Свобода во Христе - христианский проект

Понедельник, 09 декабря 2019
КНИГА ИСХОД PDF Печать Email

 

НАИМЕНОВАНИЕ

Евреи называют Книгу Исход по ее начальным словам - we’elleh shemoth ("Вот имена...), или просто shemoth ("имена"). Септуагинта и Вульгата называют ее в соответствии с ее основной темой - темой исхода (это слово появляется в 19-й главе (Исх.19:1), то есть Exodos (Септуагинта) и Exodus (Вульгата).

ЦЕЛЬ

Вторая книга Пятикнижия связывает начальную (приготовительную) историю, содержащуюся в Книге Бытия) с тем, что содержится в остальных книгах Закона. Она начинается с краткого упоминания о том, что, находясь в Египте, евреи стали быстро размножаться. Далее описывается подготовка к самому исходу, имевшая как отрицательный, так и положительный аспекты. Отрицательный заключался в том, что народ был готов к свободе в силу самой тяжести порабощения, заставлявшей мечтать о ней, а положительный - в том, что он был подготовлен величественными чудесами, которые Бог совершил ради него, убеждая его в том, что Он действительно Господь, их искупитель и Господь всякой силы. Вслед за описанием этого двойного приготовления книга рассказывает о действительном исходе из Египта через Красное Море к Синаю (1-19).

Здесь мы имеем дело с первым большим разделением в Пятикнижии: до сих пор ее отличительной особенностью было повествование, теперь же оно характеризуется непосредственным законодательством. Народ готов к тому, чтобы сформировать теократическое государство и, следовательно, должен принять законодательство, которое для этого необходимо. Оно состоит из трех частей: то, что было дано на горе Синай (Исход, Левит), то, которое было дано во время странствования по пустыне (Числа) и то, которое было дано в долинах Моава (Второзаконие).

Заключительная часть книги (20-40 главы) касается законов, данных Богом на Синае. Сначала возвещается основной нравственный закон, а затем следуют определенные установления, которые кладутся в основу утвержденного завета. Далее даются указания для построения скинии - жилища святого Бога. Поклонившись золотому тельцу, израильтяне нарушили завет, и поэтому в течение какого-то времени эти указания не исполнялись. Тем не менее, в конце концов скиния была построена, и Бог стал обитать в ней.

АНАЛИЗ

А. 1:1-7. Введение

Союз "и", которым начинается первый стих (в английском переводе "And these are the names", то есть "и вот имена" - прим. перев.) связывает Книгу Исхода с предшествующим повествованием из Книги Бытие, и сказанное в 1-м стихе предполагает переселение израильтян в Египет, о котором говорится в 46-й главе Бытия. Перечень имен сыновей Иакова (стихи 2-5) представляет собой резюме более подробного повествования из 46-й главы Книги Бытия (Быт.46:8-37), однако порядок имен в большей степени сходен с тем, который содержится в 35-й главе (Быт.35:23-26). Все это дает основание полагать, что между данным разделом и Книгой Бытие существует определенная связь; в то же время все это подготавливает почву для рассказа о скоро последовавшем бедствии.

Весь раздел представляет собой определенное единство, и 6-й стих нельзя отделять и относить к J-источнику, как это делают некоторые критики. Даже если он в какой-то мере (хотя надо сразу заметить, что в нем содержится дополнительная информация и что он ни в коей мере не является простым повторением) - даже если он повторяет сказанное в конце Книги Бытия (Быт.50:26), его нельзя опустить, потому что он подготавливает почву для понимания 8-го стиха. Если мы опустим 6-й стих, то 8-й станет почти непонятным.

В 7-м стихе говорится о том, что численность евреев начала быстро расти: это разительно отличается от той небольшой кучки, которая пришла в Египет, и на основании этого становится понятной обеспокоенность нового фараона (стихи 9-10) и то суровое бедствие, которое вскоре последовало (стихи 11-22). Седьмой стих примечателен тем, что в нем чувствуется стремление адекватно выразить великое возрастание численности еврейского народа. Его можно перевести так: "А сыны израилевы были плодовиты и начали изобиловать и умножаться, стали чрезвычайно сильными, и ими наполнилась вся земля".

