Свобода во Христе - христианский проект

Субота, 20 апреля 2024
Глава 3. PDF Печать Email

 

Пастор во время богослужения

Из всех факторов, которые влияют на накопление духовного опыта, способствуют воспитанию ума и очищению совести, исцелению больной души, утешению и ободрению возрастающего в Боге христианина, самым действенным является регулярное участие в общих богослужениях. Конечно, это субъективный взгляд на богослужение, принимающий во внимание лишь то, что богослужение концентрируется на человеке, и если ограничиться только им, может сложиться искаженное представление о назначении богослужения. Более того, не все, исполняющие обязанности пастора, действительно призваны совершать общие богослужения. Тем не менее, неотъемлемой частью богослужения является созерцание Божьей красоты, посещение Его храма, получение Господних благословений, дабы укрепились руки наши в Нем, даже несмотря на то, что многие, раньше не стоявшие за кафедрой, время от времени осуществляют руководство на молитвенных богослужениях или при изучении Библии. Поэтому некоторое понимание именно пасторской ценности богослужения необходимо для того, чтобы пасторское служение было полнокровным.

Истинное богослужение может преобразовать человека, заставить его переосмыслить свою жизнь и стать решающим в его духовной жизни. Иисус Христос не случайно повторял древнюю заповедь «Господу Богу твоему поклоняйся», когда говорил об искушениях, о борьбе со злом и о преданности делу Божьему. К этой заповеди Он также дал и обетование: «Не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих». На богослужении человек находится у врат небес; прославляя Бога, размышляя о Нем и молясь Ему, христианин не только провозглашает Евангельскую весть, но и переживает ее воздействие на него самого. Для мужчин и женщин, все дни которых протекают в сером однообразии, суете и соблазнах, богослужение является глотком чистого воздуха, взглядом в мир иных горизонтов, напоминанием о том, что действительно важно, ценно, перспективно, что действительно заслуживает нашего внимания.

Угнетенному, отчаявшемуся или нерадивому регулярные богослужения помогают избавиться от нездоровых настроений и укрепить угасающую веру. И если человек за порочностью мира видит кристальную Божью чистоту, над земной путаницей и обманом - вечную истину, над человеческими слабостями - божественные источники силы, над непостоянством и борьбой в мире - непоколебимый Божий престол, над бренным, смертным бытием человека - надежду на вечную жизнь, то это, несомненно, свидетельствует о том, что, хотя назначением богослужения является прославление Бога, человек при этом получает благословение и обновление, способствующее его духовному здоровью.

«Во время богослужения мы соприкасаемся с Божественной силой, испытывая на себе ее живительное влияние», - говорит Нельс Ферре. Ни один пастор, понимающий духовную ценность богослужения, - обновляющую силу в созерцании Божьей благости и побуждающую человека к прославлению Господа, перемену мыслей и жизни, которая происходит под влиянием проповедуемого Слова Божья, благоговейный трепет души перед Всевышним, который сопутствует всякой истинной молитве, - так вот, ни один пастор не будет оспаривать того, что из всех открытых для него возможностей влиять на паству и обогащать ее духовное проведение богослужений стоит на первом месте.

Одна из самых благословенных целей богослужения - быть противоядием от всепроникающего, расслабляющего эгоцентризма. Покаяние, вера, послушание, радость относятся к внутренней жизни человека и не могут быть пережиты иначе, как лично; каждое сердце знает свои тайны, своего Господа, свои печали, раскаяния, стремление к святости и к миру. Тем не менее, Христос не хотел, чтобы его последователи были обособленны и независимы друг от друга. Он объединил людей, учредил совместные формы причастия и благовествования, заповедал Своим последователям быть преданными друг другу в любви, Сам подав им пример; Христос часто говорил о Царстве и о семье Божьей и поставил превыше всего безграничную любовь, которая связывает христианина и с ближним, и с врагом.

Такая способность христианства связывать и объединять людей находит свое выражение в совместных, учрежденных Церковью богослужениях. На богослужениях ограниченность личного опыта расширяется и обогащается; чудачества отдельных людей растворяются в общей атмосфере радости и духовного подъема, когда все собрание объединяется в молитве, пении и духовных размышлениях. Страдающий от одиночества христианин испытывает радость общения в присутствии Бога; робкий христианин обретает уверенность, объединяясь в вере с собравшимися; человек, поглощенный своими проблемами и сомнениями, может возвыситься до осознания себя частицей великой христианской истории и звеном многих поколений верующих, когда молитва, древние Писания и духовные гимны объединяют его в общении со святыми.

