Свобода во Христе - христианский проект

Субота, 18 мая 2024
Глава 9. PDF Печать Email

 

Пасторский евангелизм

Если в последние годы Церковь что-либо и узнала о евангелизации, так это то, что евангелизация в полном смысле является пасторским служением. Это не означает произвольного смешения схожих категорий, а также, что в церкви нет места для одаренного, посвященного штатного евангелиста-благовестника, свободного от постоянных обязательств перед каким-либо местным христианским братством и способного предложить руководство и опыт в проведении приуроченных к тому или иному случаю мероприятий. Существует явная необходимость, а также библейское основание и благословение для этого особого, выходящего за узкие рамки служения. Но кто сегодня будет проводить евангельские кампании или же совершать индивидуальное евангельское служение без проведения эффективных консультативных приготовлений? И хотя препятствия устранены, равнодушие изжито, душа взволнована страстной проповедью Евангелия и горит искренней жаждой знания, именно в беседах с пасторами речь заходит об индивидуальной работе и решении личных проблем. Кроме того, неудачи Церкви в деле вовлечения, адаптации, воспитания и приобщения новообращенных, привлеченных в ходе больших общественных кампаний, свидетельствуют о необходимости пасторского попечительства не столько в смысле «следования за» евангелизацией, сколько в смысле «следования через» нее. Однако эти неудачи не являются виной одной только Церкви: местное христианское братство не может постоянно поддерживать такой уровень публичности, такой наплыв людей и всеобщее воодушевление, которые присущи атмосфере палаточного лагеря или огромного стадиона, - и там, где все это приравнивается к духовной жизни, разочарование становится возможным. В то же время многие церкви, со своей стороны, пришли к выводу о том, сколь не готовы они были понять и сочувственно отнестись к новообращенным, совершенно незнакомым с церковным образом жизни, не могут соответственно приспособить свой язык, свою программу и отношение к взглядам других для того, чтобы новички почувствовали себя уверенно. Одним из результатов этого нового уровня самопознания явился повсеместно возрастающий внутри Церкви акцент на необходимости подготовки к евангелизации. Еженедельные программы и мероприятия, которые уже на протяжении ряда лет были ориентированы только на поддержание собственного существования, подверглись критике; идея Церкви как дружного и плодотворного товарищества, направленного на добрые дела, проводимые в непосредственной духовной атмосфере, с подспудным допущением того, что благочестие полезно для общества и благотворно сказывается на отдельных личностях, подвергшихся воздействию стресса, проложила путь для более позитивной и динамичной идеи Церкви, выполняющей определенную «миссию». В более крайних формах, в преувеличенных утверждениях, что «Церковь - это миссия», в призывах типа «евангелизация или погибель» настойчиво проводилась мысль, что евангелизация - это то, ради чего существует Церковь, и единственный способ ее сохранения. Иногда евангелизацию пытались серьезно рассматривать как единственную надежду на:

а) спасение молодежи от опасных примеров поведения и, тем самым, сохранение мира и покоя в домах и семьях;

б) спасение общества от тенденций секуляризации и разложения, присущих нашему веку;

в) спасение церквей от угасания;

г) освобождение совести от чувства неисполненного долга, рождающегося от сознания необходимости евангелизации, ясно выраженной в Писании. То есть имелись в виду причины, которые могли квалифицироваться и как эгоистичные. И даже до сих пор искренняя забота о том, чтобы и другие люди разделяли радость христианской жизни, является одним из крайне редких поводов к евангелизации. Тем не менее Богу угодна и желанна эта деятельность, настоятельная необходимость быть «ловцом душ человеческих».