Б. 1:8-7:7. Египетское рабство

Стихи 9 и 20 ссылаются на 7 стих, и, таким образом, можно говорить о единстве всей главы. На престол взошел новй царь: он не признавал заслуг Иосифа перед египтянами и был встревожен быстрым увеличением численности израильтян. Стремясь сдержать их рост, он прибегнул к четырем мерам подавления. Во-первых, приставил к ним надсмотрщиков (стих 11-й), во-вторых, усилил тяготы рабства и усугубил работы, поскольку первая мера не возымела действия (стихи 13-14), в-третьих, повелел повивальным бабкам умервщлять новорожденных мальчиков (стихи 15-16) и, в-четвертых, повелел это делать всему своему народу (стих 22-й). Все эти меры не прекращались ни на минуту, становились все строже, и на основании этого можно говорить о единстве данного раздела. Кроме того, их описание подготавливает почву для повествования 2-й главы, которую нельзя понять без этого фона.

Вторая глава начинается с рассказа о рождении и приуготовлении Моисея. Такое начало необходимо для того, чтобы подготовить почву для описания его последующих действий (стихи 11-17). Мы считаем, что неверно первые десять стихов возводить к одному источнику, а стихи с 11-го по 23-й - к другому. Потому что фраза "когда Моисей вырос" (11-й стих) не понятна без предшествующих стихов. Во 2-й главе рассказывается о том, как Моисей оказался в пустыне, и это подготавливает нас к восприятию событий, описанных в 3-й главе.

Духовное приготовление Моисея описывается и в 3-й главе, где рассказывается, как Господь появился перед ним у горы Хорив. Чувствуется, что глава предполагает знание всего предшествующего. В 6-м стихе, например, предполагается знание истории патриархов, о которых повествуется в Книге Бытие. Седьмой стих связывает эту главу с отрывком из 1-й (Исх.1:11-14), а 8-й и 17-й напоминают о 15-й главе Бытия (Быт.15:18). Повествование о колебаниях Моисея тоже обладает внутренним единством: сначала он сознает свою ничтожность (3:11), затем говорит, что народ не захочет его слушать (4:1), что у него не достанет красноречия (4:10) - и, в конце концов, отказывается (4:13).

После величественного откровения, полученного на Синае, и благодатных знамений Божиих (4:2-12) Моисей возвращается в Египет и, прежде всего, убеждает народ в необходимости исхода (4:30-31). Затем вместе с Аароном он приходит к фараону, который не желает их слушать (5:2) и еще сильнее угнетает народ (5:6-19). "Надзиратели из сынов израилевых" жалуются Моисею и Аарону (5:20-23).

Тогда Господь обновляет Свое обетование (обратите внимание, что 3-4 стихи 6-й главы предполагают знание Книги Бытие) и являет Себя под именем Иеговы, всемогущего Бога-Искупителя. Народ не желает слушать Моисея, который прибегает к Господу.

Здесь (6:14-26) в повествование включается родословие, и очевидно, что здесь оно вполне уместно. Моисей получил последнее наставление относительно того, что ему надо сказать фараону. Теперь он - вождь Израиля, готовый вступить в противоборство с угнетателем. Разве представится более подходящий случай, чтобы рассказать о родословной Моисея и Аарона? В начале 7-й главы (7:1-7) в последний раз излагается замысел Бога и в конце упоминается о том, сколько лет было Моисею и Аарону.

Вкратце можно сказать, что весь раздел являет собой примечательное единство. Каждая часть совершенно необходима для правильного понимания всего остального, и, кроме того, для адекватного осмысления всего раздела необходимо знание Книги Бытие. Более того, последующие разделы Книги Исхода нельзя понять без осмысления этой приуготовительной части. Здесь мы видим, что народ Израилев полностью порабощен, и никто, кроме Бога, не может его освободить.