Конечно, этого не произойдет, если все не будет тщательно обдумано и подготовлено. При планировании каждого богослужения опытный пастор всегда должен учитывать жизненные обстоятельства и конкретные нужды членов своей церкви. Он обязан иметь в виду, какое огромное практическое значение имеет опыт, приобретаемый в процессе богослужения, в деле воспитания и совершенствования слабых христиан, для духовного обогащения и роста убежденных в вере, в целях противодействия пагубному влиянию нехристианской среды, в которой люди вращаются на протяжении недели, и для сплочения разобщенных христиан в сильную, дружную семью, все члены которой взаимно поддерживают друг друга.

ПАСТОРСКИЕ ТИПЫ БОГОСЛУЖЕНИЙ

Порядок проведения богослужения в значительной мере определяется сложившимися в данной Церкви традициями. Всякое изменение следует делать осмотрительно, с пониманием. Прославление, молитва, проповедь, чтение Библии - это не просто номера программы, которые можно варьировать в отчаянных попытках внести желаемую свежесть и новизну в богослужение. С сугубо пасторской точки зрения главная цель заключается в том, чтобы любую избранную форму богослужения сделать как можно доступнее для каждого прихожанина посредством тщательной, осмысленной подготовки.

Для многих христиан основным является тот вид богослужения, в котором преобладает элемент пожертвований Богу. В основе такого представления лежит ветхозаветный обряд жертвоприношения и новозаветное учение о том, что мы должны посвятить свои тела на добровольное, самоотверженное служение Богу, принося Ему жертвы хвалы. Послание к Евреям во многом поддерживает такое понимание богослужения. Вечеря Господня занимает центральное место в богослужениях, и приношения человека выражаются в благодарном отклике за то, что Христос принес в жертву Себя ради спасения людей. Все - смиренная молитва о принятии, исповедание грехов и получение прощения, слушание Слова Божия, выражение готовности повиноваться и венчающий служение обряд воспоминания о страданиях Христа ради нас, - все направлено к Богу и ведет к жизни, отданной на Божии цели и во славу Его. Таким образом, задача пастора заключается в том, чтобы с молитвой обдумать каждую часть предстоящего богослужения и спланировать его так, чтобы человеку было легко реализовать свою естественную потребность отдать («принести») себя Богу «на разумное служение».

Другие христиане рассматривают богослужение главным образом как средство общения с Богом, так как считают, что именно во время богослужения происходит встреча с Богом. Человек приближается к Богу в исповеди, прославлении, молитве и принесении даров; Бог же приближается к человеку, к его сердцу через Писание и проповедь, даруя ему благословение в прощении и благодати. При таком подходе к богослужению Вечеря Господня тоже становится общением с воскресшим и вознесшимся Спасителем, Который умер за наши грехи и воскрес для нашего оправдания. В данном случае те элементы богослужения, в которых общение протекает по направлению от прихожан к Богу, должны быть построены так, чтобы участвующие в богослужении ожидали, что Бог будет отвечать им, открывая истину и ниспосылая благодать. Это следует иметь в виду как при подготовке, так и при проведении богослужения. При подборе гимнов преимущество должно быть отдано тем из них, которые затрагивают опыт личной жизни с Богом. Проповедь должна содержать божественные ответы на конкретные нужды людей и предоставить возможность для тихой молитвы, создав соответствующую атмосферу. Если в эмоциональном настрое всего служения не будет ощущаться близкого присутствия Бога и пришедший на богослужение не испытает общения с Ним от сердца к сердцу, то результатом этого будет разочарование как пастора, так и прихожан.

