Свобода во Христе - христианский проект

Вторник, 23 июля 2019
ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА ПЯТИКНИЖИЯ PDF Печать Email

 

"Авторитет Святого Писания, на основании которого нам следует доверять ему и подчиняться, зависит не от свидетельства какого-либо человека или церкви, но всецело от Бога, его автора (который есть сама Истина); и посему его надо принимать, ибо это Слово Божие" (WC, IY).' В этих словах выражается возвышенное отношение к авторитету Писания и, следовательно, к авторитету Ветхого Завета, и этого никак нельзя отрицать. Согласно такой позиции Писание обладает столь великим авторитетом, что в него должно верить и подчиняться ему. Такой авторитет берет начало не в человеке и даже не в церкви, а в одном лишь Боге, который является его автором.

Возвышенное мнение относительно Писания, как правило, разделяется исторической христианской церковью и находит свое воплощение в ее официальных исповеданиях. Ранние отцы обращались к Библии как к авторитету, и на протяжении всей своей истории церковь следовала их примеру. Однако, как внутри Церкви, так и за ее пределами, находились люди, которых не устраивал такой взгляд на Библию.

Трудно сказать, когда впервые заявила о себе враждебно настроенная критика Библии. Конечно всякий грех предполагает критику Божьего Слова и выражается в желании быть мудрее того, что повелевает Бог. Однако осознанное недовольство людей Ветхим Заветом впервые проявило себя, вероятно, в египетской Александрии. Этот город превратился в средоточие греческой философии и культуры, и следовало ожидать, что в нем обратят серьезное внимание и на Библию. Более того, можно было предположить, что ее исследование будет проводится в контексте греческой философии. Климент Александрийский ( Строматы 1, 15 и т. д.)упоминает о некоем Аристовуле, перипатетике, учившем тому, что иудейская философия древнее греческой и что идеи Платона берут начало в Моисеевом законе. По-видимому, в Александрии существовала вполне сложившаяся библейская школа, и, вероятно, даже до появления Септуагинты Ветхий Завет был переведен на греческий (Строматы II, 93. 3). Далее Климент упоминает о некоем Деметрии, который написал книгу об иудейских царях и который в их перечислении расходился с Филоном.

Можно упомянуть и о самарянине Досифее, который не признавал пророков, утверждая, что они не говорили под водительством Святого Духа (qui primus ausus est prophetas quasi поп in spiritu sancto locutos repudiare).^ В Indiculus de Haeresibus^ упоминается о некоих меристах, которые, как там говорится, делили на части Писание и принимали не всех пророков.

ПЕРВЫЕ ДВА ВЕКА

а. Гностические секты.

Во втором веке Христианская Церковь столкнулась с опасным врагом, который именовался гностицизмом и представлял собой философскую систему, на какое-то время создавшую серьезную угрозу развитию Церкви. Гностическое учение враждебно воспринимало Ветхий Завет и не скрывало своей сильной неприязни к иудаизму. Согласно гностицизму, дух и материя противостоят друг другу, в конечном счете, своим бытием мир обязан духу или духовному миру, однако непосредственной причиной его существования является Демиург, представляющий собой эманацию Верховного Бога. Считалось, что этот Демиург занимает невысокое положение в божественной иерархии; это и есть Бог иудеев, и такая позиция в значительной мере являлась скрытой причиной враждебного отношения к Ветхому Завету.

1. Симон Волхв. В 8-й главе Деяний апостолов (Деян. 8:10) мы читаем о Симоне, которого самаряне считали "великой силой Божией". Согласно Епифанию, действительно был некий Симон (хотя нельзя однозначно сказать, что речь идет о Симоне из 8-й главы), считавший, что Закон и Пророческие книги не имеют никакого отношения к благому Богу. В Клементинах о Симоне говорится, что он подвергал критике некоторые ветхозаветные антропоморфизмы. Он, например, считал, что некоторые отрывки из Книги Бытие (например, Быт. 3:22, 18:21) показывают, что Бог не всеведущ. Кроме того, первый отрывок показывает и то, что Он завистлив, а 2-й стих 22-й главы дает основание думать, что Он не только не всеведущ, а и порочен.

2.0фиты. Эта секта, вероятно, имеет дохристианское происхождение и является предшественницей основных гностических- школ. Согласно офитам ("ophis" по-гречески "змей") именно змей наделил человека познанием добра и зла. Таким образом, грехопадение можно рассматривать как "достижение", и поэтому змея надо превозносить, а ветхозаветного Бога презирать.

3. Каиниты. Эта секта прославляла Каина, Исава, Корея, жителей Содома и им подобных как своих предшественников. Каина они рассматривали как мученика, на которого пал гнев Демиурга. Их превратное толкование Ветхого Завета вне всякого сомнения проистекало из их философии.

4. Сирийская школа; Сатурналий и Тати ан. (1) Согласно идеи дуализма, лежащей в основе гностического учения, Сатурналий Антиохийский (современник Игнатия) учил, что через одних пророков говорили ангелы, а через других - сатана.^ (2) Тати ан, известный прежде всего своим Диатессароном (Согласование Евангелий), рассматривал Ветхий Завет как творение низшего Бога и отрицал спасение Адама."

5. Египетская школа. Здесь можно назвать Валентина, получившего образование в Александрии, затем прибывшего в Рим и там достигшего большого влияния и власти. Какие-то части закона он, по-видимому, одобрял, какие-то нет, и, кроме того, стремясь "улучшить" священный текст, изменял его. О нем говорили, что он переставлял отрывки и не обращал внимание на порядок и последовательность текста. Согласно Иринею, такое действие следует отнести к обману, однако отношение Валентина к Писанию следует рассматривать в свете его философских позиций.^

6. Итальянская школа. Послание Птолемея Флоре. О самом Птолемее почти ничего неизвестно, кроме того, что он был автором послания к христианке по имени Флора и что в этом послании, пытаясь обратить ее в гностицизм, он обосновывал свои доводы ссылками на Писание. Некоторые исследователи датируют время его деятельности 145-180 г. г. н. э., и вполне возможно, что такая датировка верна. Послание Птолемея сохранено Епифанием.

Рассмотрим вкратце его аргументацию. Некоторые считают, что закон был утвержден Богом Отцом, однако другие приписывают его дьяволу, который, как они считают, сотворил этот мир. Однако поскольку закон несовершенен, он не может исходить от совершенного Бога, но поскольку он предписывает соблюдать справедливость, нельзя сказать, что он исходит от дьявола, так как тот несправедлив.

Закон, содержащийся в пяти Моисеевых книгах, не принадлежит одному автору. Какая-то его часть исходит от Бога, какая-то - от Моисея, другие - от старейшин. Например, соединив мужчину и женщину. Бог запретил развод, однако Моисей позволил разводиться и тем самым нарушил Божье повеление. Птолемей приводит другие примеры и приходит к заключению, что у Закона три автора и что в нем содержатся повеления старейшин, Моисея и Бога.

В свою очередь, Закон, исходящий непосредственно от Бога, подразделяется на три части: собственно закон, содержащий подлинные повеления без всякой примеси греха (таковы десять заповедей); та часть, которую упразднил Христос (и таков закон о возмездии); законы, служащие прообразом и имеющие символическое значение, исполненное духовно в Иисусе Христе, от которого весь этот закон исходит и Который назван Демургом.

Не стоит думать, что Птолемей не признавал вовсе Моисея автором Пятикнижия. Пятикнижие было написано Моисеем, однако не все законы, которые в нем содержатся, были плодом его работы как деятельности законодателя. Тем не менее, все они были включены в пять Моисеевых Книг. Моисея же следует рассматривать как составителя, а не как автора этих законов.

б. Маркион и Ветхий Завет.

Уроженец Понта и сын христианского епископа, Маркион появился в Риме примерно в 138-м году н.э., где и стал членом церкви. Он прибыл в Рим, будучи под влиянием гностика Кердо, возвещавшего, что Бог Ветхого Завета и новозаветный Бог -разные Личности.

Маркион начал учить, что существует два бога: один - суровый и строгий, гнилое дерево, приносящее гнилые плоды, виновник греха, и другой - добрый и щедрый бог Нового Завета. Кроме того, Маркион отделил закон от Евангелия, и Тертуллиан рассматривал его как "упразднившего согласие между Евангелием и Законом".^

Поскольку, согласно Маркиону, Творец имеет испорченную природу, отсюда следует, что и его творение - Закон - также далеко от совершенства. Недостатки, которые, как считал Маркион, он нашел в Ветхом Завете, были изложены в его "Антитезисе". Но поскольку эта работа утрачена, то мы, в основном, полагаемся на Тертуллиана в том, что касается ее содержания.

Поскольку человек впал в грех, рассуждает Маркион, это свидетельствует, что Бог вовсе не добр, не всемогущ и, кроме того, не обладает предвидением. Его слабость и неведение проявляются, например, в вопросе, который он задает Адаму: "Где ты?" И стал бы Он спрашивать Адама, не ел ли тот от дерева, от которого Он запретил есть, если бы не сомневался в этом?

В рассказе о золотом тельце Моисей, как считает Маркион, превосходит Бога. Закон возмездия (lex talionis) дает право на нанесение взаимных увечий, жертвоприношения и обряды воспринимаются как некое тягостное бремя и как то, в чем, вероятно, нуждается сам Бог. Кроме того, когда, покидая Египет, израильтяне взяли у египтян серебро и золото, они поступили нечестно, и за это был в ответе Бог. Кроме того, он был виновен и в том, что ожесточил сердце фараона.

Согласно Маркиону, Бог Ветхого Завета непостоянен и неверен своим собственным заповедям. Он запретил работать в седьмой день, однако, когда иудеи осадили Иерихон, он повелел, чтобы они в течение восьми дней носили вокруг него ковчег, что, естественно, предполагало работу в субботу. Кроме того, Бог несправедлив и в своем общении с людьми лишен дара предвидениея.

Обращаясь к библейским пророчествам, Маркион отказывается истолковывать их в аллегорическом смысле, считая, что они или уже исполнились в истории, или исполнятся в будущем, когда придет Антихрист. В любом случае Писание следует толковать буквально, а не аллегорически.

Почти всех ветхозаветных святых он оценивает весьма невысоко, а для некоторых из них, считает он, спасение невозможно Причина такого отношения - заниженная оценка иудейского народа Маркионом.

Критика Ветхого Завета Маркионом ни в коей мере не должна рассматриваться как научная. Она берет начало в его предвзятых философских позициях. Его строгие суждения, а также его "экзегеза" нередко выглядят поверхностными, и складывается впечатление, что порой он прибегает к ним, не уделяя серьезного внимания ни тексту, ни его смысловому контексту. Его подход к Писанию - это не беспристрастный подход исследователя, но подход человека, использующего Писание в своих целях.

в. Другие секты 1-11 веков.

1. Назареи. Эта секта, по-видимому, включала в себя христиан иудейского происхождения, придерживающихся иудейского образа жизни. Согласно Иоанну Дамаскину, они не признавали (и, по-видимому, это первое зафиксированное отвержение) Моисея автором Пятикнижия.^

2. Эбиониты. Епифаний говорит., что эта секта, иногда называемая фарисейскими эбионитами, не принимала пророческих книг и не признавала ни одну из них как истинную. Кроме того, они считали, что некоторые слова Пятикнижия не принадлежат Моисею.

3.Клементины.^ Клементины - одни из представителей Эбионизма, имеющие некоторое сходство и с гностицизмом. Они считают, что Моисей дал закон семидесяти избранным мужам, однако позднее некий порочный человек добавил к Писанию лживые домыслы. Таким образом. Библия во многом неправильно свидетельствует о Боге. Например, говорится, что Бог не всеведущ, и, таким образом, Писание ложно и является произведением человека. Кроме того, они превратно говорят и о благочестивых людях. На самом деле, Адам не впал в грех, праведный Ной никогда не напивался до пьяна, Авраам никогда не жил с тремя женами сразу, Иаков - с четырьмя, а Моисей не был убийцей.

Рассказ о смерти Моисея не был написан им самим, ибо как он мог написать, что он умер? Спустя пятьсот лет после смерти Моисея Закон был найден в храме, и спустя пятьсот лет, во время правления Навуходоносора, он был сожжен.

Трудные места в Библии клементины объясняют тем, что сам дьявол делал вставки в библейский текст. Чтобы решить, имеем ли мы дело с дьявольским истолкованием текста, следует исходить из того, согласуется ли данный отрывок с природой творения. Это решает человеческий ум, и, следовательно, можно сказать, что критическая направленность Клементин представляет собой определенную форму философского рационализма.

В какой-то мере те же самые взгляды появляются и в Послании Петра Иакову,, где утверждается, что соотечественники Моисея исправили библейские несоответствия и, таким образом, уже никого не должны смущать разные высказывания пророков.

Можно назвать и некоторые малые секты, например, оссенов, не признававших определенные пророческие книги, отрицавших как закон, так и пророков. Существовали, конечно, и другие секты, сведениями о которых мы не располагаем, но которые столь же враждебно относились к Ветхому Завету.

г. Цельс

Одно из самых сильных критических замечаний зарождающаяся христианская церковь претерпела от человека по имени Цельс. Некто по имени Амвросий, обращенный в христианство Оригеном, послал ему трактат Цельса "Правдивое слово", прося дать ответ. Ориген не очень хотел за это приниматься, считая, что лучшим ответом лживым обвинениям будет молчание, однако по зрелому размышлению он все-таки решил взяться за перо в защиту Веры.

О личности Цельса почти ничего неизвестно, и сам Ориген не мог с уверенностью сказать, кто он такой. Однако кем бы он ни был, он был человеком большой учености и немалых способностей, понимавшим, что в лице христианства он столкнулся с мощным движением, рост которого он решил приостановить. Цельс - это представитель греко-римского мира, почувствовавшего себя в опасности. Критика Цельса Ветхого Завета основывается не на терпеливом исследовании и поиске, но отражает позиции предвзятого ума. Большое апологетическое произведение Оригена, вышедшее под названием "Против Цельса", было, вероятно, написано в 248-249 годах, то есть примерно, семьдесят лет спустя после того, как Цельс предпринял свою атаку.

Его знание ветхозаветной истории очень фрагментарно. Он, например, считает, что еврейский народ берет свое начало во время бунта против Египтян, потому что евреи происходят от египтян. Кроме того, он стремится принизить значимость еврейского народа, который якобы не сделал ничего примечательного и с "которым никогда никто не считался". Учение о творении, изложенное в Книге Бытие, он называет "крайне глупым", а об обряде обрезания говорит как о египетском обычае. Особенно Цельс критикует антропоморфические библейские высказывания. Он считает, что в результате шести дней творения Бог предстал как утомленная, крайне измученная личность. Таковы доводы Цельса.