Пастор - благовестник

Конечно, во всех этих аргументах в пользу евангелизации есть определенная доля истины, однако, с точки зрения пастора, основная истина заключается в том, что живая Церковь, в силу присущей ей притягательности, жизнеспособности, отзывчивости и радости уже является благовестнической и пасторское служение всегда остается проповедью Евангелия. Ведь, согласно определению, служение является «соотнесением проповеди с индивидуальными нуждами и обстоятельствами», и там, где эти нужды и обстоятельства являются следствием неопределившегося сознания, безответственной жизни, следствием борьбы с проблемами, в решении которых мог бы помочь Христос, - там преподавание евангельских истин будет одновременно и благовестническим служением. Такой подход имеет всеобъемлющее значение. Пастор не стремится при каждом удобном случае конкретизировать обращения, но он, неся свою пасторскую миссию, выполняет также и работу благовестника, или, другими словами, евангелиста, в служении отдельным лицам. Таким образом, приходя в комнату больного, в больничную палату, на свадьбу или похороны, на встречу с молодежью или просто с пасторским визитом, он не думает лишь о том, что «людям надо нести Евангелие» (что вызывало бы чувство досады и неприязнь к нему и его «миссионерскому» посещению). Нет, он рассматривает каждую проблему и всякую житейскую ситуацию в христианском свете; и, утверждая христианское свидетельство о смысле жизни, страдания, брака, старости и смерти, он постоянно, своей дружбой, советом, помощью и молитвой несет людям Евангелие. Отзывчивый и пользующийся любовью пастор вместе с чуткой и доброжелательной церковью будет в течение многих лет последовательно и постоянно завоевывать души для Христа с таким успехом, который может сопутствовать лишь немногим мероприятиям благовестнического характера. Все обязанности, присущие служению пастора, а также большинство проблем, с которыми к нему обращаются, дают ему возможность войти в сердца людей и их дома в особенно ответственные моменты; и он часто сознает, что его совет, а также его поведение на свадьбе или похоронах, его молитва в комнате больного предполагают такую преданность Христу, которой еще не имеют посещаемые им люди. Гораздо важнее дать такому факту проявиться, чтобы сам человек почувствовал свою нужду в этом, чем настаивать на необходимости следования за Христом как единственном пути разрешения проблемы или условии для оказания дальнейшей помощи. Нередко служителю приходится с болью сознавать, что решение следовать за Христом как таковое мало чем поможет, если не приведет к совершенно новому, христианскому подходу к проблемам, потребностям и окружающим людям. И, тем не менее, пастор всегда должен помнить о том, что все его повседневные обязанности по замыслу, надеждам и результатам должны быть благовестническими. Говорить нечто вроде того, что «я прежде всего учитель, пастырь, а не благовестник», - значит прятать свою нерешительность за софистикой. Не может быть евангельского учителя, евангельского пастора, если он не готов в любой подходящий момент взять на себя благовестническую инициативу, проявляющуюся, например, в пасторской проповеди. Здесь нет места для подробного обсуждения особенностей евангельской проповеди, однако следует отметить, что служителю необходимо избегать ложных обобщений относительно людей, посещающих христианское богослужение. Нет сомнения в том, что богослужения уже не привлекают неверующих в такой степени, как это было прежде; необходимость посещения церкви ради общения, некогда дававшая великим проповедникам постоянную возможность евангельской проповеди, над большинством людей больше не довлеет. Однако в любой общине есть люди с различной степенью веры и неверия. Некоторые из тех, кто глубоко вовлечен в церковную деятельность, мало знают о личном опыте спасения. В большинстве христианских семей, вместе посещающих богослужения, есть люди, еще не имеющие этого опыта. Любая нормальная община всегда будет иметь в сфере своего влияния молодых людей, которых необходимо привести ко Христу. Те, кто посещают церковные мероприятия ради дружеских связей, музыки, общения, по традиции или в силу своей совестливости, - все они еще не христиане. Везде, где это имеет место, евангельская проповедь должна отвечать нуждам людей, и она будет тем более убедительной, если исходит от известного человека, которого уважают и которому доверяют, а не от незнакомца, пусть даже весьма красноречивого. Евангельская инициатива должна распространяться и на сферу деятельности служителя, предусмотренную образовательной программой церкви. Пастор должен заботиться о том, чтобы ближе сойтись с подростками, посещающими церковную школу, и способствовать тому, чтобы в умах и сердцах преподавателей этой школы сохранялась истинная цель христианского образования. Однако в первую очередь пастор-евангелист должен помнить, что в его попечении (в течение полугода или около того) находится группа подростков, достигших такого возраста, когда принимается окончательное решение. В его ведении должен находиться старший класс церковной школы, даже если впоследствии он передаст этих учеников кому-либо из библейского класса или дискуссионных групп. Класс, руководимый пастором и состоящий из постоянно меняющихся лиц, должен быть «классом будущих членов церкви», в котором (без каких-либо преждевременных предположений относительно возможного решения) обобщается весь багаж школьного образования, выводящего на уровень индивидуального опыта, практического ученичества и членства в Христовой Церкви. Все учащиеся должны по очереди пройти этот курс, имея постоянный личный контакт с пастором. Нельзя оказывать никакого давления: те, кто еще не приняли решение, должны чувствовать себя в христианском кружке такими же желанными, как и прежде. Однако со временем в результате этого пасторского служения, проводимого среди старших школьников, из них выйдет много обращенных, ведомых терпеливым и обстоятельным учением. И уже из них впоследствии выявятся самые верные и зрелые члены церкви. Таким же образом идея евангелизации должна проникать и в пасторское руководство всеми молодежными начинаниями, поощряемыми в христианском братстве. Церковное служение, ориентированное на молодежь, включает в себя три главные цели:

1) воспитывать и обучать молодых христиан в перспективе их возрастающей полезности и инициативности как в христианских кругах, так и в общественной жизни;

2) использовать их для привлечения и поддержки тех молодых людей, которые еще не являются христианами, организуя для них разнообразные полезные и приятные групповые мероприятия, проходящие в христианской атмосфере среди товарищей-христиан и являющиеся отвлекающим средством от искушений и убежищем от влияния опасного окружения;

3) использовать любой случай для того, чтобы мягко и ненавязчиво убеждать молодых людей в необходимости принятия христианства.

