Свобода во Христе - христианский проект

Субота, 28 ноября 2020
Главная Библиотека адвентиста Читая труды Елены Уайт Соотношение трудов Елены Уайт с Библией
Соотношение трудов Елены Уайт с Библией PDF Печать Email


Возможно, вы подумаете, что название этой главы созвучно содержанию предыдущей. И окажетесь правы. Мы приступаем к очень важной теме, лежащей в основе здравого понимания и трезвого подхода к произведениям Елены Уайт. Когда люди заблуждаются по поводу связи между даром вестницы Божьей и Библией, они совершают, скорее всего, одну из самых главных ошибок относительно ее произведений. Если люди заблуждаются в этой части, значит уже упустили из вида цель ее служения для их личной жизни и жизни Церкви и серьезно ошибаются в оценке ее личности. Поэтому нам следует уделить немного больше страниц выяснению того, как Елена Уайт относилась к Писанию.

Во-первых, нам необходимо подчеркнуть, что г-жа Уайт не хотела, чтобы люди делали ее главным авторитетом в их жизни. "Наша позиция и вера основаны на Библии, - писала она в 1894 году. - У нас никогда не было желания, чтобы кто-нибудь Свидетельства поставил выше Библии" (Евангелизм, с. 256). Тогда же аналогичную позицию Е. Уайт заняла и в отношении публичного проповедования. "В публичном проповедовании, - писала она, - не акцентируйте внимание на словах Елены Уайт и не приводите их как доводы в подтверждение своей позиции. Это не умножит веру в Свидетельства. Приводите ясные, простые доказательства из Слова Божьего. "Так говорит Господь" - вот самое сильное свидетельство, которое вы можете представить людям. Пусть всякий будет научен смотреть не на сестру Уайт, а на всемогущего Бога, Который дает наставление сестре Уайт" (Избранные вести, т, 3, с. 29, 30).

И в 1901 году, встречаясь с руководителями Генеральной конференции для обсуждения реорганизации Церкви, Елена Уайт вновь убеждала их принять за основной авторитет библейские принципы, а не ее наставления и ее слова. В этом важном обращении к руководителям деноминации она сказала: "Отложите в сторону Елену Уайт. Впредь не цитируйте моих слов, пока не сможете повиноваться Библии. Если вы сделаете Библию вашей пищей, вашим питием, если ее принципы станут неотъемлемой частью вашего характера, вы будете лучше знать, как получать совет от Бога. Сегодня я возвеличиваю перед вами драгоценное Слово. Не повторяйте мои слова: "Сестра Уайт сказала это" и "Сестра Уайт сказал а то". Узнайте, что говорит Господь Бог Израилев, а затем делайте, что Он повелевает" (там же, с. 33).

Приведенные высказывания не означают, что Елене Уайт нечего было сказать на насущные темы. В них не подразумевается, будто не следует обращаться к ее произведениям за советом или они не обладают авторитетом. Эти цитаты скорее определяют приоритеты. Некоторые люди постоянно отводят Елене Уайт такое место, какое, по ее мнению, она занимать не должна. Ее задача - указывать им на Библию, а не замещать Слово Божье. Собирающие дюжины тематических цитат Елены Уайт, но пренебрегающие Библией, не следуют г-же Уайт, какими бы "верными" эти люди ни казались самим себе. Они держат курс в противоположном направлении от личности, которую называют своим путеводителем. Елена Уайт постоянно направляла людей к Библии как к высшему авторитету во всех сферах христианской жизни.

Джеймс Уайт, ее муж, занимал ту же позицию. Тех же взглядов придерживались и другие руководители адвентизма. Впервые открыто заявляя о своей позиции относительно дара

Елены, Джеймс написал в 1847 году: "Библия является совершенным и полным откровением, единственным руководством в вопросах веры и жизни. Но это не означает, что в эти последние дни Бог не может показать нам осуществление Своего Слова в прошлом, настоящем и будущем посредством снов и видений в соответствии со свидетельством Петра (см. Деян. 2.17-20; Иоил. 2:28-31). Истинные видения даются для того, чтобы вести нас к Богу и Его написанному Слову. Однако видения, дающие новое руководство для веры и жизни, но отличные от Библии, не могут быть от Бога и должны быть отвергнуты" (Слово к "малому стаду", с. 13).