Необходимо, однако, обратить внимание на то, что Цельс признавал автором Пятикнижия Моисея (хотя иногда утверждается, что он не считал его автором).

ИТОГИ ДВУХ ПЕРВЫХ ВЕКОВ

Если брать первые два века христианской эры, то надо сказать, что, как среди отцов церкви, так и в самой ортодоксальной церкви, нельзя найти ни одного неприязненно критического высказывания по отношению к Библии. Касаясь этой темы, апостольские отцы, а также последующие за ними доникейские отцы считали, что автор Пятикнижия - Моисей и что Ветхий Завет - богодухновенная книга.

Примеры враждебно критического отношения, приходящиеся на этот период, можно найти или в еретических сектах, или среди язычников. Кроме того, эта критика отражала определенные философские предпосылки и имела весьма предвзятый и ненаучный характер. Если брать имеющиеся в нашем распоряжении свидетельства, то можно сказать, что сама христианская церковь расценивала Ветхий Завет как авторитетное Слово Божие.

ОТ ТРЕТЬЕГО ВЕКА ДО ЭПОХИ РЕФОРМАЦИИ

1. Относительно Ездры, который считается восстановителем Закона, в 4-й книге Ездры читаем (4 Ездр. 14:21-22) (около 90 г. н. э.): "Закон Твой сожжен, и потому никто не знает ни соделанного Тобою, ни того, чему надлежит быть. Но если я снискал перед Тобою милость, пошли мне Святого Духа, и я напишу обо всем, что было сотворено в законе, дабы люди могли отыскать Твой путь и дабы могли жить те, которые будут жить в наше время". Иудейскую точку зрения, согласно которой Ездра вернул к жизни ветхозаветные книги, которые были утрачены или уничтожены во время падения Иерусалима, приняли многие ранние отцы, например, Ириней, Тертуллиан, Клемент Александрийский, Иероним, Василий Великий. Правда, говорят они не всегда так осторожно, как хотелось бы, и потому при поверхностном исследовании их языка может сложиться впечатление, что они верили, будто, находясь под водительством Святого Духа, Ездра полностью заново написал утраченные книги. Вполне возможно, однако, что отцы имели в виду то, что Ездра просто отредактировал библейские книги или воссоздал их, пользуясь различными источниками. Так или иначе, чтобы они ни имели в виду, они не усматривали в своей точке зрения оснований для того, чтобы не считать Моисея автором Закона.

    2. Порфирий. Известный противник христианства Порфирий родился, вероятно, в 232 или 233 году в Тире. В Афинах он учился у Лонгина, а позднее в Риме - у неоплатоника Плотина. Когда ему было около сорока лет, находясь в Сицилии, он написал свое основное произведение "Против христиан", 12-я книга была посвящена критическому анализу Книги Пророка Даниила, и здесь он утверждал, что эта книга была написана не Даниилом, а неким неизвестным автором 2-го века до н.э. Порфирий недвусмысленно утверждает, что так оно и должно быть, поскольку сам Даниил не мог бы столь точно описать картину будущего.

По всей вероятности, Порфирий не считал Моисея автором Пятикнижия.^ 3. Юлиан Отступник. Племянник Константина, Юлиан Отступник, родился в 331 году н. э. и получил образование у арианского епископа Евсевия Никомидийского. Он отверг христианство и с большим презрением отзывался о Ветхом Завете, ставя Моисея и Соломона гораздо ниже языческих философов и законодателей. Историю творения, рассказанную Моисеем, он считал неполной и, кроме того, утверждал, что Моисей учил как монотеизму, так и многобожию.

4. Иероним (умер в 420-м году). Анализируя выражение "до сего дня", встречающееся в Книге Бытие (Быт. 48:15) и Книге Второзакония (Втор. 34:6), Иероним отмечает: "Под выражением "до сего дня" мы, конечно, должны понимать время составления (contestaest) этой истории, независимо от того, является ли автором Пятикнижия Моисей или оно претерпело редакцию Ездры. В любом случае у меня нет возражений (sive Moysen dicere volueris auctorem Pentateuchi, sive Ezram eiusdem instauratorem operis, поп recuso)^ Кто-то, по-видимому, решит, что в этом замечании содержится скрытое отрицание авторства Моисея, однако на самом деле это не так. В данном случае Иероним просто не высказывается по этому вопросу: его интересует лишь то, указывает ли фраза "до сего дня" на время обнародования или написания книг. Есть свидетельства, на основании которых можно показать, что Иероним, по всей вероятности, считал Моисея автором Пятикнижия. Он утверждает, что на двенадцатом году царствования Иосии, в храме была обнаружена книга Второзакония ^quando inventus est liber Deuteronornii in templo Dei').^ Однако это не дает основания говорить, что тот не признавал Моисея автором этой книги.

5. Феодор Мопсуэстийский (умер приблизительно в 428 году). Феодор Мопсуэстийский был богословом антиохийской школы и сторонником историко-грамматической экзегезы. После его смерти его сочинения были осуждены на Втором Константинопольском Соборе в 553 году. Феодор, по-видимому, утверждал, что какие-то части Книги пророка Иова не были написаны праведником и что Песнь Песней представляет собой малоинтересную эпиталаму (свадебную песнь), написанную Соломоном по случаю его женитьбы на египетской принцессе. Кроме того, он отрицает достоверность наименований Псалмов ('las te epigraphas hierotaton hymnon kai odon pante ekbalon), считая, что их авторы жили во времена Зоровавеля и Езекии. Кроме того, он

первый, по-видимому, предположил, что некоторые псалмы были написаны в эпоху Маккавеев.25

6. Анастасий Синаит. В конце седьмого века антиохийский патриарх Анастасий написал свой "Путеводитель", в котором изложил некоторые трудные места Библии, представленные ему теми, кто оставил Церковь. Некоторые из этих мест касались того, был ли Моисей автором книги Бытие, определенных расхождений в этой книге и т. д.

7. Хиви аль Балки. Хиви аль Балки - еврейский рационалист 9-го века, живший в Персии (Балк). Сделав критический обзор Писания, он насчитал там около двухсот трудных мест. Он хотел показать, что Бог несправедлив (например, в том, что Он принял дар Авеля, но отверг приношение Каина), что Он не всеведущ, не всемогущ и склонен менять свои решения. Далее он стремился показать, что Библия учит многобожию и что в Ветхом Завете содержатся противоречия.^

8. Ибн Хазм Кордовский, Испания (994-1064). Отстаивая ислам как истинную веру, Ибн Хазм пытался показать, что Библия - это не Слово Божие. Он выражал недовольство тем, что библейский Бог имеет антропоморфические черты и утверждал, что Библия учит политеизму. Кроме того, ему казалось, что библейская хронология ошибочна, и вдобавок он считал, что многие речения, содержащиеся в Пятикнижии, принадлежат Ездре.

9. Абу Ибрахим Исаак ибн Яшуш, обычно называемый Исааком бен Ясосом (982-1057/8). Абу Ибрахим был испанским грамматиком и, вероятно, врачом. На основании ссылок, встречающихся в сочинении Ибн Эзры, можно предположить, что с точки зрения Исаака, 36-я глава Книги Бытие была написана не ранее эпохи Иосафата. Он считал, что Гадад, о котором говорится в Книге Бытие (Быт. 36:35), и Гадад из 3 Книги Царств (ЗЦар. 11:14) - одно и то же лицо; Ибн Эзра считал, что сочинение Абу Ибрахима нужно сжечь, потому что в нем содержится тщеславный лепет (mahbit).

10. Абрахам бен Меир ибн Эзра, обычно называемый просто как Ибн Эзра (1092/3-1167), испанский экзегет, написавший много ценных комментариев к Ветхому Завету. Ибн Эзра вне всякого сомнения считал, что автором Пятикнижия был Моисей, однако в то же время он, по-видимому, полагал, что некоторые стихи, являются позднейшими добавлениями. Например, анализируя фразу "В той земле тогда жили хананеи" (Быт. 12:6), он считал, что здесь содержится определенная тайна, и по отношению к ней рассудительный человек должен хранить молчание. Кроме того, он упоминал и другие отрывки (Быт. 12:6; Втор. 1:1; 3:1 1) и, по-видимому, на их счет у него возникали некоторые сомнения. Сама манера изложения дает основание полагать, что 40-66 главы Книги Пророка Исайи он датировал более поздним временем.

11. Андреас Боденштейн, который по названию своего родного города назывался также Карлштадтом, был современником Лютера (1480-1541). Он, по-видимому, считал себя соперником последнего, и когда на какое-то время взял первенство в реформаторском движении, оно чуть было не зашло в тупик. Карлштадт не считал Моисея автором Пятикнижия, однако приводимые им доводы выглядели поистине странно. Он утверждал, что только сумасшедший может считать, будто Моисей мог написать о своей смерти ('nisi plane dementissimus Mosi velut auctori tribuet'). Однако, поскольку стиль данного раздела ничуть не отличается от стиля Пятикнижия вообще, то, следовательно, Моисея нельзя назвать и автором всего остального в Пятикнижии. Кроме того, Карлштадт считал, что и в Книге Второзакония есть много такого, что не могло принадлежать перу Моисея.

ОТ РЕФОРМАЦИИ ДО ДЕВЯТНАДЦАТОГО ВЕКА.

1. В 1574 году Андреас Масиус, бельгийский адвокат католического вероисповедания (умер в 1573) написал комментарий на Книгу Иисуса Навина (вышедший под названием Josuae Imperatoris Historia), в котором отстаивал мысль, что Ездра, и, быть может, те, кто был с ним связан, под водительством Святого Духа сделали определенные вставки в Моисеевы книги. Нечто подобное отстаивал и фламандский ученый-иезуит Жак Бонфрер. Он считал, что некоторые слова и фразы нельзя приписывать Моисею и что они являются позднейшими вставками. В целом, такого же мнения придерживался и испанский иезуит Бенедикт Перейра (приблизительные годы жизни 1535-1610). Считая, что основная часть Пятикнижия была написана Моисеем, он, тем не менее, утверждал, что можно говорить о серьезном более позднем дополнении.

2. Томас Гоббс. Те отрывки, в которых авторство Моисея было наиболее очевидным, Томас Гоббс тоже признавал принадлежащими перу этого автора. Однако, что касается остального, то здесь он считал, что все это было написано не столько самим Моисеем, сколько о нем ('videtur Pentateuch pontius de Mose quam a Mose scriptu^).^

3. Исаак Пейрериус (умер в 1676 г.). Исаак Пейрериус был французским священником-протестантом, позднее ставшим католиком. В 1665 году он написал работу под названием "Systema Theologicum ex prae-Adamitorium Hypothesi", в которой пытался доказать, что Адам был лишь прародителем Израиля, а не всего человечества. Что касается Пятикнижия, то здесь он считал, что Моисей располагал своего рода дневником основных событий, которому он предпосылает рассказ об истории возникновения мира. Эти документы, однако, были потеряны, и Пятикнижие в его настоящем виде представляет собой их краткий обзор. Таким образом, это не произведение Моисея, но сочинение более позднего времени. Позднее Пейрериус отказался от этих взглядов.

4. Бенедикт Спиноза (1632-1677). Бенедикт Спиноза родился в Амстердаме в знатной семье голландских евреев. Он получил общее иудейское образование и воспитание, изучал латинский, математику и медицину, а позднее учился у Декарта. В 1670 году он опубликовал свой "Богословско-политический трактат", в котором изложил некоторые критические замечания, касающиеся Библии. В этой книге он стремился показать, что философия и официальная религия не зависят друг от друга. Он ссылается на Ибн Эзру и обсуждает некоторые библейские отрывки, в свое время комментированные последним. Он утверждает, что Ибн Эзра не был убежден в том, что автор Пятикнижия - Моисей (и здесь он, вероятно, ошибался), и сам тоже отстаивает такую точку зрения, стремясь обосновать ее своими доказательствами. Он, в частности, подчеркивает, что о Моисее говорится в третьем лице, что о нем сказано как о кротчайшем из всех людей (Чис. 12:3) и что последняя глава Книги Второзакония ясно показывает: автор - не Моисей. С другой стороны, он соглашается с тем, что некоторые отрывки были действительно написаны Моисеем. Спиноза приходит к выводу, что все Пятикнижие в целом можно рассматривать как произведение какого-то более позднего составителя, вероятно, Ездры.

5. Симон и Леклерк (см. Предисловие).

6. Епископий. В своих "Institutiones Theologicae" (1650) богослов-ремонстрант Епископий утверждал, что в Пятикнижии многое указывает на его более позднее написание. По-видимому, наиболее сильно он возражал против уже упомянутого 3-го стиха из 12-й главы Книги Чисел. "Кто поверит, что Моисей сам написал такое о себе?" -спрашивал он. Что касается Книги Иисуса Навина, то по его мнению она была составлена Ездрой.

7. Кампегиус Витринга. Анализируя 2-ю главу книги Бытие (Observationes Sacre, 1689), Витринга допускает, что Моисей наряду со своими описаниями использовал и древние свитки эпохи патриархов, откуда и черпал некоторые сведения. Именно эта мысль (то есть, мысль о том, что Моисей использовал существовавшие до него документы) позднее была развита Астрюком.

8. Энтони ван Дэйл (1696) тоже выдвигал гипотезу о том, что Пятикнижие воссоздал Ездра, включив так называемые постмоисеевы материалы (post-Mosaica), которые и вызвали сомнение Спинозы и Симона.

9. X. Б. Виттер. Согласно этому исследователю (Jura Israelitarum т Palaesnina, 1711), в книге Бытие содержится два параллельных повествования о творении (Быт. 1:1-2:4 и 2:5 - 3:24), в которых используются разные имена Бога. Насколько известно, Виттер был первым из тех, кто предложил использовать разные имена Бога как критерий для распознавания разных документов.

10. Жан Астрюк. Жан Астрюк родился 19 марта 1684 года в Лангедоке (Франция). Его отец был протестантским пастором, однако после отмены Нантского эдикта принял католичество. Астрюк учился в тогдашнем медицинском центре в Монпелье, в 1700 году стал магистром, а в 1703-м - доктором медицины. До 1709 года он читал лекции в Монпелье и Тулузе, а потом, переехав в Париж, посвятил себя главному труду своей жизни, "De morbis venereis". В Париже он прожил до конца своих дней.

В 1753 году появляется работа Астрюка, посвященная Книге Бытие ("Conjectures sur les memoires originaux dont il paroit que Moyse s'est servipour composer ie Livre de la Genese. avec des Remarques, qui appuient ou qui eclaircissent ces Conjectures"). В предисловии Астрюк оговаривается, что он не хотел публиковать эту книгу, поскольку боялся, что кто-то может злоупотребить ею, дабы умалить авторитет Пятикнижия. Однако его друг, которого он называет большим ревнителем религии (tres zele pour la Religion), сказал ему, что идея, согласно которой Моисей использовал существовавшие до него документы, уже получила развитие у таких признанных авторов, как аббаты Флери и Лефрансуа. Учитывая это, Астрюк решился на публикацию, хотя и анонимно.

