Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 14 июля 2024
Глава 13 ДНИ ПРИГОТОВЛЕНИЯ PDF Печать Email
 


Эта глава основана на Книге Деяния Апостолов 9:19-30.
После крещения Павел закончил пост и оставался "несколько дней с учениками в Дамаске; и тотчас стал проповедовать в синагогах об Иисусе, что Он есть Сын Божий". Он смело называл Иисуса из Назарета долгожданным Мессией, Который "умер за грехи наши, по Писанию... погребен был и... воскрес в третий день", после чего Его видели двенадцать учеников и другие. "А после всех, - добавляет Павел, - явился и мне, как (некоему) извергу" (1 Кор. 15:3, 4, 8). Его аргументы, основанные на пророчествах, были настолько убедительны, а его слова так явно сопровождались силой Божьей, что иудеи оказались в замешательстве и не находили возражений.
Новость об обращении Павла привела их в изумление. Тот, кто отправился в Дамаск, "со властью и поручением от первосвященников" (Деян. 26:12), чтобы запугивать и гнать верующих, теперь благовествовал о распятом и воскресшем Спасителе, укрепляя руки Его учеников и постоянно обращая людей в веру, которую недавно хотел уничтожить.
Павел был известен как ревностный защитник иудейской религии и неутомимый гонитель последователей Иисуса. Способности и образование, мужество, независимость в суждениях и настойчивость позволяли ему трудиться практически на любом поприще. Он отличался необычайно ясным мышлением и логикой, а своим уничтожающим сарказмом мог смутить любого противника. Теперь иудеи видели, что этот многообещающий молодой человек объединился с теми, кого он раньше преследовал, и бесстрашно проповедует во имя Иисуса.
Убитые в сражении - потеря для армии, но их смерть не делает противника более сильным. Когда выдающийся человек переходит на сторону неприятеля - это потеря для бывших союзников и решающее преимущество новым друзьям. Господь легко мог умертвить Савла из Тарса, когда тот приближался к Дамаску, и наступающая сторона лишилась бы главной ударной силы. Но провидению Божьему было угодно не только сохранить жизнь Савла, но и обратить его," чтобы он перешел из вражеского стана в стан Христов. Красноречивый оратор и суровый обличитель, Павел со своей твердой целеустремленностью и непоколебимым мужеством был тем человеком, которого так не хватало первоапостольской Церкви.
Когда Павел проповедовал Христа в Дамаске, все слышавшие его изумлялись и говорили: "Не тот ли это самый, который гнал в Иерусалиме призывающих имя сие, да и сюда за тем пришел, чтобы вязать их и вести к первосвященникам?" Павел объяснил, что изменил свою веру не из-за фанатизма или случайного порыва, но под давлением неопровержимых доказательств. Проповедуя Евангелие, он стремился разъяснять пророчества, относящиеся к Первому пришествию Христа. И убедительно доказывал, что они исполнились буквально во всем, что касается Иисуса из Назарета. Основанием его веры было истинное пророческое слово.
Павел, продолжая призывать своих изумленных слушателей "покаяться и обратиться к Богу, делая дела, достойные покаяния" (Деян. 26:20), "более и более укреплялся и приводил в замешательство Иудеев, живущих в Дамаске, доказывая, что Сей есть Христос". Однако многие ожесточили свои сердца, отказываясь принять весть, и в душе своей взрастили ненависть, подобную той, какую они питали к Иисусу.
Сопротивление стало настолько ожесточенным, что Павлу не было позволено продолжать трудиться в Дамаске. Небесный вестник повелел ему на время оставить город, и он "пошел в Аравию" (Гал. 1:17), где нашел безопасное убежище.
Здесь, в уединении, Павел получил хорошую возможность заглянуть в свое сердце и поразмышлять. Он спокойно перебирал в памяти события прошлого и искренне раскаивался. Он взыскал Бога всем сердцем и не мог успокоиться до тех пор, пока не узнает наверняка, что его покаяние принято и грех прощен. Он желал получить заверение, что Иисус пребудет с ним в его будущем служении. Он освободился от предрассудков и традиций, которые прежде определяли его жизнь, и припал к Источнику истины. Иисус общался с ним и утверждал его в вере, щедро даруя мудрость и благодать.
Когда человек соприкасается с Господом, смертный - с Бесконечным, это оказывает неоценимое влияние на разум, душу и тело. В результате такого общения можно получить воистину прекрасное образование. Это Божий метод развития личности. Его весть к человечеству: "Сблизься же с Ним" (Иов 22:21).
Торжественное поручение, которое получил Павел во время беседы с Ананией, не давало ему покоя. Когда после чудесных слов: "Брат Савл! прозри" Павел впервые взглянул на лицо посвященного человека, Анания под вдохновением Духа Святого сказал ему: "Бог отцов наших предизбрал тебя, чтобы ты познал волю Его... потому что ты будешь Ему свидетелем пред всеми людьми о том, что ты видел и слышал; итак, что ты медлишь? встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа (Иисуса)" (Деян. 22:13-16).
