Свобода во Христе - христианский проект

Субота, 23 января 2021
Главная Поэзия "Поэзия небес" Фёдор Николаевич ГЛИНКА
Фёдор Николаевич ГЛИНКА PDF Печать Email
 

1786 - 1880


К Богу правды

Доколе грешницы, Господи,
доколе грешницы восхвалятся.
Псалом 93

Восстань, Господь! Где суд Твой правый?
Почто молчит Твой страшный гром?
Доколе, Господи, доколе
Сим нечестивцам пировать
За сладкою трапезой жизни,
Ругаясь благостью Твоей?
Доколь им, грешникам, хвалиться
И говорить: "Далёко Бог!"
Неправда разлилась, как море,
И тонет в ней Твоя земля!
Они, как трости, изломали
Законы дивные Твои,
И в дикой радости, как звери,
Толпой неистовой бегут
На шумный праздник беззаконья...
А стоны вдов и сироты,
Твоих людей забытых слёзы,
Сия сердечная роса,
Восходят с воплем в небеса!
В устах злодеев громкий хохот!
Они убили сироту,
И со вдовицы ветхи ризы
Сдирает жадная рука!
И говорят, смеясь, безумцы:
"Где Богу с неба видеть нас?"
О, заблужденье! Как же мыслишь,
Чтоб Тот, Кто слух и око дал,
Не видел слёз, не слышал внятно,
Что сердце в грусти говорит?
Над чьей главой благословенье
Светлеет тихою зарёй;
Над кем проклятия и стоны
Станицей чёрною кипят;
В чьё сердце алчные пороки,
Как змеи жадные, впились;
И кто, кичливый, мчится вихрем
Земных мечтаний и сует?
Блажен живущий в крове Бога!
Не для него шумит гроза!
Не для него ловец-погибель
Хоронит под цветами сеть!
Он смелою стопою ходит
По скользкой жизни... О Творец!
Ты Сам и небеса с Тобою
Нисходят к чистому душой,
И зрит он, в духе, славу Бога!
И в оный час, как ось земли
Подломится с гремящим треском
И понесётся лёгкий шар,
Как вихрем лист в полях пустынных,
Он, невредимый, в оный час
Прейдёт в святое лоно Бога,
Который жил в его душе!

"1821"


Призвание Исаии

Иди к народу. Мой пророк!
Вещай, труби слова Еговы!
Срывай с лукавых душ покровы
И громко обличай порок!
Иди к народу, Мой пророк!
Вещай: "Не Я ль тебя лелеял
И на руках Моих носил?
Тебе в пустынях жизнью веял,
Тебя в безводии поил;
А ты, народ неблагодарный,
Ты ласки все забыл Отца!
Как змеи - души в вас коварны,
Как камни - чёрствые сердца!
Что сделали с Моим законом?
Где лет минувших чудеса?
Мой слух пронзён невинных стоном,
Их вопли движут небеса...
А ваши сильные и князи,
Пируя сладкие пиры,
Вошли с грабителями в связи
И губят правду за дары.
Где правота, где суд народу?
Где вы, творящие добро?
В вино мешаете вы воду,
Поддел и ложь - в своё сребро!
Вы слепы, иудейски грады!
Я поднял реки из брегов,
И насылал к вам трус и глады,
И двигал бури вместо слов.
А вы, как камни, не смягчались,
И Бог ваш, стиснув гром, терпел;
Но лета благости скончались".
О, страх! Егова загремел!
Напал на сердце ужас хладный!
Я зрю мятеж и страх в умах:
Промчался с криком коршун жадный,
Послышав гибель на полях.
Увы, Израиль! Весь ты клятва!
Ты спал под песнями льстецов;
Но се грехов созрела жатва -
И Бог пошлёт Своих жнецов!..
"На что Мне созидаешь храмы?
Мне аромат твоих кадил
И многоценны фимиамы -
Как смрад раскопанных могил!
Ты знаешь сам, что Мне приятно:
Одну люблю Я правоту.
Зачем же судишь ты превратно?
За что ты губишь сироту?
Омой корыстную десницу,
Лукавство вырви из души,
Будь нищим друг, спасай вдовицу!
Тогда, без жертв своих, спеши,
Как добрый сын, ко Мне пред очи:
Я все грехи твои стерплю;
Будь чёрен ты, как сумрак ночи,
Тебя, как день, Я убелю!"

"1822"


Плач пленённых иудеев

На реках вавилонских тамо
седохом и плакахом,
внегда помянути нам Сиона.
Псалом 136

Когда, влекомы в плен, мы стали
От стен сионских далеки,
Мы слёз ручьи не раз мешали
С волнами чуждыя реки.
В печали, молча, мы грустили
Всё по тебе, святой Сион;
Надежды редко нам светили,
И те надежды были - сон!
Замолкли вещие органы,
Затих весёлый наш тимпан.
Напрасно нам гласят тираны:
"Воспойте песнь сионских стран!"
Сиона песни - глас свободы!
Те песни слава нам дала!
В них тайны мы поём природы
И Бога дивного дела!
Немей, орган наш голосистый,
Как занемел наш в рабстве дух!
Не опозорим песни чистой:
Не ей ласкать злодеев слух!
Увы, неволи дни суровы
Органам жизни не дают:
Рабы, влачащие оковы,
Высоких песней не поют!

"1822"


Вопль раскаяния

Господи! да не яростию Твоею
обличиши мене.
Псалом 6

Не поражай меня, о Гневный!
Не обличай моих грехов!
Уж вяну я, как в зной полдневный
Забытый злак в морях песков;
Смятен мой дух, мой ум скудеет,
Мне жизнь на утре вечереет...
Огнём болезненным горят
Мои желтеющие очи,
И смутные виденья ночи
Мой дух усталый тяготят.
Я обложён, как цепью, страхом!
Везде, как тень, за мной тоска:
Как тяжела Твоя рука!
Но я главу посыпал прахом -
И в прах челом перед Тобой!
Услышь стенящий голос мой!
Меня помилуй Ты, о Боже!
Я духом всё ищу небес,
И по ночам бессонным ложе
Кроплю дождём кипящих слез!
Я брошен, как тимпан разбитый,
Как арфа звонкая без струн;
Везде мне сеть - враги сердиты!
Везде блистает Твой перун!
Предчувствия облит я хладом:
Ты смертью мне грозишь иль адом?
Но в гробе песней не поют!
И в аде, о мой Бог всевластный,
В сей бездне гибели ужасной,
Тебе похвал не воздают!
А я сгораю жаждой славить
Тебя с любовью всякий час
И в память позднюю оставить
Души, Тобой спасённой, глас.
О, радость! радость! плач сердечный
Услышан Господом моим!
Ты осветил меня, мой Вечный!
Лицом таинственным Своим!
Прочь, беззаконники с дарами,
С отравой беглой жизни сей!
Я не хочу быть больше с вами!
Творец! в святой любви Твоей
Омытый, стану я как новый;
И, всей душой блажа Тебя,
Порока ржавые оковы
Далёко брошу от себя!

