Свобода во Христе - христианский проект

Среда, 19 сентября 2018
Первый диалог между антиноминистом и его другом PDF Печать Email

 

Заметка редактора: те утверждения антиноминиста (, выступающего против Божьего закона), которые обозначены кавычками, действительно принадлежат различным людям, жившим во времена Уэсли.

АНТИНОМИНИСТ. – Друг мой, я рад тебя видеть, но печально слышать, что ты изменил свою религию.

ДРУГ. – Что ты имеешь в виду, когда говоришь «свою религию»? Ант. – Ты когда - верил в оправдание по вере.

Друг. – Но, я и сейчас в это верю.

Ант. – Тогда веришь ли ты в то, что «, полное спасение человека было совершено Иисусом Христом на кресте?» Друг. – Я верю, что одним приношением Он принес жертву удовлетворения за грехи всего мира.

Ант. – Но веришь ли ты, что «кровь Христа, и наши грехи ушли вместе?» Друг. – Если честно, я не пониманию этого.

Ант. – «Христос взошел на крест, Он забрал, искоренил, уничтожил все наши грехи навечно, не так ли?» Друг. – Тогда Он заплатил цену, благодаря которой все, кто верует в Него, спасаются от грехов ; и если они претерпят до конца, будут окончательно и навеки спасены. Ты это имеешь в виду? Ант. – Я имею в виду, что тогда «забрал, искоренил, уничтожил все наши грехи».

Друг. – Он исцелил рану до того, как она появилась, и покончил с нашими грехами до того, как они были совершены? Это очевидный абсурд. И я не представляю, как ты можешь в это верить.

Ант. – Я знал, что ты воспользуешься своей «логикой». Как может вера сосуществовать с логическими рассуждениями? Друг. – Ты когда - читал Библию? Не говорит ли Сам Бог грешникам: «, и рассудим» (. 1:8). Рассуждал и наш Господь, говоря с Книжниками и Фарисеями, и Св. Петр, обращаясь к евреям (. 2:14 и далее), и Св. Павел, обращаясь к евреям и язычникам? Не является ли большая часть посланий Павла к Римлянам, Галатам и Евреям цепью логических рассуждений? Ант. – Ты можешь поступать так, как тебе удобно, но я не рассуждаю – я верю.

Друг. – Я и верю, и рассуждаю, так как считаю, что вера и рассуждение действуют последовательно.

Я не закрою глаза для того, чтобы обезопасить свою веру, не оставлю свой рассудок.

Ант. – Люди часто злоупотребляют своими рассуждениями. Поэтому я считаю, что лучше не рассуждать вовсе.

Друг. – Но ведь сейчас ты сам используешь рассуждение! Ты рассуждаешь против рассуждений. И это не удивительно, так как без рассуждений невозможно что - доказать или опровергнуть.

Ант. – Но ты ведь не отвергаешь тот факт, что люди постоянно злоупотребляют своими рассуждениями? Друг. – Так и есть. Но если мы должны отказаться от всего, чем злоупотребляют люди, боюсь, нам придется отказаться от Библии, пищи и питья.

Ант. – Но ответь: «является основой твоего оправдания и спасения»? Друг. – Только достижения Христа, которые принадлежат мне, если я верю в то, что Он возлюбил меня и отдал Себя ради меня.

Ант. – Если так, то ты ставишь условия получения оправдания! Друг. – А ты разве нет? Если нет, то ты называешь Бога лжецом, ибо Он говорит: «спасется, а неверующий будет осужден». Это означает, что если ты веруешь (), ты будешь спасен.

Ант. – Но мне не нравится слово «».

Друг. – Тогда найди лучшее, и мы перестанем употреблять это.

Ант. – Но я все - настаиваю на том, что «кроме веры не нужно для оправдания и спасения».

Друг. – Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что ничего другого не нужно? Ант. – Я имею в виду, что «других требований кроме веры. Человек не должен делать ничего, кроме как внимать гласу Божьему. Врата небесные закрыты для тех, кто желает войти в них с помощью дел, и открыты для тех, кто входит верою. Если мы ничего не делаем для того, чтобы попасть на небеса, то это именно то чего желает Бог «.