В некоторых христианских вероисповеданиях эта идея общения развита еще сильнее; богослужения в этих церквах приобретают характер беседы или диалога. В основе такой формы лежит более интеллектуальное понимание богослужения как откровения и отклика - молящиеся ожидают, что Бог будет говорить им через Писание, проповедь, псалмы или сокровенные размышления, разъясняя Свою истину и открывая Свою волю. Они же отвечают Ему молитвою, хвалою и превыше всего внутренней верой, принимая откровения Божьи. Вечеря Господня, когда она включена в богослужение, является еще одним воплощением Евангельской истины - «живым и действенным Словом Божьим.» При таком подходе к богослужению иногда преобладающим бывает общение, которое протекает в направлении от Бога к человеку. Пастор, проводящий такое служение, становится представителем сразу и Бога, и человека: Бога, когда читает и проповедует, и человека, когда молится, ходатайствует и возносит благодарение. И всеобщим «Аминь» собрание как бы подписывает свои имена под тем, что сказано пастором. Множество насмешливых разговоров о Преобразованном Порядке Богослужения, как о «бутерброде с псалмами», совершенно упускают из виду силу и значение этого понимания христианского богослужения как диалога с Богом. В правильном понимании это «направление» богослужения представляется как чередование с разговорным ритмом:

Приглашение, или изречение:            Служитель людям: «Давайте же...»

Вступительное славословие   

Люди Богу: приближение и молитва:

Урок по Ветхому Завету:            Бог людям: обетования

Благодарственный гимн:            Люди обращаются к Богу, желая еще большего света.

Урок из Нового Завета:            Бог людям,открывает Себя.

Благодарственный гимн:            Люди Богу: благодарят за Евангелие.

Молитва, прошение, посредничество:         Люди обращаются к Богу

Псалом Давида:                Люди Богу: слушая, внимая

Проповедь, разъясняющая Слово        Бог людям: наставления Божье:

Гимн, пожертвования:            Люди Богу: отклик, отзыв.

Благословение:                 Служитель людям: «Идите с миром» или др.

Конечно, часто встречаются незначительные изменения, но именно этот порядок надо бы сначала оценить, а потом уже изменять.

При использовании такой последовательности богослужения пастор должен сделать все, что в его силах, чтобы «диалог» был искренним, чтобы поклоняющиеся действительно слушали Бога и действительно отвечали Ему и чтобы выбор псалмов, библейских текстов и тем для проповеди и молитвы помогал им в этом. Пастор также обязан уделить особое внимание еще двум обстоятельствам:

Во-первых, беседа с Богом обязательно должна развиваться в определенном направлении. Когда богослужение такого типа хорошо спланировано, то все присутствующие чувствуют это логическое развитие «диалога» и получают удовлетворение от участия в нем. Слушая слова Бога в таком богослужении-диалоге, мы видим, как развивается тема от обетования в Ветхом Завете к его исполнению в Новом Завете, и затем переходит к прямому изложению истины, разъяснению в проповеди ее практического смысла для каждого и в завершении всего (на полном богослужении с причастием) - к Слову, воплощенному по повелению Божию, в символах хлеба и вина. В тех частях этого «диалога», которые составляют отклик человека Богу, мы замечаем, что они следуют с логической последовательностью, начиная с приближения к Нему со словами хвалы и молитвой, потом совершается исповедь, затем просьбы, молитвы за других, пожертвования и благодарение Богу в завершение богослужения. Пастор на личном опыте убеждается, что богослужения, действительно трогающие его сердце и насыщающие ум, имеют характерную особенность, представляющую собой нечто большее, чем простое чередование и повторение, так как они построены по принципу динамичного развития, движения вперед с Богом к новым высотам богопознания и к более полному отклику на Его любовь.

Далее следует иметь в виду, что богослужения такого типа могут страдать от чрезмерной интеллектуальности. Люди отличаются друг от друга тем, что их привлекает и трогает в богослужении далеко не одно и то же: одни придают первостепенное значение интеллектуальному содержанию, даже в молитвах и псалмах смысл им кажется намного важнее мелодии или общего эмоционального настроя; для других важнее всего пыл и ревностность - идеи проходят мимо их восприятия; третьи желают, чтобы богослужения были весьма практическими, чтобы они помогали им совершенствовать свой характер, решать социальные проблемы, исполнять перед людьми и Богом свой христианский долг. Большая часть прихожан в той или иной мере восприимчива к различным подходам в проведении богослужений; но если богослужения будут строиться в расчете на то, чтобы удовлетворить какую-то одну часть слушателей, то другим они покажутся «мертвыми», кому-то «поверхностными», а кому-то «бессмысленными», в зависимости от того, чего в них недостает. Для богословски образованного пастора, вероятно, наибольшую ценность представляет смысловое содержание богослужения, и если он не будет учитывать вышесказанного при подготовке, то это обязательно отразится на богослужении.