В. 7:8-13:16. Чудеса, совершенные Господом в Египте

Цель этого раздела в том, чтобы показать превосходство истинного Бога над ложными религиями Египта. Фараон, враг-поработитель, должен понять, что Бог израильтян владычествует над небом и землею. Это должны понять и сами израильтяне. Итак, в контексте исхода мы имеем описание первого великого периода Божиих чудотворений. Эти чудеса должны были сопутствовать Божиим деяниям, направленным на то, чтобы освободить израильтян из Египта и поселить их в Ханаанской земле. Чудо - это непосредственное проявление особого откровения, совершенное Богом во внешнем мире вопреки обычному миропорядку и предназначенное для того, чтобы стать свидетельством или знамением. Такими и были эти чудеса. Писание побуждает нас верить в их истинность. "Казни", описанные в этом разделе, образуют симметрическую структуру, и первые девять можно распределить по трем группам.

1.Кровь (7:14-25) 4.Песьи мухи (8:20-32) 7.Град (9:13-35)

2.Жабы (8:1-15) 5. Мор (9:1-7) 8. Саранча (10:1-20)

3.Мошки (8:16-19) 6. Нарывы (9:8-12) 9. Тьма (10:21-27)

Надо отметить, что о первых двух казнях фараону было возвещено заранее. Каждая группа начинается возвещением следующего повеления (с незначительными вариациями): "Пойди к фараону завтра... стань на путе его... и скажи ему: Господь, Бог евреев, послал меня сказать тебе: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение" (см.7:15-16; 8:16; 9:13). Вторая "казнь" каждой группы начинается примерно так: "И сказал Господь Моисею: пойди к фараону и скажи ему: так говорит Господь: отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение" (см.8:1; 9:1 и 10:1 (в последнем случае приводятся только первые слова повеления). Первая казнь каждой группы возвещается утром на берегу реки, вторая - во дворце фараона, однако третья начинается без предупреждения (см.8:16; 9:8; 10:21).

Такое построение свидетельствует о единстве всего раздела. Три группы "казней" по три в каждой группе подводят к кульминации, которая достигается в десятой "казни". Надо отметить, что тяжесть "казней" нарастает, и последние три, по-видимому, были предназначены для того, чтобы лишить человека жизни. В первых трех египетские волхвы состязаются с Моисеем: им удается воссоздать первые две; фараон просит Моисея и Аарона, чтобы вторая "казнь" прекратилась, а что касается третьей, то в ней волхвы признают руку Божию. "Это перст Божий", - сказали они фараону (8:19). С этого момента волхвы, что называется, выбывают из игры.

Во второй группе вводится различие между израильтянами и египтянами (8:23). Если первые три "казни" поражали всю землю, то четвертая и все остальные поражают только египтян. Кроме того, во всех, кроме шестой и восьмой, обращается внимание на необходимость защиты Израиля.

Во время второй и четвертой "казни", а также во время "казней", составляющих третью группу фараон просит Моисея и Аарона вмешаться, чтобы очередное наказание было прекращено. С каждой "казнью" его просьба становится все сильнее:

1. "Помолитесь Господу... и я отпущу народ израильский" (8:8);

2. "Пойдите, принесите жертву Богу вашему... я отпущу вас" (8:25, 28);

3. "Я согрешил... Помолитесь Господу" (9:27-28);

4. "Согрешил я... Простите... Помолитесь" (10:16-17);

5. "Пойдите, совершите служение Господу" (10:24)

Первая группа "казней" совершается с помощью жезла Аарона, во второй о жезле не упоминается, третья совершается с помощью жезла или руки Моисея.