Друг. – Ты действительно имеешь в виду, что мы не должны делать ничего, только верить для того, чтобы получить настоящее и конечное спасение? Ант. – Я так и сказал: «верить в то, что Христос умер за нас. Мы оправданы тем, что принимаем истину Божьей благодати во Христе Иисусе. Человеку не нужно делать ничего другого, дабы обрести оправдание и спасение. Бог не требует от человека никаких дел. Закон заставляет человека трудиться, но Евангелие освобождает его от каких - дел. Он не только не требует дел, но и запрещает их. Бог запрещает нам трудиться для получения оправдания. И когда Апостол Павел призывал людей веровать, это все равно, что если бы он запретил им исполнять ради этого какой - труд».

Друг. – Пусть Павел сам ответит.

В двадцать шестой главе Деяний Апостолов, он рассказывает о том, как Господь послал его «глаза язычников, дабы они могли получить прощение грехов» (17 и 18). Затем он говорит: «…я не воспротивился небесному видению … и язычникам проповедовал, чтоб они покаялись и обратились к Богу, делая дела достойные покаяния». Заметь: «не воспротивился небесному видению», уча язычников «дела достойные покаяния» до их покаяния, до того как они получили прощение грехов. Поэтому он уж никак не «их бездействовать», хотя и призывал веровать.

Ант. – Ты опять возвращаешься к своему «рассуждению».

Друг. – Я убежден, что термин «рассуждение» ты используешь тогда, когда тебе больше нечего сказать. Но ведь Св. Павел проповедовал в соответствии с указаниями, данными ему Богом, не так ли? Ант. – Да это так, иначе он не мог бы сказать: «… я не воспротивился небесному видению».

Друг. – Почему же ты говоришь, что служитель Христов должен проповедовать только: «, верьте», а увещевать людей делать что - еще – «закона»? Не осуждаешь ли ты не только великого Апостола, но и Того, Кто послал его и поручил проповедовать? Ант. – Но ведь ты не желаешь, чтобы мы находились «законом»? Друг. – Я боюсь, что ты не понимаешь значения этого выражения. Св. Павел использует его три раза в Послании к Римлянам, пять раз в Послании к Галатам и один раз в 1 Послании к Коринфянам, где он говорит, что сам находился «законом». «подзаконных (относится ко всей еврейской религиозной системе) был как подзаконный (их церемониальным традициям), чтобы приобресть подзаконных. Для чуждых закона () – как чуждый закона, не будучи (то же самое время) чужд закона перед Богом, но подзаконен Христу» (Кор. 9:20, 2). Отсюда видно, что Апостол находился «законом» Христа, хотя и не был «законом» церемоний.

Ант. – Но не говорит ли Апостол верующим в Риме: «не под законом, но под благодатью»? Друг. – Говорит, и вот что подразумевает: «не находитесь под законом еврейской, но под законом прекрасной христианской религиозной системы».

Ант. – Но что он имел в виду, когда писал Галатам: «того, как пришла вера, мы находились под законом»? Друг. – Несомненно, он имеет в виду то, что мы находимся под властью закона еврейской религиозной системы до того момента, как уверуем во Христа (3:19). В следующей главе мы читаем:

«когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего, Который родился от жены, подчинился закону (религиозной системы), чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление» (4:4, 5). Дабы мы могли служить Богу без страха, в праведности и святости, имея свободный и любящий дух.

Ант. – Ты не можешь убедить меня в этом, ибо я знаю лучше. Закон дел (как ты называешь его – «закон») для меня не имеет никакого значения. «один человек не обязан исполнять требования закона ; никто не обязан отдавать и гроша, вкушать пищу или отказываться от нее.

Вспомните, что сделал с законом Господь? Он отменил его».

Друг. – Но не должны ли мы, после того как уверовали в Бога, исполнять все Его заповеди? Ант. – Исполнять! Закон! Дела! Заповеди! Какой же у тебя «дух»! Я полагаю, что «лишаешься покоя, когда не уверен, что исполняешь все Христовы заповеди»! И, напротив, «человек получает оправдывающую благодать, веря, без послушания заповедям внешнего поклонения и добрых дел».

