Свобода во Христе - христианский проект

Субота, 21 сентября 2019
Внешность, образование, родительская семья PDF Печать Email


В первых пяти главах мы сосредоточивались большей частью на личности Елены Уайт. В данной главе сделана попытка завершить общий портрет несколькими штрихами, имеющими отношение к ее внешнему виду, образованию и семейному окружению.

Внешний вид

Хотя мы имеем достаточное количество фотографий Елены Уайт, существует не так уж много письменных описаний ее внешности. "Миннеаполисский журнал" в октябре 1888 года описывал ее так: женщина шестидесяти одного года, волосы "слегка тронуты сединой, лицо своеобразное, смуглое, загорелое, с низким лбом и толстыми губами. Беда, случившаяся в детстве, изувечила Елене лицо, но, слушая ее, человек перестает замечать следы этой травмы". Неделей раньше тот же журнал описал г-жу Уайт как "невзрачную, обычную женщину, пылко проповедующую с кафедры с суровостью мужчины" (Миннеаполисский журнал, 13 гл., 1888, 20 октября).

"Миннеаполисская трибуна" также дает нам краткое описание Елены Уайт: "Она была одета в прямое черное платье, украшенное только тонким белым воротничком и металлической цепочкой для часов, висевшей на поясе. Она стояла у кафедры с вытянутыми вперед руками, таким образом обращаясь к находившимся перед нею. Во время ее выступления многие служители плакали, и когда она пророчествовала, слушатели в знак своего согласия произносили "Аминь"" (Миннеаполмсская трибуна, 1888, 21октября).

 

Анкета с биографическими данными, заполненная Еленой Уайт в 1909 г.

С. Эдварде, адвентист, пишет о г-же Уайт как о человеке "скорее обычного телосложения, чем чрезмерно тучного. У нее были крупные черты лица, темные волосы, разделенные пробором, зачесанные назад и собранные в пучок. Она всегда смотрела вам прямо в лицо, если не была занята чтением". Согласно Эдвардсу Елена Уайт не была ни красива, ни уродлива, но "имела приятную улыбку, которая часто озаряла ее лицо и делало его прекрасным. У нее были большие глаза, которые становились еще больше, если она чем-то увлекалась, и меньше, когда она улыбалась". Ее голос был приятным и "имел огромную силу" (С. Эдварде. Неопубликованная рукопись).

Описание своей внешности, данное Еленой Уайт в анкете на сессии Генеральной конференции в 1909 году подтверждает некоторые из выше приведенных наблюдений. Цвет своего лица она назвала "темным", а волосы ее к тому времени стали совершенно седыми. По ее данным, при росте 157,5 см она весила 63,5 кг Небольшой избыток веса объяснялся ее неспособностью заниматься физическими упражнениями, как она того хотела бы, из-за слабых голеностопных суставов и проблем с бедром. Медицинская сестра, лечившая Е. Уайт в последние годы, утверждала, что ее вес был излишним, но не настолько, как кажется на фотографиях. Сестра объяснила кажущееся различие покроем одежды, которую она носила (Письмо Артура Л. Уайта Р М. Смиту, 1970, 4 ноября).

Елена Уайт страдала от приступов болезни всю свою жизнь, однако интересно отметить, что здоровье ее с возрастом стало улучшаться. Несмотря на периодическое недомогание, она всю свою жизнь была погружена в работу, трудясь словом и пером.

Образование и любовь к книгам

В анкете за 1909 год на вопрос: "Какие степени (если они у вас имеются) вы получили и когда?" Елена Уайт написала: "Никаких". На предыдущий вопрос она ответила, что "до девяти лет посещала общественную школу в Портленде, штат Мэн", а в двенадцать лет в течение короткого времени посещала частную школу.

За этими честными ответами скрывается человеческая трагедия, положившая преждевременный конец школьному образованию Елены. Когда ей было девять лет, одноклассница бросила в нее камень и попала в лицо. В течение нескольких недель Елена находилась почти при смерти, но потом поправилась. Однако из-за травмы она не смогла продолжать школьные занятия. "Я переживала самую тяжелую борьбу в моей юной жизни, - писала она позднее. - Мне предстояло покориться моей слабости, отказаться от занятий и оставить надежду на получение образования" (Очерки жизни Елены Уайт, с. 19). Только позднее Елена пришла к выводу, что обезобразившее ее лицо несчастье имело свою светлую сторону. Спустя пятьдесят лет после трагедии г-жа Уайт написала: "Время, которое казалось таким горьким и тяжелым, обернулось для меня скрытым благословением. Жестокий удар, затмивший земные радости, заставил мои глаза обратиться к небу. Я никогда бы не узнала Иисуса, если бы скорбь, омрачившая мои ранние годы, не побудила меня искать в Нем утешение" (Ревью энд Геральд, 1884, 25 ноября).

