Свобода во Христе - христианский проект

Четверг, 20 июня 2019
Любительница красоты и приключений PDF Печать Email


Большинству читателей произведений Елены Уайт трудно представить себе, как она едет верхом на пони, взбираясь по крутым узким тропинкам горных ущелий Колорадо. Но таким людям все же следует увидеть и эту сторону ее личности.

Отдых в горах

Супруги Уайт отправились во время отпуска в свое первое путешествие в Колорадо в 1872 году, но оно не стало последним. В 1870-е годы они несколько лет подряд ездили в высокие горы западнее Боулдера.

Большую половину своей жизни Елена провела в холмистой местности: штат Мэн, западная часть штата Нью-Йорк и юг штата Мичиган. Она никогда не поднималась высоко в горы. Ее первая поездка в горы Колорадо произвела на нее сильное впечатление.

В конце первой недели пребывания в Колорадо она написала своему сыну Эдсону: "Г-дин Уолинг [он женился на ее племяннице] завел нас высоко, высоко в горы. Перед нами открылась потрясающая панорама местности... Высота была пугающей, а внизу разверзлась страшная пропасть. Если бы лошади подались в сторону, мы упали бы с высоты в несколько тысяч метров..."

"Горный ландшафт Колорадо, - рассказывала Елена Эдсону и его жене, никогда не видевшей настоящих гор, - не поддается описанию. Никакое воображение не может четко и правильно представить эту картину. Она поразительна! Она изумительна! Величественные старые горы, из которых одни лишены растительности, а другие покрыты деревьями! Трепет и глубокое чувство благоговения инстинктивно наполняют душу, она склоняется в смирении от сознания могущества безграничного Бога. Я многое потеряла бы, если бы не имела возможности увидеть живописный пейзаж Колорадо...

Вчера я поднималась в горы и не имела возможности отдохнуть до одиннадцати часов [вечера], но сегодня встала в пять бодрой и энергичной. Это путешествие намного улучшает мое здоровье" (Письмо 12, 1872).

Е. Уайт продолжала с восхищением рассказывать о походе, который Уолинг организовывал для них и в котором они должны были пересечь главный хребет (Елена назвала его "снежным хребтом") Скалистых гор. Местом назначения избрали Мидл Парк, где в это время сотни полукочевых американских индейцев проводили лето в охоте и рыбной ловле (Рукопись 4, 1872; Рукопись 9, 1873). Описывая будущее путешествие семьи, Елена отметила: "Здесь есть водоемы, в которых ловится форель, и она станет нашей пищей. Мы вынуждены будем ездить по горам на пони. Наши запасы питания на три-четыре недели мы возьмем с собой в повозке" (Письмо 12, 1872).

Дом в Колорадо, принадлежавший семье Уайт, где они проводили отпуск

Три недели спустя Елена снова написала Эдсону и Эмме, на этот раз рассказывая о подготовке к экспедиции: "В прошлый вечер мы с отцом проехали шесть миль на индейских пони, чтобы привыкнуть к езде верхом". Они не только ездили верхом, но до обеда читали и писали в вечнозеленом лесу (Письмо 13а, 1872).

Путешествие через горные перевалы до Мидл Парк заняло четыре дня. Горный ландшафт и то, что она быстро научилась управлять пони, произвело сильное впечатление на Елену. "Я хорошо переносила езду на лошади, - писала она Эдсону и его жене, - и на второй день пути мой пони бежал довольно хорошо. Но увы! Когда я была в очень хорошем расположении духа и наслаждалась окружающей красотой, поклажа за моей спиной развязалась и повисла над ногами пони". Останавливая пони, Елена уже готова была соскочить с седла, но "пони испугался и перебросил" ее "через спину". "Я ударилась спиной и головой. Я догадалась, что сильно ушиблась, но чувствовала, что кости повреждены не были" (Письмо 14, 1872).

