросил дядя Вова. Попутчица замялась. Ей почему-то трудно было ответить на этот вопрос.
Наконец она собралась с мыслями:
– Отвезите меня на вокзал, а утром я сама доберусь.
– До утра еще целых четыре часа! Вы не переживайте, я не возьму с вас платы, – успокаивал ее дядя Вова.
– Честно сказать, я даже не знаю, куда еду, – призналась женщина и тихим, каким-то сдавленным голосом добавила: – Здесь где-то живет моя дочь... у одной знакомой. Адреса я не знаю...
Дядя Вова от удивления даже притормозил:
– А вашу дочь случайно не Галочкой зовут?
– Галочкой. А откуда вы знаете?
– Так она у Марии живет! Здесь недалеко! – повернул руль дядя Вова. – Вот чудеса! Это, оказывается, ваша дочка! Как же не знать такую девочку! Она часто поет у нас на собрании. Как-то я угостил ее конфетой, а она, вместо «спасибо», спрашивает: «Ты Иисуса любишь?»
Мария иногда берет ее на работу, так она и там всем о Боге рассказывает. Начальник сильно полюбил ее, и куклу ей подарил, и велосипед обещал купить. Ради нее даже курить бросил: все хотел, чтобы она к нему в гости приходила. Но Галочка одно твердит: «Не пойду к тебе, ты Иисуса не любишь!» Хорошая у вас девочка!
Ну вот мы и приехали! – затормозил он, останавливаясь возле знакомой калитки. – До свидания. Передайте привет Марии!
Женщина, оказавшись перед закрытой дверью спящего дома, только теперь пришла в себя и облегченно выдохнула:
– Как во сне...
От резкого звонка Галочка сразу проснулась.
– Мама приехала! – как пружинка, соскочила она с кровати и стала тормошить спящую «сестренку» (так она любила называть Нину). – Нина, Нина! Слышишь, моя мама приехала! Я же говорила, что Иисус услышит меня! Он все может!
Пока Галочка будила Нину, тетя Мария уже открыла дверь. Женщина не успела зайти в прихожую, как из спальни навстречу ей выбежала Галочка.
– Доченька! – вырвалось у матери, и она протянула к ней руки.
Но Галочка, увидев ярко накрашенные губы матери, в нерешительности остановилась.
– Мама, ты Иисуса любишь? – вместо приветствия и поцелуев, с тревогой спросила она, широко раскрыв и без того большие глаза.
– Ну иди же ко мне, доченька! – пропустив мимо ушей вопрос, позвала мать.
– Мама, ты Иисуса любишь? – не двигалась Галочка с места,
– Люблю, Галочка, люблю. Иди же ко мне! – умоляла мать, машинально отвечая на необычный вопрос.
– Мамочка, тогда тебе надо умыться! Иисусу накрашенные не нравятся.
Она говорила так серьезно, что не послушать ее было невозможно, и мать пошла к умывальнику.
Как только она умылась, счастливая Галочка бросилась ей на шею:
– Мамочка, как хорошо, что ты приехала! Я так соскучилась! Ты послушалась Иисуса, да? Это Он тебя послал ко мне! – щебетала она, крепко обнимая мать.
Была еще ночь, и Галочка быстро уснула на коленях у матери. Положив ее на кровать, мать стала рассказывать тете Марии, что произошло с ней днем:
– Со мной никогда такого не бывало! Не знаю, чем и как все это объяснить. Галочка говорит, что это Иисус послал меня к ней. Может, она и права?
Рано утром я проснулась и увидела в комнате незнакомого человека. «Езжай к Галочке!» – сказал он и исчез. Я подумала, что мне это померещилось.
Прихожу на работу – откуда ни возьмись, тот же самый человек встал передо мной. «Езжай к Галочке!» – повелел он мне.
Я запереживала: может, случилось что с ребенком? Может, заболела? И решила поехать к вам в ближайшее воскресенье.
К концу рабочего дня я вроде успокоилась, но по дороге домой опять встретила этого человека. «Езжай к Галочке!» – сказал он, и его не стало.
И тут я потеряла покой. Пришла домой, а тревога на сердце растет. «Лягу пораньше спать, чтобы ни о чем не думать», – решила я. Но тут опять передо мной встал тот же человек и таким же повелительным тоном приказал: «Езжай к Галочке!»
Я не выдержала и пошла на вокзал. Последний автобус уже ушел, а поезда к вам вечером нет.
«Ну, – думаю, – если этот человек еще раз явится, скажу, что нечем ехать, – ближайший автобус будет только утром».
Немного успокоившись, я направилась домой, а сама переживаю: не встретиться бы с этим странным человеком!
Тут совсем неожиданно подъехала машина. Шофер открыл дверцу и спрашивает: «Вам куда?»
Я отмахнулась: разве он повезет меня в такую даль? Но потом оказалось, что он едет в ваш город.
По дороге водитель рассказывал о Боге. А когда въехали в город, спросил, на какую улицу мне нужно. Я растерялась: адреса-то вашего совсем не знаю! Когда в конце концов я созналась, что еду к дочери и не знаю, где она находится, водитель спросил: «Ее, случайно, не Галочкой зовут?»
Может, и правда есть Бог, раз такие чудеса случаются в жизни! – взволнованно закончила женщина.