В высказывании Д. Уайт мы находим деликатное уравновешенное суждение, характерное для ряда первых руководителей адвентизма. Библия - это основа основ, она превыше всего, но Слово указывает, что в последние дни земной истории Бог пошлет видения и духовные дары, дабы привести Свой народ обратно к Библии и провести через опасности кризиса последнего времени. Так, Джеймс Уайт еще раз напоминает, что ссылка Петра на Иоил. 2:28-31, содержащаяся в его проповеди, произнесенной вдень Пятидесятницы (см. Деян. 2), не исчерпала исполнение данного пророчества. Бог снова пошлет Своего Святого Духа в конце времени, и "будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши" и видеть видения перед Вторым пришествием. Уайт также процитировал 1 Фес. 5:19-21, в котором Павел говорит: "Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытывайте, хорошего держитесь" и Ис. 8:20, где сказано: "Обращайтесь к закону и откровению. Если они не говорят, как это слово, то нет в них света" (Слово к "малому стаду", с. 14).

Джеймс Уайт и другие первые руководители Церкви адвентистов седьмого дня не сомневались, что, согласно библейскому учению, в последние дни Бог пошлет пророческий дар и что люди должны испытывать называющих себя пророками библейским критерием, содержащимся в таких текстах, как Ис. 8:20 и Мф. 7:15-20.

Адвентистские руководители также не сомневались, что подобного типа дары должны занимать в жизни верующих зависимое от Библии положение, и если этого не наблюдается, значит они используются неверно.

Так, в 1851 году Джеймс написал, что "все дары Духа должны занимать надлежащее им место. Библия является вечной скалой. Она - наше руководство в вопросах веры и жизни". Д. Уайт продолжал, что если бы все христиане были, как и должно, добросовестными и честными, то они полностью узнали бы свой долг из самой Библии. "Но, - заметил Джеймс, - поскольку в жизни всегда случается наоборот, Бог по Своей великой милости пожалел людей в их слабости и учредил в евангельской Церкви дары, дабы исправить наши заблуждения и привести нас к Живому Слову. Павел говорит, что дары даны "к совершению святых", "доколе все придем в единство веры" (Еф. 4:12,13). Видя крайнюю нужду несовершенной Церкви, Бог дает ей дары Духа.

Поэтому каждый христианин обязан принимать Библию как совершенное руководство в вопросах веры и жизни. Ему следует горячо молиться о помощи Святого Духа в изучении Писаний для познания всей истины и всего долга. Христианин не в праве пренебречь Священным Писанием, чтобы учиться своему долгу, используя какой-либо из даров. Мы свидетельствуем, что всякий раз, когда христианин не обращается к Писаниям, он использует дары неверно и занимает крайне опасное положение. Слово должно быть впереди, и Церкви необходимо взирать на него, как на мерило жизни, источник мудрости, из которого следует учиться долгу для приготовления "ко всякому доброму делу". Но если часть Церкви уклоняется от библейских истин, становится слабой и больной, и паства начинает разбредаться в такой степени, что Бог считает необходимым использовать дары Духа для исправления, оживления и исцеления заблудших, тогда мы должны позволить Ему совершить эту работу" (Ревью энд Геральд, 1851, 21 апреля).

Подобным же образом в 1868 году Джеймс Уайт предостерегал верующих, убеждая их в том, чтобы они "позволили дарам занять надлежащее место в Церкви. Бог никогда не помещал их впереди и не повелевал нам глядеть на них как на руководство на пути истины и на пути к небу. Он возвеличил Свое Слово. Писания Ветхого и Нового Заветов являются светильником на пути человека к Царству. Следуйте этим путем. Но если вы уклонились от библейской истины и находитесь на грани погибели, то, возможно, Бог в определенное Им время исправит вас [через дары] и приведет обратно к Библии" (там же, 1868, 25 февраля). Следовательно, Джеймс находился в согласии со своей женой в части определения места ее духовных даров по отношению к Библии. Эта позиция отражала также единодушное мнение других руководителей адвентизма того племени. Невозможно яснее выразиться на данную тему. В этой связи важно признать следующее: несмотря на то, что о Елена Уайт, ее муж и другие адвентистские руководители верили, что ее дар пророчества играл второстепенную роль по сравнению с авторитетом Библии, это не означало, будто они считали ее инспирацию ниже качеством в сравнении с инспирацией библейских авторов. Напротив, они верили, что тот же авторитетный Голос, Который вещал через библейских пророков, передавал Свои вести через нее. Здесь заметна четкая сбалансированность. Хотя адвентисты считали инспирацию Елены Уайт Божественной по происхождению, наравне с инспирацией библейских авторов, они не наделяли ее тем же самым авторитетом. Елена Уайт и ее единоверцы полагали, что ее авторитет проистекал от Библии, и потому не мог быть равен ей.