Он утверждает, что Моисей упоминает событие, произошедшие за две тысячи лет до него. Сведения о них он получил или через Божественное откровение, или из сообщения тех, кто сам был свидетелем этих событий. Однако, поскольку в книге Бытие Моисей рассуждает как простой историк, очевидно, что он получил эти сведения от своих предков. Они могли быть переданы устно или письменно, то есть в форме тех воспоминаний, которые когда-то были записаны. Согласно Астрюку, именно второй вариант и имел место.

Моисей располагал некоторыми древними летописями, повествующими об истории его предков со дня сотворения мира. Чтобы не растерять их, он разделил их на части (par morceaux) согласно содержанию. Затем он собрал их, и из этой коллекции была сформирована книга Бытие.

Свой тезис Астрюк основывает на четырех основных доводах: 1). В книге Бытие поразительным образом повторяются описания некоторых событий, например, сотворения, потопа и т. д.

2). Бог выступает под двумя различными именами: Элохим (Dieu), указывающее, что Он - верховное Существо, и Яхве (L'Eternel), выражающее Его сущность.

3). Это различие появляется только в книге Бытие и двух первых главах книги Исход. Исходя из этого, Астрюк ограничивается лишь этой частью Пятикнижия.

4). Некоторые события описываются позднее других, хотя на самом деле они произошли раньше.

Астрюк считает, что все эти соображения естественным образом заставляют подвергнуть анализу (decomposer) книгу Бытие, который не является таким уж трудным, каким может показаться на первый взгляд. Следует просто объединить все те отрывки, в которых Бог называется Элохим. Их Астрюк помещает в колонку, которую обозначает буквой А и в которой, по его мнению, и представлен изначальный документ. Рядом он помещает все те отрывки, в которых используется имя Яхве, и эту колонку обозначает буквой В.

Однако вскоре ему пришлось открыть другие документы, и в результате получилась такая картина:

С - повторения, например, описания потопа; D - события, не связанные с историей еврейского народа; Е - войны пяти царей (Быт. 14);

F - Быт. 19:29-38 ("явная вставка в текст чужой рукописи"); G - Быт. 22:20-24;

Н - Быт. 25:12-19 (родословие Измаила); 1 - Быт. 34 (сходство с главой 14); К - Быт. 26:34-35; L-Быт. 28:6-10; М - Быт. 36:20-31; N - Быт. 39 (вставка).

Астрюк отмечает, что успех превзошел его ожидания. Отметим некоторые особенности его работы:

1). Он не считал, что Моисей вовсе не является автором Книги Бытие и на самом деле часто защищал его авторство.

2). Астрюк признавал, что упомянутые Божий имена нельзя использовать как критерий в анализе всего Пятикнижия.

3). Сама его работа показывает, что эти имена не являются достаточным критерием для деления книги Бытие на отдельные документы. Он вынужден делать свой анализ, основываясь и на дополнительных критериях. Кроме того, его работа показывает, что некоторые отрывки (и особенно Быт. 14) не согласуются с гипотезой изначальных документов.

4). Поскольку имена Бога и даже некоторые дополнительные критерии не являются достаточным основанием для анализа книги Бытие, Астрюк вынужден говорить о "вставках".

5). Утверждая, что, составляя книгу Бытие, Моисей использовал ранние летописи, Астрюк вне всякого сомнения был прав. Его главная ошибка заключалась в том, что он пошел дальше и заявил, что сегодня мы можем определить границы этих документов. Дальнейшие критические исследования показали, что это далеко не так легко, как полагал Астрюк.

Работа Астрюка осталась как будто совершенно незамеченной, хотя надо сказать, что Михаэлис дал о ней неблагоприятную рецензию. Десять лет спустя, в своем "Философском Словаре", в статье о книге Бытие Вольтер писал: "Именно этот стих (Быт..36:31) заставил Астрюка усомниться в боговдохновенном авторитете книги Бытие и предположить, что автор заимствовал свой материал из существующих воспоминаний и летописей. Его работа остроумна и точна, но она слишком необдуманна, если не сказать дерзновенна. Даже целый совет вряд ли отважился бы на такое предприятие. Да и какой цели служила неблагодарная и опасная работа Астрюка: не сгустила ли она тьму, которую он хотел развеять? Таков плод древа познания, от которого все мы так хотим вкушать. Однако разве плод древа неведения более питателен и легче усваивается?».

II. Иоганн Готфрид Эйхгорн. Говоря о своей независимости от Астрюка, этот исследователь в сущности проделал ту же самую работу, хотя и гораздо более обстоятельнее. В своем "Введении" (1780-83) он утверждает, что выявил в книге Бытие и первых двух главах Исхода два источника, которые назвал источником J и Е (согласно начальным буквам Божиих имен). Он считал, что в основе этих источников лежат письменные предания и что они позднее были объединены Моисеем. Однако затем он отказался от мысли о редакторской работе Моисея и утверждал, что эти источники были объединены другим неизвестным редактором.

12. Карл Давид Илген. Он сменил Эйхгорна на кафедре восточных языков в Иене. В 1798 году он опубликовал работу со следующим впечатляющим названием "Документы Иерусалимского храмового архива в их изначальной форме как дальнейшее подтверждение истории религии и политики". Чтобы написать историю Израиля, Илген захотел получить доступ к его литературным памятникам. Однако, чтобы сделать это, он попытался освободить эти предполагаемые памятники от всех тех наслоений, которые, как он полагал, появились вокруг них. С его точки зрения, в Храме существовал архив, который был разорен и при этом был нарушен его порядок. Илген пришел к выводу, что в книге Бытие присутствуют семнадцать различных документов, которые он приписал трем разным авторам: два - Элохисту и один - Яхвисту. В результате получилось, что в труд первого Элохиста (El) вошли десять разделов, второго (Е2) - пять и в труд первого Яхвиста (sefer eliyah hari- 'shon) - два раздела. Первый Яхвист начинает свое повествование с двенадцатой главы. Отрывки, которые Астрюк приписывает Яхвисту, Илген относит ко второму Элохисту.

Необходимо сделать несколько замечаний. Прежде всего надо сказать, что упоминая о первом Яхвисте, Илген допускает возможность второго, и, таким образом, складывается впечатление, что даже разделы из Яхвиста лишены единства. Во-вторых, анализируя первые одиннадцать глав книги Бытие и приписывая отрывки, которые Астрюк относил к Яхвисту, ко второму Элохисту, Илген опять-таки показывает, что Божий имена нельзя использовать как достаточное основание для критического анализа. В-третьих, связывая содержание книги Бытие с двумя Элохистами, Илген предвосхищает позицию Гупфельда (1853).

Вскоре после публикации своего критического разбора книги Бытие Илген стал ректором Пфорты и, по-видимому, прекратил исследование Ветхого Завета.

ИТОГИ

В течение какого-то времени после Реформации некоторым ученым не давали покоя те отрывки Пятикнижия, которые, как они считали, не могли быть написаны Моисеем. Кто-то стал утверждать, что и все Пятикнижие написано не им, однако такая позиция была исключением. Большинство исследователей принимало и даже отстаивало противоположную точку зрения.

Придерживаясь ортодоксальных взглядов, Витринга, например, просто предполагал, что Моисей мог использовать древние летописи патриархов. Что касается Виттера, то его, наверно, можно считать основоположником теории документов, поскольку он обратил внимание на упомянутые Божии имена, а также на предполагаемые параллельные повествования . Тем не менее, все это присутствовало лишь в зачаточной форме.

Астрюк решительно настаивал на том, что автор Пятикнижия - Моисей. Он лишь предполагал, что тот мог использовать уже существовавшие документы и что Божий имена дают ключ для их выявления. Таковой, в сущности, была и позиция Эйхгорна. Все эти люди вместе с Илгеном могут считаться представителями раннего этапа теории документов.

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ВЕК

а. Теория фрагментов.

В сочинениях самых ранних представителей теории документов со всей очевидностью проявились ее слабости. Имена Бога, казавшиеся Астрюку столь достаточным мерилом для анализа и выявления этих документов, в конечном счете заявили о себе как о совершенно неудовлетворительном критерий. Астрюк был в восторге от того, что казалось ему успехом, однако Илген отнес некоторые его "яхвистские" отрывки к Элохисту. Впоследствии Илген пришел к выводу о существовании двух Элохистов. Почему эти два сведущих человека пришли к противоположным выводам? Нельзя ли сказать, что, дробя текст на различные документы, мы поступаем крайне субъетивно? Субъективность этого процесса становится еще более очевидной по мере того, как мы прослеживаем дальнейшую его историю.

1. Александр Геддес. Александр Геддес был шотландским католическим священником, который в 1792 году издал перевод Библии до книги Иисуса Навина, а в 1800 - свои "Критические замечания". В этих работах Геддес утверждал, что в своем настоящем виде Пятикнижие не принадлежит перу Моисея и, по-видимому, было составлено во время царствования Соломона в Иерусалиме. Однако, несмотря на то, что свою нынешнюю форму оно приобрело во время правления Соломона, составлено оно было на основании древних документов, причем авторами некоторых из них были современники Моисея, а некоторые даже предшествовали ему. Эти документы превратились в массу больших и малых фрагментов, независимых друг от друга и объединенных каким-то редактором. Геддес считал, что эти фрагменты разделяются на два перечня на основании разных имен Бога.

С другой стороны, он решительно отверг теорию двух документов Астрюка и Эйхгорна, назвав ее "вымыслом". Книгу Иисуса Навина он объединил с Пятикнижием, поскольку, как ему казалось, "она была составлена одним и тем же автором и представляет собой необходимое дополнение к истории, содержащейся в предыдущих книгах". Таким образом, можно сказать, что Геддес предвосхищает современную точку зрения, согласно которой следует говорить не столько о Пятикнижии, сколько о Шестикнижии.

Хотя Геддес заявлял, что остается верен религии ("я с готовностью признаю себя искренним, хотя и недостойным учеником Христа; христианин - мое имя, а католик -фамилия"), он, тем не менее, обращался к разуму, причем к одному лишь только человеческому автономному разуму, который считал "единственной надежной опорой веры". Поэтому в своей основе его позиция была рационалистической и не принимала сверхъестественной природы христианства. Христианство и разум не являются врагами, так как христианство - единственное разумное объяснение жизни, а истинный разум, берущий начало в Боге, смирен и восприимчив. Однако, если разум, лишенный поддержки, мы станем считать автономным и окончательным мерилом, мы поставим человека в позицию, позволяющую ему судить Божественное Откровение. Перед нами самый дерзновенный рационализм, и хотел этого Геддес или нет, он посягнул на христианскую религию, и нет ничего удивительного в том, что церковь восстала против него.

2. Иоган Северин Фатер. В своем "Комментарии на Пятикнижие" (1802-5) Фатер развил теорию фрагментов Геддеса. Он хотел показать, что Пятикнижие постепенно вырастало из отдельных фрагментов, которых он насчитал около 38. Некоторые из них восходили к эпохе Моисея, однако в своей настоящей форме Пятикнижие принадлежит к эпохе вавилонского плена.

Надо отметить, что до сих пор выявление изначальных документов, в основном, ограничивалось книгой Бытие, однако Фатер распространил этот поиск на все Пятикнижие. Ядром Пятикнижия он считал Книгу Закона и учил, что Второзаконие восходит ко времени Давида или Соломона.

3. Антон Теодор Гартман. В своих "Историко-критических исследованиях" (Historisch-kritische Forschungen uber lie Bilding, das Zeitalter und den Plan der funf Bucher Mosis), вышедших в 1831 году, Гартман продолжил развитие этой теории. Он сомневался в том, что письменность была известна во времена Моисея, и считал, что среди евреев она распространилась только в эпоху Судей. По мнению Гартмана, основная часть Пятикнижия возникла где-то между эпохой правления Соломона и Вавилонским пленом. Причем в своей нынешней форме Пятикнижие является продуктом эпохи Вавилонского плена. Придерживаясь такого взгляда относительно происхождения Моисеевых книг, Гартман естественным образом пришел к тому, что Пятикнижие представляет собой мифы и искаженное предание.

4. Вильгельм Мартин Лебрехт Де Ветте. Де Ветте тоже надо отнести к сторонникам теории фрагмента. В своей работе "Beitrage zur Einleitung ins AT' (1806-1807) он утверждал, что самые древние отрывки Пятикнижия восходят к эпохе Давида. Поначалу они представляли собой отдельные независимые друг от друга фрагменты, позднее - сведенные воедино различными составителями; таким образом, книгу Левит составил один человек, книгу Исход - другой и т.д. Второзаконие было написано во времена Иисуса Навина, и поскольку его наличие предполагается в других книгах Пятикнижия, они должны были появиться позднее. Де Витте попытался обосновать эту точку зрения в своей диссертации, вышедшей под заголовком "Dissertatio qua Deuteronomium a prioribus Pentateuchi libris diversum alius cuiusdam recentioris auctoris opus esse demonstratur" (1805). В позднейших дискуссиях такой взгляд на книгу Второзакония стал основным.

Что касается книги Бытие, то здесь Де Ветте вернулся к теории документов и утверждал, что ее автор пользуется документом Элохиста, который просматривается, по меньшей мере, до шестой главы книги Исход, который был дополнен выдержками из одного, а может быть, из нескольких источников Яхвиста. Де Ветте решительно отрицал исторический характер повествования Моисея и считал, что в книге Бытие представлен эпос. Таким образом, можно сказать, что теорию фрагментов он поддерживал лишь до определенных границ.

А теперь настало время сделать несколько общих замечаний, касающихся слабых сторон теории фрагментов.

1. Данная теория представляет собой reduction ad absurdum тех принципов и методов, которые были представлены в более ранней теории документов. "Если вы признаете законным этот процесс деления на составные части, - отмечает Грин, - то тогда можно идти до бесконечности, следуя своему собственному желанию; кроме того, надо добавить, что нет такого произведения, к которому нельзя было бы это применить. Читатель может обратиться к книге Е.Д.Макрилшема "Romans Dissected. A new critical analusis of the Epistle to the Romans".

2. Почти невозможно представить, что произведение, обладающее таким очевидным внутренним единством и гармонией, какие есть у Пятикнижия, было составлено из какого-то скопления независимых и противоречащих друг другу фрагментов.

З.Аллюзии, встречающиеся в тексте Пятикнижия, ясно показывают, что теория фрагментов неверна.

4.Сторонники теории фрагментов не только не считают Моисея автором Пятикнижия, но и отрицают историческую достоверность всего повествования. Рационализм Геддеса повлиял на Фатера, а Фатер в свою очередь повлиял на Де Ветте. Среди приверженцев этой теории царствует дух Геддеса, независимо от того, сознают они это или нет.