Единство и симметрия, присущие этому разделу, ясно показывают, что его надо рассматривать не как некую компиляцию ранее существовавших документов, но как произведение одного автора. Девяти "казней" вполне хватило бы, чтобы утвердить верховенство еврейского Бога и подгтовить почву для десятой. Цифра "десять", вероятно, указывает на полноту, то есть посредством этих "казней" Господь показал величие своей силы и власти, дабы у египтян больше не было никаких оправданий.

Рассказ о пасхе (глава 12-я) надо рассматривать как литературное целое, повествующее об историческом событии. Вступительные слова (12:1) показывают, что речь идет о реальном историческом событии. Выражение "в Египте" весьма важно, так как показывает, что первое празднование пасхи имело особое значение. Празднование совершалось в жилищах, причем, совершалось так, что становится ясно: единого святилища и священников еще не было. В то же время эти вступительные слова соответствуют общепринятму пасхальному обычаю указывать место, где Бог явил Свой закон (см. Лев.7:38; 25:1; 26:46; 27:34; Чис.35:1; 36:13).

Из всех трех годовых праздников только о пасхе сказано, что была учреждена в Египте. Стоило бы об этом упоминать, если бы на самом деле было не так? По сути дела, фраза "в Египте" свидетельствует о подлинности повествования. Более того, позднейшие законы, имеющие отношение к праздникам, также связывают начало празднования пасхи и опресноков с Египтом (см. Исх.23:15; 34:18; обратите внимание: о том и другом отрывке сказано, что он был написан Моисеем (Исх.24:4 и 34:27) - Чис.9:1-5; Втор.16:1-8).

Таким образом, мы не признаем точку зрения, согласно которой 12-я глава Исхода представляет собой позднейшее сочинение, предназначенное для того, чтобы объяснить происхождение праздника, который уже давно праздновался в Израиле. Иными словами, мысль о том, что пасха породила рассказ о якобы произошедших событиях исхода, кажется нам неверной.

Г. 13:17-18:27. Исход из Египта

Этот раздел начинается (13:17-19) с общего упоминания о том, что израильтяне вышли из Египта, а также с объяснения, почему они пошли через пустыню к Красному морю. Затем указываются первые места стоянки (стих 20-й) и говорится о Божием водительстве (стихи 21-22). Весь раздел представляет собой цельное, сжатое единство.

В 1-14 стихах 14-й главы рассказывается о том, что Господь повелел Моисею следовать определенным, подробно объясненным маршрутом, и поэтому данный отрывок никак не противоречит тому, что сказано в 13-й главе (13:17-19). В 5-9 стихах описывается реакция фараона, узнавшего, что израильтяне покинули Египет, - реакция, которая вполне согласуется с его отношением, выраженным в 3-м стихе, когда он узнает, что израильтяне попали в безвыходное положение.

Переход через Красное море тоже представляет собой краткое, цельное повествование. Сначала Моисей возвещает о грядущем Божием спасении (14:13-14), а затем следует Божие повеление (стихи 16-18). Моисей исполняет его, израильтяне без потерь пересекают море, а египтяне тонут. После этого Израиль уверовал в Господа (стих 31).

Красное море (yam suf) находилось, вероятно, неподалеку от современного Кантараха (1). Избавление от преследования надо воспринимать как сверхъестественное действие, а связанные с ним события - как чудо. Попытки объяснить их только естественными причинами оказываются несостоятельными. Здесь Господь вмешался особым, сверхъестественным образом.

Песнь Моисея (глава 15), в которой внимание заостряется на чудесном (стих 8, 10), утверждает прозаическое повествование 14-й главы. На основании 13-17 стихов нельзя предполагать, что в Ханаане был какой-то народ (Драйвер, Бентцен): речь скорее идет о предвкушении скорого вступления в эту землю. 17-й стих - это не какое-то конкретное упоминание о Иерусалиме, а просто предвосхищение того, что Господь навсегда пребудет в земле, которую Он избрал для Своего народа. Нет никаких оснований считать, что первая половина 15-й главы (а именно, 15:1-19) представляет собой произведение позднейшего псалмопевца (2).