Друг. – Но как это согласовывается с бесчисленным количеством мест Писания, и в особенности со словами нашего Господа: «думайте, что Я пришел нарушить (отменить) закон или пророков ; не нарушить Я пришел, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном» (.

5:17 и далее)? Ант. – Пойми, Я не собираюсь рассуждать по этому поводу.

Друг. – Это все равно, что если бы ты сказал: «меня не убедишь, мне нравится более тьма, чем свет».

Ант. – Нет, это ты находишься во тьме. Я тоже был во тьме, несколько недель назад, но сейчас мои глаза открыты. Теперь я вижу свою свободу. Теперь я свободен и более не хочу быть рабом.

Друг. – От чего ты свободен? Ант. – От греха, ада, дьявола и закона.

Друг. – Ты подобрал «» товарищей для закона Божьего. Но как ты освободился от закона? Ант. – Меня освободил Христос.

Друг. – Что, от Своего же закона? Покажи, где это написано.

Ант. – В послании Павла к Галатам 3:13: «искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою».

Друг. – Как это относится к вопросу? Это говорит мне о том, что «искупил нас (верующих) от клятвы (наказания, которого мы заслуживали за наши прошлые нарушения Божьего закона)». Но здесь ни слова не говорится об искуплении от закона. И что ты подразумеваешь под рабством? Ант. – Раб закона – это тот, кто обязан исполнять закон.

Друг. – У тебя нет библейских доказательств этому. В Писании упомянуто рабство греха и рабство страха, а также рабство церемониального закона Моисея. В соответствии с твоим пониманием слова, все небесные ангелы находятся в рабстве.

Ант. – Я не раб закона, ибо сам Павел сказал: «… для чего вы … держитесь постановлений?» (.

2:20).

Друг. – Он обращается к христианам, которые соблюдают еврейские постановления, упомянутые в следующем стихе: «прикасайся, не вкушай, не дотрагивайся».

Ант. – Нет, это еще не все. Я говорю, что «вещи не влияют на спасение». Это просто, ибо «любовь к Богу и ближнему, а также помощь бедным не приносят никакой пользы для оправдания или спасения, тогда эти внешние дела и исполнение постановлений имеют еще меньшую ценность».

Друг. – Ты говоришь о постановлениях Христа? Ант. – Да. «приводят к наихудшему и наиболее опасному виду Папства ; они извращают чистое Евангелие Христа и учат людей, что если они не повинуются постановлениям Господа – Он не исповедует их перед Отцом». Я утверждаю: «совсем не практиковать внешние постановления, чем практиковать их на этих уничтожающих Евангелие принципах, что приводит к наказанию наших душ».

Друг. – Какие у тебя есть на то библейские доказательства? Ант. - Хотел бы я, чтобы ты не строил так много на букве и не говорил о свойственной верующему праведности.

Друг. – Ты утверждаешь, что верующий не имеет никакой свойственной ему праведности? Ант. – Да. Я говорю: «спасет нас полностью, без какой - нашей праведности или святости».

Искать свойственную ему праведность, означает: «Дух и пренебрегать кровью завета.

Верующие не имеют никакой праведности в себе. Наша праведность – это ничто, лишь вмененная праведность Христа».

Друг. – Я верю, что Христос посредством Своего Духа производит праведность во всех тех, кому вменена вера к праведности.

Ант. – «. Вся наша праведность – во Христе. Она полностью вменяется нам и не является свойственной нам. Мы всегда праведны во Христе, и никогда в самих себе».

Друг. – Тогда каждый верующий является праведным или святым? Ант. – Несомненно. Верующий свят во Христе, а не в самом себе.

Друг. – Даже если он живет святой жизнью и имеет святое сердце? Ант. – Конечно же.

Друг. – Тогда не свят ли он в самом себе? Ант. – Нет, но только во Христе. У него совсем нет святости в самом себе.