Официальное образование Елены прекратилось из-за неспособности посещать школу, но всю оставшуюся жизнь она продолжала накапливать знания путем постоянного чтения и благодаря многочисленным путешествиям. В течение своей жизни она собрала личную и служебную библиотеку из тысячи томов.

Несмотря на интенсивное чтение, как вспоминал ее сын Уилли, "она всегда очень остро чувствовала недостаток образования. Она восхищалась языком, которым другие писатели описывали сцены, раскрываемые Богом в ее видениях. Для нее было удовольствием, преимуществом и экономией времени использовать их язык полностью или частично, донося данные ей откровения до сердец читателей (Избранные вести, т. 3, с. 460). Г-жа Уайт опасалась, как бы "не умалить великого плана спасения ничтожными словами" (там же, с. 115).

Родительская семья

Елена и ее сестра-двойняшка Элизабет (Лиззи) родились 26 ноября 1827 года в Горхэме, штат Мэн, и были младшими в семье. Их отец, изготовитель и продавец шляп, в конце концов, перевез семью в Портлэнд, штат Мэн, где Елена выросла.

Отец и мать приняли миллеритскую весть и впоследствии стали адвентистами седьмого дня. По-видимому, всю свою жизнь Елена имела с ними добрые взаимоотношения. Когда родители достигли преклонного возраста, то некоторое время жили с ней. В 1861 году она написала Люсинде Холл, своей лучшей подруге, что отец и мать жили с ней и ее мужем, чтобы она могла за ними ухаживать. "Родители убирали свою комнату сами, - писала она, - но ели вместе с нами. Не представляешь, какое бремя снято с меня, поскольку я могу заботиться об этих двух престарелых детях. Мама слушает меня во всем, делает все, что я предлагаю. Я одеваю ее чистенько, расчесываю ей волосы, и она выглядит как приятная достопочтенная старая леди. Отец тоже старается угодить нам во всем. Мы заботимся о нем, и он неплохо выглядит" (Письмо 27, 1861).

Что касается семи ее братьев и сестер, все они дожили до совершеннолетия. Но Елена, самая больная, на несколько десятков лет пережила их, за исключением сестры Мэри, которую она пережила только на три года. Из семи братьев и сестер лишь двое стали адвентистами, соблюдавшими субботу. Это Роберт, по духу он был очень близок к Елене, но умер в 1853 году в возрасте двадцати семи лет, и Сара, мать Фрэнка Е. Белдена. Фрэнк стал известным адвентистским автором гимнов. Третья сестра, Мэри, очевидно, приняла учение адвентистов седьмого дня, хотя так и не стала крещеным членом Церкви.

Как нам известно, большинство братьев и сестер Елены остались в Методистской церкви. Исключением стала Лиззи, которая так и не приняла никакой веры после того, как в 1843 году Методистская церковь исключила членов их семьи за миллеритские убеждения. Елена переживала за свою сестру, ибо не ожидала встретить ее на небесах. Хотя Лиззи трудилась с Еленой и Сарой, собирая деньги на распространение миллеритской вести, ее собственный дом оставался "без молитвы" (Письмо 50, 1874). Елена и Лиззи изредка переписывались друг с другом, но Елена посещала сестру, когда только могла, однако их взаимоотношения не были настолько близкими, как можно было бы ожидать от двойняшек. Несмотря на безучастность к религии, Лиззи по крайней мере один раз посетила лагерное собрание вместе с Еленой, даже поднималась с ней на кафедру, когда та проповедовала. В тот момент Елена почувствовала искорку надежды, заметив, что "ее симпатии были на" стороне адвентистов, "хотя она и не занимает открытую позицию" (Письмо 50 б, 1874).

Елена Уайт несколько раз обращалась к Лиззи с самым серьезным призывом, но сестра так никогда и не заняла желанную позицию. Например, после смерти Евы, дочери Лиззи, Елена изобразила малюток, выходящих из могилы в утро Воскресения, чтобы соединиться со своими матерями. "Но многие из этих младенцев не встретят своих мам. Мы не услышим восторженную песнь победы из уст этих

матерей. Ангелы берут малышей, оставшихся без матерей, и несут их к дереву жизни... Бог хочет, чтобы дорогая мама Евы была там" (Избранные вести, т. 2, с. 260).

С самым убедительным призывом Елена обратилась к своей сестре-двойняшке в 1891 году за несколько месяцев до смерти Лиззи. Это был один из самых волнующих призывов на протяжении всего ее служения. К сожалению, он остался без ответа. Мы рассмотрим этот призыв в главе 14. А сейчас перенесем наше внимание от родительского дома Елены Уайт к ее собственному.

 

Библия, христианские новости, ответы на все вопросы

Библия | Онлайн видео | Книги  Елены Уайт | Проповеди | Здоровье
  Поэзия