После своей песни Моисей приводит краткую песнь Мариамь, древнее происхождение которой признает даже Пфайфер. Мариамь была пророчицей, и именно ей надо было возглавлять женщин. Нет никаких оснований отрицать достоверность этой песни.

Рассказ о путешествии к Синаю написан простым, безыскусным слогом. В другом месте мы уже писали о том, что "если кто-то никогда не был в Синайской пустыне, то можно, наверное, понять его насмешки по поводу историчности тех повествований, которые содержатся в Книге Исхода. Но побывавший в этом районе знает, что в них дышит правда. Почти невозможно представить, что они были написаны человеком, не знавшим пустыни" (3). Нет никаких объективных данных, говорящих в пользу того, что этот раздел не был написан Моисеем (4).

Д. 19:1-24:18. Синайский завет

На третий месяц исхода из Египта израильтяне достигли Синая. Как только они разбили стан у подножия горы, Моисей взошел на нее, и Бог дал ему необходимые наставления для подготовки к заключению завета. Сначала Господь сказал Моисею о том, что намерен сделать израильтян особым народом (стихи 4-9), а затем повелел подготовить народ для принятия откровения (стихи 10-15). "Обетование предшествует требованию, ибо благодать Божия всегда предвосхищает то, что надо человеку, и требует только после того, как даст сама" (Кейл). Приуготовление состояло в том, чтобы принять освящение (стих 15) и очертить собравшихся кругом (стих 12). Моисей все сделал по Господнему повелению, и на третий день утром Господь сошел на гору (стих 20-й), которая дымилась и содрогалась. Затем Моисей сошел к народу (стих 25). Эта потрясающая картина подготовила почву для возвещения святого Божьего закона.

С небольшими изменениями Десятисловие повторяется и в Книге Второзакония (Втор.5:6-21). Многие критики считают, что Декалог Исхода восходит к Элогисту, а некоторые даже утверждают, что он не представляет собой исконную часть этого источника, но является позднейшей вставкой. Считается, что он был написан позднее Декалога Второзакония и даже переработан в его стиле. В нем якобы чувствуется язык Второзакония, его стиль, идиоматика, и, следовательно, нельзя считать, что его автором был Моисей.

Такая точка зрения представляется нам неверной. 20-я глава Исхода была написана раньше Второзакония, и, кроме того, нет никаких оснований отрицать авторство Моисея. Декалог Второзакония - это как раз то, что могло возникнуть при свободном воспроизведении Декалога Исхода, когда Моисей пересказывал его, обращаясь к народу.

1) Во Второзаконии содержатся отсылки, например, 5:12, 15-16 (см. "Как заповедал тебе Господь, Бог твой"). Если бы Второзаконие было написано раньше, то они не имели бы смысла.

2) Во Второзаконии содержатся риторические расширения, например, стих 14: "ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой" (см. также стих 21-й ("ни поля его"), стих 16-й ("и чтобы хорошо тебе было").

3) В Декалоге Второзакония (как и можно было ожидать) есть особенности, характерные для этой книги (например, в 14-м стихе внимание уделяется порабощенным, в 15-м слышится мотив исхода, в 21-м "жена ближнего" идет на первом месте и лишь потом упоминается "дом ближнего" (то есть, конкретное упоминается раньше общего, и, по-видимому, здесь имеет место увещевательный прием, призванный подчеркнуть, что "жена" - самая большая ценность (см.Pr.12:4; 31:10).

Двадцатая глава Исхода не только представляет собой первоисточник, из которого берет начало 5-я глава Второзакония, но и вышла из-под пера Моисея. Приведем следующие соображения.

1) Присутствие в 20-й главе особенностей, характерных для Книги Второзакония, вовсе не "исключает возможности приписать Десятисловие Моисею" (как считает Пфайфер). Этот аргумент имел бы свою силу только в том случае, если бы можно было доказать (а это как раз невозможно), что Второзаконие целиком и полностью было написано не Моисеем. Если же Второзаконие, в принципе, восходит к Моисею и если 20-я глава Исхода тоже была написана им, то в таком случае вполне можно ожидать, что и здесь и там присутствуют одни и те же особенности.