В результате, авторитет г-жи Уайт не выходил за рамки истины, представленной в Библии, и не противоречил ей. Как тонко заметила сама Елена Уайт, "письменные Свидетельства предназначены не для того, чтобы дать новый свет, по наиболее ярко запечатлеть в сознании уже открытые вдохновенные истины [в Библии]... Новая истина не открывается, но Бог через Свидетельства упрощает ранее данные великие истины" (Свидетельства для Церкви, т. 5, с. 665).

К сожалению, отдельные читатели не обращают внимания на рамки, которые Елена Уайт сама обозначила в своих трудах. Такие люди, используя неправильные методы толкования (что будет обсуждаться в последующих главах) и ложные акценты, помещают идеи Елены Уайт за рамки Священного Писания. Временами их "новый" и "прогрессивный" свет не только противоречит Библии, но выходит за определенные самой Еленой Уайт основные рамки, ограничивающие использование ее произведений. С целью обезопасить себя мы должны читать ее труды исключительно сквозь призму Библии Нам следует быть осторожными, когда мы пытаемся использовать труды Елены Уайт, желая подчеркнуть учения, не ясно изложенные в Священном Писании. Нам также нужно помнить, что все, необходимое для спасения, уже сказано в Библии.

Прежде чем завершить тему об отношении Елены к Библии, нам надо рассмотреть еще один вопрос. Некоторые адвентисты видят в Елене Уайт непогрешимого библейского комментатора в том смысле, что мы должны использовать ее произведения при определении смысла Писаний. Так, в 1946 году один ведущий издатель Церкви написал в "Ревью энд Геральд", что "произведения Елены Уайт представляют собой грандиозный комментарий на Писания", не похожий на другие комментарии, поскольку "ее произведения были написаны под особым водительством Святого Духа и относятся поэтому к отдельному и особому классу, стоящему гораздо выше всех других комментариев" (Ревью энд Геральд, 1946, 9 июня).

Хотя Елена Уайт заявляла, что писала как человек, просвещенный Духом Святым, все же она не претендовала на то, что мы должны принимать ее произведения как решающее слово при определении смысла Писаний. В качестве контраста в 1894 году А. Т. Джоунс в статье, освещающей цели произведений Елены Уайт, предложил назвать их "безошибочным" толкованием Библии. Он заявил, что правильное использование произведений Елены Уайт означает "изучать Библию через них". Такой подход, предположил Джоунс, "сделает нас "сильными в Писаниях"" (Отечественный миссионер, приложение, 1894, декабрь). Предложение Джоунса определило направление для многих адвентистов седьмого дня в XX столетии.

В этой связи абсолютно необходимо признать, что Елена Уайт отвергала использование ее произведений в качестве безошибочного толкования. Самая лучшая иллюстрация этого факта - ее отклик на богословскую борьбу, разделившую ведущих мыслителей Церкви почти на три десятилетия. Борьба эта касалась толкования закона в Послании к Галатам и относительно определения слова "ежедневная" в Дан. 8.

Указанная дискуссия велась вокруг ее предполагаемого толкования указанных библейских отрывков. Согласно мнению части ее читателей, она считала закон, о котором идет речь в Послании к Галатам, церемониальным законом, что и записано в ее свидетельстве, относящемся к 50-м гг. XIX века. Для этих людей высказывание Е. Уайт послужило неоспоримым доказательством того, что закон является именно церемониальным. Однако в их объяснении была некая особенность. Свидетельство по разбираемому вопросу оказалось потерянным, и, следовательно, доказательство было не убедительным.