"1823"


Молитва души

Вонми гласу моления моего,
Царю мой и Боже мой:
яко к Тебе помолюся. Господи.
Псалом. 5

К Тебе, мой Бог, спешу с молитвой:
Я жизнью утомлён, как битвой!
Куда своё мне сердце деть?
Везде зазыв страстей лукавых;
И в чашах золотых - отравы,
И под травой душистой - сеть.
Там люди строят мне напасти;
А тут в груди бунтуют страсти!
Разбит мой щит, копьё в куски.
И нет охранной мне руки!
Я бедный нищий, без защиты;
Кругом меня кипят беды,
И бледные мои ланиты
Изрыли слёзные бразды.
Один, без вождя и без света,
Бродил я в тёмной жизни сей,
И быстро пролетали лета
Кипящей юности моей.
Везде, холодные, смеялись
Над сердцем пламенным моим,
И нечестивые ругались
Не мной, но именем Твоим.
Но Ты меня, мой Бог великий,
Покою в бурях научил!
Ты вертоград в пустыне дикой
Небесной влагой упоил!
Ты стал кругом меня оградой,
И, грустный, я дышу отрадой.
Увы! мой путь - был путь сетей;
Но Ты хранил меня, Незримый!
И буря пламенных страстей,
Как страшный сон, промчалась мимо;
Затих тревожной жизни бой...
Отец! как сладко быть с Тобой!
Веди ж меня из сей темницы
Во Свой незаходимый свет!
Всё дар святой Твоей десницы:
И долгота и счастье лет!

"1823"


Тоска

Господи Боже спасения моего,
во дни воззвах и в нощи пред Тобою:
яко исполнися зол душа моя,
и живот мой аду приближися.
Псалом 87

Я умираю от тоски!
Ко мне, мой Боже, притеки!
Души усталой гибнут силы;
Огонь очей потух в слезах,
И жажду я. в моих бедах,
Как ложа брачного - могилы!
Я, в море брошенный пловец,
Тону в волнах моей печали, -
Услышь последний глас, Творец!
Уста, иссохнув, замолчали;
Тоска в душе, как зной, кипит,
Но сердце в грусти не молчит:
Страдая, как дитя больное,
Оно, без мыслей, вопиёт
И плачем детским всё родное,
Без слов, тоской к себе зовёт!
Но нет мне на земле родного!
От неба Твоего святого
Одной себе отрады жду!
В груди пожар; кругом тревоги;
Колючий тёрн изъел мне ноги!
Едва, болезненный, иду
В безвестный путь, чрез знойны степи,
И смутны дни за мной, как цепи!..
Как грустен, грустен Божий свет!
Но для души моей несчастной
На всей земле Твоей прекрасной,
Творец! ужель отрады нет?
Подай знакомую мне руку,
Любви дыханьем подкрепи:
Тогда снесу я жизни муку,
Скажу душе моей: "Терпи!"

17 февраля 1823


К Богу великому,
Защитнику правды

Суди, Господи, обидящие мя,
побори борющие мя.
Прими оружие и щит.
Псалом 34

Суди и рассуди мой суд,
Великий Боже, Боже правый!
Враги на бой ко мне идут.
И с ними замыслы лукавы
Ползут, как чёрные змии...
За что? В чём я пред ними винен?
Им кажется и век мой длинен,
И красны слёзы им мои.
Я с тихой детскою любовью
Так пристально ласкался к ним, -
Теперь моей омыться кровью
Бегут с неистовством своим,
В своей неутолимой злости.
Уже сочли мои все кости,
Назначив дням моим предел;
И, на свою надеясь силу,
И нож и тёмную могилу
Мне в горький обрекли удел.
Восстань же, двигнись. Бог великий!
Возьми оружие и щит,
Смути их в радости их дикой!
Пускай грозой Твоей вскипит
И океан и свод небесный!
О дивный Бог! о Бог чудесный!
У ног Твоих лежит судьба,
И ждут Твоих велений веки:
Что ж пред Тобою человеки?
Но кроткая души мольба,
Души, любовью вдохновенной,
Летит свободно по вселенной
В зазвездны, в дальни небеса.
Творец, творенью непонятный!
Тебе везде так ясно внятны
Людей покорных словеса!
Пускай свирепостью пылают;
Но только Твой раздастся гром -
Они, Надменные, растают,
Как мягкий воск перед огнём!
Как прах, как мёртвый лист осенний
Пред бурей воющей летит,
Исчезнут силы дерзновенных!
Идут - и зыбкий дол дрожит,
Поля конями их покрыты...
Но, Сильный, Ты на них блеснёшь
И звонкие коней копыты
Одним ударом отсечёшь,
И охромеют грозны рати...
Сколь дивны тайны благодати!
Ты дал мне видеть высоты!
Он снял повязку слепоты
С моих очей, Твой ангел милый:
Я зрю... о ужас! зрю могилы.
Как будто хладные уста
Снедают трупы нечестивых...
Кругом глухая пустота!
Лишь тучи воронов крикливых
И стаи воющих волков
Летят, идут на пир, как гости,
Чтоб грешников расхитить кости
И жадно полизать их кровь!
Горят высокие пожары,
И слышен бунт страстей в сердцах;
Везде незримые удары,
И всюду зримо ходит страх.
О, грозен гнев Твой всегромящий!
И страхом всё поражено:
От птицы, в облаках парящей,
До рыбы, канувшей на дно
Морей пенящихся глубоких.
Но в день судеб Твоих высоких
Твой раб, снедаемый тоской,
Не убоится бурь ревущих:
Тебя по имени зовущих
Спасаешь мощной Ты рукой.