По словам Джеймса, несмотря на боль, Елена предпочла продолжить путешествие. Однако ушибы оказались намного серьезнее, чем кто-либо мог предположить. Были порваны связки голеностопных суставов, и в течение всей жизни Елена страдала от боли в голеностопных суставах и бедре (Опубликованные рукописи Елены Уайт, т. 16, с. 126). Так закончились дни ее активных прогулок. В последующие годы для выездов на природу Е. Уайт часто вынуждена была брать легкую двухместную коляску (Письмо 32,1886). Невозможность вести подвижный образ жизни сказалась, разумеется, на ее весе в зрелом возрасте.

Случай в горах, однако, не ослабил ее любви к природе. Елена Уайт не только наслаждалась красотой гор, они всегда указывали ей на Бога и духовные реальности. "Я люблю холмы, горы и леса с их вечной зеленью, - писала она в 1873 году. - Я люблю ручьи, быстробегущие потоки мягчайшей воды, которые текут, журча, над скалами по лощинам, горным склонам, и будто поют радостное славословие Богу..

Здесь, в горах, мы видели самый великолепный и восхитительный солнечный закат. Раньше мы ничего подобного себе не представляли. Прекрасная картина солнечного заката, нарисованная великим Мастером-Художником на движущемся, меняющемся полотне небес, пробуждает в наших сердцах любовь к Богу и глубочайшее благоговение перед Ним. Непревзойденная красота цветовой гаммы золотого, серебристого, пурпурного, малинового оттенков, созданной на небесах, будто говорит нам о потрясающей славе, царящей за ними. Когда мы стояли, словно завороженные, перед несравненной земной красотой, размышляя о славе небес, которую лишь отчасти напоминала эта картина, мы тихо повторяли про себя слова: "Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его"" (Реформа здоровья, 1873, август).

Любительница моря

Кому трудно представить себе Елену Уайт, навьючивающую лошадь, чтобы пересечь горные перевалы, тому также трудно вообразить ее радующейся шторму в Тихом океане. Один из членов Церкви в Сан-Франциско, которому принадлежала большая парусная лодка, пригласил г-жу Уайт и нескольких друзей присоединиться к нему для прогулки по заливу Сан-Франциско с выходом в Тихий океан. Казалось, все наслаждались круизом по заливу, но в открытом океане все стало по-другому. Елена Уайт писала мужу, что двух их невесток одолела морская болезнь, но она ею не заболела.

Напротив, г-жа Уайт была в восторге. "Волны, - писала она, - вздымались лавиной, и нас сильно бросало то вверх, то вниз. Меня наполняли возвышенные чувства, но их невозможно передать. Зрелище было грандиозное. Нас с головы до ног обрызгала океанская вода. Наблюдательный капитан отдавал приказы, руки готовы были повиноваться. Дул сильный ветер, никогда и ничем я в своей жизни так сильно не наслаждалась" (Письмо 5, 1876).

Два года спустя Елена описала подобное событие, пережитое во время океанского перехода из Сан-Франциско в Портлэнд, штат Орегон. Об этом путешествии она писала, что "пенящиеся, ревущие огромные волны" обрушивались на их корабль. "Я осталась на палубе, хотя почти все покинули ее из-за морской болезни. Я любовалась видом огромных голубых и зеленых волн, вздымающихся вверх и бросающихся брызгами, которые отражали все цвета радуги. Я не уставала глядеть на это грандиозное зрелище, и представляла себе, с какой легкостью эти сердитые волны могут поглотить всех, плывущих на корабле" (Знамения времени, 1878, 18 июля).

Оба океанских шторма напомнили ей историю учеников Христа, которым показалось, будто они вот-вот погибнут в жестокой буре. Она вспомнила, как Христос появился именно в тот момент, когда гибель была почти совсем близка, и успокоил бурю словами: "Умолкни, перестань".

Пережитый шторм побудил Елену Уайт к мыслям о "могущественном Боге и Его делах... Он держит ветры в Своей руке, Он контролирует воды. В очах Божьих мы были только крошечными пылинками в безбрежных глубоких водах Тихого океана, однако по Своей милости Он послал небесных ангелов, чтобы охранять это маленькое парусное судно, кренившееся над волнами. О, дивные Божьи дела! Как они превышают наше разумение! Одним взглядом Он обозревает и высоты небес, и глубины моря..."