5. В свете новозаветного свидетельства в пользу исторической достоверности событий, описанных в Пятикнижии, теория фрагментов (поскольку она отрицает эту достоверность) должна быть отвергнута.

Данная теория отнюдь не встретила всеобщего признания, и поэтому необходимо упомянуть тех, кто либо опровергал ее, либо отстаивал свои собственные взгляды. Сначала обратимся ко второй категории.

1. Среди исследователей, явно не согласных с трудами Фатера и Де Ветте, можно назвать тех, кто стремился доказать, что автором Пятикнижия был Моисей. Здесь можно упомянуть Келле (181 1), Фриче (1814), Яна и, в какой-то мере, Розенмуэллера (1821).

2. В своем "Библейском введении", вышедшем в 1813 году, Л. Бертхольдт утверждал, что по сути дела автором Пятикнижия является Моисей, хотя в своей нынешней форме оно было составлено в период между царствованием Саула и окончанием царствования Соломона.

3. Каунт Волни. В 1814 году вышли "Новые исследования по древней истории", в которых Каунт Волни утверждал, что известное нам Пятикнижие было составлено Хелкией (4Цар. 22) на основании подлинных записей Моисея с некоторыми позднейшими вставками.

4. И.Г.Хербст, профессор в Тюбингене, утверждал, что Пятикнижие было отредактировано во времена царя Давида и что оно состоит из подлинных сочинений Моисея с некоторыми добавлениями.

5. В 1832 году Эйхгорн несколько изменил свой ранний взгляд на авторство Пятикнижия.

6. Гейнрих Эвальд. В лице Генриха Эвальда мы имеем человека, который нанес смертельный удар теории фрагментов. В 1823 году появилась его работа, посвященная книге Бытие ("Die Komposition der Genesis kritisch untersucht"), в которой автор привел серьезные доводы в пользу единства этой книги. Он попытался уйти в сторону от того, что называл "водоворотом гипотез", и выявить, что же на самом деле хотел сказать автор в книге Бытие. Он не считал, что ее автором был Моисей, но утверждал, что эта весьма замечательная книга, восходящая к довольно древним временам (der grauen Vorzeit). Он считал, что книга Бытие предполагает собой единое целое и предназначена для того, чтобы показать историю Божьего народа от его начала до переселения в Египет. О единстве книги свидетельствуют характерные выражения и язык. Кроме того, некоторые ее особенности засвидетельствованы в арабской литературе, где, например, можно найти повторения и конкретные заголовки внутри более широкого повествования. Таким образом, их нельзя рассматривать как указания на различных авторов. Эвальд приходит к выводу, что нам следует оставить поиски различных авторов там, где налицо очевидная гармония, и не пытаться делить на части то, что так тесно связано между собой ("in einzelne Stucke trennen, was tausendfache Bande aufs genaueste an-und ineinander verknupfen").

Мы считаем, что обратившись к арабской литературе, Эвальд внес серьезный вклад в проблему единства книги Бытие.

7. К. П. В. Грамберг. В 1829 году этот исследователь попытался проследить развитие различных еврейских институтов (праздники, священство, жертвоприношение, святилище и т. д.) Он считал, что книга Бытие и книга Исход берут начало в древних устных и письменных источниках, но были составлены в период между царствованиями Давида и Езекии. Книгу Левит и книгу Чисел он относит к началу вавилонского плена, а Второзаконие, составленное из источников, появившихся после правления Иосии, к его концу. Грамберг считает, что объединяя Элохиста и Яхвиста, редактор привнес некоторые свои изменения и дополнения. Таким образом, его с полным основанием можно рассматривать как предвестника теории развития, которая была выдвинута Веллхаузеном.

8. Вильгельм Ватке утверждал, что в действительности Моисей не обладал приписываемой ему властью и что Закон был не столько основанием, сколько результатом того положения вещей, которое уже существовало. Книга Закона, обнаруженная во время царствования Иосии, являла собой часть того кодекса, который содержится в книге Исход. Что же касается Второзакония, то оно возникло после реформы Иосии, и последние части законодательства берут начало во время вавилонского пленения. Таким образом, даже в большей степени, чем Грамберга, Ватке можно назвать "предтечей" Веллхаузена. Свою точку зрения он изложил в книге "Die Religion des ATs nach den kanonischen Buchem entwickelt" (Berlin, 1835).

9. И. Ф. Л. Георг. В своей работе, вышедшей в свет в 1835 году в Берлине ("Die alteren judischen Feste mil einer Kritik der Gesetzgebung des Penlateuchs"), этот исследователь разделил историю Израиля на три периода. К самому раннему он относит исторические отрывки Пятикнижия, а именно: книгу Бытие, некоторые части книги Исход и книгу Чисел. Ко второму принадлежат книга Судей и пророческие книги. Второзаконие появилось в конце третьего периода. Третий период представлял собой эпоху иерархического правления, и в это время появились самые последние ветхозаветные книги, включая некоторые части Пятикнижия. Надо сказать, что на такое воссоздание истории Израиля повлияла философия Гегеля.

10. Е. Берто (1840) считал, что три помещенные в середину книги Пятикнижия представляют собой обширный свод подлинных Моисеевых установлений, состоящих из семи разделов, каждый из которых, в свою очередь, имеет семь перечней, а те - по десять правил. Остальные юридические установления, а также историческая часть были добавлены позднее.

в. Теория дополнения.

Анализируя книгу Бытие, Де Ветте утверждал, что ее автор имел в своем распоряжении определенный документ, который дополнял фрагментами из других источников. Таким образом, можно сказать, что в общем и целом Де Ветте придерживался теории дополнений. Данная точка зрения представляет собой противоположность теории фрагментов и, по сути дела, ведет к утверждению целостности библейских книг, представляя собой шаг в правильном направлении.

1. Рецензируя "Критические исследования Книги Бытие" Стафелина, вышедшие в 1830 году, Гейнрих Эваль высказал предположение, согласно которому в основе первых шести книг Библии лежит сочинение Элохиста, где автор использовал более древние разделы и, в частности, Десятисловие. Позднее возникло другое, параллельное сочинение, в котором было использовано имя Яхве. Затем кто-то сделал выдержки из этого J-источника и внес их в основополагающий Е-источник, причем временами следы этой работы можно увидеть.

2. П. фон Болен. Исследуя книгу Бытие, данный автор занимал такую же позицию (1835). Он предполагал, что существует какой-то изначальный документ, который позднее был взят иудейским автором и использован в своих целях. Что касается Второзакония, то фон Болен считал его самой ранней частью Пятикнижия и датировал временем Иосии. Весь остальной материал, как ему казалось, не был завершен до пленения.

3. Фридрих Блик. В своей работе "De libri Geneseos origine atque indole historica observationes quaedam contra Bohlenum", вышедшей в 1836 году, Фридрих Блеек отстаивал теорию дополнения в том ее виде, которая противоречила точки зрения Болена (что явствует из самого названия его работы). Блик считал, что редактором, дополнившем Элохиста, был сам Яхвист, однако в то же время полагал, что многие отрывки Пятикнижия, принадлежат Моисею и что оно исторически достоверно. Второзаконие, с его точки зрения, отличается от предыдущих книг тем, что является не собранием документов, а единым произведением, связанным с пророком Иеремией. Он считал, что все Пятикнижие претерпело две основных редакции. Одна была сделана во времена еще не разделившейся монархии и автором ее был составитель книги Бытие. Вторая редакция была сделана составителем книги Второзакония, по-видимому, где-то к концу существования иудейского государства, и, кроме того, автор считает, что в нее входила и книга Иисуса Навина. Весь отредактированный материал был найден на восемнадцатом году царствования Иосии. Многие из названных предположений были изложены Бликом в его ранних работах, вышедших в 1822 и 1831 годах. В пятом и шестом изданиях своего "Введения" (1840, 1845) Де Ветте утверждал, что существует три редакции Шестикнижия: редакция Элохиста, Яхвиста и составителя Второзакония. Яхвист дополняет материалы Элохиста, которые восходят ко времени правления Иеровоама 1. Таким образом, можно сказать, что здесь Де Ветте поддерживает теорию дополнений.

Зрелое изложение взглядов Блика можно найти в английском переводе его "Введения" (1869), весьма ценной работе, для которой характерна здравость и сдержанность. Блик был представителем евангелической церкви, и несмотря на то, что некоторые его взгляды кажутся несостоятельными и не согласуются с церковной позицией, он даже сегодня заслуживает серьезного исследования в силу своих конструктивных предложений.

4. В 1843 году Стахелин опубликовал свои "Критические исследования", в которых утверждал, что Пятикнижие, а также книга Иисуса Навина были отредактированы во времена Саула, и редактором, по-видимому, был Самуил. Однако в основе всего этого материала лежало другое произведение, состоявшее из значительной части книги Бытие, почти всех книг находящихся в середине и тех частей книги Иисуса Навина, где сообщаются географические подробности. Весь этот материал был собран воедино вскоре после завоевания Палестины.

5. Кайцер фон Ленгерке (1844). Этот автор настаивал на теории тройной редакции Шестикнижия. Он считал, что основным сочинителем является Элохист, появившийся в начале царствования Соломона. Редактором был Яхвист, потрудившийся почти над всем Пятикнижием. Это произведение было написано примерно в эпоху царствования Езекии, в то время как основная часть Второзакония и книги Иисуса Навина восходит приблизительно ко временам Иосии.

6. Франц Делич. В своих комментариях на книгу Бытие, появившихся в 1852 году, Франц Делич утверждал, что все те части Пятикнижия, которые приписываются Моисею (Второзаконие и 19-24 главы Исхода), действительно были написаны им. Прочие законы и установления тоже восходят к его времени, однако были приведены в систему священниками после завоевания Ханаана. После этого завоевания были написаны материалы Элохиста, по-видимому, написанные Елиезером и включающие в себя и книгу Завета. В последствии кто-то дополнил это произведение, в которое вошло и Второзаконие.

7. Фридрих Тух. В своем комментарии на Книгу Бытие, появившемся в 1858 году, Фридрих Тух дал классическое выражение теории дополнений. Он утверждал, что в Пятикнижии присутствуют два документа, которые можно различать, учитывая использование в них различных Божиих. Материалы Элогиста являются основополагающими, охватывают весь период правления Моисея и даже заявляют о себе в Книге Иисуса Навина. Дополнением является Яхвист, включивший свой собственный материл в материалы Элогиста. Согласно Туху работа Элогиста восходит к эпохе царствования Саула, а Яхвиста - к эпохе Соломона.

Однако надо сказать, что теория дополнения рушится в свете одного довольно простого и ясного факта. Поскольку обычно считается, что дополнением были материалы Яхвиста, совершенно ясно, что в этих отрывках могут встречаться аллюзий на материалы Элогиста. Однако как объяснить тот факт, что и в материалах Элогиста (которые, как предполагается, были написаны до того, как Яхвист начал свою работу) тоже содержатся аллюзии на яхвистский материал или предполагается знакомство с ним? Теория рушится. Можно назвать и другие трудности, однако это - основная. Теория дополнения была подвергнута уничтожающей критике И. X. Куртцем, который в 1844-м году опубликовал свой анализ первых четырех глав Книги Бытие. В 1846-м году появилась его работа, в которой он доказывал, что Книга Бытие едина по своему содержанию и в которой продолжал опровергать упомянутую теорию ("Die Einheit der Genesis"). К сожалению, позднее Куртц отказался от своих взглядов.

б. Теория кристаллизации.

1. Гейнрих Эвальд. Этому исследователю опять пришлось изменить свою позицию, и как раньше он способствовал возникновению теории дополнения, так потом содействовал ее разрушению. В своей "Истории израильского народа" (1840-1845) он утверждал, что в Пятикнижии находятся фрагменты, которые не восходят к Элогисту, Яхвисту или Второзаконию. Десятисловие и несколько других законов он приписал Моисею и, кроме того, считал, что перечень остановок, упомянутых в Книге Чисел (33 глава). Книге Бытие (14 глава и т. д.), тоже восходят к довольно древней эпохе. Кроме того, он считал, что ему удалось обнаружить так называемую Книгу Заветов, которая, как он полагал, была написана каким-то иудеем эпохи Судей. Далее шла Книга Истоков, написанная левитом в первые годы царствования Соломона. Все это приблизительно соответствовало тому материалу, который в теории дополнений приписывался Элогисту. Кроме того, предполагалось наличие и третьего повествователя, который, по-видимому, был современником Илии и который воспользовавшись первым историческим произведением изложил историю Моисея. Существовал и четвертый автор, который был пророком, и, наконец, пятый - иудей эпохи Иофама.

Этот пятый повествователь постоянно использовал имя Яхве и являлся редактором. Из всего этого материала возникло наше Шестикнижие, в окончательной редакции которого участвовало три человека. Около 600-го года до н.э. туда был привнесен отрывок из Книги Левит (Лев. 26:3-45). В первом издании своей работы Эвальд утверждал, что Второзаконие было добавлено во время второй половины царствования Манассии, однако в последующих изданиях он утверждал, что оно с самого начала представляло собой независимое произведение, присоединенное последним редактором около пятисотого года до н. э.

2. Август Кнобель (1861) развивал более простую форму упомянутой теории кристаллизации. Он считал, что основополагающим документом являются материалы, восходящие к Элогисту и написанные в правление царя Саула (в силу этого его многие считают сторонником теории дополнений). Однако он утверждает, что наряду с этим документом существовал и другой, более позднего происхождения, называвшийся Книгой Праведного. Кроме того, существовал и яхвистский документ (Книга Браней), автор которого помимо прочего внес определенные дополнения. Последним было присоединено Второзаконие, написанное в эпоху Иеремии.

3. Эберхард Шредер. Несмотря на то, что этот автор по сути дела отстаивал определенную форму теории кристаллизации (1869 год), он пытался объединить различные гипотезы. Он, в частности, учил, что Пятикнижие состоит из двух изначальных документов: Е-источника, написанного повествователем, отстаивавшем теократические позиции, и второго Элогиста. Оба материала были сведены воедино Яхвистом, в то время как Второзаконие представляет собой работу какого-то другого автора.

в. Преобразование теории документов.

Теория кристаллизации представляла собой попытку устранить трудности, присущие теории дополнений за счет допущения, что существуют какие-то другие, дополнительные материалы. Ровно сто лет после того, как появилась работа Астрюка, Герман Гупфельд попытался устранить эти трудности совершенно по-другому. В своей важной работе "Источники Книги Бытие и по-новому исследованное искусство их соединения" (Die Quellen der Genesis and die Art ihrer Zusammtnsetzung von neuern untersucht), вышедшей в 1853 году, Гупфельд попытался отстоять следующие положения.