2) Считается, что враждебное отношение к идолам возникло только в эпоху Исайи, и, следовательно, первая заповедь не могла быть написана Моисеем (5). Этот довод основывается на неверном, эволюционной концепции истории Израиля (см. Втор. 8:11, 17, 19).

3) Далее утверждают, что в пустыне кочевники просто не могли соблюдать субботу и что ее празднование - хананейское установление. На самом же деле происхождение субботы берет начало в божественном действии (Быт.2:2-3). (См. также Исх. 16:23-29, где показано, что суббота соблюдалась и в пустыне. Кроме того, отрывок из Осии (Ос.2:11) не говорит в пользу того, что празднование субботы было введено хананеями).

В данном разделе можно выделить короткий подраздел (20:22-23:33), который тоже принадлежит перу Моисея (см. (20:22; 21:1). Здесь речь идет о богослужении Изралия в целом, о правах израильтян в гражданской и церемониальной сферах, а также об отношении Господа к Своему народу (6).

1. Общая форма богослужений в Израиле (20:22-26). Господь повелел израильтянам соорудить жертвенник из земли или неотесанных камней там, где Он явит Себя. Строить его надо не в любом месте, но только там, где Бог дает откровение о Себе.

2. Гражданское законодательство (21:1-23:13). Этот раздел состоит из "судов" (mishpatim), то есть из тех прав, которые должны обеспечить политический порядок и сформировать гражданское государство. Многие из этих законов имеют такое строение:

а) сначала идет протазис ("если" <ki, которое аналогично частице shum-ma из Коденса Хаммураппи);

б) затем аподозис (имперфект). Нередко протазис расширяется за счет пояснительно-условных предложений, вводимых союзом "если" (‘im).

Нельзя отрицать, что внешне эти законы похожи на законы других древних кодексов, и тем не менее они были богодухновенно написаны Моисеем для конкретного пользования израильтянами. Очевидно, что эти законы специально не предназначались для исполнения в условиях пустыни, и, по сути дела, они устремлены в будущее, предвосхищая то время, когда Израиль поселится в земле (см., например, 20:22; 21:1; 23:9, 15, 20-23, 27-33). Именно этим и объясняется их сельскохозяйственный подтекст.

В 21-23 главах (21:1-23:13) говорится о правах рабов (21:2-6), о дочери, проданной в рабыни (21:7-11), о возмездии (lex talionis; 21:12-32), о смерти (стихи 12-14), о плохом отношении к родятелям, краже детей, о проклятиях (стихи 15-17), об увечьях (стихи 18-32), собственности (стихи 33-36), воровстве (22:1-4), нанесении вреда чужому полю (22:5-6), нечестности (22:7-15), обольщении (22:16-17) и прочих законах (22:18-31) (в которых вступительное "если" (ki) часто опускается "ввиду того, что они предъявляют Израилю требования, основанные на его избранничестве, обязующем стать святым народом Яхве, - требования, выходящие за пределы естественного права и не только запрещающие хоть как-то переиначивать естественный миропорядок, но и призывающие любить немощных и страждущих из почтения к Яхве" (Киль) и, наконец, о защите прав (23:1-13).

3. Церемониальное законодательство (32:14-19). Оно состоит из описания трех годовых праздников: опресноков (стих 15-й), жатвы и собирания плодов (стих 16).

4. Отношение Господа к Своему народу (23:20-33).

Об утверждении завета рассказывается в 24-й главе (24:1-18).

