Свобода во Христе - христианский проект

Вторник, 23 июля 2019
КНИГИ САМУИЛА (1-я и 2-я КНИГИ ЦАРСТВ) PDF Печать Email

 

НАИМЕНОВАНИЕ

Эти книги названы именем Самуила не только потому, что в первой части он выступает главным действующим лицом, но и потому, что он же помазывает двух других главных персонажей повествования - Саула и Давида. Первоначально обе книги рассматривались как нечто единое.1 В Септуагинте, однако, все повествование разделяется на две книги, и такое разделение сохраняется в древней Итале и Вульгате. Переводчики Септуагинты эти две книги назвали Первой и Второй Книгами Царств (Biblion basileon), а две Книги Царств - Третьей и Четвертой Книгами Царств*. Что касается Вульгаты, то в ней наименование Книг Царств было изменено на Книги Царей. Впервые разделение на две книги было, по-видимому, осуществлено в первом издании печатной Еврейской Библии Даниила Бомберга (Венеция, 1516-1517). Имя Самуила, содержащееся в наименовании еврейских манускриптов, было сохранено и в английском переводе, хотя в Авторизованной Версии к наименованию добавлено: "иначе именуемые Первой (Второй) Книгой Царств".

* Именно этот вариант названия будет употреблен далее.

АВТОР

Согласно Baba Bathra 14b "Самуил написал книгу, которая носит его имя, а также Книгу Судей и Руфи". Однако в 15-м стихе (15а) мы читаем: "Самуил написал свою книгу (sifro). Однако разве не написано в ней, что Самуил умер?" Таким образом, можно сказать, что, хотя согласно иудейскому преданию авторство книги приписывалось Самуилу, сомнения на этот счет возникли довольно рано.

Очевидно, что Самуил не мог быть автором всей книги, поскольку в 1 Цар. 25:1 и 28:3 говорится о его смерти и, кроме того, упоминаются события, произошедшие спустя долгое время после его кончины. Мы не знаем автора. В свете сказанного в 1 Цар. 27:6 ("посему Секелаг и остался за царями Иудейскими доныне") кажется очевидным, что свою нынешнюю форму книги приобрели только спустя какое-то время после разделения царства. Кем бы ни был автор, он использовал существовавшие до него письменные документы и вполне вероятно, что они содержались "в записях (al divre) Самуила- провидца, и в записях Нафана-пророка, и в записях Гада-прозорливца (hozeh)" (1 Пар. 29:29). Мы не можем сказать, каким было точное содержание этих письменных документов. Таким образом, мы можем заключить, что первые две книги Царств под вдохновением Божьим были написаны неким пророком, вероятно, из Иудеи, который жил вскоре после раскола и который включил в свой труд ранее написанный материал.

Те, кто рассматривает Пятикнижие с точки зрения гипотезы документов, в основном утверждают, что первоначальное содержание Книг Самуила сохранилось в двух более или менее параллельных, но независимых источниках, похожих на источники J и Е. О первом говорится, что он восходит приблизительно к эпохе Соломона, а о втором - что он берет свое начало в восьмом веке. Примерно столетие спустя оба источники были объединены.

Одним из первых эту теорию сформулировал X. П. Смит (H. P. Smith, Samuel, in ICC, 1902).2 Более ранний документ начинается в 4:1b и представляет собой продолжение 13-16-й глав Книги Судей. В нем повествуется о событиях, происшедших с момента первого столкновения Израильтян с филистимлянами и до воцарения Соломона. Согласно Пфайферу, это "выдающееся прозаическое сочинение и исторический шедевр Ветхого Завета"3, освобожденное от позднейших добавлений, это повествование представляет собой хорошо организованное единое литературное произведение. Автором, вероятно, был Ахимаас (как впервые предположил Клостерман).4 И согласно Пфайферу, этот Ахимаас, или вообще тот, кто является автором книг, предстает как "отец истории" в гораздо более подлинном смысле, чем Геродот, и по стилю оставаясь непревзойденным в еврейской прозе.

Если Саул и Давид - главные персонажи раннего источника, то о Самуиле говорится, что он - главный герой второго, или позднейшего источника. Этот источник вбирает в себя части 1-24-х глав 1-й Книги Царств, и предполагается, что он "окутан легендами, искажен теориями"5 и имеет множество авторов. Первую главу можно датировать приблизительно 750-м годом до н. э., а изначальную форму 17-18 глав - веком спустя. Все остальное, согласно Пфайферу, восходит к периоду между 650-м и 550-м годами до н. э.