При такой установке значительная доля евангелизационной работы будет протекать, исходя из влияния правильно подобранных руководителей, из христианского примера, христианской дружбы и радости, а также из обстоятельно разработанной программы мероприятий, которая воспринимает духовные запросы молодежи так же естественно, как и ее потребность в пище, развлечениях, дружбе и романтике. Пасторское влияние, вероятно, будет сказываться как в выборе руководителей и составлении программы, так и в непосредственной деятельности, хотя ему надо следить за тем, чтобы его присутствие было всегда уместным и он, не навязывая себя, был бы всегда доступным. Другие церковные мероприятия (клубы молодых жен, «женские собрания», мужские сообщества, музыкальные и литературные кружки и т.д.) находят себе поддержку в непосредственной взаимосвязи с церковной жизнью. Если аудитория в основном христианская, пастору, вероятно, нет необходимости класть в основу таких встреч однозначно религиозные или миссионерские устремления, и тем не менее для некоторых людей такие небольшие кружки могут стать единственной связью с церковью (некоторые женщины, никогда не посещавшие богослужения, нередко становятся преданными участниками женских евангельских собраний, где царит атмосфера дружелюбия и заинтересованности). Внимательный служитель оценивает потребности и возможности каждой группы, оставаясь доступным и пребывая в хороших отношениях и с руководителями, и членами этих групп. При случае ему не мешает вспомнить, что и он призван содействовать данной программе или дать совет как пастырь (часто это молчаливый призыв к истинному духовному руководству и поддержке), и он будет отвечать прямо и в то же время тактично, предлагая христианское свидетельство и убеждение. Как и в любой сфере христианской жизни, евангелизационная направленность должна лежать в основе его контактов, случайных бесед и с такими побочными группами. Он не должен ни отталкивать своим чрезвычайным рвением, торжественностью, настойчивостью или бестактностью, ни приводить в уныние своим равнодушием, легкомыслием, переменчивостью настроения или неготовностью выслушать. Даже не благовествуя каждую минуту, он все равно будет благовестником, выражающим и воплощающим евангельскую весть столь естественно, столь постоянно и радостно, что быть с ним рядом в пору духовной нужды - значит открыть ему свое сердце и обрести блаженство.

Благовествующая Церковь

Хотя пасторская евангелизационная деятельность непременно является общим делом, второй, и не менее важной, задачей пастора является создание и развитие благовествующей церкви. Благовествующая церковь - это такая церковь, которая по своей атмосфере и направленности расположена к евангелизационной деятельности и готова к восприятию методов благовествования. В том, что касается отношения к евангелизации, надо отметить, что не все церкви воспринимают ее положительно и - странно сказать - даже не все «евангелические» церкви. Чем больше христианское братство настаивает на необходимости наличия ясных убеждений, глубокого личного опыта Божией благодати, высокого уровня поведения, тем сильнее искушение считать себя исключительным и самоуглубленным, избегать мирской жизни, настороженно относясь к принятию новых членов, отказываясь соразмерять свою программу с интересами людей, пришедших со стороны, строго блюдя дисциплину и осуждая все, что не согласуется с традиционными образцами. Всегда с радостью принимая новых людей «правильного типа», такие церкви неблагожелательно относятся к тем, кто не во всем согласен с ними, кому только предстоит узнать все великолепие христианской жизни и христианского братства, чей язык, манеры и нравственные установки еще незрелы, «странны» и невежественны, поскольку они только недавно научились любить своего Господа, да и то лишь только чуть-чуть. Другие церкви неблагосклонно относятся к пасторскому благовествованию по богословским, социальным или другим внешним причинам. Задача пастора-евангелиста во всем остается одной и той же: создать и поддерживать ту позицию и атмосферу, в которой может осуществляться евангелизация и в которой плоды этой деятельности принимаются тепло и сочувственно. А это означает, что церковь надо учить искать, принимать и воспитывать ее новых членов.