Поэтому в богослужении, которое действительно удовлетворяет различные нужды всех прихожан, будет подспудно чувствоваться как бы второй ритм - какое-то мгновение наше сердце и дух простираются к Богу в молитве и исповеди, пение и музыка волнуют чувства, и вот уже ум и воображение захвачены чтением Слова и проповедью и, в завершение всего, - призыв и сбор даров бросают вызов воле. Таким образом, на протяжении всего служения вновь и вновь затрагиваются то та, то другая способность человеческого естества, вовлекая всего человека так, что даже и те, кто наиболее восприимчивы к какой-то одной форме воздействия, все же смогут найти для себя нечто, что приблизит их к Богу. Именно это и обнаружит, насколько пастырь переживает о том, чтобы напитать каждого жаждущего, когда он обдумывает предстоящее богослужение и готовится к нему.

Если из недели в неделю все богослужения отражают только индивидуальные особенности пастора, то это значит, что он не удовлетворяет запросы по меньшей мере одной части общины и, соответственно, он не должен удивляться, если через несколько лет в его общине останутся, главным образом, точные копии его самого.

Некоторым христианам все эти дискуссии об осмысленном подходе могут показаться искусственными и надуманными; единственное, что имеет для них значение - это «духовные опыты» и получение «благословений». Таковые выбирают псалмы только потому, что они им «нравятся», отыскивают свои любимые места из Писания, приглашают проповедников, которые им импонируют, и предпочитают знакомые им формы богослужения. В таком случае все богослужение сосредоточено на самих прихожанах, их стремлении испытать духовный подъем, и оно почти полностью превращается в занятие самообогащением и христианским самовоспитанием. Такой подход легко критиковать и даже пародировать, но если вспомнить харизматические собрания в Коринфе и мистическое безмолвие квакеров, то и он имеет место в общем спектре христианских богослужений.

В таких условиях заботливый пастор будет всячески поощрять включение в общее богослужение тех элементов, которые помогали бы прихожанам увидеть связь между своими личными переживаниями и историей церкви в целом, с благовествованием и прославлением Бога прошлыми поколениями, с великими историческими деяниями Божьими. Он также будет использовать серии экзегетических проповедей, которые сосредоточивают внимание прихожан на таких темах, которые, возможно, не были бы избраны, если бы целенаправленное исследование не привлекло к ним внимание пастора. Богослужение, на котором Дух Божий общается с верующими людьми, не может быть совершенно лишенным спонтанности. Но и одной спонтанности недостаточно, так как богослужение может стать поверхностным и беспорядочным.

Все же иногда мы достигаем наибольшей зрелости, не следуя нашим собственным духовным «инстинктам» и чувствам, а соприкасаясь с объективными действиями и словами Бога и определенными средствами излития Божьей благодати.

Пастор, который с вниманием и участием относится к членам своей церкви, сможет увидеть, насколько удовлетворяющей или разочаровывающей они находят привычную для них форму богослужения, и будет серьезно думать о путях изменения и обогащения того, что уже не выполняет своего духовного назначения. Но попытки что-либо изменить будут осмотрительными, разумными, обстоятельно разъясняющими все действия. И, самое главное, пастор будет держаться сложившихся форм, а если менять их, то не ради достижения своих целей, но ради людей - в этом суть пасторского служения.

ПАСТОРСКИЙ ПОДХОД К ПЛАНИРОВАНИЮ

Все, что мы говорили о пасторском типе богослужения в целом, в равной мере относится и к отдельным его элементам, каждый из которых будет отобран и использован для достижения тех же пасторских целей: назидать и духовно возвышать, исцелять и благословлять тех, кому богослужение и должно открыть путь к Богу.