"1823"


Горе и благодать

И восста яко спя Господь.
Псалом 77

Господь как будто почивал,
А на земле грехи кипели,
Оковы и мечи звенели
И сильный слабого терзал.
Не стало дел, ни прав священных,
Молчал обиженный закон;
И востекал от притесненных
Глухой, протяжный, тяжкий стон.
Как дым, прошло сиянье славы,
Сокрылась кроткая любовь;
И человеков род лукавый
Был вид повапленных гробов!
Простились люди с тишиною,
Везде мятеж и грустный мрак,
И глад с кровавою войною
На трупах пировал свой брак;
Стихии грозно свирепели,
И мир чего-то ожидал...
Господь как-будто почивал,
А на земле грехи кипели!

2

Какая всходит там заря?
Кто раскалил небесны своды?
Почто бледнеете, народы?
Куда бежите вы, моря?
Златое солнце покраснело
И не даёт своих лучей,
И для земли осиротелой
Не стало утра, ни ночей;
И грады падают, как класы,
Когда их дождь и бури бьют;
И раздались незримых гласы:
"Господь, Господь идёт на суд!"

3

Но Он пришёл, Неизреченный!
И только грешных поразил!
Он светом молний по вселенной
Все тайны злобы обнажил.
Не устояли грех и сила
От блеска Божиих очес:
Их съела вечная могила!
И новый век настал чудес!


Псалом 9

Твои глашу я чудеса!
Их исповедую, мой Вышний!
Тебе молитвы сирых слышны;
Несчастным близки небеса!
Ты взял весы Свои правдивы!
Дивлюсь, пою Твоим делам!
Безумный грешник злочестивый
В своих сетях увязнет сам.
Ты идешь к нам, Бог дивной славы,
И небо радостью кипит;
Но очи грешных и лукавых
Твой взор, как молния, палит!
Ликуйте ж вы, друзья убоги!
Ваш праздник, нищие, настал:
Вам жизни скучные дороги
Господь весельем осиял!
Идёт... и нечестивых радость
Бежит, как гибнущая младость.
Воскресни, Господи, на суд!
Се ангелы Твои текут,
Да злые буйствовать не смеют;
Пускай безумцы разумеют,
Что человеки лишь они!
Пускай смирятся и трепещут!
Гремит!.. Твои перуны блещут!
Уж близки, близки грозны дни
И времена духовной жатвы...
Тебе послышались их клятвы,
Сгустилась туча жарких слез;
Как пар, восходят тяжки стоны
Искать у Бога обороны,
И высота святых небес
Уж не вмещает стонов боле.
Но грешник всё живёт по воле:
Как трость, ломает Твой закон.
И, заглушая сердца стон,
Как волк из чащи вызирает,
Когда добычу стережёт;
А бедных агнцев Бог пасёт!
Ловцов на ловле Он хватает!
Он здесь; а грешник говорит:
"Господь, как утруждённый, спит!
Его для нас замкнулось око;
Земля от звёзд Его далёко".
Воскресни ж, Господи, на суд!
Пускай, кипящие, текут
Твои коснеющие рати...
Но грешных не залей в крови!
Лишь обновленьем благодати,
Творец, Ты землю обнови!
Идёт... трепещет чин природы,
И зыблются небесны своды!
Идёт средь ангельской хвалы!..
Кто там, на острие скалы,
Стоит, как дуб в степях высокий?
У ног его кипит беда:
Он молча исчисляет сроки...
Се ангел крепкого суда!
Он мразом на преступных веет;
Под ним, над ямою грехов,
Туман погибели синеет...
Зачем быстрее бег часов?
За днями дни... но грусть, как бремя,
В сердцах почила и лежит!
Бежит испуганное время,
И тайный голос говорит:
"Не уповайте на земное;
Оно обманет вас, как тень!
Настанет скоро всё иное!
Уж близок, близок Божий день!"
Ты их услышал, стоны бедных,
И метишь громом на порок!
И я у вас на лицах бледных
Читаю, грешники, ваш рок!
Но вам ещё одна дорога:
Она к раскаянью ведёт,
Неистощима благость Бога:
Он покарает и спасёт!


Глас Бога избранному Его

(Пророка Исаии, глава 43 и 45)

Ты Мой! и что твои враги?
Пускай острят мечи и стрелы.
Я Сам считаю их шаги
И размеряю их пределы.
Не ужасайся пред судьбой:
Ты Мой! и стражей легионы
яСорвут с путей твоих препоны.
Иди, не бойся: Я с тобой!
Коснись водам - и бурны воды
Как агнцы смирные, заснут;
И вкруг тебя, столпясь, народы
Тебя грозой не ужаснут.
Иди без страха в страшный пламень,
Огонь тебя не опалит;
Будь духом бодр, будь веры камень,
И над тобой везде Мой щит!
Зачем броня тебе железна -
Защита слабая людей?
Коль Мне глава твоя любезна,
То кто дерзнёт коснуться ей?
Но знай, не пышными дарами
Ты милость Вышнего купил;
Ты мне не жертвовал овнами,
Ни фимиамом от кадил.
И что Мне их кровавы жертвы
И небеса коптящий тук?
Я не люблю молитвы мертвых;
Не Мне дары нечистых рук.
Ты стал в грехах передо Мною,
И Я грехи твои омыл,
И, как младенца пеленою,
Тебя Я милостью повил!
И будешь ты чрез долги лета
Как пальма свежая, цвести
И, как высокая примета,
Ко Мне людей Моих вести.
Да ведают теперь народы,
Судя, Мой отрок, по тебе,
Что Я, водя небесны своды,
Рачу и о земной судьбе.Узрит он край обетованный.

Вотще земные исполины,
Кичась, подъемлют гордый рог:
Я есмь Господь и Бог единый!
Пускай другой приидет бог,
И зиждет новую вселенну,
И им, страстями ослепленным,
Сияет в новых чудесах;
Пускай в бездонных высотах
Повесит ни на чём громады
И небо сводом наведёт,
И тайным пламенем зажжёт
Неугасимые лампады;
И, сеющий, засеет он
Своё лазоревое поле
И, по своей единой воле,
Звездам и солнцам даст закон;
И волны шумных океанов
Прольёт и сдержит без брегов;
Кто сей из мёртвых истуканов
И бессловесных их богов?
Пусть обещает им ограды;
Но кто им столько даст пощады?
Кто большую, чем Я, любовь?