Поздний источник как бы исправляет более ранний и в своей основе имеет две теории, определяющие его ракурс видения: монархия - это отступничество от Господа, а "радости и беды, постигающие смертных, - справедливое божественное воздаяние за их поведение".6 "Туман легенд и принудительный авторитет догматов вместе способствуют тому, что в более позднем источнике воцаряется надуманная атмосфера, похожая на мираж".7

Не совсем ясно, каким образом были объединены эти два источника, и, кроме того, не было сделано никаких попыток согласовать имеющиеся расхождения (как это имело место с "Rje"). Позднейший источник, вероятно, являлся не каким-то независимым документом, но выступал как дополнение, призванное исправить и улучшить первоначальную историю.

В силу особенностей так называемого позднейшего источника девтерономистское издание было в той или иной мере поверхностным. Однако, главным образом, это объяснялось тем, что основополагающее девтерономистское учение (а именно, учение о том, что обрушившаяся на Израиль беда была вызвана нежеланием израильтян правильно поклоняться одному лишь Яхве) было неприменимо к первым двум израильским царям. Однако некоторые части Книги Царств, вероятно, претерпели сильное влияние девтерономистской позиции.

С точки зрения Пфайфера 1 Цар. 2:27-36 и 2 Цар. 7 представляют собой два самых продуманных примера позднейших дополнений, выполненных в духе Мидраша и не имеющих исторической ценности.

Теорию "двух источников" Пфайфер излагает довольно обстоятельно, однако, согласно Отто Айсфельдту8, в Книгах Самуила необходимо усматривать не два, а три основных источника. Поэтому, с его точки зрения, Книги Самуила вырастают из этих трех параллельных источников, которые, видимо, продолжают три источника Семикнижия - L, J и E. В Первой Книге Самуила они в большей или меньшей степени переплетены между собой, а во Второй, как предполагается, идут последовательно друг за другом. Мы не можем принять этих теорий, поскольку, на наш взгляд, они не учитывают целостного характера обеих книг.

ЦЕЛЬ

Цель первых двух книг Царств заключается в том, чтобы рассказать об установлении монархии и о том, какую роль в этом играл сам Самуил. Он был судьей (1 Цар. 7:6, 15-17) и пророком (1 Цар. 3:20). Таким образом, он как бы связывает эпоху судей с эпохой ранней монархии.

Приготовления к началу царства были двоякого рода. В эпоху судей царила смута, и израильтяне осознали необходимость централизованного правления. Во-вторых, они поняли, что царь должен быть добрым царем, не самолюбивым самодержцем, а человеком по сердцу Божьему, который своим верным и справедливым царствованием будет указывать на пришествие грядущего Великого Царя. Во время царствования Саула, который оказался своенравным деспотом, израильтяне получили урок, что царем должен стать тот, кто будет править по правде и справедливости.

1 Цар. и 2 Цар. не только повествуют об утверждении монархии, но и указывают, что это великое установление имеет божественное происхождение.

АНАЛИЗ

а. 1 Цар.1:1-17. Самуил как судья.

1.1:1-2:10. Рождение Самуила и псалом хваления Анны. Когда первосвященником был Илий, благочестивая израильтянка по имени Анна молилась, чтобы Бог даровал ей сына. Молитва была услышана, она родила сына, назвала его Самуилом и посвятила Господу на все дни его жизни. Затем в прекрасном пророческом песнопении она воспела хвалу Господу (2:1-10).

Некоторые критики считают, что псалом хваления, воспетый Анной, появился позднее, и в доказательство этого приводят следующие доводы: 10-й стих, как они считают, указывает на существование монархии; само содержание песнопения говорит не столько о личном благодарении, сколько о национальной победе (стихи 4,7,10); кроме того, высказывается мнение, что сам язык и стиль песнопения напоминают позднейшие псалмы.