Наставление и духовное воодушевление прихожан - это задачи, которые, главным образом, решаются посредством проповеди, и здесь пасторский подход будет оказывать решающее влияние на выбор тем, на характер и уровень их изложения и на то, в какой степени служитель будет использовать проповедь как средство воспитания членов церкви. Верно, что современный проповедник должен быть больше, чем пастор: он должен быть евангелистом, в определенных случаях пророком, представителем Церкви и защитником веры, но в данной лекции нас интересует именно его пасторская роль на богослужении. Поэтому на его выбор тем для богослужения будут оказывать влияние три критерия:

Во-первых, он должен постоянно пересматривать конспекты своих проповедей, критически оценивая их практическую пользу по отношению к повседневной жизни и вере своих слушателей. Дискуссии на абстрактные темы, теоретические исследования Библии, доктринальные семинары - какими бы привлекательными они вам ни казались - должны проводиться избирательно. Они имеют свое место в христианском служении в целом и для определенных людей обладают притягательной силой, но пастор, «живущий» в проповеднике, будет всегда стремиться к тому, чтобы раскрыть практическую пользу каждой главы Библии, доктрины, исторического примера, притчи или биографии для ежедневного увеличения числа членов христианской общины. Он будет помнить, что люди приходят на богослужение для того, чтобы получить ответ на свои реальные нужды, и он прибережет свои академические исследования для других случаев.

Во-вторых, пастор будет избирать темы, исходя также из опытов, переживаний, сомнений, разочарований, ожиданий и занятий своих прихожан. Часто его пасторское служение будет возвращать его к Писанию, чтобы черпать из него примеры и советы, которые затем он должен будет использовать в проповеди в наиболее обобщенной форме, так, чтобы они не были узнаны отдельными членами, но, тем не менее, были основаны на том, что он слышал и наблюдал в среде своих прихожан.

Это подводит нас к еще одному, третьему принципу, который будет непременно учитываться при пасторском подходе: общая направленность проповеди к одному собранию верующих будет сильно отличаться от направленности этой же проповеди к другому собранию именно потому, что пастор проповедует, учитывая конкретные обстоятельства. Например, в общине, члены которой хорошо понимают сущность истины о спасении, ее глубину и красоту, но не придают должного значения вопросам практического благочестия и тому, какой пример они подают своей жизнью окружающему их обществу, пастор будет чаще проповедовать о долге и ответственности христианина перед обществом, чем о евангельской теологии. В церкви же, члены которой хорошо понимают вопросы нравственного и социального характера, но не имеют глубины веры и духовных опытов, он будет делать противоположное. Церковь, состоящая из ревностных, серьезных и добросовестных христиан, может нуждаться в таких богослужениях, которые вселяют радость, мир и служат внутреннему раскрепощению личности; церковь, увлеченная возвещением Евангелия миллионам, может нуждаться в напоминании о том, что жаждущие души живут с ними по соседству. В этом-то и заключается пасторское проповедование - исправлять заблуждения и упущения, совместно исследовать недостаточно понятое до тех пор, пока все не достигнут полного возраста во Христе Иисусе.

Подобным образом пасторский подход будет обусловливать характер изложения каждой темы проповеди, ее стиль, иллюстрации, интеллектуальный уровень, конкретные выводы, - все в соответствии с практической целью, которую поставил пастор, имея в виду именно своих прихожан. Он также будет регулярно анализировать свой тематический график проповедей с тем, чтобы увидеть, насколько полно он удовлетворяет нужды пожилых и молодых, образованных и малограмотных, новообращенных или зрелых христиан, тех, кто полон инициатив и общителен, а также тех, кто поглощен самонаблюдением и самокритикой. Пастор будет проверять себя, проповедовал ли он в истекшие полгода Евангелие во всей его полноте и многогранности. Нередко он может быть удивлен тем, что упускал из виду целые области христианского учения, темы о христианском долге и разделы из Священного Писания из-за того, что постоянно обращался к своим излюбленным темам и текстам в Библии. Весьма полезно со всей честностью предположить, какими христианами были бы члены нашей общины, если бы их знания о Христе состояли исключительно из того, что мы им проповедовали!

Использование Писания на христианском богослужении, основанное на еврейском обычае чтения Писаний в синагоге во дни Христа и ранее, определяет не только качество наших богослужений, но и отношение рядового члена церкви к Библии. Там, где публичное чтение Священных Писаний сведено до минимума, народ, и в особенности молодежь, улавливает кажущееся обесценивание Священного Слова. Те отрывки, к которым пастор постоянно обращается, станут для большинства его слушателей знакомыми и важными частями Библии, а те, которые он никогда не читает и не разъясняет, они будут игнорировать, имея на это все основания. В действительности очень возможно, что для определенной категории членов нашей общины чтение Библии на богослужении является единственным временем общения со словом Божиим.