Друг. – Имеет ли он в себе любовь к Богу и ближнему, а также весь образ Божий? Ант. – Да. Но это не евангельская святость.

Друг. – Что за пустословие! Ты отвергаешь формулировку, в то время как соглашаешься с моей концепцией. Ты соглашаешься, что верующий свят в жизни и сердце. Это весь смысл, который я вкладываю в слова, когда говорю о свойственной праведности и святости.

Ант. – Но я говорю тебе, что это не евангельская святость. Евангельская святость – это вера.

Друг. – Ты можешь остаться при своем мнении, но твои слова потеряют всякий смысл потому, что на них я могу ответить следующее: Вера есть праведность или святость. Вера же есть в каждом верующем, поэтому святость или праведность есть в каждом верующем.

Ант. – Мне жаль тебя. Поверь мне, ты находишься в полной тьме. Ты совсем ничего не знаешь об истинной вере.

Друг. – Тогда будь так добр и объясни мне.

Ант. – Я разъясню это тебе. Я покажу самое сердце этой доктрины, которую «от всего сердца рекомендую каждому, как наиболее полезную доктрину Иисуса Христа. Многие думают, что она им известна, в то время как они имеют лишь незрелые и плотские понятия о ней. Они воображают, что все мы довольствуемся той же верой что и у них, что Христос умер, дабы отвратить гнев Божий, приобрести Его благосклонность, и в результате этого даровать определенные свойственные качества и характеристики, которые готовят нас к царству небесному. Если бы это было истиной, тогда нужно было бы искать такого освящения, и не успокаиваться до тех пор, пока мы не почувствовали что - подобное. Но, напротив, мы верим, что кровь, пролитая на кресте, удалила и изгладила все наши грехи, и что тогда появилась вечная праведность. Веря в это, наши сердца и совесть очистились настолько, как если бы никогда не совершали грех. В этом состоит истинная чистота души, а не в каких - качествах. И всякий, кто был очищен и усовершен таким образом, освобожден от власти греха. Такой человек демонстрирует плоды праведности не для того, чтобы стать более святым, но потому что уже совершенно свят, через веру. Верно то, что у нас все еще остается падшее, греховное тело, которое постоянно склоняет разум к греху, но кровь Иисуса освобождает нас от греха».

Друг. – Из всех слышанных мною когда - объяснений – это самое «и непродуманное».

Но давай рассмотрим его шаг за шагом. Во -, ты считаешь ложной «в то, что Христос умер, чтобы отвратить (успокоить) гнев Божий, и приобрести Его благосклонность (, для меня, падшего грешника), и в результате я получаю Божию благосклонность через кровь Христа. Я получаю определенные качества и характеристики, которые позволяют мне быть готовым к царству небесному». Но как ты докажешь то, что это описание ложной веры? Ант. – Очень просто, ибо «логика, чувства и дела подтверждают это».

Друг. – Не соглашался ли ты с тем, что человек, имеющий истинную веру, – «в сердце и жизни»; с тем, что такой человек «Бога и своего ближнего, и имеет образ Божий»? Ант. – Да, и что? Друг. – Тогда ты противоречишь самому себе, ибо ты согласился с тем, что истинная вера не может существовать без «качеств и характеристик (к Богу и всему человечеству), которые готовят нас к царству небесному». Ты согласился с тем, что истинная вера не может существовать без святого сердца, добрых дел, и ощущения Божьей любви.

Ант. – Да, продолжай.

Друг. – Затем ты сказал: «бы это было нашей верой, нам нужно было бы искать какого - освящения». И если ты в это веришь, если вообще имеешь истинную веру, тогда ты должен «такое освящение». Ибо если ты сможешь успокоиться, не имея этого, будет ясно, что твое сердце не очищено, но ожесточено.

Ант. – Ты можешь говорить все, что тебе угодно. Тебе ничего больше не остается.