Попытаемся ответить на эти доводы. 1) Царь, о котором говорит Анна - это воображаемый царь, и ее слова вовсе не предполагают наличие реально существующего царя. Все дело в том, что монархия была обетована с самых ранних времен (Быт. 17:6; Втор. 17:14-20; Суд. 8:22), и народ постоянно помнил об этом. Кому, как не ей - матери того, кому надлежало повести народ в тяжелое время установления Давидова царства - подобало предвосхитить наступление грядущей монархии? 2) Тема песнопения имеет пророческий характер. На своем собственном опыте Анна ощутила общие законы божественной организации. "Опыт, пережитый ею во время ее унижения и угнетения, опыт благодатного правления Всеведущего Бога, завет Которого свят, стал для нее залогом того благодатного пути, по которому весь народ был ведом Богом. А также знамением, с помощью которого она усмотрела, каким образом Бог не только во все времена освобождал бедных и вызволял уверовавших в Него из горя и нищеты, но и как Он вознесет и прославит весь Свой народ, который в то время был столь жестоко унижен и угнетен своим врагом" (Кейл). Более того, в этой поэме вообще нет никакого упоминания об общенациональной победе: единственная возможная аллюзия на войну содержится в четвертом стихе, цель которого, по-видимому, состоит в том, чтобы противопоставить "сильного" "немощному", не намекая на поражение, которое якобы претерпел этот "сильный" враг. Если тема песнопения действительно так далека от ситуации, в которой находится Анна, то почему в таком случае позднейший составитель решил приписать его Анне? 3) Язык песнопения характерен для своей эпохи. Бог назван "твердыней" (стих 2-й; ср. Втор. 32:4, 15 и т. д.). Что касается повторений (стих 3-й: gevohah gevohah), то они встречаются и в Книге Второзакония (Втор. 2:27). Песнь Анны - это прототип хвалебной песни Марии (Лк. 1:46-55), а также пророческой песни Захарии (Лк. 1:68-79), которые показывают, как она понималась благочестивыми израильтянами.

2. 2:11 - 3:21. Детство Самуила и его видения. 2:27-36 -

некоторые исследователи считают этот отрывок довольно поздним (Пфайфер, например, полагает, что он, вероятно, появился после 400-го года). Однако мы считаем, что на самом деле нет оснований рассматривать данный раздел как позднейший мидраш, поскольку в нем содержатся признаки подлинного пророчества.

3. 4:1-22. Смерть Илия. Существует точка зрения, согласно которой первые три главы как бы подготавливают нас к тому великому крушению дома Илия, о котором будет сказано впоследствии, однако поскольку в 4-7 главах особого акцента на этом не делается, то, следовательно, первые три главы были написаны позднее. Мы считаем, что такой довод основан на непонимании цели этих глав. Первые три главы создают необходимый фон в отношении Самуила. Здесь же говорится о низком состоянии священников и возвещается падение дома Илия. Затем библейский писатель переходит к повествованию о низком духовном положении всех израильтян, показывая это на примере того, как был взят ковчег и как отошла Господняя слава. Таким образом, подготавливается почва для деятельности Самуила.

4. 5:1 - 6:21. Ковчег находится на территории филистимлян.

5. 7:1-17. Возвращение ковчега.

Именование Самуила судьей (7:15) не говорит о существовании какой-то более поздней точки зрения на этот счет. Все дело в том, что его судейство начинается после того, как он принимает правление над всем народом.

Что касается 13-го стиха, то он не противоречит рассказам о более поздних вторжениях филистимлян. Речь идет о том, что теперь филистимляне не могут осуществлять набеги, успех которых был бы продолжительным. Рука Господня была на них, и потому всякий раз их изгоняли с большими потерями, несмотря на то, что окончательно изгнаны они все-таки не были, и Израиль не освободился полностью от необходимости платить им дань.

б. 1 Самуил 8: 1- 31:13. Царствование Саула.

1. 8:1-22. В этом разделе израильтяне выражают свое желание иметь царя. Поскольку сыновья Самуила судили превратно, израильские старейшины упросили его поставить над израильтянами царя. Эта просьба, однако, не была проникнута теократическим духом, и Самуил расценил ее как отвержение Яхвы. Тем не менее, Господь повелел Самуилу, чтобы тот исполнил желание народа, но предостерег его, рассказав о том, какими преимуществами будет пользоваться царь. После этого Самуил обещал народу дать царя.