Е. 25:1-31:18. Святилище и священство

Этот раздел естественно следует за Книгой Завета. Чтобы заключение завета обрело внешнуюю форму проявления, Господь повелевает построить скинию, в которой Он будет обитать. Образец и все, что для этого необходимо, Он являет Моисею на горе. Порядок изложения таков: вступление, в котором народу велено сделать приношение для святилища (25:1-19), описание ковчега, престола Господня в святилище (стихи 10-22), стола для хлебов предложения, светильника (стихи 23-40); описание скинии (глава 26), жертвенника всесожжения, двора скинии (27:1-10), светильника (стихи 20-21); утверждение священства и порядок освящения (главы 28-29), описание жертвенника курения и его использования (30:1-10); различные законы, касающиеся служения. Моисей принимает две скрижали закона (30:11-31:18).

Ж. 32:1-35:3. Нарушение и обновление завета

Единство и целостность этого раздела очевидны, хотя некоторые критики пытаются это отвергать.

1. Неправильно (как это, например, делает Драйвер) говорить, что в 32-33 главах (32:34-33:6) содержатся следы двойного повествования и что, например, 33:3-4 повторяется в 33:5-6. Говорить так значит неверно понимать, на чем акцентирует внимание данный отрывок. Когда израильтяне услышали, что Господь не пойдет с ними, они начали скорбеть о том, что навлекли на себя Божие недовольство, и в знак этой скорби решили не возлагать (lo’ shathu) на себя украшений. Чтобы начавшееся покаяние привело к непрестанному преображению сердца, Господь еще раз сказал, как Он воспринимает этот народ (стих 5-й: "Ибо сказал Господь" - wayyo’ mer) и отдал другое повеление: "Снимите с себя украшения свои; Я посмотрю, что мне делать с вами".

2. Нет никаких оснований предполагать, что 7-11 стихам (33:7-11) предшествует рассказ о строительстве скинии собрания и что, следовательно, украшения, о которых говорится в 4-6 стихах, были предназначены для этой скинии. Народ не надел их, чтобы тем самым выразить свою скорбь. Более того, посредством использования соответствующих времен этих глаголов (которые имеют значение и силу многократного повторения) просто описываются те привычные действия, которые совершались во время существования этого временного святилища. Его наименование (‘ohel mo’edh - скиния собрания) взято из уже данных повелений относительно будущего святилища (см., например, 21:21; 28:43 и т.д.), и в нем временно выразилась та мысль, которая найдет свое непрестанное воплощение в будущем святилище, то есть мысль о том, что Господь обитает среди Своего народа. Несмотря на то что грех народа был велик, Господь не оставил его, однако это временное святилище располагалось вне стана, так как пока Господь еще не обитал посреди этих грешных людей.

3. В 1-м стихе 34-й главы сказано, что Господь снова напишет Закон на скрижалях, однако в 28-м стихе говорится, что это сделал Моисей. Согласно Драйверу в этом сокрыта "немалая трудность" данного отрывка (34:1-28). Мы считаем, что в 28-м стихе не говорится, будто Десятисловие было написано Моисеем. Считать, что субъектом фразы "и он написал" (стих 28-й) был Моисей, значит смешивать "десятословие", о котором говорится в 1-м и 28-м стихах, с тем, что действительно было им написано, и именно с предшествующими стихами ("слова сии" (стих 27-й) относятся к предшествующему контексту, а не к Десятисловию, о котором говорится в 28-м стихе). Субъектом фразы "и он написал" является Господь (стих 28-й). Таким образом, здесь нет никакого противоречия.

Дабы опровергнуть анализ этого раздела, сделанный представителями "высокой критики", надо основательно разобраться с текстом, позволив ему самому сказать за себя. Сделав это, мы увидим, что раздел обладает ясным единством и гармонией. Даже Драйвер признается, что, хотя в 32-34 стихах "видны явные следы соединения, оно не дает критериев, необходимых для того, чтобы четко распределить их между двумя рассказчиками" (7). Быть может, все дело в том, что, в конце концов, данный раздел представляет собой единое целое и принадлежит одному автору?

З. 35:4-40:38. Подготовка к построению скинии и ее возведение.