Реагируя на этот богословский кризис, Елена Уайт проявила присущую ей прозорливость. 24 октября 1888 года в Миннеаполисе на сессии Генеральной конференции она указала спорящим делегатам, что по воле Провидения потеряла свидетельство, в котором еще в 50-х гг. намеренно решила вопрос раз и навсегда. "Бог, - заявила она, - имеет в этом Свою цель. Он хочет, чтобы мы обратились к Библии и имели доказательство из Писания" (Материалы сессии, 1888, с. 153). Другими словами, г-жа Уайт была больше заинтересована сказанным по этому вопросу в Библии, чем в написанном ею свидетельстве.

Но у делегатов имелись ее опубликованные "Очерки жизни Павла" (1883), которые, казалось, определенно указывали на то, что вестница Божья поддерживает версию о церемониальном законе.

Какой была реакция Елены Уайт на подобное использование ее произведений? В тот самый день, когда кто-то привел аргумент из "Очерков", она сказала делегатам: "Я не могу поддержать ни одну из сторон (по Посланию к Галатам), пока не исследую вопрос сама" (там же). Иначе говоря, она не согласилась с мнением тех, кто использовал ее в качестве непогрешимого толкователя. Обратившись к делегатам, вестница Божья ясно выразила суть своего отношения к спорному вопросу в следующих словах: "Если вы будете исследовать Писания на коленях, тогда познаете их и сможете дать ответ всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании" (там же, с. 152).

Г-жа Уайт занимала эту же позицию двадцать лет спустя во время спора относительно слова "ежедневная" в 8-ой главе Книги Даниила. Тогда защищавшие прежнюю точку зрения полагали, что новое мнение исказит теологию Церкви, поскольку в "Ранних произведениях" Елены Уайт есть высказывание, поддерживавшее традиционное адвентистское толкование. Руководитель братьев, защищавших прежнее толкование, утверждал, что сделать любое изменение в упрочившейся позиции означало подорвать авторитет г-жи Уайт. Он вполне понятно выразил свою точку зрения о соотношении ее произведений с Библией. "Мы должны понимать такие выражения с помощью Духа пророчества (то есть трудов Елены Уайт)... Для этой цели Дух пророчества дан нам... Все вопросы должны быть разрешены подобным образом" (Письмо С. Н. Хаскелла к У. У. Прескотгу, 1907,15 ноября).

Елена Уайт не согласилась с таким аргументом. Она настаивала, чтобы ее произведения "не использовались" для разрешения проблемы. "Я умоляю служителей X., И., Дж. и других наших ведущих братьев не ссылаться на мои произведения ради поддержки их точки зрения относительно слова "ежедневная"... Я не могу согласиться, чтобы какое-нибудь из моих произведений было использовано для решения этого вопроса... У меня нет указаний относительно обсуждаемого вопроса" (Избранные вести, т. 1, с. 164). Следовательно, в обоих спорах: о слове "ежедневная" (Дан. 8) и о законе (Послание к Галатам) Елена Уайт настаивала, чтобы ее комментарии не использовались, если ее считают непогрешимым толкователем при определении смысла Библии.

У. К. Уайт также интересно раскрывает вопрос об отношении его матери к Библии. "Некоторые наши братья, - писал он, - сильно удивлены и разочарованы тем, что мать не пишет ничего определенного ради разрешения вопроса относительно слова "ежедневная", дабы таким образом положить конец теперешнему разногласию. Иногда я также надеялся на это, но когда видел, что Бог не находит нужным решать вопрос посредством откровения через Свою вестницу, то все больше убеждался, что по воле Божьей мы должны тщательного изучать Библию и историю, пока не будет достигнуто ясное понимание истины" (Письмо У. К. Уайт к П. Т. Мэгэну, 1910, 31 июля).

Отказ Е. Уайт взять на себя роль непогрешимого толкователя Библии никого не должен удивлять. Она не претендовала на эту роль в прошлом, но всегда указывала людям на необходимость самостоятельного изучения Библии. Она никогда не занимала такую, к примеру, позицию: "Вы должны позволить мне сказать вам именно то, что Библия действительно имеет в виду". Елена Уайт никак не хотела вставать между людьми и Библией.