2. 9:1-10:27. Саул помазан на царство. Господь приводит к Самуилу того, кого Он решил избрать царем (9:1-14), Самуил открывает Саулу Божий замысел, помазывает его и отпускает, сказав, что три знамения подтвердят его избрание Богом. Таким образом, подчеркивается, что выбор совершен самим Богом, а не Саулом или Самуилом. Тайно помазав Саула, Самуил созывает народ в Массифу и предлагает коленам бросить жребий о царе. Избрание Саула подтверждается. Все повествование представляет собой единое целое и написано простым, непритязательным языком. Попытки выявить два разных взгляда на монархию надо признать несостоятельными.

Айсфельд, например, считает, что в отношении царственного правления можно выявить три источника: 1) 10:21-27; 11:1; 2) 9:1-10, 16; 3) 6, 10:17-21. Сторонники теории двух документов также говорят о наличии различных рассказов. Они считают, что в 9:1 - 10:16 и в 10:27 - 11:11, 15 говорится, что Господь (Яхве) повелел Самуилу помазать Саула, тогда как 7:2 - 8:22; 10:17-27; 11:12-14 и в 12-й главе установление монархии расценивается как отступничество от Господа. Надо, однако, заметить, что обе точки зрения находят свое выражение в 12:12, 13 и след. и что обычно эта глава рассматривается как единое целое. По сути дела, нельзя сказать, что дается противоречивая оценка монархии. Ранее было проповедано, что у Израиля будет царь, однако израильтяне просили о нем, поддавшись ложному духовному настрою. Для того, чтобы понять истинную картину, студенту надо внимательно проследить порядок событий, изложенный во втором разделе (см. выше). Кроме того, ему надо сравнить материал, изложенный в разделе "Цель" (см. выше) с комментариями на 17-ю главу Книги Второзакония.

3. 11:1-15. Победа Саула над Аммоном. Прежде чем взять в свои руки бразды правления, Саул доказывает, что он действительно достоин этого, и такую возможность ему дает враждебно настроенный против израильтян Наас Аммонитянин. Израильтяне собираются в Галгале, где поставляют Саула царем.

4. 12:1-25. Речь Самуила. Самуил прекращает свое служение судьи, но как пророк продолжает наставлять царя.

5. 13:1-15:35. Ранний период царствования и отвержение Саула. Саул не слушает повелений Самуила, и Господь решает лишить непослушного царя Своего Духа. Тем не менее, несмотря на это отвержение, отвержение Саула наступает не сразу.

Существует точка зрения, согласно которой двойное повествование можно обнаружить в том факте, что Саул, будучи дважды отвержен (13:14 и 15:26-29), продолжает править до смерти. Надо сказать, что это соображение неверно: в 13:14 Саул не низлагается; здесь просто говорится, что, поскольку он совершил свой безрассудный поступок, его верховная власть не будет длиться вечно, то есть не перейдет к его потомкам. Совершив свое второе прегрешение (15:26-29), Саул действительно отвергается Богом и продолжает царствовать, не имея Божьего Духа.

6. 16:1-23. Избрание царем Давида. На первый взгляд может показаться, что Господь (16:2) повелевает Самуилу солгать и утаить истинную причину его прихода в Вифлеем, однако, по сути дела, он и направлялся туда для совершения жертвы. Не было необходимости рассказывать все, что было задумано в связи с этим. Если бы Саул спросил Самуила: "Скажи, ты направляешься в Вифлеем, чтобы помазать Давида на царство?", а в ответ Самуил сказал бы, что он направляется туда лишь затем, чтобы совершить жертвоприношение, тогда его, а вместе с ним и Господа, можно было бы упрекнуть в лицемерии. Однако на самом деле все было не так: существует большая разница между лицемерием, то есть совершением поступков, которые прикрываются ложными доводами, и той ситуацией, когда не освещается целиком вся истина. В тот момент Самуилу не было смысла раскрывать основную цель своей миссии. "В этом не было никакого лицемерия или лжи, поскольку на самом деле Бог хотел, чтобы под предлогом жертвоприношения Его пророк оказался в безопасности. Поэтому жертва была на самом деле принесена и тем самым оградила пророка от возможной опасности, так что ему ничто не угрожало, до тех пор пока откровение не было явлено во всей своей полноте" (Кальвин). Как только мы признаем (а мы, собственно, и вынуждены это сделать), что Господь на самом деле хотел, чтобы Самуил принес жертву, затруднение исчезнет.