"1824;


Блаженство праведного

Блажен муж, иже не иде на совет
нечестивых, и на пути грешных не ста
Псалом 1

О, сколь блажен правдивый муж,
Который грешным вслед не ходит
И лишь в союзе чистых душ
Отраду для души находит!
Его и страсти кличут в свет,
И нечестивцы в свой совет, -
Но он вперил на правду очи,
И глух к зазывам лести он:
При свете дня и в тайне ночи
Хранит он Вышнего закон,
И ходит в нём неколебимым;
Везде он чист, душою прям
И в очи смерти и бедам
Глядит с покоем нерушимым,
Хотя в ладье бичом судьбы
Гоним в шум бурных океанов...
Когда лукавые рабы
Блажат бездушных истуканов,
Он видит Бога над собой --
И смело борется с судьбой!
Зажглась гроза, синеют тучи,
Летит, как исполин могучий,
Как грозный князь воздушных стран,
Неудержимый ураган
И стелет жатвы и дубравы...
Но он в полях стоит один,
Сей дуб корнистый, величавый:
Таков небесный гражданин!
И процветёт он в долгой жизни,
Как древо при истоках вод;
Он будет памятен отчизне,
Благословит его народ...
Не так, не так для нечестивых:
Ветшая в кратких, смутных днях
Они развеются, как прах.
Господь не стерпит горделивых:
Он двигнет неба высоты
И землю раскалит до ада.
Но вам, страдальцы правоты,
Он вам и Пастырь и ограда!

"1824"


Сетование

Услыши, Господи, правду мою,
вонми молению моему,
внуши молитву мою
не во устах льстивых.
Псалом 16

Услыши, Господи! я стражду!
Темнеют тучи надо мной,
И я отрады сладкой жажду,
Как нива в полуденный зной!
Везде судьбы, людей угрозы;
Я истощил и стон и слёзы...
О милосердый Бог! внуши
И сердца плач и вопль души!
Как пастырь средь чужой долины,
Забыл я песни счастья петь.
Кто даст мне крылья голубины,
Чтоб в лучший край мне улететь?
Когда б меня враги лукавы
Влекли, как жертву, в смертный ров!
Нет! в чашу радостей отравы
Кладут мне дружба и любовь!
Я отдал всё неблагодарным;
Доколь же пировать коварным,
Лелея страсти и порок?
Увы, слепцы! меж вами рок
Незримый с гибелию ходит:
Не он ли тайно грусть наводит
На вас, ликующих в пирах?
Почто не знаете покоя
На ваших золотых парчах,
Среди забав душою ноя,
Как осуждённые на казнь?
Зачем вам часто гибель снится,
И к сердцу робкому теснится,
Как змей, холодная боязнь?
Нет правды; осмеяли совесть;
Корысть ваш бог, и мрак ваш свет!
Увы! об вас какая повесть
Дойдёт к потомкам поздних лет!
А я, не жизни я весёлой,
Творец! Твоей любви прошу:
В груди от скорби омертвелой,
Живое сердце я ношу;
Оно, пронзенное, тоскует,
Как горлик в гибельной степи!
Пусть нечестивых сонм ликует,
Но Ты забытых посети!
Что мне до них? Я не желаю
Их благ нечистых для себя;
В своей тоске, как воск, я таю,
Но всё надеюсь на Тебя!

"1824"


О! страшны Вышнего глаголы!
Когда кипит, Его гроза:
Трещат скалы, вздыхают долы,
И кедры гнутся, как лоза...
А мне, за долгое смиренье,
За скорбь мою, за простоту,
Склонив небесну высоту,
Мой Бог послал благоволенье.
Он ополчил меня жезлом
И рёк: "Паси сии языки;
Смири в их гордости великой
Слепцов с безумным их умом;
И, как скуделые фиалы,
Разбей сердца их одичалы;
Заблудших вырви из сетей:
Будь страж и вождь Моих людей!"
О сильные земли - смиренье!
В суде - защита нищете!
Вся жизнь - будь жертва правоте!
Законам правды - поклоненье!
Я зрю: он близок, Божий день,
И вы побегли, исполины,
Как из глубокия долины
Бежит пред ясным утром тень!

"1824"


Тщета суемудрия

Векую шаташася языцы,
и людие поучишася
тщетным.
Псалом 2

Зачем к земным корыстям руки
И ум на тщетные науки
Простёрли с жадностию вы?
На всё готовы для молвы,
На всё для блеска ложной славы:
Забыли Вышнего уставы!
Цари и князи собрались
Идти на Господа войною;
Сердца их дерзостью зажглись,
Покрылись очи пеленою.
Но Он, живый на небесах,
Над вашей злобой посмеётся:
Ваш сонм, как прах, с путей смятётся,
Мечи замрут у вас в руках.


Минута счастия

В груди, страстями раскалённой,
Я сердце грустное носил
И, битвой жизни утомлённый,
Конца страданиям просил.
Но вдруг повеяло прохладой,
Как сердцу ведомой мечтой;
Мне кто-то дал сосуд златой
И напоил меня отрадой.
И мрак с очей моих исчез;
И я, уж больше не несчастный,
Увидел новый день прекрасный
И свод таинственных небес.
Там было всё любовь и радость;
Земля светилась, как кристалл,
И не старелась жизни младость,
И ясный день не догорал.
О, как их области прекрасны!
И как приветливы они!
И утешительны и ясны,
Как юности счастливой дни.
И все так дружны, будто звуки
В струнах под опытной рукой;
И взор их, исцеляя муки,
Ложится в душу, как покой.
И ясно мысли их светлели:
Я в каждой гимн Творцу читал;
Они мне песни неба пели,
И я с восторгом исчезал;
И, как младенец в колыбели,
Мой дух переводя едва,
Я таял в радости сердечной,
И пил млеко я жизни вечной.
Их благовонные слова
Из уст рубиновых струились,
И чувства в сердце их светились,
Как из-за тонких облаков
Сияют звёзды золотые;
И все их помыслы святые
В одну сливалися любовь,
Где ж ты, моя минута счастья?
Гонюсь за сладкой тишиной:
Но я уж в области ненастья,
И буря воет надо мной.

"1824.


Победа

Мал бех во братии моей
и онший в дому Отца моего.
Псалом 151

Я младший был в своём дому,
И меньше всех меня считали;
И радость детства и печали
Вверял я Богу одному.
Мои все братья величавы
Росли для подвигов, для славы,
Был ими весел наш отец;
А я, в своей безвестной доле,
Один, с моей цевницей в поле,
Смиренно пас моих овец!
Дитя, беспечный сын природы,
О мне узнают ли народы?
Иль жребий мой - пустынный цвет?
Но вдруг блеснул в пустыне свет,
И мне явился ангел Бога:
"Тебе широкая дорога
Чрез поле жизни и в века!"
И Бога дивного рука
Из сонма братии величавых,
От смирных стад, меня взяла
И - прямо в битву, в бой кровавый,
И мне в бою стеной была!
И я, помазан от елея,
Кипящим мужеством горел,
И в очи страшного злодея
Бесстрашно, юноша, глядел.
Он пал, как столп. Цвети, отчизна!
Израиль мой, с твоих сынов
Снята позора укоризна:
Не знай ни плена, ни оков!