Этот раздел почти полностью и дословно повторяет сказанное в 25-31 главах, с той лишь разницей, что вместо повелительного наклонения употребляется прошедшее время изъявительного. Например, если в 31-м стихе 26-й главы читаем: "И сделай завесу из голубой, пурпурной и червленой шерсти и из крученого виссона; искусною работою должны быть сделаны на ней херувимы" (35:31), то в 35-м стихе (36:35) сказано: "И сделал завесу из голубой, пурпурной и червленой шерсти и из крученого виссона, и искусною работою сделал на ней херувимов" (36:35).

Точное повторение всего, что было сказано в 25-31 главах, призвано показать, что наставления, данные там, были в точности исполнены (8). Среди самого главного, что не было упомянуто, можно назвать урим и туммим (28:30), посвящение в священники (29:1-37), елей для светильников (27:20-21), ежедневное жертвенное всесожжение (29:38-42). Но причина этого заключается в том, что данные предметы оговариваются далее (Лев.8:8; 24:2; Числа 28:3; Лев.8).

Завершенная скиния - это видимый залог того, что благодать завета сохраняет свою силу. Бог избавления (Господь) вновь начинает обитать среди Своего народа, но завеса, отделяющая святое-святых, не дает ему предстать пред Ним непосредственно: это может сделать лишь первосвященник, да и тот - лишь в День Искупления (Очищения). Стремясь подчиниться синайскому законодательству, народ понимает, что ему необходим посредник, который мог бы сочетать в себе пророческое служение Моисея и священническое Аарона. Таким образом, устроение скинии явилось прообразом Жертвы, которая возьмет на себя грехи мира.

К ВОПРОСУ О ПРЕДПОЛАГАЕМЫХ ПОЗДНЕЙШИХ ВСТАВКАХ

1. Исх.6:26-27: "Аарон и Моисей, это - те...".

Предполагается, что такие слова мог написать только тот, кто жил позже. Надо, однако, заметить, что они следуют за родословием и потому имеют силу внешнего обращения. Таким образом, сравнивать 26-й стих с 14-м все равно, что сравнивать 27-й с 13-м.

"Слова повторяются в конце 27-го стиха, чтобы точно отметить завершение родословия и возобновление исторического повествования. Здесь они выполняют ту же функцию, какую переходные фразы выполняют в более связных исторических писаниях. В начале доминирует родословие, и Аарон выступает как старейшина, в конце утверждается историческая точка зрения, и Моисей упоминается первым как наиболее важный персонаж; так же и в 13-м стихе Моисей упоминается первым, когда автор переходит от истории к родословию" (9).

2. Исх.16:33-35. Считается, что в данном случае затруднение вызывает фраза "пред свидетельством" (стих 34-й) (в русском синодальном переводе - "пред ковчегом свидетельства" - прим. перев.). Каким образом Моисей мог упомянуть о скрижалях Закона, если Закон еще не был дан? Зададим встречный вопрос: поскольку это основной отрывок, касающийся манны, то почему бы Моисей не мог написать его позднее и не вставить в текст? Тридцать пятый стих тоже указывает на время после Моисея, однако в нем просто утверждается, что израильтяне ели манну, пока не пришли в "землю обитаемую". Здесь ничего не говорится о том, когда они перестали ее есть и что делали после того, как вошли в эту землю. Следовательно, вполне возможно, что Моисей, пересматривая Пятикнижия в долинах Моава, мог вставить этот стих.

3. Исх.13:26. Высказывается точка зрения, согласно которой значение слова "гомор" помогает определить время написания стиха, когда якобы это значение уже не было известно. Однако это слово встречается на всем протяжении данного отрывка (стихи 16, 18, 22-23) и более нигде. Гомор, однако, представлял собой не меру, а небольшую чашу, и вполне понятно, что Моисей мог упомянуть о ее величине, когда ее использовали для сбора манны.
 

Библия, христианские новости, ответы на все вопросы

Библия | Онлайн видео | Книги  Елены Уайт | Проповеди | Здоровье
  Поэзия