– Это, наверное, Володя! – догадалась тетя Мария, восхищаясь чудными делами Божьими.
На следующий день мама Галочки уехала, оставив дочь на попечение тети Марии.
За год, прожитый в доме Ивановых, Галочка заметно выросла и окрепла. Она уже не представляла себе жизни без собрания, без Саши с Ниной, без тети Марии, хотя и скучала по маме.
Как-то раз Галочкина мама приехала опять, но уже не в гости, а чтобы забрать дочь домой.
Галочка долго плакала.
– Мама, ну давай не будем уезжать! – упрашивала она. – Оставайся и ты здесь, тетя Мария такая добрая...
Но мама была неумолима, и Галочке пришлось послушаться. Простившись с любимой семьей, она уехала.
Дома Галочка узнала, что у нее появился новый папа и они скоро уедут жить очень далеко, на Север. Это известие еще больше опечалило ее: значит, она не увидит больше ни тетю Марию, ни Сашу с Ниной, не пойдет на собрание, где поют и говорят об Иисусе...
Первое время мать с отцом старались внушить Галочке, что Бога нет, но поколебать детскую веру они не смогли, потому что Иисус уже жил в сердце Галочки. То тут, то там слышался ее звонкий голосок – Галочка пела об Иисусе. И лишь изредка недетская тоска появлялась в ее больших черных глазах.
Когда отец с матерью смотрели телевизор или к ним приходили гости и все пили водку, Галочка говорила: «Это грех, Иисусу это не нравится!» – и всегда уходила в другую комнату.
В семь лет Галочка пошла в школу. Отец записал ее в балетный кружок.
– Если будешь прилежно заниматься, вырастешь стройной, красивой. Может, даже артисткой будешь! – мечтательно говорил он.
– Нет, папа, Иисусу это не нравится. Я не хочу танцевать, я буду христианкой!
Но отец заставлял ее ходить на уроки танца, и она нехотя повиновалась.
Как-то раз Галочка попросила:
– Мама, отвези меня на каникулы к тете Марии! Я так хочу побыть на собрании...
– Не придумывай, это очень далеко! Неужели ты тетю Марию любишь больше, чем меня?
– Я Иисуса люблю больше всех! И так хочу слышать о Нем. Отвези, только на каникулы! – жалобно упрашивала Галочка.
Но мама и слышать об этом не хотела.
Однажды Галочка пришла из школы какая-то необычная. Она была ласковая и тихая, но глаза ее смотрели печально. Поставив портфель на место, она неторопливо переоделась, пообедала, помолилась.
Галочка любила молиться. Мама знала, что в это время дочери мешать нельзя, бесполезно ее звать, потому что она все равно не придет, пока не «поговорит со своим Иисусом».
В этот день Галочка как будто забыла про уроки. Она долго играла во дворе с кошкой, а потом ходила из комнаты в комнату, присаживалась возле мамы и смотрела, как та вяжет кофту.
Когда стемнело, Галочка закуталась в огромную шаль и села за стол напротив матери.
– Доченька, почему ты уроки не делаешь? – отложила вязание мать.
– А мне уже не нужно их делать, – подперев голову руками, задумчиво произнесла Галочка.
– Почему? Ты что, завтра в школу не пойдешь?
– Я попросила Иисуса, чтобы Он взял меня к Себе. К тете Марии ты меня не пускаешь. Я должна делать все, что не нравится Иисусу: танцевать, смотреть телевизор. Мне даже не с кем петь и молиться! И Библии у нас нет. А вчера папа запретил даже говорить о Боге... Вот я и попросила, чтобы Иисус взял меня к Себе. Сегодня Он придет за мной!
Сердце матери сжалось и часто-часто забилось. Она хорошо понимала, что означают слова Галочки: «Я попросила Иисуса». Мать стремительно выскочила на улицу. В калитку как раз входил ее муж.
– Виктор, вызывай «скорую»! Галочке плохо! Глаза матери были полны ужаса, руки дрожали.
– Папа, не нужно «скорую», – выбежала следом Галочка. – У меня ничего не болит! Мне совсем не плохо! Не надо, папа!
– Вызывай, Виктор, вызывай! – умоляла мать, не обращая внимания на слова дочери.
– Да что случилось, объясни, пожалуйста! – обратился он к жене, которая второпях стала рассказывать, что говорила ей дочь.
– Вызывай быстрее! – настаивала она, и ее буквально лихорадило.
– Я вызову, но только не для Галочки, а для тебя, – согласился наконец он и торопливо зашагал к телефону.
Приехала «скорая помощь». Но было уже поздно...
Безжизненная Галочка лежала на диване. Кажется, ничего не изменилось: те же черные волосы, разбросанные по подушке, та же чуть заметная улыбка на спокойном застывшем лице. И только глаза не излучали больше теплого, нежного света. Они закрылись навсегда для всего греховного и земного, чтобы вечно созерцать Того, Кто был для нее дороже всех на земле.
Галочка умерла. Вернее сказать, любимый Иисус исполнил ее желание и взял к Себе тоскующую по небесам девочку. Горько плакали отец с матерью: «Почему, почему мы не отвезли ее на каникулы к тете Марии?!»
Хоронить Галочку родители повезли на родину, на далекую Кубань, поближе к тому месту, куда при жизни так рвалась Галочка и куда они ее не отпустили.