7. 17:1 - 31:13. Последние дни и падение Саула. Чтобы увидеть, какова цель этого раздела, а также, чтобы убедиться в его целостности, лучше всего внимательно его проанализировать, вооружившись каким-нибудь доброжелательным комментарием, например, комментарием Кейла. Что касается представителей негативного критицизма, то они считают, что можно найти несколько свидетельств, якобы говорящих о том, будто бы этот раздел был написан не одним автором.

1). Высказывается точка зрения, согласно которой Давид был представлен Саулу дважды (16:14-23 и 17:55-58), и если Саул действительно знал его (как об этом можно думать на основании 16-й главы и, в частности, 16:23), то почему в таком случае после сражения Давида с Голиафом, Саул захотел узнать, чей он сын? Кто-то предположил, что Саул просто притворился, будто не знает Давида, и, кроме того, высказывалась точка зрения, что его болезнь настолько повлияла на него, что он просто не смог его узнать. Однако такие предположения делать вовсе необязательно. Спрашивая о том, чей сын Давид, Саул, вероятно, просто хотел узнать нечто большее, чем имя Давида и имя его отца. Это он уже знал. Саул хотел выяснить, "что за человек отец этого юноши, который отважился совершить столь чудесный и героический поступок, и вопрос был задан не только потому, что в награду за победу над Голиафом Саул мог бы освободить его дом от налогов, как и было обещано (стих 25), но по всей вероятности еще и потому, что он мог бы приблизить такого человека к своему двору, поскольку, глядя на мужество и отвагу сына, понял, что такими же качествами обладает и его отец" (Кейл). Таким образом, Саул пожелал узнать, каково социальное положение Давида и его отца. Начало 18-й главы (18:1) ясно показывает, что разговор получился дол¨гий. Если бы Саул решил просто узнать имя отца Давида, в столь долгой беседе не было бы нужды: ответить можно было бы одним словом.

2). Высказывается точка зрения, согласно которой Давиду три раза предлагают в жены дочь Саула (18:17-19; 18:22-29; 18:21). Однако если мы внимательно прочитаем названные отрывки, затруднение исчезнет. Исполняя свое обещание (17:25), Саул предлагает Давиду свою старшую дочь Мерову: предложение было коварным (18:17), но исполненный подлинного смирения и не подозревая о коварстве Саула, Давид отвечает, что он слишком незначителен, чтобы стать зятем царя. Тем не менее, Саул не сдержал своего обещания (18:19). Узнав, что Давида полюбила его другая дочь, Мелхола, Саул предлагает ему ее. Поняв, что Саулу нельзя верить на слово, Давид ничего не ответил, и тогда Саул послал к нему с1воих гонцов (22-й стих). (В Септуагинте вторая часть 21-го стиха опущена).

3). Существует точка зрения, согласно которой Давид дважды убегает от Саула, дабы уже никогда не вернуться (19:13; 2О:42), и хотя Саул знал о первом побеге Давида, он удивляется, почему позднее Давид не присутствует на обеде (20:25-29). Однако внимательное прочтение соответствующих отрывков устраняет и эту трудность. В 19:12 Мелхола помогает Давиду убежать от слуг Саула (в тексте не сказано и из него не явствует, что он убежал, чтобы никогда не вернуться), а в 19:17 Саул упрекает Мелхолу за то, что она его обманула. Далее Писание рассказывает, что сначала Давид направился к Самуилу в Раму (19:18), затем остановился в Навафе (19:18). Скоро Давид покинул Наваф и пришел к Ионафану (20:1), но по его следу в Наваф пришел Саул, который против своей воли начал там пророчествовать. Давид предположил, что во время обеда Саул заметит его отсутствие (20:6), и так оно и случилось на самом деле (20:25-29). Все дело в том, что, когда во время обеда Саул спросил о Давиде, он был в здравом уме, но до этого, когда он гнался за ним, он находился в состоянии помешательства (см. 19:9: "И злой дух от Бога напал на Саула"). Такое состояние было ненормальным, и оно не выражало тех чувств, которые Саул испытывал к Давиду, когда находился в здравом уме. Следовательно, будучи здоровым и не зная о тех трагических событиях, которые произошли, когда на него напал злой дух, Саул за обедом естественным образом поинтересовался, где Давид. После разговора с Ионафаном, Саул разгневался и теперь, находясь уже в здравом уме, понял, что Давид - его соперник. Тогда Ионафан начинает пускать стрелы, как и было задумано, и Давид, поняв, что Саул действительно вознамерился уничтожить его, убегает.