1. Под словом «искать» подразумевается гораздо большее, нежели просто объявлять о себе, приглашать людей нецерковных туда, где находимся мы (в церковь, дом собраний, палаточный городок, кафе); это означает, что нам надо идти туда, где находятся они. А это, в свою очередь, означает, что христианам, быть может, придется посетить некоторые «странные» места и побывать не только в «горах», где бродят заблудшие овцы, не только на улицах и в переулках городов, но и на больших дорогах и свалках нашего общества. Быть может, придется соприкоснуться с неблагополучными людьми: бедными, увечными, слепыми, изгоями, грешниками, - и услышать от братьев-христиан упрек, в свое время брошенный Иисусу, что Он, мол, «друг мытарям и грешникам». Благовестник должен быть всегда готов к обвинениям в неправильных связях и общениях. Говоря о том, что большую часть своей жизни люди проводят дома, в школе, на работе, на досуге после работы, в отпуске, а также, в случае болезни, на лечении, мы тем самым намечаем сферы деятельности церкви. Продуманные, регулярные и доброжелательные посещения на дому являются действенными в том случае, если церковь совершает свое служение в том округе, где она находится; и тогда отворяются двери для разнообразной помощи старикам, больным, детям и инвалидам. Приглашения на специальные службы, а также регулярное распределение по округам еженедельника церковных новостей с годами породит определенную связь между церковью и обществом, которая даст существенные результаты. Пастор-благовестник должен знать, что его присутствие и интересы его самого и церкви сохраняют свою актуальность в местных школах и колледжах. Ему необходимо посещать школьные мероприятия, связывая церковь и школу всеми доступными ему средствами; создавать благоприятные условия для школьного богослужения; навещать при первой возможности христианские группы в школе, помогая в решении специфических проблем дисциплины или стрессовых ситуаций среди учеников. Директор школы или колледжа почти всегда не откажется от искреннего и бескорыстного желания помочь. Христианские группы имеются также и на многих фабриках, в конторах и учреждениях, где христиане встречаются друг с другом в определенные праздничные вечера, и местный пастор нередко является там желанным гостем. Здесь часто возникает возможность для отправления пасторских обязанностей и совершения наставнического служения, ориентированного на целые коллективы, а также возникают совершенно неожиданные связи с отдельными лицами и семьями, весьма далекими от церковного братства. Искать людей во время их досуга или отпуска - значит идти в местные спортивные клубы и общества, где встречаются друг с другом ищущие развлечений люди, и там по-христиански заинтересованно содействовать общим интересам и благополучию. Церковные музыкальные группы, спортивные кружки, дискуссионные клубы, которые готовы войти в контакт с другими группами во всех приемлемых развлечениях и соревнованиях, откроют неведомые стороны христианской жизни тем людям, которые в иной ситуации никогда бы не вошли в личное соприкосновение с христианством. Летние пикники, мероприятия, проводимые с детьми, литературные вечера, устраиваемые на морском берегу или в садах отдыха, корректировка времени богослужения по просьбам отдыхающих, создание общественного центра, где гости из разных мест могут встретиться и побеседовать за чашечкой кофе, - многие из таких мероприятий направят церковное служение к целям евангелизации. Люди, находящиеся на лечении в больницах, разного рода лечебницах, педиатрических и психиатрических клиниках, а также заключенные в тюрьмах в равной мере являются предметом христианской заботы и христианской проповеди. Если проявлена искренняя любовь, религиозный источник этой любви скоро выявится. Церковь должна сделать так, чтобы она была хорошо известна в любом лечебном и профилактическом учреждении своего района, постоянно посылая туда своих пастырей, свой хор, членов общины, молодых людей, дабы облегчить труд загруженного больничного персонала, посылая фрукты и цветы, а иногда и водителей автомобилей для доставки пациентов домой. Проверкой такого рода служения всегда является искренность проявляемой заботы, которая в гораздо большей степени выражается в постоянстве, доброте, тактичности, а не в агрессивной пропаганде. «Быть слугой среди людей» значит уподобиться Христу, и тогда воздействие благой вести само даст о себе знать. Таким образом, искать и спасать заблудших - гораздо больше, чем просто находиться за церковными стенами, делая робкие попытки привлечь окружающих. Это значит идти вперед, неся драгоценное семя в холод и ветер внешнего мира, веря в то, что в конце концов мы или те, кто придет нам на смену, несомненно, пожнут прекрасные плоды.

2. Принимать в христианское братство людей посторонних значит допускать возможность нарушения нашего покоя и привычек. Иногда слова приветствия могут быть слишком запоздалыми, равнодушными, недоверчивыми, похожими на тот прием, который оказали Савлу Тарсянину, когда он стоял на пороге Иерусалимской церкви. Любая благовествующая церковь должна иметь сердце и дух Варнавы, который видел благодать Божию в чужих местах, среди чужого народа - и радовался этому. Некоторые из новообращенных выглядят так непохоже на нас, так «нецерковно», не имея воскресного костюма и нисколько в нем не нуждаясь, говоря с незнакомым акцентом, на языке, не похожем на язык Евангелия. Иногда тяжело переносить их манеры, их привычки, невежество и критиканство. Мы предпочитаем иметь дело с новообращенными из схожей среды, вполне освоившимися в христианской атмосфере и уже знакомыми с евангельскими истинами и христианскими путями, с манерами и мнениями, облагороженными Божией благодатью. Однако пастор знает, что тем, кто пришел ко Христу из домов язычников и с окольных путей, предстоит многому научиться, многое и позабыть. Он имеет все основания надеяться, что его братья-христиане доброжелательно встретят их и окружат заботой, очень тактично относясь к их недостаткам, пока они будут возрастать во Христе. Конечно, существуют и проблемы, и определенный риск. Иногда пастор может серьезно расстроиться и даже прийти в возмущение, видя, как родители-христиане оберегают своих детей от контактов с приходящими в церковь извне. В таком случае он должен попытаться понять, объяснить, быть терпеливым; он сам должен всерьез считаться с любой нравственной и духовной опасностью, которая подстерегает оберегаемых церковью и еще незрелых детей. Необходим открытый и серьезный разговор с церковной молодежью и с родителями. Иногда молодые люди сами могут решить эту проблему со свойственным им сердечным великодушием, в то время как старшие еще занимаются ее обсуждением; однако пастору надо помнить о том, что не следует допускать к определенным сферам христианской деятельности всех тех, у кого срок личного христианского опыта менее двух лет. С более зрелыми христианами он должен быть также тверд, дав им понять, что они во имя Христово должны принимать всех, кого принял Христос и кого Он спасает. Со своей стороны пастор должен избегать соблазна сосредотачивать все свое внимание на новых прихожанах, жертвовать всем ради того, чтобы они были счастливы, чрезмерно акцентировать на них внимание общественности и на протяжении всей оставшейся жизни беречь их от всякого скромного, незаметного христианского служения. Мы должны доброжелательно принимать приходящих к нам со стороны, но они не нуждаются в постоянной опеке и не должны все время ее чувствовать.