Фриц Гай прекрасно иллюстрирует эту мысль: "Если я указываю пальцем на потолок и говорю: "Смотрите!", то вовсе не имею ввиду, чтобы вы глядели на мой палец. Я хочу, чтобы вы смотрели в том направлении, в каком указывает мой палец. Если вы настойчиво продолжаете смотреть на палец, я убеждаюсь, что вы не поняли меня" (Фриц Гай. Неопубликованные рукописи, 1986,18 января). Так и с Еленой Уайт. Она постоянно направляла своих читателей к Библии, и не имела намерения сделать свое слово последним в определении смысла Писаний. Фактически, как явствует из ее произведений, она не всегда извлекала одинаковое поучение или одинаковое толкование из одного и того же библейского отрывка.

Люди, считающие Елену Уайт непогрешимым толкователем Библии, отступают от ее собственного совета, фактически полностью меняют смысл ее слов и делают ее большим светом, объясняющим Библию как меньший свет. Роберт В. Олсон, бывший директор Совета попечителей по литературному наследию Елены Уайт001 , хорошо объясняет проблемы, связанные с отношением к Елене Уайт как непогрешимому толкователю, в следующих словах: "Дать человеку полную власть толковать Библию, фактически, означало бы. возвысить этого человека над Библией. Было бы ошибкой позволить даже апостолу Павлу быть полновластным толкователем всех других библейских авторов. В таком случае Павел, а не вся Библия имел бы решающий авторитет" (Сто один вопрос, с. 41). Обезопасить себя можно только одним: позволить говорить самим библейским авторам. То же относится и к Елене Уайт. Читайте каждого писателя, если хотите понять его собственную весть в ее контексте.

Олсон натолкнулся на другой важный вопрос, когда заметил, что "Труды Елены Уайт, в основном, носят назидательный, проповеднический характер, а не строго экзегетический" (там же). И. Ховард Маршалл помогает нам яснее раскрыть смысл этой идеи, когда показывает, что "экзегеза - это изучение Библии... имеющее целью точно определить, что именно разные авторы пытались сказать своей аудитории, к которой они обращались", а "толкование - это изучение Библии с задачей определить, что она желает сказать нам" (Библейская инспирация, с. 95,96).

Как, можете подумать вы, это утверждение связано с отношением Елены Уайт к Библии ? Очень просто - Елена Уайт постоянно обращала внимание своих читателей на изучение Библии с целью выяснить, какой смысл вкладывали авторы в свои слова (экзегеза). Более того, она регулярно применяла принципы Писания к своему времени и месту (толкование). В обоих случаях она служила, по ее собственным словам, "меньшим светом, чтобы вести людей к свету большему" (Литературный евангелизм, с. 125). В данном случае она не имела в виду, будто степень ее инспирации меньше, чем у библейских авторов, но указывала, что назначение ее трудов - вести людей к Библии.

Рассмотрев важное предупреждение не делать Елену Уайт непогрешимым толкователем смысла Писаний и признав, что, "как правило", ее слова отражают гомилетическое нежели экзегетическое отношение к тексту Библии, необходимо отметить, что время от времени Е. Уайт рассуждала о буквальном значении текста. Какие именно комментарии в ее произведениях, по сути, являются экзегезой, мы должны определить, читая эти комментарии в их контексте у Елены Уайт и в связи с разбираемыми библейскими отрывками в их собственном контексте. Олсон хорошо выражает эту мысль, когда пишет, что "человеку нужно выяснить, как Елена Уайт использует данный текст, прежде чем заявлять, что она толкует текст, проводя экзегетическое исследование для ее читателя" (Сто один вопрос, с. 42).




001 Согласно завещанию Е. Уайт был создан Совет попечителей по литературному наследию Елены Уайт, отвечающий за ее труды. Его апартаменты расположены в здании центрального офиса Генеральной конференции адвентистов седьмого дня в Силвер Спрингс, штат Мериленд.
 

Библия, христианские новости, ответы на все вопросы