"1825"


К Богу

Я не могу Тебя с холодностью любить
И говорить с Тобой бесслёзными очами;
Я не могу Тебя хвалить
Одними мёртвыми словами:
Жизнь, жизнь во мне кипит,
Как многошумный ток весенний;
Душа зажглась, душа горит,
И грудь тесна от вдохновений...
Мой Бог! я в выраженьи слаб;
Я в пении косноязычен;
Земли отродие и раб,
Ещё я небу не привычен...
Коснись Твой шестикрылый мне
Горящим углием языка!
Да совершит мне глас великий,
Да даст мне весть о вышине!
Давно земным засыпан прахом,
Таюсь, как червь, в земной тиши,
Одеян скорбию и страхом...
Но ты тенета разреши -
И миг - и гость я над звездами
Родимых ангельских полей;
Там правда с горними судьями
Суд крепкий держит над землей.

1826 или 1827


Восстановителю

И мыслью о Тебе все помыслы светятся,
И именем Твоим уста услащены!
И силы слабого Тобой одним крепятся,
И траты все мои в Тебе возвращены!
Да зацвету я вновь под промыслом святым,
Как пальма свежая у нильского протока,
Под небом сладостным Востока,
Прекрасной Африки под солнцем золотым!
В глуши, разбитая, былых градов стена
Стоит одна, развалиной на пуще,
Но обвивается зелёным, свежим плющем,
Как животворная коснётся к ней весна.
О, будь моей весной, всеблагодатный Царь!
Да я, покинутый, как мёртвый,
Воскреснув, воскурюсь Тебе угодной жертвой,
Как древний, на степях отысканный алтарь!

Между 9 марта и 31 мая 1826


Создателю

О Ты, Создавший дни и веки,
Чьи персты солнца свет зажгли!
Твои лазоревые реки
Бегут, как пояса земли!.
И, под густым покровом ночи,
На лов выходит дикий зверь,
Доколь заря, отверзши дверь,
Осветит человеков очи.
И утра в ранние часы
Всё дышит радостью святою:
И кедр, одетый лепотою,
И капля светлая росы.

Между 9 марта и 31 мая 1826


Всемогущество

Ты можешь вдруг меня сравнить
с презренным прахом -
И вдруг опять из праха воскресить!
Смутить мой дух, наполнить душу страхом -
И вдруг опять развеселить!
Ты ложе скорбное умел убрать цветами,
Ты пролил аромат из золотых кадил,
И томную главу страдальца осветил
Во сне прекрасными мечтами,
И свеял слёзы с глаз дыханием любви!
Мне снилось раз: я был над грозною рекою,
Упал - и, вопия, искал Тебя рукою,
И Ты извлёк меня и мне сказал: "Живи!"

Между 9 марта и 31 мая 1826


Приближение Господа любви

Когда Ты близишься, душа моя пылает
И всё во мне от радости дрожит;
И кровь, как горный ключ, кипит,
И мозг в костях моих играет.
Что ж Ты несёшь с Собой, Творец и Бог миров?
Какое нищему таинственное благо?
Ты окропил уста какою сладкой влагой?..
Я узнаю... то Ты и то.. Твоя любовь!..

Между 9 марта и 31 мая 1826


Теперь и будет

Ещё любви закрыты двери:
И мы, одебелев как звери,
В угаре душной суеты,
Бредем по стежкам тесноты.
В устах полынь и руки - бритвы!
Идём на жизнь, как для ловитвы:
Везде добру короткий срок;
На всё печать кладёт порок,
И в бедной жизни скорбь и краткость;
И на путях житейских шаткость;
Душа полна неясных мук,
И головы - пустых наук;
Несём, как груз, приличий бремя!
Но Бог пошлёт иное время:
И дастся жизни долгота;
И будут сладостны уста
И ласковы у смертных руки,
И мы, как сон, забудем муки.

Между 9 марта и 31 мая 1826


Вера

Когда кипят морей раскаты,
И под грозой сгорают небеса,
И вихри с кораблей сдирают паруса,
И треснули могучие канаты,
Ты в челноке будь Верой твёрд ;
И Бог, увидя без сомненья,
Тебя чрез грозное волненье
На тонкой нитке проведёт...

Между 9 марта и 31 мая 1826


Надежда

Под чёрною ночью, на белом коне,
Скакал паладин по буграм, чрез овраги;
И нет уж в нём силы и нет уж отваги;
Но вдруг заяснел огонёк в стороне:
И радостно поднял усталые вежды,
И скачет бодрей крестоносец ездок:
Ах, как не узнать?.. то Надежды,
Надежды златой огонёк...

Между 9 марта и 31 мая 1826


Любовь

На степи раскалённой, широкой,
Где не слышно, не видно отрадных ручьёв,
Исчезал, без воды, человек одинокой;
Вдруг послышал он тихий и ласковый зов:
"Оглянись, человек, и напейся,
И напейся студёной воды!
Уповай и люби и надейся -
И, как жажда, исчезнут беды!"
Он взглянул - и прекрасная, с чашей,
Перед ним, как видение снов:
Ничего он не видывал краше,
И душа в ней узнала - Любовь.

Между 9 марта и 31 мая 1826


Повсеместный свет

На своде неба голубого,
Реки в волнистом серебре,
На трубке в жёлтом янтаре
И на штыке у часового -
Повсюду свет луны сияет!
Так повсеместен свет иной,
Который ярко позлащает
Железный жребий наш земной!

Между 9 марта и 31 мая 1826


Голубице

Из псалмов Давида

Ах, голубица! голубица!
Зачем и я - не то, что ты?
Зачем мне так тесна темница
И недоступны высоты?
Как слабы смертного усилья,
Коль их Бессмертный не скрепил!..
Когда б твои златые крылья
И посребренье между крыл,
Я б полетел к горе Сиону,
Где вечно светит благодать,
Чтоб, к горнему прильнувши трону,
От дольней жизни отдыхать.