3. В том же смысле воспитывать пришедших извне означает, что мероприятия и интересы зрелых христиан, направленные на углубление обучения, опыты веры и общинной жизни верующих с многолетним стажем должны согласовываться с побочными мероприятиями, составленными по более легкой и разнообразной программе, полезными для тех, кто, скорее, «принадлежит христианской общине, а не общине христиан». Кому-то это наверняка покажется вторжением «недуховных», «неевангельских» сил в уют тесно спаянного братства, однако на самом деле это стремление носит евангельский характер. Воспитательная программа должна быть приспособлена к запросам тех, кто делает первые шаги на пути веры. Следует обратить внимание на самые элементарные библейские темы и занятия по основным проблемам, касающимся христианской веры, поведения и преданности Церкви; старые истины должны быть переведены на новый язык, понятный для тех, кому церковный язык кажется чужим. Могут появиться новые переводы Писания, со звучными заголовками и в ярких обложках; «почтенному» органу, возможно, придется немного потесниться и уступить место «непочтительной» гитаре; древние гимны могут смешаться с современными народными величальными песнями, и церковь станет живой, шумной, свободной. Благочестивое молчание людей спокойных, благоговейно следящих за духовной проповедью, иногда может смениться демократичной, открытой дискуссией, где порой могут быть высказаны шокирующие мнения, особенно когда новообращенные исследуют свою новую веру, вызывающую у них различные вопросы. Однако может возникнуть вопрос, всегда ли это поймут уже сложившиеся христиане? Поддержат ли они эти усилия, будут ли стремиться обогатить, углубить и направить опыт новичков или же замкнутся в более уютном и тесном кружке «духовных людей», надежно изолированных от сложностей евангелизации? Конечно, для того, чтобы создать и взрастить благовествующую Церковь, необходимо обладать широким горизонтом, глубоким чувством такта, ясным пониманием как сомнений прихожан, так и их нетерпения; в такой ситуации необходимо огромное терпение, мужество и твердое руководство. В некоторых случаях необходимо ни больше, ни меньше как совместное переосмысление природы и функций Церкви и даже природы и функций веры, ибо, прежде чем стать институтом, христианство было миссией, прежде чем стать Церковью, оно было движением. Институт, приходское братство, сама Церковь только тогда оправдывают свое существование, когда они служат той миссии, которую пришел исполнить Христос. Мы никогда не должны забывать о том, что Он с негодованием «очистил» храм, в котором перестали прислушиваться к нестерпимым нуждам горожан, взываюших о справедливом суде, и сосредоточили все внимание на сохранении своих собственных привилегий. Изгнав оттуда должностных лиц, Он собрал во дворе храма слепых и увечных для исцеления, детей - для песнопений и невежд - для наставления. Ибо дом Божий - это не просто убежище для ранимых; это та база, тот плацдарм, из которого христиане входят в нерелигиозные сферы жизни. Побуждать прихожан к пересмотру взлелеянных представлений значит допускать многое, что противоречит сложившимся нормам; здесь необходима готовность изменить характер призыва сообразно изменившемуся миру; христианское братство должно не только доставлять радость, но и притягивать к себе, вовлекать, вбирать в себя, чтобы ни одна душа, как бы мало она ни была в этом заинтересована, не могла пройти мимо, не будучи вовлеченной. Оно станет группой, которая уже с трудом может удерживаться в прежних рамках и без усилий вступает во внешний мир. Необходимо охранять некоторые из традиционных, более развитых служений и дисциплин, ибо если сокровенное сердце Церкви не будет получать здорового пополнения, то вообще не будет отправной точки для вовлечения в нее новичков. Однако движение по горизонтали должно быть столь же всеобъемлющим, как и по вертикали. Принято говорить о Церкви как о духовном доме, однако пастор-благовестник должен учить свою паству говорить о ней так же, как и о «железнодорожной станции», через которую проходят составы с войсками, направляясь к границам реальных конфликтов. Ибо реальная цель пребывания в Церкви Христовой одна - идти из нее в мир. А теперь скажем несколько слов относительно подготовки к евангелизации. После того как намечена перспектива евангелизационной работы, вопрос о подготовке к ней возникает сам собой, и пастору наверняка доставит немало приятных минут процесс разработки планов по проведению евангелизационных мероприятий. Ему надо будет с помощью брошюр и журналов как можно подробнее ознакомиться с делами и достижениями других людей и церквей в этой области, постоянно, впрочем, помня о том, что происходившее в одном месте и с одной группой работников может потерпеть полный провал в другом. Кроме того, он должен убедиться сам и убедить других, что, приступая к этому начинанию, необходимо предварительно что-то сделать, чтобы подготовить к нему ум и сердце, однако дело благовествования в основном познается только в самом процессе евангелизации.