4). Считается, что другое доказательство, согласно которому нельзя говорить об одном авторе, можно усмотреть в двойственности рассказа о том, как Давид пощадил Саула (24:3-7 и 26:5-12). Однако здесь вообще нельзя говорить о двойном повествовании. В 24:3-7 Саул скрывается в пещере (me ‘arah) неподалеку от овечьего загона (gideroth hatsts‘on) "для нужды". В этой пещере уже сидели Давид и его люди, и он тайком (ballat) отрезает край от одежды Саула, затем раскаивается в этом и не позволяет своим людям напасть на него. С другой стороны, в 26:5-12 рассказывается, что Давид приходит на то место, где расположился Саул (26:5). На сей раз Саул лежал во рву (ma‘gal, то есть канава, которая довольно сильно отличается от пещеры), а вокруг него лагерем расположились его люди. Давид спрашивает, кто спустится (yeredh) в стан к Саулу. Они спускаются, и Авесса хочет одним ударом поразить Саула. Давид не позволяет ему сделать этого, однако они берут с собою копье Саула и сосуд с водой. Они смогли это сделать потому, что на Саула и его людей напал сон от Господа. Итак, детали обоих событий довольно сильно разнятся между собой. Однако, даже несмотря на это, вполне возможно, что Давид дважды пощадил своего врага. Подлинность рассказов проявляется в том, что Давид дважды пощадил его при совершенно разных обстоятельствах.

5). Высказывается точка зрения, согласно которой Давид три раза заключал завет с Ионафаном (18:3; 20:16, 42; 23:18). Если мы внимательно прочитаем, что говорит Писание, этот довод окажется несостоятельным. В 18:3 Ионафан и Давид заключают завет, потому что Ионафан полюбил Давида, как свою душу. В 20:12 и след., когда стало ясно, что Саул в своем безумии готов уничтожить Давида, Ионафан обновляет свой завет с ним и клянется, что он расскажет Давиду о замыслах Саула, независимо от того, хорошими они будут или плохими. Затем (стихи 14-15) он просит Давида, чтобы тот оказал ему и его дому непреходящую милость (hesedh yehowah), тем самым предполагая, что дом Давида наверняка начнет главенствовать. Таким образом, Ионафан обновляет уже заключенный завет и включает в него потомство Давида. И, наконец, в 23:18, когда Давид скрывался от Саула, Ионафан пришел к нему и укрепил его упованием на Бога. Таким образом, мы видим, что они обновляли уже заключенный завет, и, следовательно, настаивать на том, что речь идет о каких-то трех разных заветах значит пытаться увидеть в тексте значение, которое в нем не содержится.

6). Существует точка зрения, согласно которой Давид дважды убегал к Гефскому царю Анхусу (21:10-15 и 27:1-4), и это действительно так. Давид на самом деле дважды искал убежища у Анхуса, и Писание ясно говорит о причине такого поведения. Когда он убежал к нему в первый раз, филистимляне, вероятно, еще хорошо помнили о смерти Голиафа (21:11), и поэтому Давид, боясь Анхуса, притворился безумным, чтобы уйти. За время, протекшее между 21:10 и 27:1, однако, Анхус мог узнать, что Саул преследует того, и узнав об этом, наверное, подумал, что, если между израильтянами и филистимлянами вспыхнет новая война, Давид может стать на сторону последних. Когда Давид пришел к Анхусу, Саул прекратил преследования. Таким образом, мы видим, что оба рассказа никоим образом нельзя рассматривать, как двойное повествование об одном и том же событии.

7). Высказывается мнение, что рассказы об убийстве Голиафа являются бессвязным повествованием. В 17-й главе (см. также 19:5; 21:9; 2:10, 13) сказано, что Давид убил Голиафа, однако во 2-й Книге Самуила (или 2-й Книге Царств) (21:19) говорится, что его убил Елханан. Более того, в 1-й Книге Паралипоменон (20:5) утверждается, что тот же Елханан убил и Лахмия, брата Голиафа. Что можно ответить на эти кажущиеся разногласия?