Друг. – Затем ты продолжал: «, мы верим, что кровь, пролитая на кресте, удалила и изгладила все наши грехи». Да, все в это верят. Если ты имеешь в виду то, что Христос отвратил наказание за грех всем тем, кто верует в Него, я спрошу: Кто же с этим не согласен? Ант. – С этим не согласен ты, так как утверждаешь, что тогда не «вечная праведность».

Друг. – Я не отвергаю этого, но спрашиваю: В каком смысле она учредилась? Учредилась ли она тогда впервые? На последний вопрос нельзя ответить положительно без того, чтобы не сказать, что все, кто покинул этот мир до того момента, попали в ад. Или праведность явилась в души верующих? Тогда у верующих есть внутренняя или свойственная праведность. Поэтому тебе нужно было не касаться этого, ибо это никак не поможет доказать твои утверждения.

Ант. – Я вижу, что ты также слеп, как крот. Я боюсь, что твое знание погубит тебя. Не говорил ли я тебе: «сердца и совесть совершенно очищены через веру. В этом и состоит истинная чистота души, а не в привычных качествах. Потому мы совершенно святы». Хотя «и греховное тело постоянно склоняет наш разум ко злу, кровь Христа освобождает нас от греха».

Друг. – Как может мой разум одновременно «склоняться ко злу», и «свободным от греха, совершенно чистым и святым»? Ант. – Что за глупость! Я не имею в виду, по - святы, но святы через вменение. Я ведь ясно тебе сказал, что мы говорим о святости, которая не в нас, но во Христе. «Духа (называемые освящением) такие, как любовь, милосердие, долготерпение, благость, кротость, воздержание, не делают нас святыми ни перед Богом, ни перед нашей совестью».

Друг. – Я понимаю, все это не может искупить человеческий грех. Это делает только кровь Христа, ради Которого Бог прощает и творит сие в нас через веру. Правильно я тебя понимаю? Ант. – Нет, нет. Меня удивляет твое невежество. Я имею в виду: «не делают хорошими или святыми никакие внутренние качества или характеристики. Мы становимся чистыми и святыми в нашей совести, через веру во Христа, мы производим внутренние и внешние плоды святости».

Надеюсь, теперь ты понял меня.

Друг. – Ты говоришь, что «не становимся хорошими или святыми посредством каких - внутренних качеств или характеристик». Но не становимся ли мы благими посредством внутренней благости (, что мы не говорим об оправдании, но об освящении), святыми, посредством внутренней святости, кроткими, посредством внутренней кротости, милосердными, посредством внутреннего милосердия? И не является ли все это «качествами и характеристиками»? Ант. – Ты неправильно понимаешь меня. Я имею в виду то, что эти внутренние качества «являются нашей святостью, потому что мы не более святы от того, что больше любим Бога, и не менее святы от того, что меньше любим Его».

Друг. – Не возрастает ли верующий в святости, возрастая в любви к Богу и людям? Ант. – Нет. «тот момент, когда он оправдан, он полностью освящен. С того момента и до момента смерти его святость не изменяется. Полное оправдание и полное освящение происходят в одно и то же время. И ни одно из них не может ни уменьшаться, ни увеличиваться».

Друг. – Я думал, что мы должны возрастать в благодати! Ант. – «, но не в святости. В тот момент, когда мы оправданы, у нас сердце настолько чисто, на сколько это возможно. Новорожденный младенец имеет такое же чистое сердце, как и отец во Христе.

Нет никакой разницы».

Друг. – У тебя хорошо получается игнорировать Писания и здравый смысл. Если бы ты не игнорировал их, ты никогда не смог бы принять то, во что ты веришь. Ты ведешь себя так, как будто обнаружил наиболее важные истины, которые никто никогда не находил. Все, что является необычным в твоих доктринах – это просто куча абсурдной информации. В большинстве случаев ты противоречишь самому себе, Писанию и здравому смыслу. В то же время ты хвалишься так, как если бы ты был «мудрым человеком на всей земле». Я молю Бога, чтобы «смирял тебя, показывая содержание твоего сердца!»

 

Библия, христианские новости, ответы на все вопросы

Библия | Онлайн видео | Книги  Елены Уайт | Проповеди | Здоровье
  Поэзия