А то, как пастор обращается с Писанием, становится примером отношения к Библии, которому постоянные слушатели склонны подражать. Если при разъяснении Слова Божьего пастор допускает необоснованные фантазии, непоследовательные или субъективные суждения и легкомыслие, то его слушатели будут сбиты с толку. Не понимая духовного богатства Библии и ее практической ценности, они могут легко стать жертвой лжеучителей. Если же прихожане, в свою очередь, поделятся с пастором своими странными, непоследовательными и субъективными толкованиями библейских текстов для того, чтобы защитить собственную точку зрения, а пастор с пренебрежительной усмешкой отвергнет их толкование, то они будут уязвлены и обижены на него. Но когда тексты, взятые пастором из Священного Писания, достаточно продуманны и последовательно представляют слушателям всю Библию, если он читает ее выразительно и разъясняет доходчиво, следуя строгим принципам толкования Священных Писаний и верно держась того смысла, который вкладывали в текст сами писатели Библии, тогда пастор действительно просвещает, обучает и вооружает своих слушателей, из субботы в субботу возбуждая у них интерес к самостоятельному изучению Великой Книги. Если на богослужениях верующие регулярно читают Священное Писание вместе с пастором, то они скорее учатся любить красоту библейского языка и испытывать жажду Слова. Дома прихожане будут часто возвращаться к прочитанному отрывку, чтобы читать и читать дальше.

Подобными соображениями в равной мере следует руководствоваться при совершении общественной молитвы. В молитве, более чем в чем-либо другом, открывается внутренний мир пастора, его сердце и оценивается духовное качество богослужения. Если молитвы не приблизят к Богу сердца пришедших на богослужение, то сомнительно, что они будут ощущать Его присутствие во время любой другой части служения. Несомненно, самым главным вопросом, касающимся молитвы, произнесенной с кафедры, является вопрос: будет ли на нее получен ответ? Но могут возникать и другие вопросы: что открывают, чему учат и какой опыт дают общественные молитвы в жизни христиан? Что должна включать в себя общественная молитва? И насколько наши общие молитвы действительно носят общественный характер?

Когда слушаешь, как некоторые проповедники от имени всех присутствующих возносят к Богу трогающую сердце, стройную молитву хвалы и благодарности Всевышнему, невольно начинаешь понимать, что всякая молитва, какой бы личной, неотложной и спешной она ни была, должна представлять собою такое вот богослужение; и что ни одна христианская молитва никогда не должна превращаться в цепочку просьб или неблагоговейное суесловие. Пастор, тонко чувствующий нужды своих прихожан, скоро научится всегда включать в богослужение общую молитву о прощении и благодарственную молитву за милость, дарованную раскаявшейся душе. Члены его церкви, в свою очередь, скоро увидят необходимость молиться о прощении ежедневно и все, кто во время богослужения помнят (или должны бы помнить) о том, насколько они недостойны представать перед лицом Божиим, смогут вновь обрести мир с Богом и душевный покой.

Возможно, что в еще большей мере общая молитва пастора учит прихожан молиться за других: за друзей, за соседей, за несчастных, за умирающих; о всемирном служении Церкви Христовой, о национальных и социальных проблемах и благополучии страны, о семьях погибших в стихийных бедствиях и катастрофах; о руководителях государства и всех несущих большую ответственность в обществе и о скором пришествии Иисуса Христа. Это побуждает христианина приносить Богу весь окружающий его мир и всех людей, полагаясь на Его безграничную благость и любовь. Личная молитва может быть эгоцентричной и своекорыстной; и самым лучшим противоядием пастора будет не чтение лекции о том, как нужно молиться, но еженедельное упражнение в ходатайственных молитвах о самых различных нуждах своих прихожан, окружающего общества и всего мира.

Если пастор предполагает, что для некоторых членов церкви общая молитва на богослужении - единственное время на неделе, выделенное для общения с Богом, то он будет стараться наилучшим образом использовать эту возможность. Так, например, он будет стремиться показать им, что молитва, лишенная духа благодарности, теряет свою ценность; без духа поклонения она не может считаться истинной молитвой к Богу; без признания своей вины она нечестна, а без элемента приношения она не может быть христианской; и без искренней, исполненной веры молитвы даже богослужение в доме Божьем становится бессмысленной формальностью.