Во-первых, надо сказать, что если последующие "редакторы" 1 и 2 книг Царств не заметили столь явного противоречия, то их просто надо считать людьми некомпетентными. Но, быть может, оно было в оригинале? Проведя тщательные исследования, мы увидим, что 2 Цар. 21:19 и 1 Пар. 20:5 тесно связаны между собой. Во время переписки в текст, по-видимому, вкрались некоторые технические ошибки, особенно во 2-ю книгу Царств (21:19). Прежде всего надо убрать слово "oregim", которое выглядит как часть имени собственного, но которое, по-видимому, представляет собой ошибку переписчика, так как это слово снова появляется в конце данного стиха(-beam). Во-вторых, согласно Книге Паралипоменон частица "eth", которая вводит прямое дополнение и не переводится, должна читаться как "ahi" (то есть, "чей-то брат", "брат кого-то"). В третьих, имя отца Елханана надо читать "Иаир" (y`r).

Итак, перед нами два варианта. Мы можем читать (как в книге Царств, так и в Книге Паралипоменон): "Тогда Елханан, сын Иаира, поразил Лахмия, брата Голиафова", то есть в таком случае мы допускаем, что текст читается как wayyak `eth lahmi` ahi golyath. Если принять такую точку зрения, то дальше нам необходимы слова, которые переведены как "Вифлеемский" (beth hallahmi), исправить на "eth lahmi". Можно прочесть и так: "И Елханан, сын Иаира Вифлеемского, убил брата Голиафова". Если принять такой вариант, то в этом случае слово "Лахми" (eth lahmi), которое встречается в 1-й книге Паралипоменон, нам надо согласовать со словом "Вифлеемский" (beth hallahmi) из 2-й книги Царств. Оба варианта в равной степени возможны, но тогда, по сути дела, речь идет о том, что Давид убил Голиафа, а Елханан - брата Голиафа.

Скажем несколько слов в заключение. В этом разделе есть некоторые трудные места, но они, по-видимому, обусловлены самим качеством текста. Эти проблемы может разрешить здравый текстуальный критицизм. В отличие от большинства других ветхозаветных книг этот еврейский текст унаследован не в самом лучшем состоянии, и поэтому нередко огромную помощь оказывает Септуагинта. Тем не менее, эти незначительные текстуальные затруднения не указывают на то, что можно говорить о нескольких авторах. Нам думается, что таких свидетельств вообще нет в обеих книгах Самуила.

в. 2 Царств 1:1 - 25:25. Царствование Давида.

1. 1:1-27. Плач Давида по Саулу и Ионафану.

2. 2:1 - 5:25. Воцарение Давида.

3. 6:1 - 7:29. Возвещение о вечном правлении Давидова колена.

4. 8:1 - 10:19. Победа Давида над врагами Израиля.

5. 11:1 - 12:31. Грех Давида с Вирсавией.

6. 13:1 - 19:43. Мятеж Авессалома.

7. 20:1 - 24:25. Восстание Савея Вениамитянина; благодарение Давида; его прегрешение в том, что он пожелал исчислить израильтян.

Обычно принято считать, что весть этот раздел (то есть, 2-я книга Царств) представляет собой неотъемлемое единство. Эти главы являются образцом благородной еврейской прозы, и с одной только литературной точки зрения могут рассматриваться как несравненные шедевры. Согласно Бентцену, во 2-й книге Царств отражается совокупность преданий, параллельных Landnahmetraditionen (то есть, повествованиям о завоевании обетованной земли) в Книге Иисуса Навина. Это "богословская" литература, и высказывается точка зрения, что разделение ее на какие-то отдельные документы представляется "проблематичным".

Историческая достоверность и исторический характер 1 и 2 книг Царств явсвуют хотя бы из того, что ссылка на них содержится в других местах Священного Писания. О событиях, описанных в первых двух книгах Царств, упоминается в 3-й книге Царств (см., например, 3 Цар. 2:27), в 1-й книге Паралипоменон, в книге пророка Иеремии, а также в 17-м Псалме; Христос упоминает о том, как Давид ел хлебы предложения (Мф. 12:3 и след.; Мк. 2:25 и след.; Лк. 6:3 и след. - в этих отрывках упоминается о событии, которое описано в 1 Цар. 21:6); и, наконец, апостол Павел в книге Деяний (Деян. 13:20-22) резюмирует содержание 1-ой и 2-ой книг Царств.
 

Библия, христианские новости, ответы на все вопросы

Библия | Онлайн видео | Книги  Елены Уайт | Проповеди | Здоровье
  Поэзия