1. Те разделы Книги Бытие, которые принадлежат Яхвисту, представляют собой не какие-то разрозненные дополнения к более раннему основополагающему материалу Элогиста, но сами образуют последовательный и целостный материал.

2. С другой стороны, разделы, написанные Элогистом, не представляют собой законченной цельности, а состоят из двух документов. Эта идея уже была развита Илгеном, де Ветте и, в какой-то мере, Кнобелем. Таким образом, речь идет о первом Элогисте и втором Элогисте. Гупфельд (и это довольно странно) утверждал, что, несмотря на использование Божьего наименования "Элогин", по своему языку и другим характерным особенностям, второй Элогист ближе к Яхвисту, чем первый Элогист.

3. Редактор объединил эти три документа и придал им нынешнюю форму. Гупфельд особенно подчеркивает роль редактора и считает, что в своей работе тот вел себя весьма свободно. По сути дела, ему можно приписать многие "трудности", которые встречаются в Пятикнижии.

Названные документы Гупфельд расположил в следующем хронологическом порядке:

Первый Элохист (die Urschrift) Второй Элохист Яхвист Второзаконие

Относительно данного деления надо сделать несколько замечаний. Во-первых, надо сказать, что с точки зрения Гупфельда материалы второго Элогиста начинаются с 20-й главы Книги Бытие, тогда как первый Элогист по сути дела здесь завершается. Складывается впечатление, что целостный документ разбивается на две части, особенно если принять во внимание, что второй Элогист, по-видимому, предполагает наличие первого. По меньшей мере, нарушается последовательность и цельность первого Элогиста. Второй важной особенностью является то, что в материалах первого Элогиста, в основном, содержатся генеалогические и статистические данные, описываются необычные события, такие как творение, потоп и так далее. Такой материал не является собственностью какого- то одного писателя, но обязан своим существованием самой теме. С другой стороны, утверждение Гупфельд о том, что второй Элогист ближе к Яхвисту, чем первый, ясно показывает, что акцент на использование различных Божиих имен не может быть достаточным критерием для различения документов. И наконец, надо сказать, что довольно частое упоминание о редакторе, которое делает Гупфельд, просто спасает всю теорию от развала.

Тем не менее, нельзя сказать, что взгляды Гупфельда совсем беспочвенны, и, по-видимому, было бы правильно усматривать в нем реального основателя современной теории документов, то есть той теории, согласно которой Пятикнижие состоит из четырех основных документов. В основных моментах она была принята Эдвардом Бемером (1860), который первый опубликовал тексты различных документов разным шрифтом; Теодором Нольдеке (1869), который кроме этого критиковал теорию дополнений; Августом Дильманном, использовавшим латинские буквы А, В, С, D для различения этих документов; и Францем Деличем (1880).

А теперь приведем несколько общих замечаний и аргументов, оспаривающих эту теорию. Четыре документа, которые, как полагал Гупфельд, были им обнаружены, обозначались по-разному. До сих пор наиболее принятым обозначением является следующее:

Р (Priestly) - первый Элогист Гупфельда Е - второй Элогист J - Яхвист D - Второзаконие (Deuteronomy)

Мы не хотим подробно оспаривать эту теорию, поскольку это довольно пространно делалось много раз. Приведем основные аргументы, которые против нее выдвигаются.

1. В разных местах Писания положительно утверждается, что автором Пятикнижия был Моисей.

2. Теория документов представляется неестественной. Надо обладать слишком большой степенью доверия, чтобы согласиться, что произведение, обладающее внутренним единством и гармоничным замыслом (каковые и обнаруживаются в Пятикнижии) возникло так, как это постулируется в данной теории. Все то не имеет параллелей в истории литературы.

3. В Книге Бытие Божий имена не распределены таким образом, чтобы на основании их использования можно было бы вычленить упомянутые документы. Необходимо отметить следующее:

1) Имя Яхве (yehowah) отсутствует в следующих главах Книги Бытие: 1, 23, 34, 35, 36, 37, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 50, а также в 1-й и 2-й главах Исхода. В последних одиннадцати главах Бытие оно встречается только раз (48:18). В последних двадцати главах оно появляется пятнадцать раз, причем три раза в 38-й главе и восемь раз - в 39-й. Несмотря на то, считается, что отрывки, принадлежащие Яхвисту, обнаруживаются в каждой из этих двадцати глав.

2) Наименование "Элогим" не встречается в следующих главах: 10-16, 18, 29, 34, 36, 37,38,47,49.

3) Божество как таковое не упоминается в 23, 24, 36, 37 и 47 главах Книги Бытие, однако согласно Карпентеру и Харфорду эти главы распределяются так:

J Р Е

34:2Ь-Зас,5,7,11 23:1-20 37:5-11,13b-14a,15-17a, 19,26,29b-31 34:l-2a,3b,4,6, 17b-18a,19, 36:32-39 10,12-18, 20-25, 22-25a, 28a, 28c-31, 37:2b, 2d-4, 12-13a 27-29a, 32b-33a, 34, 36. 14b, 18b, 21, 25b-27, 36:lab-5a, 5b-8, 28b, 32a, 33b, 35. 9-28, 29. 47:l-4,6b,12-27a, 37:l-2ac. 29-31. 47:5-6a,7-ll,27b-28.

Тщательный анализ приведенной таблицы и изложенных выше фактов со всей ясностью показывает, что по сути дела этот анализ зависит от каких-то других критериев, нежели критерий использования Божиих наименований.

4) Разница в использовании Божиих наименований особенно ясно заявляет о себе в начале Книги Бытие и прежде всего в 1-3 главах. В 1-2 главах (1 - 2:3) имя "Элогим" появляется тридцать пять раз, а в следующем отрывке (2:4 - 3:24) имя "Яхве Элогим" -двадцать пять раз. Во всем остальном Шестикнижии это сочетание встречается только раз (Исх. 9:30), и сравнительно редко оно появляется в остальном Ветхом Завете.

5) Различное использование Божиих наименований, особенно в первых главах Книги Бытие, объясняется богословскими соображениями, например, когда в Быт.3:2 змей называет Бога "Элогим", вполне понятно, что заветное имя Бога, то есть Яхве, не может быть им названо. Кроме того надо отметить, что в некоторых случаях использование того или иного имени обусловлено желанием избежать лишних повторений. В этой связи можно подчеркнуть, что использование Божиих наименований в Септуагинте не везде соответствует еврейскому тексту. В некоторых случаях разница в употреблении Божиих наименований может быть обусловлена и другими причинами, однако она ни в коей мере не указывает на существование двух разных авторов.

6) Имя "Яхве" встречается в отрывках, отнесенных к Р-источнику, тогда как имя "Элогим" появляется в так называемых яхвистских отрывках. Например:

J Е Р Быт. 7:9 "как Элогим 20:18 "ибо Яхве..." 7:16Ь повелел Ною". "И затворил Яхве за ним"

Мы привели лишь один пример такого явления, которое на самом деле встречается семь раз. Это лишний раз указывает на то, что анализ Пятикнижия нельзя проводить на основании различного использования Божьих имен.

7) Особенности использования Божиих наименований могут иметь параллели их использования в Коране, авторство которого, как известно, приписывается одному человеку - Магомету.

4.Поскольку анализ текста нельзя продолжать, учитывая лишь различное использование Божиих имен, всякий раз, когда он заходит в тупик, возникает необходимость ссылаться на работу предполагаемого редактора. Приведем несколько ярких примеров, показывающих сколь несостоятельной является такая процедура. Выделенные слова обычно приписываются редактору.

Бытие 2:4Ь (J): "В то время когда Господь Бог (Jehovah Elogirn*) создал небо и землю (и так на протяжении всего этого раздела).

Бытие 7:16 (Р): "Как повелел ему Бог. И затворил Господь (Jehovah*) за ним". Бытие14:22 (?): "К Господу (Jehonah*) Богу (Эль) Всевышнему". Бытие 20:18 (Е): "Ибо заключил Господь*", и так далее. Бытие21:1Ь (Р): "И сделал Господь*" и так далее. (слова со знаком * выделены в тексте)

5. Упомянутый анализ разрушает единство документов, которые являются изначально цельными. Приведем несколько примеров.

1) В 5-й главе Бытие, которая приписывается Священническому кодексу (Р), говорится о том, что смерть всюду царствует над людьми, однако в 1-й главе (Быт. 1:31), которая тоже приписывается этому же кодексу (Р), сказано, что все "хорошо весьма". Возникает вопрос, если все сотворенное Богом "хорошо", то почему же над всем этим царствует смерть. Р-источник не объясняет этого: объяснение дается в источниках Яхвиста и Элогиста (JE) (Быт.З). Таким образом, Р-источник как таковой является неполным.

2) В Книге Исхода (Исх. 3:4) читаем: "Господь (Яхве) увидел, что он идет смотреть, и воззвал к нему Бог (Элогим)". Таким образом, начало стиха приписывается Яхвисту, а конец - Элогисту.

3) Бытие 19:29 приписывается Священническому кодексу (Р) и указывает на разрушение Содома и Гоморры. Однако сам рассказ о гибели этих городов содержится не в Р-источнике, а у Яхвиста (J).

4) Подчеркивается, что документы имеют ярко выраженный фрагментарный характер, однако сходство стиля надо объяснять единством содержания, а не работой какого-то другого автора.

6. После 3-го стиха 6-й главы Книги Исхода использование Божиих наименований нельзя воспринимать как критерий для выявления различных документов. Считается, что в этом стихе, который обычно приписывается Р-источнику, речь идет о том, что имя «Яхве" прежде не было открыто. Согласно данному отрывку патриархи знали Бога под именем Эль-Шаддай (Бог Всемогущий), а не Яхве. Исходя из этого представители теории документов все предыдущие отрывки, где встречается имя "Яхве" приписывают Яхвисту, а если же использование этого имени встречается в Священническом кодексе (Р) (например, Быт. 17:1), то его появление приписывается работе редактора.

Однако такое толкование ложно. Данный стих не означает, что имя Яхве как вокабула прежде не было известно. Мы знаем, что в Библии имя обозначает характер или способ Бытие того, кто его носит. Таким образом, данный стих говорит о том, что Бог как Яхве (то есть Бог, который по своему характеру является Богом завета и искупления) не был известен патриархам, а это действительно так.

7. Тщательное исследование предполагаемых дубликатов и параллельных отрывков показывает, что на самом деле они вообще не являются дубликатами (см., например, анализ соотношения между 1 и 2 главами Книги Бытие).

г. Хенгстенберг и его школа.

Не следует думать, что теории, сеявшие разногласия, находили всеобщее признание. Это было не так. Благодаря духовному импульсу, заложенному Эрнстом Вильгельмом Хенгстенбергом, возникла научная школа, не порвавшая с верой и благоговейным отношением к Писанию. Ее представители не были реакционерами: вполне признавая результаты последних научных исследований, они стремились сочетать их со всей полнотой уважения к авторитету Священного Писания.

Бесспорным лидером этого движения был Эрнст Хенгстенберг, которого Б.Уорфилд, назвал "одним из самых проницательных толкователей Писания, дарованных Богом Его Церкви. Хенгстенберг родился в 1802 и довольно рано заявил о себе как о талантливом молодом исследователе. Ему не было и двадцати, когда он завершил перевод "Метафизики" Аристотеля, и, кроме того, он довольно рано издал латинский перевод Амрилкейса. Еще учась в Базеле он принял крещение и тотчас же погрузился в апологетические исследования Ветхого Завета. Его перу принадлежит множество комментариев, а также основательная "Христология Ветхого Завета". Нас, однако, в первую очередь интересует его работа, посвященная анализу Пятикнижия, которая в 1847 году появилась на английском языке под заголовком "О подлинности Пятикнижия". Всякому, кто занят серьезными исследованиями Ветхого Завета, надо внимательно прочитать эту работу. В ней Хенгстенберг довольно основательно отвечает на разнообразные доводы против подлинности и цельности пяти книг Моисея.

Среди тех, кто претерпел его влияние, можно назвать М.Дрешлера, X. К. Хэверника и Карла Фридриха Кейла. Несмотря на то, что их работы были написаны в прошлом веке, они не утратили своей значимости и до сего дня. Если бы в свое время на них обратили внимание, последующее критическое направление приобрело бы совсем другой ракурс. Однако эпоха была против, них и они не смогли сдержать нарастающую волну критицизма. Однако истина, как известно, определяется не большинством, и, если исследователь Ветхого Завета действительно стремится к ней, ему надо обратить самое серьезное внимание на работу этих верующих исследователей.

д. Теория развития. ^

В лекции, прочитанной во время летнего семестра 1834 года Эдвард Реусс предположил, что основной элогистский документ был не самым ранним, а самым поздним. В 1855 году он снова высказал эту точку зрения, однако в то время она не нашла широкого признания.

В 1862-1879 годахнатальский епископ Джон Вильям Коленсо опубликовал работу под названием "Критическое исследование Пятикнижия и Книги Иисуса Навина", в которой утверждал, что основной документ Пятикнижия, принятый сторонниками теории дополнения, на самом деле исторически недостоверен и предполагает позднюю датировку.

1. В 1866 году Карл Генрих Граф опубликовал работу, посвященную анализу исторических книг Пятикнижия, которая знаменовала поворотный пункт в его критике. Георг и Ватке уже высказывали предположение, согласно которому левитское законодательство было написано позднее Второзакония и что оно не могло появиться раньше эпохи вавилонского плена. В 1862 году профессор и раввин доктор Дж.Поппер предположил, что 35-40 главы Книги Исхода и 8-10 главы Книги Левит были написаны книжниками, жившими после Ездры. Работа Графа в какой-то мере представляла собой кульминационное развитие этих взглядов. Он начал свое исследование не с Книги Бытие, а законодательства. С его точки зрения Второзаконие было составлено во время царствования Иосии и предполагало только яхвистское законодательство Книги Завета. С другой стороны, левитские законы были написаны в эпоху Ездры. Интересно, что 18-26 главы Книги Левит Граф приписывал Иезекиилю. Что касается остального Пятикнижия, то здесь он придерживался теории дополнения, утверждая, что существовал некий основополагающий документ, к которому был добавлен кодекс Яхвиста и окончательная работа была отредактирована автором Второзакония.

Рим и Нольдаке критиковали Графа по двум основным положениям. Они утверждали, что Яхвист представлял собой не дополнение, но являлся составителем независимого документа и что левитское законодательство нельзя отделить от этого основополагающего материала.

Восприняв эту критику Граф радикально изменил свою позицию и стал утверждать, что основополагающим сочинением было не самая ранняя, но самая поздняя часть Пятикнижия. Это привело к полной перестановке в датировке основного документа, и прежний порядок источников (Р Е J D) теперь стал другим (Е J DP или J ED Р).