Между 9 марта и 31 мая 1826


Псалом 62

Кого пред утренней зарёю
Ищу, как жаждущий воды?
Кому полночною порою
Перескажу мои беды?
По Ком душа в тоске? И тело
О Ком и сохнет и болит?
В Чей горний дом в порыве смелом
Мой дух с молитвою летит?
Тебя, мой Царь, над высотами
Моей судьбы держащий нить,
Так сладко мне хвалить устами,
Так сладко всей душой любить!..
Как гость роскошныя трапезы,
Я веселюсь в Твоей любви:
Пою и лью в блаженстве слезы,
И жизнь кипит в моей крови!..
Когда злодей в меня стрелами,
И пращем, и копьём метал,
Ты Сам защитными крылами
Меня средь сечи одевал!
Моя душа к Тебе прильнула
И под святой Твоей рукой
От дольней жизни отдохнула
И горний сведала покой.
Пускай искать злодеи рвутся
Меня с огнём во тьме ночей -
Запнутся сами... и пробьются
На острие своих мечей!..
А царь, ходя в защитном Боге,
Пойдёт с высот на высоты,
Растопчет гада на пороге
И злоязычной клеветы
Запрёт уста златым терпеньем;
Он возгласит о Боге пеньем,
Ударив радостью в тимпан;
И, как жених, возвеселится;
И звонкий глас его промчится
До поздних лет, до дальних стран.

Между 9 марта и 31 мая 1826


Соразмерность

Он не ханжа и не безбожник;
И с языком и не кричит;
И, как поверженный треножник,
Он и с огнём и не горит!

Между 9 марта и 31 мая 1826


Возрасты

Дитя покоится у матерней груди,
У стража-ангела под мягкими крылами;
И старец, путь свершив
- меж бездн и меж скалами,
У Бога под рукой утех за скорби жди!
А добрый юноша на подвиг дней иди!
Иди! но не теряй, в пылу житейской битвы,
Из памяти - Творца; из уст - святой молитвы!

Между 9 марта и 31 мая 1826


Правила

Не видеть слабостей чужих;
Быть в чувстве гордости убогим;
Быть очень кротким для других,
А для себя быть очень строгим.
Будь слеп для слабостей чужих!
Будь в чувстве гордости убогим;
И очень кроток для других
И для себя будь очень строгим.


Зачем?

Откуда к нам взялись расчёт, заботы, счёты?
Зачем на мир пришли они?
Чтоб, завлекая всех в убытки и отчёты,
Мостить работы на работы
И делать медными златые жизни дни!..

Между 9 марта и 31 мая 1826


Причины

Всему причиной - суета!
Воображения игривость,
В словах и мыслях торопливость,
В делах и чувствах - пустота!..

Между 9 марта, и 31 мая 1826


Два счастья

Земное счастье мне давалось,
Но я его не принимал:
К иному чувство порывалось,
Иного счастья я искал!
Нашёл ли? - тут уста безмолвны...
Ещё в пути моя ладья,
Ещё кругом туман и волны,
И будет что? - не знаю я!

Между 9 марта и 31 мая 1826


Стихии

К Богу
Как хороши Твои стихии!
Какая свежесть на водах!
И в ночи осени глухие
Как весело огни светлеют в городах!
И воздух Твой то тих: его не видят взоры;
То вдруг раскат морей сгибает в грозны горы,
И мчит в далёкий путь чрез волны корабли!..
А как прекрасен вид послушливой земли,
Когда на ней весна гуляет молодая
И дымка вечера колеблется седая,
И вся, душистая под зеленью, цветах,
Лелеется она в лазурных высотах!..


Гром

Гремит! И воды запестрели!
И слышен в воздухе как будто шум и крик!
И, вспыхнув, молнии на стёклах закипели!
И часовой стоит, утупя в землю штык!..
Где зарождаются сии кипящи громы?
Где бурь и непогод таинственные домы?
Зачем нам тайны познавать
И, мыслями волнуясь, утомляться?
Не лучше ли, во всём встречая благодать,
Жить просто и всему по-детски удивляться!

Между 9 марта и 31 мая 1826


Ксолнцу

Пали меня, пали, златое!
С твоих высот без облаков;
Да снидет с неба отнятое
Грехами у земных сынов!..
Когда б и я неугасимо,
Как ты, любовию горел
К Тому, Кто благостью незримой
Меня кормил, берёг и грел!..

Между 9 марта и 31 мая 1826


Луна

Луна прекрасная светила
В тиши лазоревых полей
И ярче золота златила
Главы подкрестные церквей.
А бедный узник за решёткой
Мечтал о Божьих чудесах:
Он их читал, как почерк чёткий,
И на земле и в небесах.
И в тайной книге прошлой жизни
Он с умиленьем их читал,
И с мыслью о святой отчизне
Сидел, терпел - и уповал!

Между 9 марта и 31 мая 1826


Весна

Уже душистей стали ели,
И пахнет в воздухе смолой;
Уже луга зазеленели,
И мох кудрится над скалой.
Разделись синие заливы,
И лодки ходят по реке;
Уже заколосились нивы,
И слышно стадо вдалеке...
И воздух полон тишиною,
И как им сладостно дышать!
Так сердце с жизнью неземною
Вдыхает неба благодать.

Между 9 марта и 31 мая 1826


Дожди

Шумят весенние дожди,
Под ними зеленеют нивы, -
Зачем же слышу я в груди
Порой тоскливые порывы?..
Творец! пошли Свой чистый дождь,
Омой с меня мой прах греховный;
И будь Ты Пастырь мой духовный
И к новой жизни лучший Вождь!..

Между 9 марта и 31 мая 1826


Молитва

О, не прогневайся, мой Боже!
Что я и грешен так и слаб.
Сетей, страстей - добыча, раб...
Себе пеняю я - и что же?
Я знаю грех, - его бежать
Есть воля, но при ней нет силы!
Как чёлном утлым управлять,
Когда бугрятся, как могилы,
Валы на пенном лоне вод?
Пловец тревожный видит, знает,
Что недалёк водоворот,
Но чёлн насилье увлекает...
Я сей пловец: мой бедный чёлн
Влечётся жизни треволненьем.
Я часто лучшей воли полн;
Но вдруг встречаюсь с обольщеньем,
И твёрдый я - уж слабый я!..
Порой ещё борюсь с собою,
Мне цель ещё ясна моя;
Но чем-то мощным, как судьбою,
Отброшен прочь от цели - и...
Готов разбиться я о камень.
Так в лоне мирной ладии
От заронённой искры пламень
Вдруг побежит по парусам:
Рыбарь проснулся, и не знает,
Себя не понимая сам,
Куда? и как?.. и воздевает
Лишь молча руки к небесам...
Вот истый образ!.. В сей напасти
Своё былое узнаю:
Так, незагашенные страсти,
Я помню, и мою ладью
Зажгли, и, весь огнём объятый,
Под грозной бурей я летел;
Но Ты - хвала Тебе трикраты! -
Ты Сам!.. И я и чёлн мой цел!..