1. Итак, основное правило состоит в том, чтобы чувствовать свой долг в исполнении ежедневного евангельского свидетельства и использовать для этого любой подходящий случай. «Вы письмо Христово... узнаваемое и читаемое всеми человеками...», «...узнавали их, что они были с Иисусом». Долг благовествования прост и ясен, и огромное количество возможностей для этого может просто привести в изумление. Обычно, когда речь заходит о евангелизации, возникают вопросы об эффективной рекламе, четкой организации, собраниях участников того или иного мероприятия, о необходимых фондах, талантливых ораторах, о том, как войти в контакт со слушателями и произвести на них сильное впечатление. Как правило, здесь не возникает особых проблем. Любое христианское сообщество города или деревни имеет с общественностью гораздо больше контактов, чем в состоянии использовать. Например, каждый из сорока членов христианского братства живет бок о бок с четырьмя соседями; отправляясь на работу или за покупками, встречается еще с несколькими, на работе опять-таки общается хотя бы с двумя коллегами, ежедневно разговаривает еще с пятью знакомыми, в письмах, по телефону или приходя в гости общается еще с двумя-тремя, и еще у одного покупает молоко, хлеб или газеты, - таким образом, члены христианского братства вместе ежедневно имеют около шестисот встреч с представителями общественности, то есть двести девятнадцать тысяч контактов ежегодно! И это без малейших усилий и затрат. Церковь, насчитывающая четыреста прихожан, ежедневно контактирует с шестью тысячами человек, а в год - с двумя миллионами сто девяносто тысячами. Внушительные цифры! И если каждый член церкви свидетельствует о Христе, то общественность постоянно будет воспринимать огромный импульс благовествования. Быть христианином, говорить как христианин, по-христиански относиться к другим, выражать христианскую точку зрения и отношение к актуальным темам современности, помогать христианской дружбой, сочувствием и советом всем тем, кто ищет помощи, - это значит ежедневно свидетельствовать о Христе. Здесь необходимо не столько наставление, сколько постоянство.

2. Для подготовки к евангелизации также можно успешно использовать время долгих зимних вечеров, посвященных образованию и самоподготовке. Здесь необходимо рассмотреть и выделить основы христианской веры и этики, составляющие сердцевину христианского благовествования, определенные в контрасте с идеями, которые исповедуют нехристиане. Кроме того, было бы полезно организовать курс по изучению вероисповеданий, отклоняющихся от христианства, и, где уместно, дать некоторые представление о религиях, проникших из других стран. Это дало бы верующим возможность с большим основанием говорить о своей надежде, держаться принципиальных положений христианства, избегать пустой полемики или соперничества и нести в мир смелое, отвечающее нуждам людей свидетельство о христианском благовестии и его современном значении.

3. Третий аспект подготовки связан с проблемой глубочайшей личностной мотивации, с тем духовным настроем, с которым христиане приступают к своим слушателям с евангельской проповедью. Какое право мы имеем на возвещение Евангелия? Люди старшего поколения во всем подозревают пропаганду, молодые с негодованием отрицают всякую, по их мнению, возможность их эксплуатации; и в результате и те, и другие отвергают любое наставление, любое замечание, сделанное «доброжелателями» из разряда хлопотунов, сующих нос в чужие дела с какой-то миссией, с чувством выдуманного долга, или же теми, кто находит духовное удовлетворение в возможности почитать соседям «лекции» о религии. Никто из нас, если его не попросят, не решится дать другому совет относительно его женитьбы или денег, посоветовать насчет того, сколько детей ему надо иметь и как он должен строить свои взаимоотношения с женой; и в то же время мы серьезно и настойчиво давим на других людей своими духовными советами, свидетельствами, верованиями или предостережениями, затрагивающими самые сокровенные темы, - и считаем это в порядке вещей! Это и есть заносчивость. Надо вновь и вновь повторять, что смысл самоподготовки, необходимой для евангелизации, выражается в том, что никто не должен браться за какую бы то ни было миссию, мероприятия, визиты или агитацию до тех пор, пока он по-настоящему искренно не станет это делать ради того, кому проповедует, и только ради него. Пока он не достигнет этого, он не будет услышан да и не будет достоин того, чтобы его услышали. Здесь основная истина заключается в том, что, прежде чем заняться евангелизацией, я должен оправдать свое желание говорить другим людям о духовных вещах; я должен перед самим собой заслужить право на то, чтобы говорить другим об этом, а также должен сам создать наиболее благоприятные условия для таких бесед; и прежде всего я должен установить те отношения, при которых все сказанное мной будет иметь вес, истину и смысл. Все это означает, что евангелизационный подход должен быть совершенно искренним и хорошо подготовленным, настоящей дружбой, заботой, практической помощью и подлинным добрососедством. Один пастор, подготовивший целую церковь к делу евангельской проповеди на таком уровне, что любой мог бы позавидовать, любил повторять следующие слова: «Лучший трактат для больной соседки - это рисовый пудинг каждый день; и ни слова о религии, пока она сама не спросит вас, почему вы так поступаете!» Неверующий человек может противопоставлять вашим аргументам свои, вашим утверждениям - свои опровержения, свидетельствам - скепсис, однако против искренней и действенной христианской дружбы у него не будет оружия. И когда он почувствует в христианине евангельскую весть и узнает, что за ним стоит церковь, сплоченная жизнь которой воплощает в себе все, о чем учит Евангелие, он уже наполовину будет готов не только слушать, но и верить. Но пока вы своей любовью не завоюете вашему слову этой проникающей силы, вы будете говорить впустую.