"Не удивительно ли, - спрашивала Е. Уайт своего мужа, - что я молчала и чувствовала себя счастливой, размышляя об этих грандиозных темах? Я рада, что оказалась на корабле в океане. Я смогу лучше писать о библейских событиях, чем раньше" (Письмо 5, 1876).

Не все приключения были одинаково приятными

Елена Уайт не считала, что все ее приключения были одинаково приятными. Один негативный случай произошел весной 1879 года, когда Джеймс организовал караван крытых повозок, чтобы перевезти нуждающихся адвентистов из Северного Техаса к Скалистым горам Колорадо. Обоз состоял из восьми крытых повозок, двухместной коляски семьи Уайт и тридцати одного человека.

Когда караван двинулся в путь, разразилось ненастье. Елена Уайт писала, что на третий день пути они разбили лагерь в открытой прерии, но прежде, чем могли установить палатку, начался сильный ливень, и "через десять минут в палатке было на несколько дюймов воды". Как можно было ожидать, спальные принадлежности оказались менее, чем в удовлетворительном состоянии. На следующий день большинство путешественников проснулись "простуженными и с кишечными недомоганиями".

Г-жа Уайт написала Уилли и его жене: "Я предпочла бы посетить двадцать лагерных собраний со всеми их неудобствами, зная, что я приношу пользу душам, чем ехать через почти всю страну. Местность живописная, один красивый вид сменяет другой, но я очень боюсь, что не выполняю своего долга".

Елену Уайт мучило чувство, что она поступает не правильно, согласившись с бредовой идеей мужа отправиться в путешествие, но кроме всего группе пришлось столкнуться с реальными опасностями. "Мы должны были очень хорошо вооружиться, чтобы пройти через территорию индейцев. Нам приходилось ставить свои повозки в круг, причем наших лошадей мы помещали внутри круга. У нас были два вооруженных ружьями сторожа, менявшихся каждые два часа. Мы меньше боялись индейцев, чем белых людей, которые использовали индейцев, чтобы наводить панический страх на лошадей, мулов и пони" (Письмо 20а, 1879).

Караван, организованный Джеймсом Уайтом, на пути из Техаса

Джеймс, однако, чувствовал себя превосходно. "Отец, - писала она Уилли, - много ездит верхом на лошади. Путешествие ему очень нравится" (Письмо 36, 1879). Елена не разделяла этого настроения. "Я проболела все путешествие , - писала она двадцатого мая. - Потеряла в весе шесть килограммов. Никакого отдыха, никакого отдыха для бедной Мариан [Дэвис]; мы трудились как рабы. Мы регулярно готовили пищу до середины ночи...

Я каждую субботу проповедовала для нашего лагеря, потому что, казалось, никто не чувствовал этой необходимости, а каждый субботний вечер или в воскресенье я выступала в окрестных городах и селениях. Я устала и чувствовала себя так, будто мне уже сто лет" (Письмо 20, 1879). Среди приходивших послушать ее проповеди были американские индейцы. "Они слушали, - писала она, - с глубочайшим интересом" (Письмо 36, 1879).

"Пейзаж, - замечала Елена Уайт, - прекрасен; эта местность великолепна. Кругом огромное разнообразие цветов" (там же). Но ей недостаточно было только красоты. "Я поехала в Техас против моей воли. Я согласилась вопреки здравому смыслу и моим желаниям. Я дала согласие предпринять это долгое путешествие" после того, как мне обещали, "что меня не обременят никакими заботами и затруднениями, но избежать этого было невозможно. У меня не осталось времени вести дневник или писать письма. Распаковывать, упаковывать, спешить, накрывать на стол оказалось заведенным порядком дня" (Письмо 20, 1879).

Г-жа Уайт, разумеется, обрадовалась, что ей и ее мужу не довелось закончить это путешествие в Колорадо. Будучи убеждены, что им необходимо попасть на лагерное собрание, они направили обоз в Канзас.