1826


Обеты

Небесный Царь! Твои обеты
Как чистый ароматный мед,
Как детства золотые леты,
Как от алмаза тихий свет.
Они живят, они питают,
Как в зной прохладное млеко;
Пред ними чувства расцветают,
И на душе от них легко!..

1826


Упование

Как опирается пловец
Ретивой грудию на волны,
Так на Твою любовь, Отец!
Я оперся, надежды полный...
Играй,волна! кипи,волна!
Пылай, гроза! шуми, ненастье!
Запала в душу мысль одна:
"Я где-нибудь да встречу счастье!"

1826


Узник к мотыльку

Дитя душистых роз и поля!
Зачем сюда ты залетел?
Здесь плен и скучная неволя.
Я уж терпеньем накипел,
Забыл о радостях в природе,
О тихом счастии в лесах;
А ты сгрустишься по свободе
И по родимых небесах.
Лети ж на волю - веселися!
И в золотой рассвета час
Святому Богу помолися
И будь у счастья гость за нас!

1826


Услада

Я был рабом земных сует:
Ругались надо мной ползущие заботы;
Как узн-ик, отданный к смиренью в дом работы,
Я с жизнью ссорился и не глядел на свет,
С водой и с воздухом глотая горе!..
Я был как ветвь, поверженная в море,
Кружился я в грозе изгибистых валов;
Но Бог послал отрадные мне чувства
И мерность звонкую стихов.
С тех пор я стал земных смятений выше -
И слаще я дышу... и в сердце стало тише!..

"1826"


Призвание

Явись к нам, Господи, явись!
Создатель! покажись созданью,
Перед детьми разоблачись
И положи конец страданью!
Оставь Свой меч, оставь перун,
Простри с любовью к детям руки!
Мы - как слетевшие со струн
Давно рассеянные звуки!
Друг другу чужды и Тебе,
По дебрям носимся в пустыне, -
Усвой рассеянных Себе,
Сбери нас во Своей святыне.
Оставь Свой суд, будь ласков к нам,
Над нашей сжалившись судьбою,
Дозволь припасть к Твоим стопам,
Дай нам поговорить с Тобою!..
Какую повесть грустных лет
Тебе Твои расскажут дети!
С тех пор как Твой угаснул свет,
Нас облегли беды и сети...
Создатель неба! Отпахни
Покров высот Твоих лазурных
И на несчастных нас взгляни,
Пловцов в водоворотах бурных...
Мы растеряли паруса
И руль и снасти растеряли,
С тех пор как тишь и небеса
На мрак и бури променяли.
Стуча ладьями о скалы,
На шумном кипятке волненья,
Мы средь роптании и хулы
Скользим к сомненью от сомненья...
Но что Тебе, о Боже сил,
Хулы, и вопли, и сомненья?
Земля рябеет от могил,
Могилы просят отверзенья!..
Уже ворочаются в них
Отбывших поколений кости;
К ним весть бежит с небес Твоих,
Что Ты придёшь к ним, Боже, в гости!.
Приди же к нам, дай небо нам,
Пролей на нас живую росу, -
Мы все к Тебе; к Твоим стопам
И смерть свою положит косу.

1826 или 1827


Утреннее чувство

Я рано поутру вставал,
Когда ещё алело небо,
И душу гладную питал
Молитвы кроткой сладким хлебом.
И в тёплом воздухе потом,
Когда лучей и дня разливы
Златили лес, скалы и нивы,
Я, в восхищении святом,
Без бурь, без помыслов, - свободный,
В каком-то счастьи утопал
И, мнилось, с воздухом вдыхал
Порыв к святому благородный -
И быть земным переставал! -
Но суетливость пробуждалась,
И шум касался до меня...
И вдруг душа моя сжималась,
Как ветвь травы - не тронь меня!

1826 или 1827


Илия - Богу

Мы ждём и не дождёмся сроков
Сей бедственной с нечестьем при:
Твоих зарезали пророков,
Твои разбили алтари!..
Проснись, Бог сил, заговори!
Нет места для Твоей святыни,
И я теперь, жилец пустыни,
Я плачу пред Тобой один!..
А Ты их терпишь. Властелин
Земли, морей и облаков!
Ты терпишь от Своих рабов!!!

1826 или 1827


Бог - Илии

Не сокрушайся, Мой пророк!
На всё есть чае, на всё есть срок;
Пускай, кичась, растёт порок:
Будь зло добру в святой урок!..
Но не грусти! Твой Господин
Здесь не совсем ещё один,
Не все пошли к Ваалу в сети!
Есть тайные у Бога дети,
Есть тайный фимиам сердец,
Который обонять Мне сладко!
Они бегут ко Мне украдкой,
И Я являюсь втайне к ним;
И их лелею, просветляю
Высоким, истинным, святым!

1826 или 1827


Из псалма 43-го

Забыл Ты нас, забыл нас, Боже!
Враги пируют праздник свой:
Вчера ругались, ныне тоже
Над нашей бедной головой!..
Ты продал, Боже, за бесценок
Негодных нас, Твоих рабов,
И малолеток и ребенок
Ведут нас, как в ярме волов...
Не за Тебя ли ж. Боже! Боже!
Играют нашею судьбой,
И стерегут нас строже, строже,
Как обречённых на убой!..
Отец! Ты отвращаешь взоры
От плачущих Твоих людей,
И враг дождит на нас укоры
И бьёт нас прутом, как детей!
Восстань же, Боже! Что Ты дремлешь?
Мы именем Твоим святым
Тебя зовём... Но Ты не внемлешь:
Ты предал нас врагам Твоим!..
Но и под гнётом горькой доли
Мы верными Тебе стоим
И, вопль тая душевной боли,
Друг другу смело говорим:
Не воссылай чужому богу
Молитв из трепетной груди;
Рассей все страхи, всю тревогу
И к Богу своему иди!..