2. В 1869-70 годах была опубликована работа Абрахама Куэнена "О богослужении Израиля" (De Godsdienst van Israel), которая усилила теорию Графа и способствовала ее распространению. Надо отметить, что Куэнен пришел к своим выводам независимо от Графа.

3. В 1874 году была опубликована работа Августа Кейзера "Допленная книга праистории Израиля" (Das vorexilische Buck der Urgeschichte Israels), в которой в основном выражалась та же точка зрения. Автор утверждал, что основой Пятикнижия является материал Яхвиста, в который были включены некоторые части Элогиста. Второзаконие было написано в эпоху царствования Иосии и соединилось с документом Яхвиста. Затем появилось законодательство Иезекииля, включавшее 17-26 главы Книги Левит. Материалы Яхвиста, по-видимому, восходят к Ездре. Со временем все это было сведено воедино. Данная точка зрения в значительной степени основывается на литературно-критических соображениях.

4. В 1876-77 годах была опубликована книга Юлиуса Веллхаузена "Композиция Шестикнижия" (Die Komposition des Hexateuchs), в которой автор сделал эту гипотезу главенствующей. Согласно Веллхаузена самые ранние части Пятикнижия берут начало в двух изначально независимых друг от друга документах: документе Яхвиста и документе Элогиста. Яхвист составил из них произведение, имевшее, главным образом, повествовательный характер. Во времена царствования Иосии появилось Второзаконие, составитель которого включил его в документ Яхвиста и вообще пересмотрел весь материал, особенно Книгу Иисуса Навина. Что касается священнического законодательства Элогиста, то оно, в основном, принадлежит перу Ездры. Позднейший редактор переработал весь материал. Несмотря на то, что 17-26 главы Книги Левит восходят ко временам Иезекииля, они не были им написаны. Свою датировку гипотетических источников Пятикнижия Веллхаузен сочетал с эволюционной теорией воссоздания израильской истории, основывающейся на философии Гегеля. Веллхаузен считал, что ранняя религия Израиля представляла собой всего лишь стихийное выражение естественного религиозного порыва. Он отрицал историческую достоверность повествования о патриархах, да и сам Моисей представлялся ему более или менее смутной фигурой. До реформы Второзакония жертвоприношения устраивались повсюду: единого святилища не было. Чтобы показать, что на самом деле их было много, Веллхаузен обращается к 20-й главе Книги Исхода (Исх. 20:24-26). Такое положение дел было прекращено реформой Второзакония, произошедшей во время царствования Иосии (622 г. до н. э.) Что касается левитского законодательства, то оно возникло гораздо позднее. Таким образом, следуя этой схеме можно говорить, что мы имеем дело с развитием религиозных институтов и установлений Израиля, а также с развитием его взглядов на Бога.

5. Схема, предложенная Веллхаузеном получила широкое распространение. В Германии ее приняли Кауч, Сменд, Гизенбрехт, Будде, Стаде, Корнилл и другие. В Англии она в основном пропагандировалась пресвитерианским священником Вильямом Робертсоном Смитом в его лекциях, которые в 1881 году были опубликованы "Ветхий Завет в иудейской церкви". Кроме того, ее излагал и С. Р. Драйвер в своем "Введении". В Америке она была воспринята Бенджамином Виснером Беконом, отстаивавшем ее в своих работах "Происхождение Книги Бытие" (1893) "Тройная традиция Исхода" (1894).^

Такую реконструкцию, популярно изложенную Веллхаузеном, обычно называют гипотезой Графа-Куэнена-Веллхаузена. Чтобы отличить ее от теории документов, которая лежит в ее основе и без которой она просто не могла бы существовать, мы предпочитаем говорить о ней как о теории или гипотезе развития. Надо сказать, что она продолжает существовать и сегодня. В Англии она нашла выражение в работе Остерлея и Робинсона, вышедшей под заголовком "Еврейская религия: ее происхождение и развитие" (1937),^ в Америке - в вышедшем в 1941 году "Введении" Р. X. Пфайфера.

Гипотеза развития встречала различные возражения.

1. Ее, например, не принимали немецкие исследователи более раннего поколения. Дильман считал, что Р-источник появился раньше, чем D-источник, и, таким образом, у него получалась следующая картина: Е, 900-750; Р, 800-700; D, 650-623. В. В. Граф Бодиссен утверждал, что основной материал Р-источника появился раньше, чем материал Второзакония; такой же точки зрения придерживался и Рудольф Киттель. В своей работе, появившейся в 1872 году, Эдуард Рим очень убедительно возражал против утверждения, согласно которому Священнический кодекс является позднейшей частью Пятикнижия, и позднее (1877) против этого довольно сильно возражал и Франц Делич. Можно упоминуть и Нольдаке, который тоже не принимал этой теории.

2. Интересно отметить и ту реакцию, которая возникла среди еврейских исследователей. В своих Гиббертовских лекциях, читанных в 1892 году, К. Г. Монтефиоре принял основные положения данной теории. С другой стороны, взяв за основу исследования Галахи (то есть, юридическо-законодательной части иудейского предания), Давид Хофман пытался опровергнуть точку зрения Веллхаузена и доказать, что Р-источние не может быть поздним.

3. В 1892 году А.Клостерман подверг критике всю теорию четырех документов в целом и взамен предложил то, что позднее приняло новую форму теории кристаллизации. Он читал, что изначальный Моисеев закон постоянно расширялся в своем объеме, поскольку его читали во время богослужения. Особенно много дополнений было сделано во время царствования Соломона, и, в частности, это касается законов, связанных со Скинией. В эпоху царя Иосии произошло дальнейшее расширение за счет включения текстов Второзакония.

Однако наиболее сильной критике теория развития подверглась со стороны тех, кто продолжал верить в сверхъестественную природу Ветхого Завета и по праву считал, что эта новая гипотеза самым решительным образом ставит под сомнение историческую достоверность христианской религии.

4. В 1885 году была опубликована работа Эдвина Коуна Биссела "Пятикнижие: его происхождение и структура", в которой автор ясно указал на слабые моменты теории Веллхаузена. В 1889 году Вильгельм Мелер предпринял серию публикаций, в которых он убедительно опроверг теорию развития. Кроме того, в 1886 году Герхардус Вое издал свое "Моисееве происхождение кодексов Пятикнижия", где тоже убедительно опроверг взгляды Веллхаузена.

5. Однако поистине сильным оппонентом оказался В. X. Грин, профессор восточной и ветхозаветной литературы Принстонской богословской семинарии, будучи духовным наследником Хенгстенберга, Хэверника и Кейла, Грин был хорошо подготовлен для того, чтобы продолжить старую принстонскую традицию основанного на знаниях доверия Библии. Грин рано продемонстрировал эту способность, в 1863 году опубликовав "Защиту Пятикнижия от клеветы епископа Коленсо". В 1883 году появился его "Моисей и пророки", где был лан прямой ответ Куэнену и Вильяму Робинсону Смиту. Затем, в 1885 году, последовали его Ньютоновские лекции, вышедшие под заголовком "Еврейские праздники" и поразившие теорию развития в самое сердце. В 1888 году на страницах "Hebraica" начался дружественный спор между Грином и Вильямом Рейни Харпером, посвященным проблемам Пятикнижия. Материал, содержащийся в этих статьях, имеет крайне важное значение. В результате этого спора в 1895 году Грин публикует свой шедевр "Единство Книги Бытие", и, кроме того, в этом же году выходит его "Высокий критицизм Пятикнижия". Можно с уверенностью сказать, что в этих глубоких работах дается самое обстоятельное и убедительное опровержение теории дополнения. Божия Церковь должна быть благодарна за то, что Господь даровал ей такого апологета!

6. В 1906 году Джеймс Орр опубликовал свою работу "Проблема Ветхого Завета", которая также представляет собой весьма пространный анализ теории документов, имеющий огромное значение.

Теория развития, выдвинутая сторонниками школы Веллхаузена, несостоятельна по следующим причинам:

1. В этой теории принципиально отрицается наличие сверхъестественных сил. С ее точки зрения развитие духовной жизни Израиля, а также его установлений и институтов представляла собой естественный процесс. Согласно такому воззрению израильтяне, по-видимому, начинали, как все прочие народы, однако в силу присущих им качеств они, вероятно, смогли развить те возвышенные представления о Боге, которые содержатся в пророческих книгах. Однако если допустить, что это действительно так, то почему в таком случае один лишь Израиль смог развить такие возвышенные учения? Среди других народов тоже были глубокие и серьезные мыслители и способные философы, однако никакой другой народ на развил таких представлений о Боге, которые содержатся в Ветхом Завете. Что касается христианской Церкви, то она просто объясняет это явление. Все это произошло благодаря тому, что Бог особым образом вмешался в историю Израиля. Кроме того, об этом ясно и недвусмысленно говорит сама Библия, однако школа Веллхаузена пытается обойтись без концепции особого вмешательства Бога. Ее представители пытаются естественными причинами объяснить сверхъестественное откровение, а это не может быть принято.

2.Если допустить, что теория развития верна, то тогда два законодательных документа, содержащихся в Пятикнижии, представляют собой подделку. Согласно самому Писанию, Книга Второзакония и так называемое Священническое законодательство были написаны и возвещены Моисеем. Нам, однако, говорят, что самом деле это было не так и что в данном случае об авторстве Моисея говорилось лишь для того, чтобы привлечь внимание слушателей к закону. Трудно, однако, поверить, чтобы сочинения, появившиеся таким образом, могли родить подлинное послушание. Дерзость такого предположения становится особенно очевидной тогда, когда мы вспомним, что не кто иной, как Сам Господь Истины, отвергая искусительные предложения дьявола, цитировал Книгу Второзакония.

3. Мысль о том, что в 24 стихе 20 главы Книги Исхода узаконивается богослужение в любом святилище, основывается на ложно экзегезе данного отрывка. В нем говорится лишь о том, что жертвенник можно построить "на всяком месте" или "на всех местах", где Бог начертает Свое имя (то есть, где будет дано Божественное откровение). Это нисколько не нарушает мысли о едином святилище, поскольку та же самая Книга Завета (Исх. 23:14-19) требует, чтобы три раза в год мужчины являлись пред Господом, то есть приходили к единому святилищу.

Далее необходимо отметить, что поначалу сооружение памятного жертвенника (Ис. Нав. 22:10-19) расценивалось как стремление построить соперничающее святилище, причем, это настолько возмутило основную часть израильских колен, что они готовы были начать войну против строителей. Совершенно очевидно (стих 19), что скинию они рассматривали как основное святилище.

В этом месте Второзаконие полностью согласуется с Книгой Завета, поскольку тоже устремлено к тому времени, когда после завоевания ханаанской земли Господь выберет место, где начертает Свое имя и где все должны будут Ему поклоняться.

4. По-видимому, мысль об едином жертвеннике с самого начала воспринималась израильтянами как закон. Построение соперничающих святилищ никогда не дозволялось, и их не было даже во времена патриархов. Будучи современником Иисуса Нввина, Иеремия смотрел на Силом как место, где Господь впервые начертал свое имя (см. Иер. 7:12,14; 26:6,9)^

5. Когда Хелкия нашел Книгу Закона, он сказал: "Книгу Закона я нашед в доме Господнем". Эта фраза выглядит так, как будто первосвященник говорит о чем-то хорошо знакомом. Однако чрезмерно акцентировать этот момент тоже не следует.

6.Реформы Иосии в первую очередь были направлены на уничтожение идолопоклонства и язычества. Согласно теории развития (и это кажется особенно странным) Второзаконие появилось с той целью, чтобы централизировать богослужение. Тем не менее это было действительно так. Второзаконие не исполнило того, к чему оно было призвано. Поскольку в реформаторстве Иосии централизация богослужения стояла на втором месте (см. 4Цар. 23:8, 9), а основная задача состояла в том, чтобы искоренить идолопоклоннические обряды.

7. Иеремия был современником Иосии, однако он, по-видимому, ничего не знал о том, что целью Завета является централизация святилища (см. Иер. 7:10 и след.).

8. Кроме того, надо отметить, что во Второзаконии речь о центральном святилище заходит только после того, как Господь говорит, что успокоит Свой народ от всех врагов, которые его окружают (Втор. 12).

9. Во время правления Езекии (4Цар. 18:22) тоже проводилась реформа, предполагавшая единое святилище, однако порой важность этого отрывка недооценивается сторонниками теории развития.

10. Второзаконие ясно предполагает наличие каких-то частей так называемого Священнического кодекса. Приведем лишь несколько примеров. 11 глава Книги Левит была написана раньше, чем Втор. 14:3-21, а не наоборот (см. комментарии на Лев.II); Втор. 22:9-11 предполагает знание Лев. 19:19; Втор. 24:14 указывает на Лев. 19:13; Втор. 25:13-16 на Лев. 19:35; Втор.28 на Лев. 26; Втор. 12 на Лев. 17 и т. д.

ШКОЛА ВЕЛЛХАУЗЕНА ДО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

1. Трудно охарактеризовать тот период литературного критицизма, который начался после Веллхаузена. Прежде всего надо сказать, что в своих изысканиях его сторонники все сильнее дробили текст, пытаясь выявить изначальные документы. Вместо того, чтобы говорить о J, Е, D и Р- источниках, начали ссылаться на J, Л, Р, Р, Е, Е', £2, ЕЗ; Р, Р', р2, р3 и т. д. Сам Куэнен начал говорить о том, что в Е-источнике содержатся определенные расширения. В 1906 году вышла в свет работа Отто Прокша (Das nordhebraische Sagenbuch. Die Elohim-Quelle), в которой автор, развивая эту идею, способствовал дальнейшему дроблению текста. Некоторые исследователи склонялись к более ранней датировке документа. Так, например, Эдвард Кениг, один из самых основательных гибраистов нашего века и, кроме того, человек, твердо верующий в сверхъестественное начало, датировал их следующим образом: Е - 1200-й год, J - 1000-й год, D - 700-650-й год, Р - 500-й год.

2. В 1908-м году Б.Д.Эрдманс предпринял серию исследований (Alttestamentliche Studien 1-IY, 1908-14), в которых предложил совершенно новую трактовку проблемы "Пятикнижия". Он был профессором в Лейдене, и в его лице ортодоксальные взгляды Абрахама Куйпера нашли сильного оппонента. Он отвергал мысль о том, что использование Божиих имен можно рассматривать как критерий для выделения различных документальных источников. С его точки зрения, рассматриваемый материал претерпел четыре стадии развития, причем, для самой ранней был характерен политеизм, а для самой поздней - монотеизм. В основе всего материала лежит характеризующаяся политеистическими воззрениями "Книга Адама", которая начинается с 1-го стиха 5-й главы "Книги Бытие" и которая была написана где-то до 700-го года до н. э. Позднее к ней присоединили так называемую "израильскую" рецензию, которая тоже характеризовалась политеизмом. Однако после того, как было открыто Второзаконие, более ранним сочинениям придали монотеистическую направленность, и после вавилонского плена весь этот материал претерпел дальнейшее расширение.