4. Столь постоянная забота об отдельных людях и целых семьях, приготовляющая путь Господу, в основном является индивидуальной, долговременной задачей. Однако четвертый аспект подготовки к евангелизации касается методов совместной деятельности. Наиболее простая и одна из наиболее плодотворных отправных точек в этом деле - это систематический обход распределенного между прихожанами какого-либо округа с целью оповещения об особых событиях или (что гораздо важнее) с целью создания основы для служения церкви в прилегающем к ней районе. Пары, подобранные для совместной работы, должны быть разных возрастов, пола и жизненного опыта, знающие методику установления контакта, согласованности действий и сбора необходимой информации. Чтобы избежать напрасных усилий, намеченные улицы должны быть распределены за каждой парой для работы в течение года. Основная цель первого визита состоит в том, чтобы довести до каждого дома церковное приветствие, выразить заинтересованность жизнью его обитателей и оставить для прочтения определенное количество информативной литературы, что говорит о возможных следующих визитах. Вторая цель заключается в том, чтобы записать имена жильцов, установить их принадлежность к той или иной церкви, а также выявить любые подробности, полезные для детских или молодежных групп и для других церковных кружков. Далее посетители должны вести себя сообразно обстоятельствам и реакции хозяев дома. В каждом доме их будет встречать новая ситуация, часто заключающая в себе какую-либо реальную нужду. При наличии удобного случая и под водительством Святого Духа может быть дано евангельское свидетельство, предложена практическая помощь, выражен призыв к совершению молитвы, - но только тогда, когда это подсказывает обстановка и ни в коем случае не в виде «благовестнического формализма». Посетители должны быть готовы дать подробную информацию о всех видах мероприятий и всех обществах, к участию в которых они приглашают хозяев дома. После каждого визита информация как можно скорее должна регистрироваться в церкви теми, кто имеет навык в составлении анкетных данных и заполнении карточек. Там, где возникает серьезная необходимость в оказании пасторской, медицинской или социальной помощи, должны быть предприняты соответствующие действия. Отдельный список домов, хозяева которых проявили заинтересованность в контакте и выразили готовность продолжения отношений или в которых нет связи с какой-либо другой церковью, послужит основой для дальнейших визитов, более насыщенных и целенаправленных. Информация об отчаявшихся членах других церквей должна быть передана их служителям. После таких посещений возникает бесконечное множество возможностей для индивидуальных приглашений, детских слетов, благотворительных служений, личной дружбы; и благодаря этому вся церковь начинает восприниматься как знакомая и доброжелательная (впоследствии отдельные семьи часто призывают ее на помощь в семейных тревогах, печалях или свадебных торжествах). Однако все это требует очень тщательной и долгой подготовки, а также эффективной организации; обещания должны выполняться; семьи, с которыми возник контакт, впоследствии не должны забываться. Простой порыв чувств и кратковременный интерес в данном случае не только бесполезны, но и опасны: лучше вовсе не начинать все это, чем делать плохо или бросать на половине. Лучше иметь двух друзей, но постоянных, чем двадцать, которые вскоре забываются. С точки зрения непосредственных исполнителей таких мероприятий одним из наиболее плодотворных результатов работы явится понимание сопричастности евангелизации. Тот, кто никогда бы не решился заняться этим в одиночку, вдруг открывает неожиданную радость в совместном осуществлении данной работы. Пожилой человек и юноша, которые прежде почти не общались друг с другом, обретут новое понимание их миссии, когда увидят взаимное беспокойство, начнут помогать друг другу, а потом вместе обсуждать результаты и свои впечатления. И вскоре все довольно быстро выучиваются тому, где надо взять на себя инициативу, а где помолчать, сообразуясь с теми обстоятельствами, которые встречают их в каждом доме. Иногда бывает так, что тот, кто считал себя полностью способным благовествовать в любой ситуации, в иных случаях почувствует свою беспомощность, а тот, кто считал себя совершенно «неспособным» и едва мог вымолвить слово, неожиданно обнаруживает дар общаться с мирскими людьми, демонстрируя правильный подход к ним. И опять-таки тот, кто «не может заставить себя» говорить с чужаками о Христе или кому физический недостаток мешает свободно перемещаться по улицам, может с энергией отдаться составлению картотек, рассылке приглашений, информировать о необходимости помощи людям тех, кто может ее оказать, подбадривать вернувшихся с благовествования. Многие пасторы убеждались, что, независимо от конечных результатов этих совместных усилий, направленных на посещаемых, обратный эффект, способствовавший углублению сплоченности церковного братства, полностью оправдывал затраченное время.