Эти слова согласовывались со словами Самого Иисуса, Который сказал Савлу, явившись ему около Дамаска: "Я для того и явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и что Я открою тебе, избавляя тебя от народа Иудейского и от язычников, к которым Я теперь посылаю тебя, открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу, "верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освященными" (Деян. 26:16-18).
Всем сердцем сосредоточившись на этих словах, Павел все яснее понимал смысл того, что он стал "волею Божиею призванный Апостол Иисуса Христа" (1 Кор. 1:1). Он был избран "не человеками и не чрез человека, но Иисусом Христом и Богом Отцем" (Гал. 1:1). Величие ожидающих его трудов побудило его уделять много времени изучению Священного Писания, чтобы впоследствии проповедовать Евангелие "не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова", но "в явлении духа и силы", чтобы вера слушавших "утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией" (1 Кор. 1:17; 2:4, 5).
Исследуя Писания, Павел уяснил для себя, что во все века было "не много... мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, - для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом" (1 Кор. 1:26-29). Рассматривая мудрость мира в свете креста, Павел "рассудил быть... не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого" (1 Кор. 2:2).
На протяжении всего последующего служения Павел никогда не упускал из виду Источник своей мудрости и силы. Послушайте, что он говорил спустя много лет: "Для меня жизнь - Христос" (Флп. 1:21). И еще: "Все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался... чтобы приобресть Христа и найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая чрез веру во Христа, с праведностью от Бога по вере, чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его" (Флп. 3:8-10).
Из Аравии Павел "возвратился в Дамаск" (Гал. 1:17) и смело проповедовал во имя Иисуса. Не в силах опровергнуть его доводы, "Иудеи согласились убить его". Ворота города тщательно охранялись ночью и днем, чтобы отрезать ему путь к бегству. В этом критическом положении ученики искренне взыскали Бога и, взяв Павла, "спустили по стене в корзине" (Деян. 9:25).
После бегства из Дамаска Павел отправился в Иерусалим; со времени его возвращения минуло уже около трех лет. Главная цель, которую он преследовал при посещении Иерусалима, как он сам впоследствии говорил, состояла в том, чтобы "видеться с Петром" (Гал. 1:18). Прибыв в город, где он был некогда известен, как "Савл гонитель", он "старался пристать к ученикам, но все боялись его, не веря, что он ученик". Им трудно было поверить, что фанатичный фарисей, который так старался уничтожить Церковь, стал искренним последователем Иисуса. Варнава же, взяв его, пришел к апостолам и рассказал им, как Савл в пути видел Бога, что говорил ему Господь и как он в Дамаске смело проповедовал во имя Иисуса.
Услышав это, ученики приняли его как своего. Вскоре они получили предостаточно доказательств истинности обращения его в христианство. Будущий апостол язычников оказался в городе, где жили многие его прежние сподвижники, и он хотел открыть вождям иудейского народа пророчества о Мессии, которые исполнились во время Первого пришествия Спасителя. Павел был уверен, что учители Израиля, которых он когда-то хорошо знал, были такими же искренними и честными, как он. Но он неверно оценил дух своих иудейских собратьев и, надеясь на их быстрое обращение, был обречен на горькое разочарование. Хотя он "смело проповедовал во имя Господа Иисуса... и состязался с Еллинистами", руководители еврейской церкви отказались поверить, но "покушались убить его". Его сердце наполнилось печалью. Если бы это помогло, он бы с радостью отдал свою жизнь, лишь бы люди познали истину. Со стыдом он вспомнил о том, какую активную роль играл в убиении Стефана, и теперь, желая оправдать оклеветанного праведника, стал отстаивать веру, за которую тот отдал свою жизнь.
Переживая за тех, кто отказывался верить, Павел молился в храме, как он сам впоследствии свидетельствовал, и неожиданно впал в транс; ему явился небесный вестник и сказал: "Поспеши и выйди скорее из Иерусалима, потому что здесь не примут твоего свидетельства о Мне" (Деян. 22:18).
Павел хотел остаться в Иерусалиме, встретиться с противниками. Бегство казалось ему проявлением трусости, ведь, оставшись, он сумеет убедить хотя бы некоторых упрямых иудеев в истинности евангельской вести, даже если это будет стоить ему жизни. Поэтому он ответил: "Господи! им известно, что я верующих в Тебя заключал в темницы и бил в синагогах, и, когда проливалась кровь Стефана, свидетеля Твоего, я там стоял, одобрял убиение его и стерег одежды побивавших его". Но Бог не хотел, чтобы Его раб подвергал опасности свою жизнь без нужды, и небесный вестник ответил: "Иди; Я пошлю тебя далеко к язычникам" (Деян. 22:19-21).
Узнав об этом видении, братья поспешили втайне выслать Павла из Иерусалима, боясь покушения на него. Они "отправили его в Кесарию и препроводили в Таре". Уход Павла приостановил яростное сопротивление иудеев, и Церковь получила передышку, во время которой многие присоединились к ней.