В этих четырех книгах Эрдмане сознательно противостоял теории документов и не принимал идею о том, что пророческие книги предшествуют Закону. Надо, однако, сказать, что его идеи не нашли широкого признания.

3. В 1909 году английский юрист Ганнер Винер опубликовал первую из нескольких своих работ, посвященных проблеме "Пятикнижия". Критикуя теорию документов, Виннер обращался к Септуагинте, где употребление Божиих имен в какой-то мере отличалось от принятого в масоретском тексте. Признавая, что в "Пятикнижии" действительно есть отрывки, написанные после Моисея, он, тем не менее, утверждал, что в общем и целом они отражают его дух. Он стремился решить проблему предполагаемых несоответствий (особенно между различными законодательными постановлениями) и часто делал это довольно успешно. В целом, однако, надо сказать, что ему не столько удалось представить свою какую-то позитивную реконструкцию предполагаемых источников, сколько опровергнуть точку зрения Веллхаузена.

4. В 1910 году Эрнст Селлин опубликовал свое "Введение", в котором придал теории развития ракурс, обычно в ней отсутствующий. Он считал, что "Пятикнижие" возникло из источника Яхвиста, однако задался следующим вопросом: "Почему, когда возникает более поздний источник, ему никогда не удается претворить в жизнь намерения его автора, стремящегося вытеснить уже существующий источник?" С точки зрения Селлина, ответ надо искать в том, что эти источники использовались в литургическом богослужении.

5. Особый интерес представляют исследования И. Дахзе, которые достигли своей кульминации в его "Критических материалах к вопросу о Шестикнижии" (Texthritische Materialen zur Hexateuchfrage, 1912) и в которых он обстоятельно исследовал характер употребления Божиих имен в Септуагинте, указав, где именно наблюдаются расхождения с еврейским текстом. Кроме того, он показал, сколь несостоятельны попытки рассматривать имена Иакова и Израиля как указания на различные литературные источники. Книга Дахзе вне всякого сомнения нанесла сильный удар теории документов. Сам Веллхаузен признал, со она затрагивает ее уязвимое место.

6. В 1912 году представитель школы Веллхаузена Рудольф Сменд опубликовал свою работу, посвященную анализу рассказа в Шестикнижии (Dir Erzahlung des Hexateuchs auf ihre Quellen untersucht). В этой книге он отстаивал свою собственную теорию документов, и, поскольку его взгляд нашел сторонников, мы можем говорить о рождении новой теории документов. Суть этой теории заключается в том, что существовали два Яхвиста, на что намекал уже Илген и о. чем в 1885 году говорил Чарльз Брастон. Обозначив эти два яхвистских источника буквами J' и Р , Сменд считал, что за ними стоят два различных автора, которые продолжали свою работу на протяжении всего Шестикнижия. В то же время он настаивал на единстве Е-источника и не признавал, что он состоит из многих добавлений. Что же касается источников Р и D, то для них, как он считал, характерно множество добавлений.

7. Мощную атаку на весь этот спорный анализ предпринял Вильгельм Мелер. В 1912 году появилась одна из его самых убедительных работ, вышедшая под названием "Против деления на источники" (Wider den Bonn der Quellenscheidung). В этой книге Мелер анализирует доводы в пользу теории документов и ясно показывает их слабые места. Он настаивает на том, что Пятикнижие обладает единством и целостностью, причем делает это весьма убедительно.

ОТ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ДО НАШИХ ДНЕЙ

а. Школа критики формы.

В 1901 году была опубликована работа, в зародыше содержавшая ту точку зрения, которой суждено было нанести мощный удар теории Графа-Куэнена-Веллхаузена. Это были "Сказания Книги Бытие" (Die Sagen der Genesis) Германна Гункеля, ставшие введением к его пространному комментарию на эту библейскую книгу. С его точки зрения рассказы, или сказания (как он их называет), содержащиеся в Книге Бытие, представляют собой те истории, которые бытовали среди бедных израильтян. Их передавали из поколения в поколение, одно столетие за другим, до тех пор, пока они не приобрели определенную форму. После этого они были записаны. В Книге Бытие представлены лишь некоторые из них. Поначалу они не были связаны между собой, однако постепенно сгруппировались вокруг какой-то популярной фигуры, например, вокруг Авраама или Иакова. В какое-то время до наступления эпохи пророков эти истории были сведены в небольшие собрания, похожие на те, которые сгруппировались вокруг Аврама. Позднее они были собраны в более пространный свод и стали представлять из себя документы, известные как Яхвист, Элогист и т. д. Наконец и эти были сведены воедино. Таким образом, единицей исследования является отдельное сказание. Однако надо сказать, что такой подход по сути дела упраздняет самобытные особенности предполагаемых документов.

Согласно Гункелю нельзя сказать, что эти саги обладают обязательной исторической достоверностью. Это просто фольклор, который можно найти и у других народов. Таким образом, было бы большой ошибкой рассматривать их как аллегорию, поскольку они таковыми не являются. Это рассказы, и задача исследователя заключается в том, чтобы определить их изначальную форму. Между теорией Гункеля и старой теорией фрагментов, появившейся в прошлом веке, существует определенное поверхностное сходство. Мы видели, что теория фрагментов оказалась несостоятельной - в основном из-за наличия перекрестных ссылок - однако к теории Гункеля это неприменимо, поскольку он считает, что библейские документы - это не результат творчества каких-то авторов, а просто собрание сказаний.

Таким образом, получается, что изначальная форма этих сказаний датируется довольно древними временами, что совершенно расходится со схемой, предложенной Веллхаузеном. Кроме того, поскольку предполагается, что эти сказания по природе своей похожи на сказания других народов, их можно понять только с помощью археологии, сравнительного религиоведения и так далее. Таким образом, о методе Гункеля можно говорить как о сравнительном религиоведении. Благодаря такому подходу в сочинениях Гункеля можно найти много ценных сведений, а также много подлинно экзегетических прозрений.

Гункель продолжал исследования, соотнося свои положения с другими ветхозаветными книгами. Здесь уместно вспомнить Гуго Грессмана , который в таком же контексте сделал обстоятельный анализ Книги Исхода. Многие ученые примкнули к этому направлению, и среди них можно назвать Ганса Шмидта, Макса Халлера и Зигмунда Мовинкеля.

б. Новая теория документов.

Заявив о том, что на самом деле существовали два яхвистских автора, Сменд вновь поднял вопрос о наличии изначальных библейских документов.

1. В 1916 году Вальтер Эйхродт выпустил книгу под названием "Источники Книги Бытие", первая часть которой появилась годом раньше как его докторская диссертация. В этой книге он попытался достичь двух целей. С одной стороны, он стремился опровергнуть Эрдманса, а с другой - еще прочнее обосновать гипотезу Сменда, и, в частности, мысль о том, что мы имеем дело с двумя яхвистскими писателями. Этого он задумал достичь, занявшись исследованиями рассказов о патриархах. В 1921 году примерно то же самое предпринял и Мейнхольд.

2. В 1922 году Отто Эйсфельд придал этой теории классическое выражение (в ней, по сути дела, речь шла о пяти документах). В своем "Синопсисе Шестикнижия" источник JH он обозначил как "Laienquelle" (то есть, светский источник), поскольку считал его самым секулярным. Источник W он обозначил просто как Е. Таким образом, с точки зрения Эйсфельда можно говорить о пяти документах, которые обозначаются как LJED Р. В этой работе он совершенно ничего не говорит о Книге Левит, а также о первых тридцати главах Второзакония. Свои доводы он, в основном, утверждает на идее двойных повествований и, учитывая их наличие, стремится найти предполагаемые четыре документа. Он считал, что нашел около пятидесяти отрывков, в которых просматриваются эти четыре аспекта, и в результате пришел к выводу, что четырехчастную структуру повествования можно считать доказанной. в. Исследование "Священнического кодекса ". 1. В 1924 году Макс Лер возобновил исследование проблемы Шестикнижия, в ходе которого отверг, по сути дела, существование так называемого "священнического кодекса". Он считал, что мысль о независимом существовании такого документа, якобы содержащегося в Книге Бытие, исходит из ложной предпосылке. С его точки зрения в наше Шестикнижие Ездра включил сочинение, содержащее определенные литературные единицы средней величины. В результате вновь ожила теория фрагментов. Кроме того, можно назвать Вольца, который тоже подверг критике целостность "Священнического кодекса".

2. Особое значение имеет работа Герхарда фон Рада, вышедшая под заголовком "Священнический кодекс в Шестикнижии" (1934). В этой работе фон Рад пытался доказать, что так называемый Р-источник не является целостным и что на самом деле существуют два независимых друг от друга сочинения: Ра и Рб. Согласно фон Раду оба документа тесно связаны между собой, причем один из них имеет священнический характер и является более точным в том, что касается дат и имен. Исходя из этого, можно сказать, что он представляет более развитую стадию развития.

г. Исследование Книги Второзакония.

Если предположить, что негативная критика дает достоверные результаты, то в таком случае надо сказать, что Книга Второзакония была написана во времена царствования Иосии и что проведенная им реформа была реформой Второзакония. На самом деле Книга Второзакония была столь важной, что кто-то назвал ее ахиллесовой пятой критики Пятикнижия. Позицию Веллхаузена по отношению к этой книге никак нельзя назвать обоснованной.

1. В 1914 году Иоганнес Гемпель выдвинул точку зрения, согласно которой священник, предложивший централизировать богослужение, отредактировал Второзаконие, включив в него древнее храмовое правило эпохи Соломона, а также материал, связанный с законодательством и военными постановлениями. В 1920 году Гарольд Винер опять взялся за перо и снова стал критиковать позицию Веллхаузена. В том же году появилась статья Г. Р. Берри, который тоже критиковал Веллхаузена, утверждая, что кодекс, найденный в Храме, был не Второзаконием, а Законом Святости. Тогда же Р. X. Кеннет заявил, что Второзаконие было результатом вавилонского плена и возникло в Палестине в то время, когда, как предполагается, сыны Аароновы заняли в храме место священников Садока. В основном, эта точка зрения была воспринята и другими.

2. В 1923-м году Гюстав Гельшер опубликовал свою работу "Композиция и происхождение Второзакония", где утверждал, что законы и идеалы, нашедшие выражение в этой книге, носили утопический характер и, следовательно, не могли возникнуть в эпоху существования иудейского государства. Скорее всего они возникли тогда, когда этого государства уже не существовало и когда иудеи перестали быть независимым народом. Кроме того, Гельшер считает, что в пророчествах Иеремии, а также Иезекииля рассказывается о тех злоупотреблениях, которые во Второзаконии были запрещены и которые наверняка были бы исправлены, если бы Второзаконие действительно было бы книгой, породившей реформу царя Иосии. Исходя из этого Гельшер считал, что Второзаконие было написано во время вавилонского плена или после него. С другой стороны, Т. Острайхер считал, что оно появилось задолго до эпохи царя Иосии. В 1924 году В. Стерк заявил, что 12 глава Второзакония не относится к идее централизации богослужения в Иерусалиме.

3. В 1924 и 1932 годах были опубликованы работы А. К. Уэлча," в которых автор выдвинул довольно убедительные аргументы в пользу того, что Второзаконие было написано раньше. Он утверждал, что во всей книге существует только один отрывок, где идея централизации святилища выражена четко и ясно. Конфликт, описанный в ней, - это не конфликте между каким-то одним и многими святилищами, а противоборство между поклонением Яхве или Ваалу. Содержащиеся во Второзаконии установления берут начало в ранней монархии, а может быть, были написаны даже раньше и к тому же в Северном Израиле.

4. В 1925 году на передний план вновь вышел Вильгельм Мелер, убедительно доказывавший, что автором Второзакония был Моисей. Как явствует из самого названия его книги (Ruckbeziehungen des 5. Baches Mosis auf die viver ersten Bucher), Мелер пытался показать, что во Второзаконии содержится отсылки и указания на четыре более ранних книги.

5. В 1929 году была опубликована диссертация Герхарда фон Рада, в которой автор тоже отвергал мысль о том, что Книга Второзакония легла в основу реформы царя Иосии. В другом своем исследовании он приписывал ее появление левитам, пожелавшим восстановить традицию древней сихемской амфиктионии.

Никто, конечно, не может сказать, в каком направлении будут развивать дальнейшие исследования Книги Второзакония, однако можно сказать, что ахиллесова пята была поражена, и сегодня у школы Веллхаузена нет тех сторонников, которые были тридцать лет назад. д. Некоторые современные тенденции.

1. Мы видели, что Сменд и его школа разделили так называемый J-источник на два, фон Рад сделал то же самое с Р-источником, а Книгу Второзакония датировали временем как до реформы Иосии, так и после нее. Гипотетический Е-источник тоже не избежал такого анализа. В своей работе, вышедшей в 1933 году (Der Elogist als Erzahler ein Irrweg der Pentateuchkritik?) (1933), (Пауль Вольц и Вильгельм Рудольф выдвинули интересный тезис, который, однако, не нашел широкого признания. Авторы ограничились исследованием Книги Бытие, причем Вольц анализировал 15-36 главы, а Рудольф -рассказы о Иосифе. Согласно этим авторам Е-источник нельзя считать независимым, и по сути дела, он просто представляет собой позднейшую редакцию J-источника и, по-видимому, возник в школе Девтерономиста.

В более поздней работе, вышедшей в 1938 году Рудольф распространил этот тезис на все остальное Шестикнижие. Источник Яхвиста превращается в основополагающий материал, к которому Рудольф предписывает и все последующие разделы, обычно относимые к Элогисту.

2. В 1914 году позиция Веллхаузена была подвергнута критике со стороны Эдварда Кенига и Эдварда Нэйвила. Что касается Кенига, то он, главным образом, пытался опровергнуть, тот тезис, который развивал Дахзе. Нэйвил же написал несколько глубоких книг и статей, в которых утверждал, что автором Пятикнижия был Моисей. Нэйвил считал, что Моисей написал его аккадской клинописью, Ездра перевел на арамейский и со всем незадолго до начала христианской эры оно было переведено на еврейский.

3. Необходимо вспомнить Д. Гофмана и Б. Якоба, двух еврейских исследователях. Гофман глубоко и убедительно критиковал Веллхаузена, а Якоб выступал против теории документов в целом.

4. В 1918 году Эдгар Шеффильд Брайтман опубликовал свои "Источники Шестикнижия", где представил тексты различных гипотетических документов. Эта работа дает читателю возможность сразу же увидеть, на какие же источники обычно разделяется Пятикнижие. Работа может служить очень полезным справочником.

5. В 1919 году Мартин Кегель начал публикацию нескольких статей, самая известная из которых вышла под заголовком "Прочь от Веллхаузена!" В ней он критикует некоторые основные принципы теории развития.