5. Наставление относительно цели всеобщей евангелизации и желаемого отклика на нее может показаться излишним, однако оно очень важно. Некоторые страстные индивидуальные благовестники считают свою задачу выполненной, если они в своей речи изложили то, что считают сутью Евангелия, не заботясь о том, было ли это правильно понято, убедительно ли прозвучало и соотносилось ли с нуждами слушателя. Разумеется, не может быть евангелизации без объяснения в конечном счете того, что значит верить в Господа Иисуса Христа и быть спасенным. Однако эту истину надо передать, а не просто представить, и это означает, что в процессе благовествования надо преодолевать непонимание слушателей, считаясь с их возражениями и отсутствием духовного опыта. Индивидуальный благовестник не несет ответственности за неверие собеседника, но он ответственен за его непонимание. И тем не менее евангелизация - это не вдалбливание доктрин. Мы не можем претендовать на то, чтобы снабдить слушателей готовыми религиозными убеждениями или дать ответ на любой вопрос. Подобно тому, что случилось с Петром в Кесарее Филиппийской или с Павлом на пути в Дамаск, истина в конечном счете открывается каждому сердцу через Отца; озарение и убеждение - это дело Святого Духа, который открывает Христа в человеке. Мы можем привести слушателей к моменту получения их личного откровения, можем дать им общую информацию, поделиться божественным повествованием, объяснить и проиллюстрировать связь его с современной жизнью и добавить к этому (если мы сочтем это необходимым) свое собственное свидетельство. Однако в конце концов мы стремимся подвести людей к моменту их собственного озарения. И то, что наступает после него, - это не согласие с унаследованной схемой идей, а открытие для себя глубинной, неотъемлемой истины. Все новообращенные должны видеть неисчерпаемую любовь Христа свежим взором, исследовать Евангелие с новым интересом и затем сами рассказывать о своем прежде неведомом опыте. В этом и заключается вечная свежесть христианского опыта. Помогая некоторым так называемым благовестникам ясно видеть цель, пастор должен предостерегать их от чрезмерного интеллектуализма в толкованиях Евангелия. Учения, духовные открытия, вера, озарение, интуиция - всего этого поначалу будет слишком много для большинства из тех, кого мы хотим завоевать для Христа. Поэтому очень часто опытный благовестник будет стремиться привести слушателя не столько к ясному пониманию, сколько к сотрудничеству, вовлечению его в христианское окружение, христианское братство, христианское дело и послушание. Некоторые придут к пониманию (и как никогда глубокому) именно через участие в христианской жизни и деятельности, в которых это понимание и заключается. Они испытают Божию благодать прежде, чем поймут ее значение, и приобщатся к христианскому миру и радости раньше, чем узнают, почему так произошло. Разве кто-нибудь будет спорить, что опыт - это действенный путь в обретении истины? Часто отмечают тот факт, что Иисус обратился к самарянке не с предложением, а с просьбой: «Дай мне пить». Иллюстрируя этот «метод вовлечения», Роберт Мензи приводит случай из жизни Моисея: «Моисей умолял Ховава идти с ними в странствие по пустыне. «Иди с нами, мы сделаем тебе добро», - говорил Моисей. Ховав же наотрез отказался. Тогда Моисей подошел к нему иначе. «Иди с нами... и будешь для нас глазом», - сказал он, и Ховав сразу же согласился и пошел». Такая реакция нередка: некоторые отвергают предложенную им помощь, пока еще не чувствуя в ней необходимости, однако, если их попросят, с радостью отдают свое умение, энергию, влияние и труд служению и поддержанию церкви и тех, кому она сама служит. Таково начало, и оно может стать необсуждаемым, но глубоко переживаемым выражением веры. Для некоторых людей сам факт участия в христианском братстве и деле евангельского свидетельства может стать наиболее ясным исповеданием веры, на которое они способны. Через благодать Божию это может привести к полнокровной и счастливой христианской жизни. Разумеется, все эти наставления являются лишь частью подготовки. Кроме них, существуют еще эксперимент, практика, накопленный опыт. Пастор всегда должен быть готов к тому, чтобы поддержать, подбодрить, помочь советом; ему необходимо регулярно созывать всех участников евангелизации для обсуждения проблем, для того, чтобы поделиться опытом и проанализировать его, чтобы вместе найти ответ на неожиданные вопросы и соединиться в общем благодарении и молитве. И тогда церковь, руководимая пастором, который сам с благовестническим рвением устремляется на всякое служение, наученная его видением и его примером ожидать желаемых результатов, будет иметь в своем братстве хорошо обученную и подготовленную группу работников, будет постоянно пополняться и крепнуть, а Господь к такой церкви будет приобщать спасенных.