Хотя мы не знаем, что именно чувствовал Джеймс по поводу несостоявшегося путешествия, можно предположить, что он не очень расстроился, так как его жене стало гораздо лучше. И это, должно быть, много значило для героини описанного путешествия, ибо, судя по ее письмам и дневнику, она не была в восторге от этого путешествия.

Красота окружавшего ее разнообразия

Елена Уайт всю свою долгую жизнь любила цветы. Ей это, вероятно, передалось от матери, которая не только "любила цветы", но и разводила их, чтобы сделать "дом привлекательным и приятным для детей". Для Елены красота цветов имела духовный смысл. Она "видела отражение любви Иисуса в каждом кусте, бутоне или цветке. Эти проявления красоты, казалось, на своем особом языке говорят о Божьей любви". Божьи цветы напоминали ей, как сказано в главе 6 Евангелия от Матфея, о любви и заботе Бога (см. Свидетельства для Церкви, т. 1, с. 19).

Как мать Елена стремилась привить любовь к красоте и цветам своим детям. 11 апреля 1859 года она написала в дневнике, что "большую часть дня провела в возделывании сада для детей". "Я чувствую желание сделать для них дом как можно более приятным, чтобы он стал самым желанным местом для каждого из них" (Ревью энд Геральд, 1936, 27 декабря).

Дом Елены Уайт в Элмсхэвене

Уход за садом был одним из самых радостных занятий в жизни г-жи Уайт: 10 февраля 1896 года, приближаясь к своему семидесятилетнему юбилею, она записала в дневнике: "Я встала в половине пятого утра, в пять уже копала землю и готовилась посадить мои цветы. Час я работала одна, затем ко мне присоединились Эдит Уорд [молодая женщина, жившая с ней] и Элла Мэй Уайт [ее внучка], и мы посадили наши цветы. Затем мы посадили двадцать восемь саженцев томатов. После этого колокольчик позвал нас на утреннюю молитву и завтрак" (Рукопись 62, 1896). Одна из причин, по которой ей нравилась Калифорния, заключалась в том, что даже в конце сентября сады цвели там словно "посреди лета" в Мичигане (Письмо 16, 1872).

В последние годы жизни из-за больных голеностопных суставов Елена Уайт, в основном, общалась с природой во время поездок в своей коляске. Любя загородную жизнь, она поражалась тому, что люди могли жить в таких местах, как Нью-Йорк. "Когда я оглядываюсь вокруг и вижу прекрасный пейзаж, окружающий нас здесь, - писала она в 1903 году из своего дома в Элмсхэвене (Северная Калифорния), - я испытываю чувство благодарности Богу за то, что мы не живем в городе" (Письмо 122, 1903).

Ежедневные поездки на коляске стали главным отдыхом г-жи Уайт во второй половине ее жизни. Такие путешествия не только давали ей отдых от писательского труда и других обязанностей, но и позволяли поддерживать деловые связи и встречаться с соседями. Обычные поездки она превращала в особые, исследуя новые дороги, взяв с собой еды и приглашая в поездку других членов семьи, в том числе и внучек.

Во время одной такой поездки в Вашингтон в 1904 году она имела преимущество повстречать президента Теодора Рузвельта "Несколько дней тому назад, - писала она своему сыну Эдсону, - сестра Холл, Сара и я отправились в дальнюю поездку в Рок Грик Парк. Это самое красивое место. Я редко ездила по таким хорошим дорогам... Здесь президент совершает свои конные прогулки... На пути мы встретили президента. Он поклонился нам, когда мы проезжали мимо" (Письмо 357, 1904).

Эти слова в какой-то мере дают представление о Елене Уайт как о личности. Безусловно, ей понравился шанс такой встречи. В следующей главе мы рассмотрим более подробно качества характера, присущие Е. Уайт.

 

Библия, христианские новости, ответы на все вопросы

Библия | Онлайн видео | Книги  Елены Уайт | Проповеди | Здоровье
  Поэзия