6. В 1924 католический исследователь А.Санда предпринял попытку позитивного повествования проблемы Пятикнижия. С его точки зрения Книга Бытие была написана самим Моисеем, а все остальное - Иисусом Навином на основании дневников Моисея или под его диктовку; после того, как в эпоху царствования Иосии было найдено Второзаконие, все книги были объединены и приобрели форму Пятикнижия.

7. В 1924 году Д. К. Симпсон опубликовал свою "Критику Пятикнижия", в которой, отстаивая теорию развития, в основном спорил с Дахзе и Виннером.

8. В 1931 году Вильгельм Мелер выпустил в свет свою книгу "О единстве и подлинности пяти книг Моисея", где продолжал отстаивать точку зрения, согласно которой автором Пятикнижия был Моисей.

9. В 1934 году У. Кассуто заявил, что Книга Бытие представляет собой органическое единство и что она появилась в конце царствования Давида.

10. В 1927-м году И. Моргенштерн опубликовал свою книгу под названием "Древнейший документ Шестикнижия", в которой утверждал, что кроме источников J, Е, D и Р существовал и К-источник (кенейский), сохранившийся лишь фрагментарно. Предполагалось, что К-источник лег в основу реформы царя Асы (ЗЦар. 15:9-15).

11. В 1935 году вышла работа И. X. Гетца, в которой он утверждал, что автором Книги Второзакония был Моисей.

12. В 1936 году Зигмунд Мовинкель обнаружил, что в первых одиннадцати главах Книги Бытие помимо Р-источника содержатся еще две линии повествования. Одна из них принадлежит Элогисту, причем Мовинкель считает, что это работа редактора (RJe).

13. В 1941 году вышло пространное "Введение" Р. X. Пфайфера, в котором автор изложил точку зрения, представленную им раньше. Он считает, что в Книге Бытие содержится четвертый источник, а именно, источник S (South или Seir). Пфайфер считает, что S-источник делится на две части: он присутствует в первых одиннадцати главах Книге Бытие, отсутствует в Р-источнике и частично присутствует в 14-38 главах Книги Бытие.

14. В 1943 году Освальд Эллис издал работу под названием "Пять Книг Моисея", где, довольно убедительно опровергая теорию документов и теорию развития, настаивал на том, что автором первых пяти ветхозаветных книг является Моисей.

15. В 1948 году вышла в свет работа Мартина Нота (Ueberlieferungsgschichichte desPentateuchs), ознаменовавшая довольно сильный поворот в критическом направлении. Нот утверждал, что "девтерономическая" история начинается в самой Книге Второзакония и продолжается вплоть до вавилонского плена.

16. В 1945 году вышла в свет работа Ивена Энгнелла, в которой автор признает выводы Нота относительно материалов Второзакония. От них он отделяет первые четыре книги, которые называет "Четверокнижием". Энгнелл считает, что первые четыре книги, содержащие по большей части довольно древние литературные предания, были отредактированы довольно поздно. Автор проводит различие между простым повествованием (рассказами) и законодательными установлениями и, следовательно, между Книгой Бытие, с одной стороны, и между Книгой Чисел, с другой. Он не столько стремится к тому, чтобы выявить какие-то "документы" в смысле старой критической школы, сколько определить наличие преданий и изначальных литературных единиц. Энгнелл считает, что рассказы, содержащиеся в Книге Бытие, в течение многих лет существовали в форме устных преданий, затем были записаны и отредактированы, причем в последний раз с ними, по-видимому, работал редактор Р-источника. Последняя редакция Четверокнижия, вероятно, была проделана после вавилонского плена. Мы не можем определить, является ли оно (как предание) древнее Второзакония.

17. В своем первом исследовании еврейских исторических материалов' Гюстав Гельшер, анализируя источник Яхвиста, возводит его к 3-й Книге Царств (ЗЦар. 12:19). В своих позднейших исследованиях он анализирует источник Элогиста, причем вместе с другими ранними материалами, обычно приписываемыми Р-источнику, приписывает его второму Яхвисту и утверждает, что Е-источник в последний раз прослеживается в 4-Книге Царств (4Цар. 25:30).

18. В 1946 году Р.Бринкер опубликовал свое исследование "Роль святилищ в раннем Израиле", где утверждал, что Священнический кодекс восходит к торе О старого хананейского святилища в Гаваоне. (В то время, как Самуил и другие после объединения составили Второзаконие).

19. В 1948 году Катберт Симпсон" предпринял основательную попытку выявить и определить границы материалов Яхвиста, второго Яхвиста и Элогиста. Его взгляды были основательно исследованы и подвергнуты критике Отто Эйсфельдтом.

20. Когда Эдвард Робертсон заявил, что для более ясного понимания периода судей необходимо больше внимания уделить самарянским источникам, проблема обрела несколько иной акцент. В 1950 году он опубликовал свою "Проблему Ветхого Завета", где, датировав Второзаконие эпохой царствования Самуила, вновь подчеркивал важность самарянского предания.

21. В 1949 году в своем "Моисеевом предании" Ф. В. Виннет утверждал, что Книга Исхода и Книга Чисел представляют собой цельное и последовательное предание, которое берет начало в северном Израиле. После падения Самарии оно было пересмотрено южанами, в результате чего возникла Книга Второзакония. После вавилонского плена это предание было вновь пересмотрено.

22. Обсуждая проблему Шестикнижия, католический исследователь А. ван Хунакер настаивает на авторстве Моисея, и принимает теорию документа. Его заметки по этому поводу были собраны и изданы Ж. Купоном. ^

23. 1953 году сам Ж. .Купен в своей книге "Хроника Ветхого Завета, проблема Шестикнижия" сделал полезный и важный обзор последних исследований, посвященных этой проблеме. Он показал, что в различных источниках Шестикнижия чувствуется величие личности Моисея и сказывается его влияние.

24. Мы уже упоминали об Умберто Кассуто, который решительно критиковал теорию документа. В 1941 году он на еврейском языке прочел восемь лекций, посвященных этой теории, а затем в 1944 году на еврейском же опубликовал комментарии на первые шесть глав Книги Бытие (Быт.. 1:1-6:8). В 1951 году появился его комментарий на книгу Исхода, а спустя два года, в 1953 году, эта работа была переиздана. В работах Коссуто много ценного, однако теорию документов можно было бы подвергнуть более сильной критике.

25. В 1954 году была опубликована работа католического исследователя И.Штеймана, в которой автор, анализируя Пятикнижие, считал, что значительная часть предания и даже материалов, легших в основу Пятикнижия, принадлежит Моисею.

26. В 1955 году появилась работу И. Леви "Возрастание Пятикнижия", в которой автор предложил теорию, призванную заменить, как он полагал, теорию документов Веллхаузена. Эта замена, однако, была таковой, что число ее приверженцев оказалось невелико.

27. В 1955 году В. Дж. Мартин опубликовал свою работу под названием "Стилистические критерии и анализ Пятикнижия", в которой, настаивая на исторической достоверности Писания, привел несколько убедительных соображений, касающихся стиля м анализа Пятикнижия.

ВЫВОД

Более двух веков прошло с тех пор, как Жан Астрюк впервые предпринял серьезную попытку разбить Книгу Бытие на документы. Он был в восторге от проделанной работы, поскольку ему казалось, что она прошла успешно. Однако последующее состояние дел в этом вопросе не позволяло и не позволяет разделить его точку зрения. История выявления предполагаемых документов показывает, что ученые-библеисты не слишком преуспели в этом вопросе.

Мы, наверное, не ошибемся, если скажем, что большинство современных исследователей, не считающих Моисея автором Пятикнижия, придерживаются теории четырех документов, располагаемых в следующем порядке: J D Ей Р. Однако даже они, по-видимому, склоняются к тому, чтобы датировать J и Е источники более ранним периодом. Пока что нельзя в полной мере определить степень влияния работ Вольца и Рудольфа, Эйсвельда, Уэлча и фон Рада, поскольку они были опубликованы совсем недавно. Тем не менее, они являются провозвестниками того, что времена меняются и, кроме того, свидетельствуют о том, что традиционное определение источников как J, Е, D, Р, принятое школой Веллхаузена, постепенно отходит в прошлое.

Хотя теория документов в основном отстаивается теми, кто не считает Моисея автором Пятикнижия, сама по себе она имеет калейдоскопическую природу и постоянно меняется. Не стоит удивляться, если в будущем "обычный" порядок расположения документов (J Е D Р) начнет претерпевать серьезную перестановку. Складывается впечатление, что работы Эйсфельдта, фон Рада и других указывают на такую возможность (см. приводимую ниже схему).

Как бы там ни было, но сделав краткий обзор истории критики Пятикнижия, мы отважимся и на несколько замечаний.

1. Аргументы, авторы которых стремятся доказать историческую неподлинность той или иной части Пятикнижия, и которые основываются на теории эволюционного развития израильских религиозных институтов, надо признать неубедительными. Становится очевидным, что попытка воссоздания истории Израиля, связанная с именем Веллхаузена, зиждется на философии Гегеля ( тем более, что сам Веллхаузен говорил, что обязан Гегелю и Ватке). Если мы стремимся, вопреки ясным утверждениям Священного Писания, поставить во главу угла именно такую философию истории, мы поступаем ненаучно. Таким образом, поскольку теория развития в том ее виде, в каком она обычно излагается, отрицает возможность особого сверхъестественного вмешательства Бога в историю Израиля, ее саму надо отвергнуть как ненаучную и неспособную адекватно объяснить соответствующие факты.

2. Любая теория, которая в основу выявления гипотетических документов кладет характер использования Божиих имен, обречена на провал, поскольку эти имена не являются достаточным основанием для такого анализа. Использование Божиих имен в текстах Рас Шамры свидетельствует о том, что их нельзя рассматривать как критерий.

3. Складывается впечатление, что самым сильным аргументом в пользу теории документов является наличие предполагаемых дубликатов и параллельных отрывков, однако на самом деле это вопрос экзегезы. Можно ли говорить, что мы действительно имеем дело с дубликатами и параллельными отрывками? Мы утверждаем, что тщательное экзегетическое исследование таких отрывков покажет, что они вовсе не являются дубликатами. Мы протестуем против постоянного утверждения о том, например, что в Книге Бытие содержатся параллельные рассказы о творении. Если экзегезе позволят сохранить свое главенствующее положение, то анализ предполагаемых документов окажется несостоятельным

ИСТОРИЯ КРИТИКИ ПЯТИКНИЖИЯ

ТЕОРИЯ

ОСНОВНЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ

18-Й ВЕК

РАННЯЯ ТЕОРИЯ Астрюк (1753)* ДОКУМЕНТОВ Эйхгорн (1780-1783 JE) (В Книге Бытие Илген (1798; El Е2 J) два основных документа)

19-Й ВЕК

ТЕОРИЯ Геддес(1800) ФРАГМЕНТОВ Фатер (1802-1805) (Распространяющаяся Де Ветте (1806-1807) на все Пятикнижие) Гартманн (1831)

ТЕОРИЯ Эвальд ДОПОЛНЕНИЙ (1830; Шестикнижие) (Основной документ Е, фон Болен дополненный материалами (1835; Бытие) из других источников) Блеек (1836; Бытие) Стэхелин, фон Ленгерке, Делич, Тух (1843-1858)

ТЕОРИЯ Эвальд (1840-1845; КРИСТАЛЛИЗАЦИИ пять повествователей,

три окончательных редакции); Кнобель ( 1861; Е, Книга Праведных, J D (; Шредер (1869; El Е2, переработанные J-D)

ВИДОИЗМЕНЕННАЯ Гупфельд ( 1853; El Е2 J D) ТЕОРИЯ ДОКУМЕНТОВ (P - El Гупфельда - EJD)

ТЕОРИЯ Граф (1866; Е JPD РАЗВИТИЯ или J Е DP (; (Основополагающий документ Куэнен (1869-1870) Элогиста является позднейшим. Кайзер (1874) а не самым ранним) Веллхаузен (1876-1877)

20-Й ВЕК

НОВАЯ ТЕОРИЯ Эйхродт ( 1916) ДОКУМЕНТОВ Айссфельдт (Два источника Яхвиста - Сменд) (1922; L - JI Сменда -

JEDP)

Исследования "священнического фон Рад (1934;

кодекса"; JEDPIp2);

Исследования Книги Второзакония Гельшер (1923;

после Иисуса Навина); Острайхер (1923; до Иисуса Навина); Уэлч (1924,1932; Меллер (1925; авторство Моисея); фон Рад (1929; после Иисуса Навина);

Документ Элогиста Вольц, Рудольф (1933; J D Р)

(* - Даты в левой колонке указывают на время первой публикации основных работ: наименование работ дается по ходу изложения).

4. Есть, конечно, определенные трудности в признании того, что Моисей сам написал Пятикнижие. Однако они почти незаметны на фоне тех громадных проблем, которые встают перед любой другой теорией написания этих пяти книг. Тем не менее, надо признать, что существуют некоторые моменты, не получившие достаточного рассмотрения.

1). Во-первых, вполне возможно, что, составляя Пятикнижие, Моисей пользовался выдержками из уже существовавших письменных документов. Если это так и было, то этот факт позволяет объяснить некоторые трудные моменты. В определенных случаях этим, например, можно было бы объяснить различное использование Божиих имен в Книге Бытие.

2). С другой стороны, надо помнить, что Библия, рассматриваемая в плане творчества библейских писателей, была написана на Востоке. Некоторые параллели, встречающиеся в античных памятниках, показывают, что человек восточного менталитета не всегда излагал свой материал в так называемой логической последовательности, характерной для человека запада. Тот факт, что Пятикнижие, воспринятое в ракурсе творчества человека, появилось на Востоке, в какой-то мере может объяснить характерную для него форму. Ясно, по крайней мере, одно: сложный метод литературной компиляции, являющийся постулатом для сторонников документального анализа, нигде на Древнем Востоке не находит параллелей.

3). Кроме того, уместно задать вопрос, был ли кто в истории Израиля подготовлен лучше Моисея, чтобы написать Пятикнижие? Чтобы сделать это, он располагал временем, опытом и ученостью, и, кроме того, будучи основателем теократии, он располагал всеми необходимыми сведениями. Внутренний план и структура Пятикнижия говорят о том, что его писал великий ум, но кто, кроме Моисея, мог создать такое произведение?

Более двух веков были потрачены на то, чтобы провести исчерпывающие исследования, однако и они не смогли найти удовлетворительную альтернативу тому овеянному временем библейскому взгляду, что автором Закона был сам Моисей. Следовательно, нам остается только признать, что Пятикнижие явилось результатом деятельности великого законодателя Израиля.

 

Библия, христианские новости, ответы на все вопросы

Библия | Онлайн видео | Книги  Елены Уайт | Проповеди | Здоровье
  Поэзия