Музыка, избираемая для богослужения, кроме высокого уровня исполнения, должна преследовать определенную пасторскую цель. Для очень многих людей общее впечатление о богослужении зависит от псалмов. На большинство из нас эмоции оказывают более сильное воздействие, чем идеи; чудесная поэзия в сочетании с хорошей музыкой неизбежно производит на нас глубокое впечатление. Прославление Бога также является частью богослужения, когда присутствующие наиболее очевидно объединяются в мыслях, чувствах и действиях. Часто общее пение является для людей единственной возможностью активного участия в богослужении голосом. Неудивительно поэтому, что самая популярная теология - это не теология проповеди, но теология самых любимых гимнов.

Пастор, по достоинству оценивший психологическое значение церковной музыки, будет иметь совершенно иной подход к выбору псалмов. Весь секрет в том, чтобы умело определять характер гимнов. Есть псалмы, которые представляют собой гимны хвалы, прославления и благодарения Богу, и, объявляя их, следует обращать на это внимание прихожан. В других псалмах поющие обращаются не к Богу, а друг ко другу: «Воспряньте, братья, бодро...», «Дружной радостной семьею...»; и эти псалмы скорее относятся к «духовным песням», чем к гимнам. Сюда же можно отнести и те псалмы, которые верующие поют для себя: «Утихни, разум мой...», «Я стремлюсь лишь к жизни вечной...» Их следует объявлять как псалмы ободрения, утешения, наставления и т.д. Волнующее выражение христианской уверенности, как например: «Аллилуйя, аллилуйя! Скоро наш Господь придет...», трогательное признание своей греховности: «Таков, как есть, к Тебе иду...», выражение твердой веры в час скорби: «Ты, Господь, моя скала,» страстное желание иметь большие благословения: «Не пройди меня, Спаситель...» или личное свидетельство «Я слышу нежный зов Христа...» - каждый из этих псалмов должен быть не случайно включен в богослужение, а замечен, выделен и использован на своем месте, чтобы таким образом доставить наибольшее удовлетворение и благословение поющим. Если пастор, приглашая собрание к пению гимна, сможет умело подметить его характерные особенности, иногда сделав небольшое разъяснение, а иногда, может быть, сказав несколько слов об истории его написания или об авторе, то собравшиеся будут петь не только с большим энтузиазмом, но и с большой пользой для себя.

Это также оградит пастора от грубых, непростительных промахов при выборе псалмов; он не будет избирать для общего пения, например, бессмысленные псалмы («Для прогресса и культуры / Сдвиг в сих людях мир нашел. /Чрез великие натуры /Свяше свет к нам в мир пришел»/ д253); слащавые и сентиментальные песнопения («Люблю, мой Спаситель, и знаю Ты мой»); псалмы, в своей основе сексуальные («Явись! Тобой я жажду насладиться...»); или просто наивные («Те две голени стальные, /На которых он стоял; /В десять пальцев он к железу /Глины хрупкой примешал» //д328).

Следует вести запись псалмов, отбираемых для еженедельных богослужений, чтобы избежать частого повторения одних гимнов и обратить внимание на те, которые зачастую остаются незамеченными. Удобнее всего ставить возле номера псалма дату его исполнения на богослужении, и затем всегда избирать псалмы только из этого сборника. Иногда один псалом поется по двадцать раз в год, тогда как другие псалмы по нескольку лет не включаются в богослужение. В выборе псалмов пастор должен всегда учитывать разнообразие вкусов, уровень образования, опыта и различные характеры членов его церкви. Он не будет всегда выбирать только те псалмы, которые нравятся им, и уж конечно не те, которые нравятся ему самому, но будет прежде всего принимать во внимание их духовные нужды. Пастор будет внимательно исследовать весь сборник гимнов, эту сокровищницу духовных псалмов Церкви Божьей всех веков, чтобы присутствующие могли вносить достойный и полезный вклад в каждое богослужение.

Следует еще раз отметить, что христианское служение сосредоточено на Боге и направлено к Богу. Влияние церковного служения на человека - это только одна часть общего значения и цели богослужения. Но именно этот элемент, в котором общение протекает по направлению от Бога к человеку, должен быть в центре внимания пастора; и он будет благословенно трудиться для людей и значительно обогатит свое служение отдельным личностям, если во время богослужения он ни на минуту не забывает, что он представитель и слуга своего народа, а не его идол.