1826 или 1827


Глас

Слуху моему даси радость и веселие.
Псалом 50

Чей шёпот в душу проникает?
Кто говорит мне; "Веселись!
Година счастья наступает,
Уж годы скорби пронеслись.
Уже грехов истёрлись цепи,
И расклепались кандалы:
Оденутся дубровой степи
И жатвы взыдут на скалы.
Настанет новых дум порядок;
Свершится ряд заветных числ;
И тайны вековых загадок
И прорицаний тёмных смысл
Постигнут люди, - и мгновенно
Воспрянет всяк, как пробужденный
От тяжких, воспалённых снов;
Пройдёт пиянство шумной злобы,
И в пятичувственные гробы
Войдёт вторая жизнь - любовь!
Повеет сладкое прощенье
Над осужденною землёй,
И потечёт благословенье
На широту земных полей.
И люди встретятся как братья,
И - дети пред лицом Отца -
Друг к Другу кинутся в объятья
И сложат в длань Его сердца".

1827


Глас к Богу

Отца и матери я, Боже! не имею, -
Отца и мать Собой Ты заменяешь мне;
Я одинок и чужд в сей чуждой мне стране:
Ни мыслить, ни мечтать, ни чувствовать не смею!
Душа как будто замерла:
Она умучена и страхом и бедами;
И жизнь моя - тропа, которая легла
На высях меж стремнин и льдами...
И память, память - мне беда:
Зачем ей говорить о том, что было прежде,
Когда уж вход живительной надежде
Затворен в душу навсегда?..
И вас, былых друзей, уже не стало - слёзы!..
На тёмных жизненных тропах
В стопы вонзаются занозы,
И бегает за путниками страх:
Везде предатель иль крамольник;
Любви и веры нет ни в ком!
И малодушный оглагольник
Язвит, как аспид, языком!..

Между 1827 и 1830


Несмысленность

Теперь Ты ратуешь, наш Боже!
И с кем? - с созданием Своим!
Твой наступ строже, строже, строже,
А мы как мёртвые стоим,
И, как погибший, утопаем
В заботах странных, мелочных,
Великой вести не внимаем,
Угроз не слушаем Твоих!
И рати ангелов дивятся
Окаменелости людей:
"Не их ли горы так дымятся,
Не к ним ли, в тайну их грудей,
Теснится страх, и души ноют,
Не к ним ли глад и смерть с войной?.
Мы видим казнь, и бури воют
Над их обителью земной..."
Так говорят небесны силы!
А мы не слышим и не зрим,
И, как под камнями могилы,
Своим гниеньем дорожим!..

Между 18г ч ^30

Псалом 136

В стране изгнанья - в Вавилоне,
При дальних, неродных реках,
Мы по родном своём Сионе
Грустили молча и в слезах.
На серебристых ветвях ивы
Повесил каждый свой орган,
И с струн их отзывы плаксивы
Срывала буря чуждых стран.
"Зачем для песен Иеговы
Вы жизнь не взбудите в струне?
Играйте!" - говорят нам. "Что вы?
Как нам играть в чужой стране?..
Забудь меня, моя десница,
Когда тебя забуду я,
Иерусалим - царей столица, -
Святая" родина моя!
Припомни, Бог, как сын Эдома
Наш град неистово громил:
И меч и пламень в дом из дома,
Как лютый вихорь, разносил!..
О, в ком дух мести Бог возбудит
На злую Вавилона дщерь,
И от кого терпеть ей будет
За то, что терпим мы теперь?
Блажен, кто, стопы преселенцев
Послышав,, на тебя пойдёт
И плачущих твоих младенцев,
Взмахнув, о камень расшибёт!.."

Между 1826 и 1830


Два я

Два я боролися во мне:
Один рвался в мятеж тревоги,
Другому сладко в тишине
Сидеть вблизи большой дороги,
С самим собой, в себе самом;
На рынок жизни - в шум и гром -
Тот, бедный, суетливо мчался:
То в вышину взлетал орлом,
То змеем в прахе пресмыкался,
То сам пугался, то страшил,
Блистал, шумел, дивил, слепил,
Боролся, бился, протеснялся,
И, весь изранен, весь избит,
Осуетился, омрачился...
Но, кинув свой заботный быт,
Он к я другому возвратился.
Что ж тот? - А тот, один одним,
Не трогаясь, не возмущаясь
И не страша и не пугаясь,
В тиши, таинственно питаясь
Высоким, истинным, святым,
В какой-то чудной, детской неге,
В каком-то полусне, на бреге,
У самых вод живых, сидел
И улыбался и светлел!
Кто ж в выигрыше? - Один, мятежный,
Принёс с собой и мрак и пыль,
Туман и смрад, и смерти гниль;
Другой, как цвет в пустыне нежный,
Спокойный, чистый, как эфир,
Пил досыта любовь и мир, -
Счастливец! пировал свой пир
Под золотым любви наметом:
Он веровал, он был поэтом!..

1841


Слёзы умиления

Если б слёзы умиления
Воротить я мог себе,
Я стерпел бы все мучения,
Я смеялся бы судьбе!
Если б так, как в ранней младости,
Я отплакиваться мог,
Слёзы, слёзы! сколько сладости
Насылал мне с вами Бог!
Помню: грудь мою царапали,
Говорили: "Умирай!.." -
Но на грудь вы, слёзы, капали,
С вами капал в душу рай!..
Помню, помню, ночи целые
Я проплакивал в тиши;
Гасли свечи нагорелые,
Но не гас огонь души.
Где ж вы, дети умиления,
Ран целенье - в буре битв, ,
Хлеб души - в миг просветления,
Соль былых моих молитв?
Где теперь вы, драгоценные?
Видно, ранняя роса
На лазорево-священные
Вас умчала небеса!..
Где вы?.. Грудь, как степь горячая,
Накалилась зноем бед;
Я брожу - как тень ходячая, -
Я ищу... чего уж нет!..
Если б слёзы умиления
Воротить я мог себе,
Я стерпел бы все мучения,
Я смеялся бы судьбе...

"1869"


Чувство умиления

Кто бросил звёзд на небо мириады
И каждой повелел как бриллиант светить?
Кто зиждет, Кто хранит людей и грады,
И сердцу Кто способность дал любить?
О, как Он благ, Непостижимый!
А нам что ж делать для Него? -
Благоговеть пред Ним, хоть Он -
очам незримый,
И сердце в дань отдать Ему своё!
 

Библия, христианские новости, ответы на все вопросы